Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь в конкурсе


Авторизация

Регистрация

Войти через loginza
Ваше имя
Ваш email
Пароль
Повторите пароль
Защитный код

Emily Dickinson. An interpretive biography - Эмили Дикинсон: вариант жизнеописания (9)

13.11.2014
Обсудите эту работу с друзьями!
Оригинал: Emily Dickinson. An interpretive biography, Thomas H. JOHNSON / Томас Джонсон
Перевод с английского: Лу
Одно из самых ранних стихотворений, написанное в 1858 году, в котором сочетаются разные размеры:

I never told the buried gold
Upon the hill -- that lies --
I saw the sun -- his plunder done
Crouch low to guard his prize.

He stood as near
As stood you here --
A pace had been between --
Did but a snake bisect the brake
My life had forfeit been.

That was a wondrous booty --
I hope 'twas honest gained.
Those were the fairest ingots
That ever kissed the spade!

Whether to keep the secret --
Whether to reveal --
Whether as I ponder
Kidd will sudden sail --

Could a shrewd advise me
We might e'en divide --
Should a shrewd betray me --
Atropos decide!

[Молчу о том, о золотом,
Доверенном горе —
Зарыл закат небесный клад
В сияющей норе.

Слепящим диском
От нас так близко
Скатился под утес,
Змеей скользнул, в кустах сверкнул,
Судьбу мою унес.

Чудесная добыча —
Я думаю, из тех,
Чей поцелуй с лопатой —
Удача, а не грех.

Скрыть или похвастаться,
Ну а вдруг тогда
Капитана Кидда
Принесет сюда.

Мудрый, посоветуй,
Поделить ли клад,
А не то сомненья
мойры разрешат.]

Метрический рисунок и рифмовка весьма разнообразны, и это разнообразие кажется преднамеренным. За первыми двумя четверостишиями в обычном метре следует третье, в котором чередуются семи- и шестисложные строки. Со второй строки четвертого вплоть до завершающего пятого четверостишия используются хореические шести- и пятисложные строки. В первом, втором и последнем четверостишиях рифма точная, в третьем неполная и в четвертом — условная. В первых и третьих строках строф 1 и 2 имеются внутренние точные рифмы. Стихотворение дошло до нас в двух чистовых вариантах, и в каждом из них вторую строфу она записывает как пятистрочную.
Эти вариации представляются продуманными и настолько тщательно отработанными, что могут смутить читателя. Кажется, что она описывает прекрасный закат и колеблется — надо ли делиться этим «секретом» или нет. Когда она рассказывает о том, что происходит, она использует точную форму и в метрике, и в рифмовке. И в той и в другой начинаются сбои, когда она показывает свои колебания. Это стихотворение не из главных. Образность в нем расплывчата и замысел выражен неясно. Поэт все еще новичок, но мастерство, с которым оно написано — бесспорно отмеченное печатью ее индивидуальности, — состоит в гармоничном сочетании формы и настроения.

Следующее приведенное ниже стихотворение, также написанное в 1858 году, выполнено в такой же манере. Приемы, открытые ею, более наглядно проявлены здесь, в стихотворении из двух четверостиший, нежели в предыдущем примере, состоящем из пяти строф.

I never lost as much but twice -
And that was in the sod.
Twice have I stood a beggar
Before the door of God!

Angels – twice descending
Reimbursed my store -
Burglar! Banker – Father!
I am poor once more!

[Переживала дважды я
Невыносимый крах
О милости молила
У Господа в дверях.

Ангелы спускались,
Восполняли счет.
Бог-банкир! Грабитель!
Снова я банкрот.]

Первое четверостишие написано обычным ямбом с остановкой в третьей строке – там не хватает финального слога. Таким способом она искусно разбивает монотонную регулярность точного метра. Второе четверостишие представляет собою хорей с чередованием шести- и пятисложных строк. Метрика здесь непостоянна, что сбалансировано точными рифмами. Точность рифм придает законченность краткой мысли. Метрический сдвиг оборачивает покорное согласие первого утверждения в возмущенное восклицание второго.
Примерно около 1860 года она написала следующее стихотворение:

Just lost, when I was saved!
Just felt the world go by!
Just girt me for the onset with Eternity,
When breath blew back,
And on the other side
I heard recede the disappointed tide!

Therefore, as One returned, I feel
Odd secrets of the line to tell!
Some Sailor, skirting foreign shores —
Some pale Reporter, from the awful doors
Before the Seal!

Next time, to stay!
Next time, the things to see
By Ear unheard,
Unscrutinized by Eye —

Next time, to tarry,
While the Ages steal —
Slow tramp the Centuries,
And the Cycles wheel!

[Пропавшая, спаслась,
когда разорвалась
завеса жизни перед тьмою вечности,
когда ветра очистили залив
от жадных волн -
и начался отлив.

Как бледный всадник в полный рост,
гонец, покинувший погост,
моряк из-за чужих морей,
я здесь - от гибельных дверей
возвратный гость!

И снова — быть!
Вновь — постигать
немую песнь,
незримые черты,

и постепенно
отдавать долги
векам, ползущим как
ленивые круги.]

Стихотворение включает несколько метрических схем, сменяющихся столь быстро, что ни одна из них не успевает стать главной. В последнем коротком четверостишии чередование ямба и хорея создает эффект замедляющегося круговращения столетий. Последние слова каждого четверостишия рифмуются — и рифмы эти по большей части точные. В первом четверостишии рифмуются соседние строки, во втором рифмы разделены интервалом из трех строк. В последних двух четверостишиях они стоят на том месте, где и ожидается, то есть через одну строку. Добавочные рифмы имеются в первых двух четверостишиях: точная, ассонансная и условная. Такая замысловатость придает форму ощущению благоговейного трепета: любое явление бессмертия смертным — мираж. Строение стихотворения обеспечивает огромную свободу выбора темпа и оттенков. Оно является одной из лучших ранних попыток Эмили Дикинсон позволить форме следовать за мыслью. Такой путь требует мастерства, которому нельзя научить, ибо оно доверяется врожденному чувству вкуса. Она сама не всегда добивается в этом полного успеха. Но, возможно, в какой-то мере именно благодаря этому стихотворение производит такое сильное впечатление.
Лу
Emily Dickinson. An interpretive biography
p. 87
One of the very earliest poems to adopt combinations of patterns is the following, written in 1858.
I never told the buried gold
Upon the hill -- that lies --
I saw the sun -- his plunder done
Crouch low to guard his prize.

He stood as near
As stood you here --
A pace had been between --
Did but a snake bisect the brake
My life had forfeit been.

That was a wondrous booty --
I hope 'twas honest gained.
Those were the fairest ingots
That ever kissed the spade!

Whether to keep the secret --
Whether to reveal --
Whether as I ponder
Kidd will sudden sail --

Could a shrewd advise me
We might e'en divide --
Should a shrewd betray me --
Atropos decide!

The metric and rhyme shifts are many and seem to be deliberate. The first two stanza, in Common Meter, are followed by a third in Sevens and Sixes. The fourth, beginning in line two, shifts to trochaic Sixes and Fives, with which the poem concludes in stanza five. The rhymes are exact in the first, second, and last stanzas; imperfect in the third, and suspended in the fourth. There are internal exact rhymes in the first and third lines of stanza one and two. The poem survives in two fair copies, and in both she has deliberately arranged the second stanza in five lines.
The variations are studied and so elaborate that they distract the reader. She appears to be describing a brilliant sunset, and is undecided whether to share the “secret” or not. The structural form when she narrates the facts of the event is exact in meter and rhyme. Both shift uncertainly as she points out her own indecision. It is not an important poem. The imagery is imprecise and the intent not clearly realized. The poet is still a tyro, but such skill as the poem has — and unmistakably it bears the stamp — lies in the blending of the form with the mood.
The poem below, also written in 1858, is an accomplishment of the first order. The skills she was developing are more easily handled in two quatrains than in five.

I never lost as much but twice,
And that was in the sod.
Twice have I stood a beggar
Before the door of God!

Angels—twice descending
Reimbursed my store—
Burglar! Banker—Father!
I am poor once more!

The first stanza is written in Common Meter with a catalectic third line — that is, it lacks a final syllable. The device was one that she developed with uncanny skill to break the monotony of exact regularity. The second stanza is a trochee in Sixes and Fives. Here the metric irregularity is balanced by exact rhymes. The exactness of the rhymes gives finality to the terseness of the thought. The metrical shift turns the resignation of the first statement intp the urgency of the second.
Sometime about 1860 she wrote this:

Just lost, when I was saved!
Just felt the world go by!
Just girt me for the onset with Eternity,
When breath blew back,
And on the other side
I heard recede the disappointed tide!

Therefore, as One returned, I feel
Odd secrets of the line to tell!
Some Sailor, skirting foreign shores—
Some pale Reporter, from the awful doors
Before the Seal!

Next time, to stay!
Next time, the things to see
By Ear unheard,
Unscrutinized by Eye—

Next time, to tarry,
While the Ages steal—
Slow tramp the Centuries,
And the Cycles wheel!

It is arranged in several metric patterns, altered so rapidly that no single form predominates. The final short stanza alternates iambs with trochees, to give the effect of applying brakes, and thus brings the slow tramp of the centuries to a halt. The final words of each stanza effect a rhyme word is in the line preceding, an in the second it is separated by three intervening lines. In the last two stanzas it is at the point normally expected, that is, in the alternating line. There are further rhymes in the first two stanzas, exact, vowel, and suspended. This elaborateness is shaped throughout to the mood the poem intends to convey, a mood of awe in facing the fact that any vision of immortality seen by mortals is a mirage. The structure of the poem allows great latitude in tempo and shading. The poem is one of her best early attempts to create by way of letting the form be shaped by the mood. The method requires a skill which cannot be taught, but must be guided by instinctive taste. She herself did not win through to full success on all occasions. But the universal pleasure this poem has given in some measure of its fulfillment.
Вернуться к началу перевода
Обсудите эту работу с друзьями!
 
  При использовании авторских материалов указание автора
и ссылка на страницу конкурсной работы обязательны
Ваши голоса
Блестяще! 4 голоса
 
30 баллов за голос
Что-то в этом есть 0 голосов
 
20 баллов за голос
Не впечатлило 0 голосов
 
10 баллов за голос
Разочаровало 1 голос
 
5 баллов за голос
Статистика     *данные на 01:01 (Москва, GMT+3)
Место в рейтинге Публицистика: 53
Средняя оценка: 25.00
Итоговая оценка: 12.50
Общее число оценок: 5
Число комментариев: 3
Число посещений страницы: 1273
< Предыдущий перевод Следующий перевод >
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>
Комментарии:    3
Елена Багдаева
Елена Багдаева говорит:
0
21.11.2014 05:20   #
Лу - просто бесподобно Вы эту часть перевели! Пять, конечно! Настоящий русский полнокровный язык! А как Вы стихи перевели - особенно два последних - для этого у меня вопче нет слов! Вы - какой-то эквилибрист, ей богу - и притом - сохраняя и передаваю всю поэзию, по-русски!!

Вот, нашла у Вас 2 места (чтоб жизнь совсем уж патокой не казалась :-)), которые я бы чуть по-другому написала (но первое место - совсем чисто вкусовое):

позволить форме следовать за мыслью=дать форме следовать за мыслью

Такой путь требует мастерства, которому нельзя научить, ибо оно доверяется врожденному чувству вкуса.
=
Такой путь требует мастерства, которому нельзя научить, но по этому пути её ведет врожденное чувство вкуса.

Давайте след. части!

А в перерыве не сходите на мое новенькое коллинзовское - в основном, на животрепещущую тему "Читатель")?
Вот сюда вот:

http://mustran.ru/2014/work/972… (там в моем каменте, внизу, я строку одну поменяла)
http://mustran.ru/2014/work/973…
http://mustran.ru/2014/work/1045…
http://mustran.ru/2014/work/1048…
http://mustran.ru/2014/work/1049…
http://mustran.ru/2014/work/1050…

А сегодня еще 4 повешу, предпоследние в этом сезоне, на ту же тему.


Лу
Лу говорит:
0
21.11.2014 08:42   #
Спасибо, Елена! И за оценку, и за наводку.
Gula
Gula говорит:
0
05.12.2014 04:47   #
Лу, здравствуйте!
Спасио за текст и стихи! Блестяще!
Хотелось бы только отметить, что в прозе встречаются англицизмы (синтаксические), можно было бы все упростить "в русскую сторону".
Иногда, например, когда Вы стараетесь отразить всю лексику предложения в русском варианте, получается не очень понятно. Как, например, в первой части вот этого предложения:
"Такая замысловатость придает форму ощущению благоговейного трепета: любое явление бессмертия смертным — мираж."
- "придает форму ощущению благоговейного трепета" ох, несколько раз перечитывала. Пошла в английский текст, чтобы разобраться. Shape как глагол необязательно значит "форма" в русском. И потом, Вы как бы перевели антонимом - "придавать форму чему-то" вместо "формироваться (самому) во что-то, принимать форму чего-то". Я бы сказала что-то вроде "эта замысловатость служит созданию ощущения..." А дальше Вы перевели очень коротко и емко.
Спасибо за работу!
Подписаться на новые комментарии к этой работе
Добавить комментарий
Ваше имя Обязательное поле
Ваш email Обязательное поле    Ваш email не будет опубликован
Комментарий:
Защитный код
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>

 

 

Статистика конкурса

всего (сегодня)
Пользователи: 198 (0)
Переводы: 0 (0)
Комментарии: 74102 (0)
Иллюстрации: 0 (0)

Последние события

Все события

Партнеры конкурса