Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь в конкурсе


Авторизация

Регистрация

Войти через loginza
Ваше имя
Ваш email
Пароль
Повторите пароль
Защитный код

Wspomnienia z Powstania Warszawskiego. Część 1 - Воспоминания о Варшавском Восстании - Часть 1

22.10.2014
Обсудите эту работу с друзьями!
Оригинал: Wspomnienia z Powstania Warszawskiego. Część 1, Beret w akcji2
Перевод с польского: Константин Кучер
Памяти всех тех, кто уже покинул нас, равно как и тех немногих, кто ещё остаётся с нами.

Меня «вызвали к доске», написать что-то о Варшавском Восстании. Я долго думала: с другой стороны, что могу написать, вспомнить? Меня тогда и на свете-то ещё не было. Есть ли у меня право на это?

И мгновенное озарение - я знаю, что могу и должна написать. Это не будет моим текстом. Моя покойная мама за собственный счет напечатала в Издательском Доме ADIUTOR книгу "В Южном Средместье. Воспоминания о Варшавском Восстании" (1). Тираж 500 экземпляров, книга разошлась среди тех, кто интересовался этим вопросом, в книжных магазинах её не было.

Это воспоминания нескольких десятков повстанцев, равно как врачей и жителей Варшавы, стихи, съемки, фотокопии документов, обширная библиография и примечания. Короткие рассказы авторов зачастую жесткие в своей правде и тем, наверное, потрясающие. Но для начала я выбрала несколько иное – рассказ бабушки о бракосочетании моих родителей, что состоялось 10-го сентября 1944 г..

Мария и Ясенек - мои бабушка и дедушки со стороны матери

Бронислава и Франтишек O. - мои бабушка и дедушка со стороны отца

Крысенька, псевдоним «Шчара», батальон «Милош», рота «Зиук» ("Ziuk") - моя мама

Януш, псевдоним «Жбик» (Лесной кот), батальон «Иво», рота III - мой отец

Тадеуш Суминский, псевдоним «Лешчиц», батальон «Зоська» - мой двоюродный брат (кузен) со стороны матери.

Батальоны «Милош» и «Иво» относились к подокругу Южное Средместье, командующий подполковник Ян Шчурек-Церговский «Славбур» (с 20-го августа 1944 г.).

Я не изменяю в рассказах очевидцев ни слова; единственно, инициалом O. заменяю фамилию, потому что это и моя фамилия, а здесь я пишу под ником (2).

Мария Зглинская (Zglinicka), жительница дома 12 по ул. Вороньей

На Вороньей

Первое сентября, годовщины начала войны. Даже не верится, что мы пережили эти пять страшных лет оккупации. Британское радио передало из Лондона выступления Черчилля и Рачкевича (3). Говорили о нашей доблести, оценили Восстание, как величайшую битву этой войны, но о конкретной помощи повстанцам даже не вспомнили. Может, нет такой возможности – помочь нам?

На минуту забежала Крысенька. Сказала, что ее рота предприняла атаку в направлении Сейма. Повстанцы заняли несколько новых зданий на ул. Матейки. При возведении баррикады на ул. Матейки погибло несколько грузин, которые воевали в роте «Зиук». Крысенька встретила Басю Пакульскую, оказалось, что она в этой же самой роте, только в другом взводе. И только сейчас случайно столкнулись. Очень обрадовались встрече.

Прекратилась подача воды, газа, нет электричества. За водой надо ходить аж на Волчью 6, недалеко от Мокотувской - во дворике этого дома есть насос. У нас еще сохранились свечи, так что пока будем сидеть в подвале при свете. Что будет, когда не станет свеч? Страшно подумать...

Пришел господин Франтишек О. Их дом на Вспольней разрушен, изо всей квартиры уцелела только кухня. Спрашивает, могут ли поселиться у нас? Естественно мы дали своё согласие. Пошел за женой, привел ее к нам, принесли немного вещей, что хранились в подвале и благодаря этому уцелели. Трудно узнать прежнюю пани Брониславу; перепугана, апатична, не разговаривает ни на одну тему, то и дело хочет спуститься в подвал. Это производит гнетущее впечатление. В течение пяти недель чудесно держалась, невзирая на свои пятьдесят, работала в повстанческой больнице, а теперь, в результате утраты квартиры, впала в депрессию.

Пала Старувка (4)! Те из её защитников, что ещё оставались в живых, вышли каналами (канализационными коллекторами). Население осталось в развалинах... Там же остались и раненные повстанцы...

К нам зашел кузен (двоюродный брат) Тадзио (Тадеуш) Суминский. Как и все солдаты батальона «Зоська», был одет в «пантерку» (5). Его отделение пробилось из Старого города по верху, не шли каналами. Спросил, как мы живем, где Крыся. Удивился, что здесь, в Средместье, еще есть дома и что люди ходят по улицам. Был очень грустен и неразговорчив. Сам ничего не рассказывал, поэтому у меня не хватило духу повыспрашивать его о том, что пережил. Мы ведь и из "Информационных Бюллетеней" знаем, через какой ад прошли харцерские (6) батальоны и на Воле, и в Старом городе. Был буквально минутку, не захотел ничего ни есть, ни пить.

Нас одновременно и обстреливают, и бомбят, так что мы практически не выходим из подвала. В квартиру я поднимаюсь совсем ненадолго, только чтобы сварить что-то из еды нам и семье O. Во время бомбардировки ужас, как страшно находиться на первом этаже.

«Корова» (7) ударила в третий этаж нашего флигеля. В подвале стало душно от пыли. Я выбежала на дворик проверить, что с нашей квартирой - выпали рамы из окон, кухонные двери слетели из петель и лежат на лестнице, весь запас воды с таким трудом добытый благодаря Ясеньке и пану Франтишеку покрылся слоем грязи. Квартира на третьем этаже полностью разрушена... Но никто не погиб, а это – самое главное!

Снова прибежала перепуганная Крысенька: что с нами, она была близко и почувствовала, что "Корова" угодит в нас. Обрадовалась, что с нами ничего не случилось и поставила нас в известность, что... они с Янушем решили пожениться. Я не поверила собственным ушам! В такое время? Когда все вокруг рушится, превращаясь в щебень, когда в любой момент один из них может погибнуть? Какой в этом смысл? Янушу только исполнилось 19, Крысе 18, специальности – никакой. Если удастся пережить всё это, обоим нужно будет учиться. Брак только усложнит им жизнь... Я потрясена. Надо поговорить с мужем и с O. Может кто-то им отсоветует...

Пришел Януш, торжественный, приодетый - официально попросил у нас согласия на брак с Крысей. Сказал однозначно, что они оба уже не верят в победу, не верят даже в то, что смогут выжить. Просто хотят обручиться перед смертью. Что на это сказать? Я заплакала. Мы с мужем дали согласие на брак, родители Януша - тоже.

Дети хотят, чтобы брак состоялся в часовне на Волчьей ул., 7. Оказывается, военный капеллан из часовни не может их обвенчать без разрешения командира части. Дети стараются получить это разрешение.

Восьмого сентября район площади Трех Крестов обстреливается тяжелой артиллерией. В полдень из города выходит большая группа гражданских лиц. Вечером немцы начинают планомерно уничтожать окрестности у перекрестка Хожей и Вороньей - снаряды падают несколько минут, ближние дома превращаются в груды щебня. А наши дети готовятся к браку...

Девятого сентября получают разрешение командира. Капеллан требует, чтобы родители дали своё согласие на брак в письменном виде. У них нет обручальных колец, - откуда их взять? Пан Франтишек О. отдаст своё Янушу, а я моё - Крысеньке. Ксендз просит две свечи - мы отдадим последние... Ещё просит папирос, потому как ходит в госпитали и хотел бы, чтобы у него были папиросы для раненных. К сожалению, папирос у нас нет, но взамен Крысенька предлагает конфеты - ксендз соглашается. Бракосочетание назначено на завтра (воскресенье) на 10.00. Крысенька оденет костюм (перешитый год назад из старого костюма Ясенька), а Януш - кожаную куртку. Свидетелями должны быть: Бася Пакульская – единственная наша знакомая с до повстанческих времен, которой удалось сообщить о браке – командир Крысенькиного взвода – поручик «Гловацкий» - и один из раненых, которого она выходила - "Стэнли". Януш выхлопотал какие-то консервы на торжественный обед, фото-пластины для фотоаппарата. Поручик «Гловацкий» пообещал дать Крысеньке 3 дня отпуска, то же самое сделал и командир Януша.

Десятого сентября с самого утра продолжается канонада, сопровождаемая бомбардировкой. Все сидят в подвалах. Приближается время бракосочетания, пора выходить из дома. Но как здесь выйти на улицу? Пытаюсь уговорить доченьку отложить бракосочетание, но не хочет об этом и слышать. Вшестером мы идем к часовне по совершенно безлюдной Волчьей, всей - в развалинах, между грудами щебня, со свежими следами крови...Часовня уже полна повстанцев, здесь же и свидетели, только вместо "Стэнли" пришел «Крават» (Галстук), т. к. "Стэнли" должен был участвовать в боевой операции (но с другом он прислал открытку с пожеланиями).

Крыся и Януш, сопровождаемые ксендзом, всходят к алтарю. Церемония брака проходит среди грохота разрывов бомб, в полумраке, при невзрачном свете двух свечей, которые не в силах рассеять темноту. Я не могу сдержаться, плачу. Как этот брак отличается от моего брака и ото всех браков, на которых я была прежде... Как сложится совместная жизнь молодых, что начинается в таких трагических условиях? Мы поздравляем молодых; у обоих светлые лица в отличие от нас, родителей, заплаканных и опечаленных. Подруги из санитарного патруля вручают Крысе маленький букет бегоний (которые они раздобыли на каком-то балконе) и это - единственные цветочки, которые она получила. Ни на минуту не прекращается бомбардировка.

Пустой улицей мы возвращаемся домой, а молодые идут... сделать фотографии у ближайшей баррикады и проведать раненых в госпитале на Мокотувской. Мы не спускаемся в подвал, я готовлю обед (из тех консервов, что принес Януш), мы накрываем стол чистой скатертью (которую за время Восстания ещё ни разу не использовали). Досадно, но мы не можем поздравить молодых хлебом и солью - хлеба мы не видели уже дней 40. Пан и пани O. достают из потайного места две золотых 20-долларовых монеты; чтобы по одной подарить молодоженам на счастье. У нас с Ясеньком, к сожалению, нет золота. Приходят молодые, улыбающиеся, словно их и не касается то, что творится вокруг. Обед проходит в хорошем настроении; даже пани Бронислава, которая до этого не выходила из подвала, победила свой страх и села вместе с нами к столу. Спустя некоторое время раздаются близкие разрывы.

Быстро пролетают дни отпуска наших детей. Двенадцатого сентября Кристина и Януш возвращаются к своим отрядам, а мы - к прежнему образу жизни. Ясенек, как и раньше, регулярно дежурит, а вот пан Смогоржевский - очень редко, потому как административные власти дают ему разные поручения.

Все примечания переводчика и пояснения к тексту – в комментариях
Константин Кучер

Предложите красивую иллюстрацию к этому переводу. Она будет прикреплена к работе, и читатели конкурса смогут проголосовать за нее.
Требования к изображению: jpg/gif/png, до 10 мб, от 400*400 до 3000*3000 пикс.

Иллюстрации, предложенные к работе
Wspomnienia z Powstania Warszawskiego. Część 1
Pamięci tych wszystkich, którzy odeszli oraz nielicznym, którzy są jeszcze wśród nas

Zostałam wywołana do tablicy, żeby napisać coś o Powstaniu Warszawskim. Długo nad tym myślałam - cóż ja mogę napisać, wspomnienia z drugiej ręki? Nie było mnie wtedy na świecie. Jakie mam prawo do tego?

I nagle olśnienie - wiem, co mogę i powinnam napisać. Nie będzie to mój tekst Moja śp. Mama wydała własnym sumptem w Oficynie Wydawniczej ADIUTOR książkę "W Śródmieściu Południowym. Wspomnienia z Powstania Warszawskiego." Nakład 500 egzemplarzy, książka rozeszła się wśród zainteresowanych, nie było jej w księgarniach.

Są to wspomnienia kilkudziesięciu powstańców, ale również lekarzy i mieszkańców Warszawy, wiersze, zdjęcia, fotokopie dokumentów, obszerna bibliografia i przypisy.. Relacje autorów są często wstrząsające, drastyczne. Wybrałam zupełnie inną - to relacja o ślubie moich rodziców w dniu 10. września 1944 r., autorstwa mojej Babci.

Maria i Jasieniek - to moi dziadkowie ze strony matki

Bronisława i Franciszek O. - to moi dziadkowie ze strony ojca

Krysieńka, ps. "Szczara", Batalion " Miłosz" , kompania "Ziuk" - to moja mama

Janusz, ps. "Żbik", Batalion "Iwo", kompania III - to mój ojciec

Tadeusz Sumiński, ps. "Leszczyc", Batalion "Zośka" - to mój kuzyn ze strony matki.

Bataliony "Miłosz" i "Iwo" należały do Podobwodu Śródmieście Południowe, dowódca Ppłk. Jan Szczurek- Cergowski "Sławbor".(od 20. sierpnia 1944 r.)

Nie zmieniam w relacji ani słowa, jedynie inicjałem O. zastępuję nazwisko, gdyż jest to również moje nazwisko, a piszę tu pod nickiem.

Maria Zglinicka mieszkanka domu Krucza 12

Na Kruczej

Pierwszy wrzesień, rocznica wybuchu wojny. Wydaje się wręcz nieprawdopodobne, że przeżyliśmy tych pięć strasznych lat okupacji. Radio brytyjskie nadało z Londynu przemówienie Churchilla i Raczkiewicza. Mówili o naszym bohaterstwie, ocenili powstanie jako największą bitwę tej wojny, ale o konkretnej pomocy dla powstańców nie wspomnieli. Może nie mają możliwości nam pomóc?

Wpadła na chwilę Krysieńka. Powiedziała, że jej kompania przeprowadziła atak w kierunku Sejmu. Powstańcy zajęli nowe tereny na ul. Matejki. Przy budowie barykady na ul. Matejki poległo kilku Gruzinów, którzy walczyli w kompanii "Ziuk". Krysieńka spotkała Basię Pakulską, okazało się, że jest w tej samej kompanii tylko w innym plutonie. I dopiero teraz się zetknęły. Bardzo się ucieszyły ze spotkania.

Skończył się dopływ wody, gazu i prądu. Po wodę trzeba chodzić aż na Wilczą 6, blisko Mokotowskiej w podwórku tego domu jest pompa. Mamy jeszcze świeczki, więc na razie będziemy siedzieć w piwnicy przy świetle. Co będzie, gdy zabraknie świeczek? Strach pomyśleć...

Przyszedł pan Franciszek O. Ich dom na Wspólnej został zburzony, z całego mieszkania ocalała tylko kuchnia. Pyta, czy mogą zamieszkać u nas? Naturalnie wyraziliśmy zgodę. Poszedł po żonę i przyprowadził ją do nas, przynieśli trochę rzeczy, które były w piwnicy i dzięki temu ocalały. Trudno wprost poznać panią Bronisławę; jest wystraszona, apatyczna, nie rozmawia na żaden temat, od razu chce zejść do piwnicy. Sprawia to przygnębiające wrażenie. Przez pięć tygodni świetnie się trzymała, pracowała w szpitalu powstańczym mimo swoich pięćdziesięciu lat, a teraz wpadła w depresję na skutek straty mieszkania.


Padła Starówka! Opuścili ją jej obrońcy, wyszli kanałami. Ludność pozostała w gruzach... Pozostali też ranni powstańcy...

Odwiedził nas kuzyn, Tadzio Sumiński. Był ubrany w panterkę, jak wszyscy żołnierze batalionu "Zośka". Jego oddział przebił się ze Starówki górą, nie szli kanałami. Zapytał, jak żyjemy, gdzie jest Krysia. Wyraził zdziwienie, że tu, w Śródmieściu jeszcze są domy i że ludzie chodzą po ulicach. Był bardzo smutny i małomówny. Sam nic nie opowiadał, więc nie miałam sumienia wypytywać go o to, co przeżył. Wiemy przecież z "Biuletynów Informacyjnych", że zarówno na Woli jak i na Starówce harcerskie bataliony przeszły przez piekło. Był bardzo krótko, nie chciał nic jeść ani pić.

Jesteśmy równocześnie ostrzeliwani i bombardowani, prawie nie wychodzimy z piwnicy. Do mieszkania wpadam na krótko, aby ugotować coś do zjedzenia dla nas i dla państwa O. Strach przebywać na pierwszym piętrze podczas bombardowania.

"Krowa" uderzyła w trzecie piętro naszej oficyny. W piwnicy zrobiło się duszno od pyłu. Wybiegłam na podwórko sprawdzić, co z naszym mieszkaniem - wypadły futryny z okien, drzwi kuchenne wyleciały z zawiasów i leżą na schodach, cały zapas wody z trudem zdobytej przez Jasieńka i pana Franciszka pokrył się warstwą brudu. Mieszkanie na trzecim piętrze zburzone... Nikt nie zginął, to najważniejsze!

Znowu wpadła Krysieńka wystraszona, co z nami, bo była blisko i przeczuwała, że "Krowa" trafi w nas. Ucieszyła się, że nic nam się nie stało i oznajmiła, że... postanowili z Januszem wziąć ślub. Nie mogłam uwierzyć własnym uszom! W takim momencie? Gdy wszystko wali się w gruzy, gdy w każdej chwili jedno z nich może zginąć? Jaki to ma sens? Janusz dopiero skończył 19 lat, Krysia ma lat 18, nie mają żadnego zawodu. Jeśli przeżyją powstanie, powinni iść na studia. Ślub bardzo im skomplikuje życie...Jestem zupełnie oszołomiona. Muszę porozmawiać z mężem i z O. Może ktoś im wyperswaduje...

Przyszedł Janusz, uroczysty, przejęty - oficjalnie poprosił nas o rękę Krysi. Powiedział wyraźnie, że nie wierzą już oboje w zwycięstwo, nie wierzą nawet w możliwość przeżycia. Po prostu przed śmiercią chcą się pobrać. Co na to powiedzieć? Popłakałam się. Oboje z mężem wyraziliśmy zgodę na ślub, rodzice Janusza również.

Dzieci chcą, żeby ślub odbył się w kaplicy przy ul. Wilczej 7. Okazuje się, że kapelan wojskowy z kaplicy nie może udzielić ślubu bez zezwolenia dziekana. Dzieci starają się o zezwolenie.

Ósmego września okolice placu Trzech Krzyży są ostrzeliwane przez ciężką artylerię. W południe wychodzi z miasta duża grupa osób cywilnych. Wieczorem niemcy zaczynają planowo niszczyć okolice skrzyżowania Hożej i Kruczej - pociski padają co kilka minut, pobliskie domy walą się w gruzy. A nasze dzieci szykują się do ślubu...

Dziewiątego września uzyskują dyspensę dziekana. Ksiądz kapelan wymaga, aby rodzice na piśmie wyrazili zgodę na ślub. Nie mają obrączek, bo skąd je wziąć? Pan Franciszek O. odda swoją Januszowi, a ja moją - Krysieńce. Ksiądz prosi o dwie świece - oddamy ostatnie świece... Prosi też o papierosy, bo chodzi do szpitali i chce mieć papierosy dla rannych. Niestety, papierosów nie mamy, więc Krysieńka proponuje cukierki - ksiądz się zgadza. Termin ślubu ustalono na jutro (niedziela) na godz. 10.00. Krysieńka włoży na siebie kostium (przerobiony rok temu ze starego garnituru Jasieńka), a Janusz - skórzaną kurtkę. Świadkami mają być : Basia Pakulska - jedyna znajoma z czasów przedpowstaniowych, którą udało się zawiadomić o ślubie - dowódca plutonu Krysieńki - por. "Głowacki" - oraz jeden z jej wyleczonych rannych, "Stanley". Janusz wystarał się o jakieś puszki na uroczysty obiad oraz o kliszę do aparatu fotograficznego. Por. "Głowacki" obiecał dać Krysieńce 3 dni urlopu, to samo dowódca Janusza.
продолжение ...

Dziesiątego września od rana trwa kanonada połączona z bombardowaniem. Wszyscy siedzą w piwnicach. Zbliża się godzina ślubu, czas wychodzić z domu. Jak tu wyjść na ulicę? Próbuję namówić córeńkę do odłożenia ślubu, ale nie chce o tym słyszeć. W sześcioro idziemy do kaplicy zupełnie pustą ulicą Wilczą po gruzach i po świeżych śladach krwi...Kaplica jest już pełna powstańczego wojska, są również świadkowie, tylko zamiast "Stanleya" przyszedł "Krawat", ponieważ "Stanley" musiał iść do akcji (przysłał prez kolegę karteczkę z życzeniami).


Krysia i Janusz schodzą do piwnicy po księdza. Ceremonia ślubu odbywa się wśród huku bomb, w mroku, przy nikłym świetle dwóch świeczek, które nie są w stanie rozproszyć ciemności. Nie mogę się powstrzymać od płaczu. Jakżeż ten ślub odbiega od mojego ślubu i od wszystkich ślubów, na których byłam obecna... Jak się ułoży wspólne życie młodych rozpoczęte w tak tragicznych warunkach? Składamy życzenia młodej parze; oboje mają twarze pogodne w odróżnieniu od nas, rodziców, wzruszonych i spłakanych. Koleżanki z patrolu sanitarnego ofiarują Krysi malutki bukiecik begonii (pewno z jakiegoś balkonu) - to jedyne kwiatki jakie otrzymała. Ani na chwilę nie ustaje bombardowanie.

Pustą ulicą wracamy do domu, a młodzi idą... zrobić sobie zdjęcia przy najbliższej barykadzie oraz odwiedzić rannych w szpitalu na Mokotowskiej. Nie schodzimy do piwnicy, szykuję obiad (głównie z produktów z puszek przyniesionych przez Janusza), nakrywamy stół czystym obrusem (który ani razu nie był używany podczas powstania). Bardzo nam przykro, że nie będziemy mogli powitać młodych chlebem i solą - chleba nie widzieliśmy już od 40 dni. Państwo O. wyjmują z ukrycia dwie złote monety 20-dolarowe; ofiarują po jednej nowożeńcom na szczęście. My z Jasieńkiem, niestety, nie posiadamy złota. Przychodzą młodzi, są uśmiechnięci, jakby nie dotyczyło ich to, co się dzieje dookoła. Obiad upływa w dobrym nastroju; nawet pani Bronisława, która zawsze przebywała w piwnicy, przemogła strach i usiadła z nami do stołu. Co jakiś czas rozlegają się bliskie wybuchy.

Szybko mijają dni urlopu naszych dzieci. Dwunastego września Krystyna i Janusz wracają do swoich oddziałów, a my do normalnego trybu życia. Jasieniek nadal systematycznie pełni dyżury, natomiast pan Smogorzewski bardzo rzadko, bo władze administracyjne zlecają mu różne zadania.
Вернуться к началу перевода
Обсудите эту работу с друзьями!
 
  При использовании авторских материалов указание автора
и ссылка на страницу конкурсной работы обязательны
Ваши голоса
Блестяще! 6 голосов
 
30 баллов за голос
Что-то в этом есть 0 голосов
 
20 баллов за голос
Не впечатлило 0 голосов
 
10 баллов за голос
Разочаровало 0 голосов
 
5 баллов за голос
Статистика     *данные на 00:00 (Москва, GMT+3)
Место в рейтинге Публицистика: 42
Средняя оценка: 30.00
Итоговая оценка: 18.00
Общее число оценок: 6
Число комментариев: 9
Число посещений страницы: 1104
< Предыдущий перевод Следующий перевод >
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>
Комментарии:    9
Константин Кучер
Константин Кучер говорит:
0
23.10.2014 09:19   #
Примечания переводчика:

1 речь о книге – «Воспоминания о Варшавском Восстании. В Южном Средместье». Редактор-составитель Кристина Островская. Издательский Дом "AUDIUTOR", Варшава, 1966, тираж 470 + 30 экз.
2 здесь – в блоге автора на польском сайте «Salon24» - http://beret-w-akcji2.salon24.pl/…
3 Рачкевич (Raczkiewicz) Владислав (28.1.1885, Российская империя - 6.6.1947), с 30.09.1939 г. (после интернирования в Румынии Игнасия Мосьцицкого) – Президент Польши
4 Старувка – разговорное название варшавского Старого города – старейшего исторического района польской столицы
5 Пантерка – пятнистая куртка войск СС
6 Харцеры – члены польской скаутской (в Польской Народной Республике – пионерской) организации. Все харцеры, находившиеся в Варшаве во время Варшавского Восстания, приняли в нем самое активное участие. В восстании участвовали харцерские батальоны: «Зоська», «Парасоль», «Вигры»; кроме того была харцерская рота «Густав» и харцерские взводы в других частях; девушки-харцерки были санитарками, работали на пунктах питания; почтовое сообщение в восстании осуществлялось исключительно харцерами.
7 «корова» - распространенное среди повстанцев название немецкого шестиствольного реактивного миномёта «Nebelwerfer 41» (являвшегося симметричным ответом советской «Катюше»), стрелявшего 150-мм 39-килограммовыми снарядами на расстояние 6,8 км. Более поздняя версия, «Nebelwerfer 42», имела пять 210-мм стволов. Её снаряды были более тяжелые - 113 кг, а дальность стрельбы составляла уже 8 км. В наших частях миномет, за характерный звук, издаваемый при выстреле, называли «ишаком» или (в противовес «Катюше») «Ванюшей».
Константин Кучер
Константин Кучер говорит:
0
23.10.2014 09:22   #
Небольшие пояснения переводчика:

Надеюсь, я ещё не сильно надоел почтенной публике своими переводами о Варшавском восстании? Будем считать, что этот перевод – последняя капелька, которая не должна переполнить чашу всеобщего терпения.
Просто, эта часть (в дополнение к тем, что уже представлены мною на конкурс) показалось мне важной для того, чтобы хотя бы в какой-то мере понять, что происходило тогда, в августе-сентябре 1944 г., там, в объятой пламенем боев, воюющей за свою свободу Варшаве. В этой части ничего нет о боях. Очень мало, косвенно, о повстанцах. Она о гражданском населении. О самых обычных мирных жителях польской столицы. Она о том, как всё время боев они жили. Выживали под непрерывными артобстрелами и не прекращающимися бомбежками. Жили без воды, газа, электричества, не то что не кушая, даже не видя много-много (СОРОК) дней самого обычного хлеба. Но они – ЖИЛИ. И в этих нечеловеческих условиях оставались людьми. Которые боялись, переживали за своих родных и близких, проявляли сострадание к оставшимся без крова соседям и… И несмотря ни на что – ЛЮБИЛИ. И понимая, что шансов выжить – никаких, создавали новые семьи. Хотя бы для того, чтобы пусть и Там, в горней выси, но остаться вместе. Вместе с любимым. Или любимой…
И вот в этот незамысловатый текст, без сложно подчиненных и сочиненных, с часто повторяющимися личными местоимениями, на мой взгляд, заложена потрясающая сила слова. Скорее всего, документального слова. Хотя, бывает ли слово документальным? Ведь слово – это образ. А образ всегда художественен, так как каждым из нас воспринимается по-своему.
Но если всё же говорить о слове художественном, то как-то кто-то из «зубров» конкурса сказал, что высшей формой художественной литературы является поэзия. Если это так, то, наверное, за всё прошедшее время никто не смог рассказать о Восстании лучше, чем это сделала Анна Свирщиньская в своих стихах. Не зря польские литературоведы называют её Гомером Варшавского восстания.
Вот что, например, она написала о мирных жителях Варшавы (перевод с польского Натальи Астафьевой) :

Часом дольше
Памяти Станиславы Сверчиньской

Ребенку два месяца.
Доктор сказал:
без молока он умрет.

Мать пробирается целый день подвалами
на другой конец города.
В Чернякове
у пекаря есть корова.
Мать ползет на брюхе
среди развалин, грязи и трупов.

Приносит три ложечки молока.
Ребенок живет
часом дольше.

И ещё одно (всего одно!!) стихотворение этой польской поэтессы, участницы Восстания. Просто, по тексту есть упоминание о польских харцерах. Это стихотворение об одном из них, даже если этот подросток формально не состоял в харцеровской организации, равно, как и памятник Маленькому Повстанцу: он не кому-то конкретно, он - им всем. Польским пацанам и девчонкам, которые не раздумывая готовы были тогда пожертвовать самым дорогим, что было у них – своею жизнью:

Щенок

Когда утром он стал расставлять в подворотне
бутылки с бензином,
дворник ругался как бешеный.

Щенок
показал ему длинный язык.

Вечером принесли его солдаты,
он поджег танк.

Дворник, ругаясь потише, копал во дворе
небольшую яму для щенка.

P.S. Спасибо всем, кто потратил какую-то толику своего времени и прочитал всё это…



Wladimir
Wladimir говорит:
0
24.10.2014 23:20   #
Спасибо, Константин!
Вы тратите неизмеримо больше и времени, и сил (прежде всего душевных).
Была бы моя воля, я бы обязательно дал Вам специальный приз.
За подвижничество.
Но таких прав у меня нет, потому даю просто "Блестяще".
Как говорил генерал в повести "Горячий снег", награждая выживших солдат:
"Всё, что могу".
Константин Кучер
Константин Кучер говорит:
0
25.10.2014 11:37   #
:-) Спасибо, Владимир.
Юрий Бондарев - один из моих любимых писателей, а "Горячий снег", как на мой взгляд, - одна из лучших ролей Георгия Жженова. Спасибо, что вспомнили и то, и другое.
Станислав Будяк
Станислав Будяк говорит:
0
31.10.2014 14:12   #
Думаю, русский читатель очень мало знает о Варшавском восстании 1944 года и блестящие переводы Кучера вносят свою толику в этот пробел.
Станислав Будяк
Станислав Будяк говорит:
0
31.10.2014 14:22   #
И ещё добавлю.
Возможно, портал предлагает авторам комментарий оценивать качество перевода. Я не знаю польский в той мере, чтобы давать такую оценку. Но я убеждён: если переводчик не проникся духом того народа, с языка которого делает перевод, то и качественного перевода у него не получится. Кучер, занимаясь переводами польских писателей и простых поляков, относится к ним с глбокой симпатией и уважением, с сочувствием и сопереживанием. Поэтому я убеждён: его переводы занимают достойное место в этой сфере.
Константин Кучер
Константин Кучер говорит:
0
31.10.2014 14:49   #
Большое Вам, Станислав, спасибо за такой подробный, развернутый и теплый отзыв.
С уважением, Константин.
igor.agafon
igor.agafon говорит:
0
15.11.2014 09:52   #
!!!
Константин Кучер
Константин Кучер говорит:
0
15.11.2014 12:17   #
Спасибо, Игорь!:-)
Подписаться на новые комментарии к этой работе
Добавить комментарий
Ваше имя Обязательное поле
Ваш email Обязательное поле    Ваш email не будет опубликован
Комментарий:
Защитный код
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>

 

 

Статистика конкурса

всего (сегодня)
Пользователи: 182 (0)
Переводы: 0 (0)
Комментарии: 58026 (0)
Иллюстрации: 0 (0)

Последние события

eemperafa: <strong><a href="http://www.piccolocircodeis…">doudoune canada goose femme</a></strong> | <strong><a href="http://www.piccolocircodeis…">canada goose jackets
eemperafa: <ul><li><strong><a href="http://www.scuolavfx.com/cl…">christian louboutin canonita</a></strong></li><li><strong><a href="http://www.scuolavfx.com/cl…">men louboutin</a></strong></li><li><strong><a href="http://www.scuolavfx.com/cl…">christian louboutin canonita</a></strong></li></ul><br> <ul><li><strong><a
eemperafa: <ul><li><strong><a href="http://www.winterwonderland…">pandora bracelet designs</a></strong></li><li><strong><a href="http://www.winterwonderland…">pandora bracelet designs</a></strong></li><li><strong><a href="http://www.winterwonderland…">pandora stopper</a></strong></li></ul><br>
eemperafa: <strong><a href="http://www.fontanot.es/goos…">canada goose montebello jacket</a></strong> | <strong><a href="http://www.fontanot.es/goos…">canada goose montebello
eemperafa: <strong><a href="http://www.luogosicuro.net/…">christian louboutin low top sneakers</a></strong> | <strong><a href="http://www.luogosicuro.net/…">christian louboutin
eemperafa: <strong><a href="http://www.aegverona.it/new…">pandora bracelets with charms</a></strong><br> <strong><a href="http://www.aegverona.it/new…">authentic pandora charms</a></strong><br> <strong><a
eemperafa: <ul><li><strong><a href="http://www.fontanotstaircas…">sito ufficiale moncler</a></strong></li><li><strong><a href="http://www.fontanotstaircas…">moncler cap</a></strong></li><li><strong><a href="http://www.fontanotstaircas…">sito ufficiale moncler</a></strong></li></ul><br> <a
eemperafa: <ul><li><strong><a href="http://www.elasticgroup.com…">mens timberland boots on sale</a></strong></li><li><strong><a href="http://www.elasticgroup.com…">timberland boots outlet</a></strong></li><li><strong><a href="http://www.elasticgroup.com…">mens
eemperafa: <ul><li><strong><a href="http://www.caterinapercoto.…">louis louboutin</a></strong></li><li><strong><a href="http://www.caterinapercoto.…">discount louboutin shoes</a></strong></li><li><strong><a href="http://www.caterinapercoto.…">christian louboutins mens</a></strong></li></ul><br> <a
eemperafa: <strong><a href="http://www.piccolocircodeis…">doudoune canada goose femme</a></strong><br> <strong><a href="http://www.piccolocircodeis…">canada goose jackets review</a></strong><br>
Все события

Партнеры конкурса