Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь в конкурсе


Авторизация

Регистрация

Войти через loginza
Ваше имя
Ваш email
Пароль
Повторите пароль
Защитный код

The Loves and Journeys of Revolving Jones - Любовь и странствия Джонса-непоседы

09.11.2012
Обсудите эту работу с друзьями!
Оригинал: The Loves and Journeys of Revolving Jones, Leslie Thomas
Перевод с английского: Александр
Не многое так сильно вызывает в женщинах желание нежно заботиться и даже любить, нежели дефект речи. Это я вывел из собственного опыта, и, надо признаться, когда я страдал одиночеством или пребывал в замешательстве, заикание порою выручало меня. Но только после следствия о гибели Тоша, я понял, что в заикании есть сила, а не только стыд.
Долли призналась мне, что когда услышала, как я запинался, отвечая следователю, а потом с чувством запел, и репортаж обо мне появился в газетах (сегодня я сомневаюсь, что спел бы так на телевидении), именно это открыло её тринадцатилетнему сердцу, что она по-настоящему любит меня. Дети не сентиментальны. Тош был забыт.
Мы вместе возвращались из школы и целовались у молочных бочек на заднем дворе сыродельни Томаса или договаривались сесть рядом в кинотеатре Гемм на субботнем утреннем сеансе. Иногда тихими летними вечерами мы прогуливались к побережью, на пляж или к старому причалу. Причал редко использовался, его забросили, и он утратил своё значение, потому что угольный порт разросся, в нём соорудили высокую каменную дамбу и соединили с волноломом, что расширило и углубило гавань. Но кое-кто из стариков по привычке оставлял там свои маломерки. Однажды вечером мы увидели брошенную без присмотра весельную лодку, она покачивалась и терлась у стенки, словно просилась, чтобы её взяли. Два оранжевых вёсел лежали рядышком, будто двойняшки. Я похвастал, что запросто смогу грести, проницательные глазки Долли сверкнули, и она попросила показать.
– Ладно, – решительно ответил я. Словно Тош изнутри подталкивал меня. – Только ты со мной!
Я сполз к грязному от угольной пыли берегу. Следом по протёртому склону соскользнула Долли. Я галантно подал ей руку и повёл на борт лодки, которая подпрыгнула, словно, очнувшись, обрадовалась. Долли села на корме, поджав коленки до подбородка, и наблюдала за мной.
Я отвязал швартов. Лодка отошла, тихо покачиваясь на морской глади. Был хороший вечер для прогулки, небо, усеянное крошками птичьих силуэтов, меняло свой цвет от бледно-голубого на оранжевый.
Пока я мучился, прилаживая вёсла, Долли с глазами сияющими отвагой, склонилась вперёд и потянула платье вниз, чтобы прикрыть круглые коленки. Лодка раскачивалась и дергалась от моих неловких усилий и кое-как развернулась на выход из залива, наконец, мне удалось, с трудом сохраняя равновесие, усесться и начать грести. Одна из пуговиц на моей ширинке отлетела и застучала, словно монетка, по дну шлюпки. Долли рассмеялась, подобрала её и спрятала в карман платья.
Я грёб изо всех сил, удерживая прямой курс, напрягаясь при каждом гребке. Мы двигались в открытое море. Долли была в восторге.
Как только мы вышли за дамбу, первая волна Бристольского пролива подбросила лодку, будто скорлупку. Долли вскрикнула с испуганным смехом, её откинуло на четвереньки. Я погрузил вёсла в воду и завопил: «Держись Долли! Всё будет хорошо!».
Мы были недалеко от берега, но нас подкидывало на каждой волне и неожиданно понесло прочь. Прибойная волна подхватила нас и затем швырнула вниз.
– Возвращайся назад! – закричала Долли.
Она была очень испугана, я тоже. У меня не получалось развернуть шлюпку, не хватало пространства и когда я наконец совладал с дрейфом, мы оказались в сорока ярдах от скал, где нас подхватило течение отлива и быстро понесло все дальше и дальше в открытые воды. Верхушки волн заалели в лучах заходящего солнца. Потянул слабый ветерок над темнеющим морем. Неистово я грёб одним веслом, чтобы снова развернуть шлюпку и в этот момент другое весло будто почувствовало, что настал удобный момент, выскользнуло и свалилось за борт.
Мы оба закричали: «Помогите! Спасите!» Долли плакала, а я начал заикаться:
– Па… па… па… могите!
Сумерки быстро сгущались. На берегу ни огонька. Мы кричали против ветра. Долли рыдала в ладони и колотила ногами по днищу. Течение уносило нас всё дальше и дальше, шлюпка медленно, словно в танце, кружилась. Волны заплёскивали через борт, мы промокли и тряслись от холода.
– Это ты во всём виноват, Дейви Джонс! – прорыдала Долли. Я протянул к ней руку, чтобы успокоить, но она яростно закричала:
– Не прикасайся!
Я откинулся на свою скамью и отчаянно попытался грести одним веслом. Но только баламутил воду. Ярость Долли шокировала меня. Шлюпка широкими кругами продолжала дрейфовать прочь от берега.
Согласно репортажу в «Вестерн Мейл» нас носило в открытом море шесть часов, но мы потеряли счёт времени, замечая только, что становилось темнее, а наша шлюпка всё дальше уходила от земли. На мне был свитер, а на Долли кофта, но воздух становился холоднее, длинная зыбь подхватывала нас и снова опускала к подножию волн. Вода захлёстывала борта. Мы промокли, продрогли и были измождены.
– Мы погибнем, мудачина, – грубо и яростно шептала Долли. – И всё это из-за тебя!
Я велел ей лечь вниз на кусок брезента. Очень трудно было не расплакаться. Когда шлюпка снова закружилась, я подполз к Долли и накрыл её своим телом. Мне даже удалось натянуть часть брезента поверх нас. Ветер пронизывал насквозь, вода заливала, а наша шлюпка вздымалась, падала и едва не опрокидывалась. Я обнял Долли, чтобы согреть её. Она всхлипывала и повторяла: «Всё из-за тебя! Всё из-за тебя!» Измученные дрожью мы стали забываться дремотой, и провалились в забытье на несколько часов, пока рёв судового тифона не вытряхнул нас из тяжелого сна. Узкий нос огромного черного корабля двигался прямо на нас с неумолимостью топора в руке палача.
Долли принялась визжать, а я снова крепко обнял её. Вне себя от злобы, она отпихнула меня со всей силы, и я упал на борт шлюпки.
– Не убивайте! – прорыдала она. Шлюпка конвульсивно дёрнулась вверх, и мы стали подниматься выше и выше, как на воздушном шаре. Лежа поперёк сиденья, я заставил себя открыть глаза. Черный корпус с красным ходовым огнём на левом борту нависал над нами как рассвирепевший кашалот. Я не переставал кричать. Шлюпку отбросило в сторону на гребень волны.
Мы промокли насквозь, всё болело от ушибов, и мы оба плакали. Над нами раскинулась мрачная темнота ночи.
– Давай помолимся Богу, – предложил я.
– О Боже! Спаси меня! – немедленно отозвалась Долли, раскрывая руки небу.
– Господи, пожалуйста, спаси нас! – просил я, плача и глядя вверх.
Шлюпка поднялась на верхушку волны и свалилась вниз. Я снова попытался прижать Долли, но она оттолкнула меня. Это всё из-за меня. Только я виноват. Она едва могла говорить, её зубы бешено стучали. Темнота почти растворила судовые огни. И вдруг они замерли и стали неподвижными.
– Они остановились, – прошептал я тихо, будто опасаясь спугнуть удачу. – Долли… они остановились…
На полу-всхлипе она, вся мокрая, приподнялась до уровня борта и посмотрела.
– Да… да. Они остановились, – согласилась она. – Теперь меня спасут.
– Они заметили нас! Они возвращаются!
Мы стояли на коленях, махали руками и кричали в темноту в направлении корабля. Яркий косой луч осветил море. Свет прожектора коснулся поверхности и развернулся белым конусом. Мы кричали и махали как сумасшедшие. Луч прошелся по шлюпке ослепил нас. Мы закрыли глаза руками. Прожектор вильнул в сторону и снова вернулся. Они обнаружили нас.
– Божье спасение пришло! – вскричал я и обнял дрожащую Долли. – Господи, спасибо, большое спасибо!
– Спасибо, господи, – повторила Долли за мной. Затем повернулась ко мне и жестоко сказала:
– Я им всем расскажу, что ты украл эту проклятую лодку, Дейви Джонс!
Я крикнул ей в лицо:
– Пожалуйста! Вали на хрен всё на меня!
– А ты не выражайся при мне! – взвизгнула она. – Я – леди!
Когда прибыли спасатели, они обнаружили на небольшой шлюпке девочку и мальчика, ругающихся как двое пьянчуг. Тарахтящий мотобот сделал круг, и моряки с мотобота бросили верёвку, которую я кое-как схватил и привязал за рым на носу лодки. После этого нас медленно потянули на буксире к кораблю, а моряки подбадривали нас криками. Нас прибуксировали к подветренному борту корабля, где уже подготовили трап, туда нас втащили за руки прямо со шлюпки и помогли подняться на палубу к капитану и стоящей вокруг команде. Каждый радостно приветствовал нас. Долли отважно хохотала. А я чуть было не расплакался.
Наши мытарства на этом не закончились. Корабль направился в Суонси, где на причале поджидал автомобиль полиции, который отвёз нас в Барри. Как выяснилось потом, мама Долли больше всего переживала из-за того, что скандал с её дочерью опять попал на страницы газет. Долли запретили общаться со мной, а она ответила, что ей это в радость.
Долли покинула нашу школу. Кроме плосколицей Хильды, сидевшей за соседней партой, рядом не было никого. Три напрасных дня поджидал я у молочных бочек на заднем дворике сыродельни Томаса, но Долли не появлялась. Записи в моём дневнике были полны безнадёги и отчаяния.
После двух недель тоскливой пустоты я узнал, что Долли увозят к её тётке в какие-то далёкие края за горизонтом. В моём дневнике появилась печальная запись о том, что Долли уезжает в субботу, и весь этот день я прослонялся на автобусной станции в Барри. Большая часть моей жизни прошла в ожидании Долли.
Позже за полдень мне пришлось спуститься в подземный туалет, тогдашнюю гордость Барри. Я был очень расстроен и пока справлял малую нужду заодно всплакнул. В это самое время Долли и её мама прибыли на автостанцию и пошли на посадку. Я устремился наверх, застегивая ширинку на бегу, но они уже сидели в автобусе. Долли увидела меня из окна и отвернула голову. Безо всякой надежды махал я запиской, которую подготовил заранее. За мгновение до того, как автобус тронулся, она взглянула на меня, и мне показалось, что я увидел, будто Долли приподняла руку, изображая что-то наподобие прощального жеста. Тогда же её мама повернулась к окну и увидела меня. Её лицо было словно железная маска. Автобус зафырчал, загудел и затрясся по дороге, а я всё также стоял и махал запиской ему вослед.
У подножия холма автобус повернул и исчез из виду. Мои глаза были полны слёз. Увижу ли я её снова?
Александр
The Loves and Journeys of Revolving Jones
Few things bring out the protective, and even the loving instinct, in women more powerfully than a stammer. This I have learned from experience and, I confess, on occasions when I have been lonely or at a loss, it has occurred to my advantage. But until the inquest on Tosh I had not realised its potential, only its shame.
It was Dolly who told me that it was my stumbling evidence, followed by my emotive singing and my appearance in the press (today I would doubtless be singing it on television), that caused her to realise in her thirteen-year-old heart that she truly loved me. Children are not sentimental. Tosh was forgotten.
Together we would walk from school, kissing behind the milk crates at the back of Thomas’s Dairy, and making certain that we sat within fumbling distance on Saturday mornings at the Gem cinema. Sometimes on bland evenings, as the summer grew, we would go to the seashore, to the beach or the old jetty. The jetty was little used because the coaling port had grown around it and the tall stone causeway which had been built to dam and deepen the harbour had pushed it out of sight and significance. But some older men still kept boats there and one evening we came upon an unattended rowing boat, shiftily shifting, loitering, asking to be taken out. A pair of orange oars lay side by side like twins. I boasted that I could easily handle a boat like that, and Dolly, with her sharp, bright eyes, dared me to prove it.
‘All right,’ I responded firmly. It was as though Tosh were urging me on. ‘You come too.’ I scrambled to the bottom of the coal-coated bank. Dolly edged down the shining slope and I grandly took her hand and guided her into the boat. It jolted as though roused and pleased. Dolly sat, her knees almost to her chin, and watched me.
I threw off the mooring rope. The dinghy went with a kind of waddle across the skin of the water. It was a good evening for a voyage, the sky orange and pale blue, speckled with birds.
As I blundered with the oars Dolly leaned forward, her eyes daring. She pulled her dress over her round knees. I wobbled and coaxed the boat around until its nose was pointing out of the inlet and then, balancing tenuously, I sat and began to tug at the oars. One of my fly buttons came off and clattered like a coin into the bottom boards. Dolly laughed, picked it up and put it in the pocket of her dress.
As well as I could, I rowed, straightening the bow, pulling a sturdy face at each tug on the oars. Now we were moving towards the sea. Dolly was impressed.
As we left the shelter of the inlet the first swell of the open Channel lifted the boat like a hand. Dolly let out half-a- laugh, half-a-cry, and stumbled forward. I dug the oars in shouting: ‘Hold on, Doll! We’ll be all right!’
We bounced over the early waves close against the shore and then slid into wider water. The oncoming swell lifted us again and then we dropped into the trough beyond. ‘Go on back!’ she shouted.
Now she was frightened and so was I. I could not turn the boat until there was more room and by the time we had gained that leeway, forty yards from the rocks, the ebbing tide had caught hold of us and swiftly carried us further out. The last of the sun was crimson on the waves. A thin wind cut over the dimming surface. Frantically I pulled on one oar to turn the boat, and as I did the other oar, as if it knew what was best for it, slipped over the side.
Both of us began shouting, ‘Help! Help!’ Dolly was crying and I began to stammer. ‘H . . . h . . . help!’ Daylight was running away fast. We could see no lights upon the shore. Our shouts were against the wind. Dolly sobbed into her hands and stamped her feet. The current was now carrying us out and out, the boat spinning slowly as if it were dancing. Slaps of water came over the side and we were wet and shivering.
‘It’s all your bloody fault, Davy Jones!’ she wept. My free arm went comfortingly towards her but she cried: ‘Don’t you touch me!’ I stumbled back onto my seat and desperately tried again to manipulate the oar. But I was only stirring the sea. Her sudden vehemence had shocked me. We continued to drift out in slow darkening circles.
According to the Western Mail report (which I have still in my trunk) we were in that open boat fir six hours, but we lost track of any time, knowing only that as it got darker and colder so we drifted further from land. I had a jersey and she had a cardigan, but the air grew stiffer and the long rollers lifted us and we slid down their backs only to be lifted again by the next. Water spilled over the side. We were wet, trembling and exhausted.
‘We’re going to die, bugger it,’ forecast Dolly in a blunt whisper. ‘All because of you.’
I told her to lie down on some canvas. I was trying not to cry. While the craft swirled again, I staggered over to her and lay down on top of her. I managed to pull some of the canvas over us. With the cutting wind, the water slopping over, and our boat heaving and revolving, I hugged her to give her warmth. She kept whimpering: ‘All your fault. All your fault.’ We drifted eventually into a shivery sleep, for hours it must have been, until we were shaken awake by the massive clamour of a ship’s siren. The sharp end of a big black vessel was coming towards us like an executioner’s axe.
Dolly began to shriek. Again I put my arms around her. Savagely she pushed me away and I fell onto the boards of the boat. ‘I’m going to die!’ she howled. Our boat gave a convulsive heave and we rose like a balloon, tip and up and up. I forced myself to open my eyes as I lay across the seat. The black hull with its red portside light was rising over us like a fiery-eyed whale. I was shouting and our craft was flung across the rolling waves.
Now we were soaked and bruised and both crying. Above us was a great hat of darkness. ‘Let’s pray to God,’ I suggested.
‘Oh God save me!’ she responded, throwing her arms wide.
‘Oh God, please help us!’ I cried, looking upwards. Cold spray stung my face.
The boat rose and tipped and dropped. I tried to clutch her again but she thrust me away. It was all my fault. All my fault. She could scarcely get the words through her chattering teeth. The lights of the ship were being swallowed by the night. Then they became constant, stationary.
‘It’s stopped,’ I whispered, as if hearing me would have caused it to change its mind. ‘Dolly. . . it’s stopped . . .’
In mid-sob she levered her soaked body up until her face was clear of the side. ‘Yes . . . yes. It’s stopped,’ she confirmed. ‘I’ll be saved.’
‘They’ve seen us. They’ll come back!’
We stumbled to our knees and began to wave and shout in the dark direction of the vessel. A slant of vivid light shot over the water. The searchlight touched the surface and swung like a white arm. Madly we shouted and waved. It flew across, blinding us. We covered our eyes. It swept away but at once came back. They had found us.
‘God saved us!’ I cried putting my arms around Dolly’s shivering body. ‘Thanks, God! Thanks very much!’
‘Thanks, God,’ she reiterated. Then she turned cruelly and said: ‘I’m going to tell on you stealing this bloody boat, Davy Jones.’
I shouted back at her, ‘Trust you to put the bloody blame on me!’
‘And don’t you swear at me,’ she screeched. ‘I’m a lady!’
When the rescuers arrived they found two children disputing like drunks in a small boat. The launch chugged around and they threw a line which I somehow caught and made fast to the ring on the bow. Then they towed us slowly, shouting encouragement, back towards their vessel. It was getting light. They manoeuvred us under the lee of the ship to a ladder and then took our hands and pulled us clear of the rowing boat, helping us up the side until we stumbled onto the deck in front of the captain and the crew. Everybody cheered and Dolly laughed bravely. I was almost crying.
There was a lot of trouble. The ship took us to Swansea, and there was a police car waiting on the dock to return us to Barry. Dolly’s mother seemed more concerned with the disgrace of her daughter’s name appearing in the Western Mail once more than anything else. Dolly was ordered never to associate with me again and she said it would be a pleasure.
She left the school. There was only flat-faced Hilda sitting at the desk. I waited by the milk crates behind Thomas’s Dairy for three afternoons, but she did not appear. I wrote hopeless notes.
After two weeks of this emptiness I heard that Dolly was to go and live with her aunt at a place beyond the known horizon. In my diary I noted sadly that she was leaving on the Saturday, and all day I loitered at the Barry Bus Station. I have spent a lot of my life waiting for Dolly.
Late in the afternoon I had to go to the subterranean lavatory, then the pride of Barry. I was very dispirited and while I was peeing I was crying too. During the time I was there Dolly and her mother arrived and got on the bus. I ran out, doing up my buttons, but she was already aboard. She saw me from the window but turned her head away. I had prepared another note for her which I waved forlornly. The moment before the bus pulled out she glanced towards me, and I thought I saw her hand half-raised in a sort of semi- goodbye. Then her mother turned to the window and saw me. Her face was like iron. The bus snorted, started, and shuddered away, and I was left waving the note after it.
At the end of the hill it turned and vanished from sight. My eyes were full of tears. When would I see her again?
Leslie Thomas
Leslie Thomas
Вернуться к началу перевода
Обсудите эту работу с друзьями!
 
  При использовании авторских материалов указание автора
и ссылка на страницу конкурсной работы обязательны
Ваши голоса
Блестяще! 3 голоса
 
30 баллов за голос
Что-то в этом есть 3 голоса
 
20 баллов за голос
Не впечатлило 0 голосов
 
10 баллов за голос
Разочаровало 0 голосов
 
5 баллов за голос
Статистика     *данные на 18:00 (Москва, GMT+3)
Место в рейтинге Проза: 121
Средняя оценка: 25.00
Итоговая оценка: 18.75
Общее число оценок: 6
Число комментариев: 8
Число посещений страницы:
< Предыдущий перевод Следующий перевод >
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>
Комментарии:    8
Люси
Люси говорит:
0
13.11.2012 10:18   #
Как всегда, захватывающе! Небольшая корректурная правка не помешает, но перевод отличный.
Фрида Шутман
Фрида Шутман говорит:
0
13.11.2012 11:33   #
Александр! Перевод отличный!
Но как Вы смотрите на изменение слова, вместо "покинула" школу - оставила/бросила школу ?
Обычно покидают что- то более значительное, что нельзя заменить: отчий дом, Родину...
С уважением, Фрида.
Александр
Александр говорит:
0
13.11.2012 13:19   #
Спасибо, Люси!
Да, сам теперь вижу. Корректировка-шлифовка требуется. Публикация помогает взглянуть со стороны и сразу замечашь шероховатости и нестыковки.

Спасибо, Фрида!
Вы правы "покинула" стоит заменить. И вмести с ним ещё кое-что. Ну, например, "прибыли на автостанцию" - "появились на автостанции". Или "отвернула голову", ну, конечно же "отвернулась". Готов сам себе голову отвернуть за такой ляп. И т.д.
Фрида Шутман
Фрида Шутман говорит:
0
13.11.2012 13:34   #
Александр! Я с Вами согласна. Когда дома проверяешь себя несколько раз, кажется, что лучше не перевести. Вот поэтому и важен этот конкурс. Участвуя в нем, учишься.
Удачи!
С уважением, Фрида.
Марго
Марго говорит:
0
13.11.2012 13:59   #
Мне понравилось, Александр, поставлю "Блестяще!". Есть несколько очень удачных выражений, например "небо, усеянное крошками птичьих силуэтов". :)

Замечания по мелочи:

>> Два оранжевых вёсел = Два оранжевых весла

>> поджав коленки до подбородка = прижав коленки к подбородку

И "длинная зыбь", которая подхватывала лодку и снова опускала, мне совершенно непонятна.
Татьяна
Татьяна говорит:
0
13.11.2012 15:39   #
Здравствуйте, Александр! Наверное, недавно вернулись из рейса, во время которого перевели этот отрывок? Шучу! Кое-что царапнуло: "Это я вывел из собственного опыта". Как Вам такой вариант: "В этом я убедился на собственном опыте"? А вот ещё: "небо... меняло свой цвет от бледно-голубого на оранжевый." Я думаю, лучше С бледно-голубого на оранжевый. Обычно предлог ОТ всегда в паре с ДО. И название кинотеатра Gem (в оригинале) лучше перевести как "Самоцвет", а то название Gemm ни о чём не говорит читателю.
Александр
Александр говорит:
0
13.11.2012 17:23   #
Спасибо, Марго.
Спасибо, Татьяна.
После вашей критики решил придержать два следующих отрывка и дать им отлежаться.
Но у модераторов на рассмотрении ещё один. Сейчас глянул, вроде нормально, но с тревогой жду публикацию.
Елена Багдаева
Елена Багдаева говорит:
0
17.12.2012 04:05   #
Очень понравилось! Сплошной саспенс. Только ведь это кусок!
Подписаться на новые комментарии к этой работе
Добавить комментарий
Ваше имя Обязательное поле
Ваш email Обязательное поле    Ваш email не будет опубликован
Комментарий:
Защитный код
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>

 

 

Статистика конкурса

всего (сегодня)
Пользователи: 167 (0)
Переводы: 0 (0)
Комментарии: 34971 (202)
Иллюстрации: 0 (0)

Последние события

eemperafa: <br><strong><a href="/">watches price</a></strong> <strong><a href="/">best replica watches</a></strong> <br><strong><a href="/">watches</a></strong> <br><br><br><br><br><br><br>
eemperafa: <strong><a href="/">watches</a></strong> <strong><a href="/">swiss Mechanical movement replica watches</a></strong> <br><strong><a href="/">high
eemperafa: business from any Internet-connected PERSONAL COMPUTER.Look just for models which
eemperafa: <br><strong><a href="/">Cheap Moncler</a></strong> <br><strong><a href="/">Cheap Moncler Jackets outlet online</a></strong> <br><strong><a
eemperafa: <strong><a href="/">rolex Yacht-Master II</a></strong> <br> <strong><a href="/">replica watches</a></strong> <br> <a
eemperafa: <a href="/">high quality replica watches for men</a> <strong><a href="/">watches</a></strong> <strong><a
eemperafa: <strong><a href="/">watches</a></strong> <br><strong><a href="/">swiss Mechanical movement replica watches</a></strong> <br><strong><a href="/">high
eemperafa: <strong><a href="/">Cheap Moncler</a></strong> <br><strong><a href="/">Cheap Moncler Jackets outlet online</a></strong> <br><strong><a
eemperafa: ÎïÒµ6Ôª£¬300ƽ·½£¬2Ôª.µç»°18616850982<br><strong><a href="/">swiss replica watches</a></strong> <br><strong><a href="/">swiss rolex replicas for sale</a></strong>
eemperafa: <strong><a href="/">swiss replica watches aaa+</a></strong> <br> <strong><a href="/">swiss replica watches</a></strong>
Все события

Партнеры конкурса