Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь в конкурсе


Авторизация

Регистрация

Войти через loginza
Ваше имя
Ваш email
Пароль
Повторите пароль
Защитный код

The politics of hijab - A little bit of black cloth - Политика хиджабов: немного о черных платках

28.10.2012
Обсудите эту работу с друзьями!
Оригинал: The politics of hijab - A little bit of black cloth, Karen Estes
Перевод с английского: Екатерина
Хиджаб ворвался в горячие и, порой, запутанные споры о событиях современности и стал высоко поднятым знаменем по обе стороны вуали. Он превратился в объект ярости и негодования для многих немусульман, которые считают его ношение странным обычаем, при этом уверенно пробиваясь в поп-культуру и все громче заявляя о себе, наряду с характерной для других мировых религий одеждой. Меня же особенно заинтересовал феномен западной женщины в хиджабе, которая приняла ислам и в прошлом не носила паранжи, будучи воспитанной на Западе.Однако данный феномен, как оказалось, имеет совсем недавнюю и вполне очевидную историю.
В 1975 г. в Сан-Франциско я приняла ислам. Я работала менеджером в типографии, среди клиентов которой были многочисленные выходцы из Палестины. Эти люди с энтузиазмом отнеслись к новообращенной мусульманке и принялись расширять мои познания об исламе. Среди них было большое количество женщин. Абсолютно все они были сильными и грамотными, являясь ярыми поборницами собственной веры и радеющими о спасении отчизны, и ни одна из них не носила хиджаба или его подобий. Но это было в середине семидесятых, когда до американцев в Афганистане было еще несколько десятков лет, русские в Афганистан пока не вторглись, а политические трактаты таких идеологов как доктор Али Шариати и Джаляль Аль-и Ахмад, которые навсегда изменят облик ислама и, возможно, всего мира, еще предстояло опубликовать.
Другой стороной моей мусульманской семьи стала мечеть, которую я посещала и среди прихожан которой были многочисленные выходцы из Ирана. Они представляли собой компанию совершенно иного толка. Здесь можно было встретить одетых в костюмы от «Шанель» людей, мерседесы, часы «Ролекс», стихи вместо листовок с агрессивными лозунгами и всегда набитый деньгами конверт для пожертвований. И хотя мы, женщины, покрывали головы во время салята (молитвы) в мечети, ни одна из иранок не носила хиджаб на улице.
Но это было в семидесятые годы в Сан-Франциско - городе непонятного экспериментального бума культов и религий и всяческих бессовестных заимствований из разных культур. Месте, где одновременно можно было увидеть тюрбаны и шаровары, сари и все разнообразие африканских атрибутов, имперские наряды из Китая, которые в несколько слоев были надеты на голубоглазые белокожие тела на улицах и в кафе Сан-Франциско. Все это пестрое разнообразие было ярким контрастом палестинцам, одетым в голубые джинсы и недорогие коричневые деловые костюмы, иранцам в их «Шанель» и «Армани». И все слюной исходили, разглядывая страницы «Нэшнл Джиографик» и удостоенные всевозможных премий фотографии с изображением покрытых женщин, увешанных украшениями, а мы – я и обе мои мусульманские семьи - думали совершенно о другом.
Конечно, все мы – белокожие - считали, что паранжа – это красиво и экзотично, что это «круто» и прибывали в нео-романтическом неведении относительно мировой культуры. А все мои подруги из Палестины и Ирана ненавидели паранжу и считали ее символом притеснения, пережитком прошлого, который являлся частью жизни их матерей. И так было некоторое время на Западе, когда к этому относились как к тайной беременности или заболеванию, в зависимости от восприятия.
Но, задолго до 11 сентября 2001 года, произошли перемены, затронувшие весь мир; перемены, которые своими темными и спутанными корнями уходили в Иран и страны Ближнего Востока, империалистическое противостояние трех западных держав – Великобритании, США и России/СССР, а также в события начала двадцатого века, которые стали подспорьем для глобальных конфликтов будущего. Затем пришло время нескольких иммиграционных потоков из стран, которые небрежно обобщались под названием «Ближний Восток», и многие из которых, в действительности, не принадлежали к этому региону.
Сначала это были афганцы, бежавшие от русских: кто-то из них носил хиджаб, а кто-то – нет; затем - иранцы, бежавшие от Аятоллы, в основном не покрывавшие головы; и, конечно же, многочисленные палестинцы, бежавшие от всех подряд. Затем был масштабный наплыв выходцев из Африки, которые укрывались от голода, войны, коррупции, тоталитарных режимов, засухи и СПИДа. И простой кусок материи в виде хиджаба, порой не более замысловатый, чем обычный шарф, был вынут из шкафа и превращен в символ абсолютно нового поколения и целого ряда конфликтов – культурных и экономических, религиозных и светских. Эти и подобные им проблемы, которые излечить способен лишь эликсир времени, теперь были сведены до небольшого куска черной материи.
Как когда-то в 60-е гг. бюстгалтеры оказались в огне критики, так и теперь, в начале нового тысячелетия, в эпицентр порицания попал хиджаб. Возможно, одной из самых неприятных арен для противоречий является та, на которой спорят между собой сами мусульманки. Диалог представительниц Запада, принявших ислам, порой принимал неожиданный поворот. Несколько раз я встречала таких женщин на улицах Манхеттена. На них был хиджаб и они злобно смотрели явно в мою сторону, видимо, уверенные в том, что подобное одеяние делает их особенными и дает им возможность странным и безболезненным образом стать мученицами.
Согласно Корану, смысл ношения хиджаба заключается в благопристойности и его простейшим предназначением является напоминание о верности Аллаху. Однако, рассуждая о том, почему они носят хиджаб, многие женщины, принявшие ислам, даже не заикались о Боге, иронически говоря о том, какую гордость они испытывают, будучи в хиджабе на публике. В свете растущего количества мечетей и большой доли иммигрантов в населении Соединенных Штатов, значительная часть новообращенных сталкивается в мечети с неприязнью со стороны прихожан из преобладающей там этнической или национальной группы. В таком случае, чтобы влиться в группу, новообращенным зачастую приходится носить национальную одежду, характерную для прихожан данной мечети.
Такие перемены также уходят корнями в прошлые десятилетия. Сегодня новообращенных женщин зачастую вообще не принимают, если они в одиночку появляются на пороге мечети. Многие из них говорили мне, что нельзя быть мусульманкой и при этом не носить не только хиджаб, но и другие элементы ближневосточного одеяния. Но я призываю этих женщин быть честными и признаться, прежде всего себе, в том, что в действительности они носят этот заграничный наряд потому что это «круто», красиво и им это нравится – ведь человеку свойственна жажда испить из колодца новизны. Всегда найдутся те, кто поддастся греху высокомерия, думая о том, что он несет тяжелое и осязаемое бремя во имя религии.
Но в действительности ли это приближает к Аллаху? К каким времени, стране, социальному классу, роду или религиозному течению в рамках ислама относятся те, чью одежду следует считать эталоном? Я не выступаю за то, чтобы, как когда-то в 20-е гг. при Реза-Шахе, хиджабы срывали с женщин на улицах. Также, не отговариваю я женщин носить хиджаб. Я защищаю право женщины носить хиджаб, если это ей нравится, и если она понимает истинный смысл этого действия. Но мне не хочется, чтобы какая-нибудь разгневанная новоиспеченная мусульманка, не знающая о предназначении и истории хиджаба ровным счетом ничего, скажет мне о том, что душа моя нечиста, поскольку я не покрываю голову куском черной материи.
Меня всегда поражало то, как мало мы смыслим в истории данного одеяния, в том, что хиджаб стал более чем символом некоторых проблемных течений ислама. Поражает меня и то, с какой легкостью западные женщины, ставшие мусульманками, приняли и стали защищать те элементы ислама, которые явно являются предметом внутренних противоречий и лишь раззадоривают участников глобального конфликта.
Интересно, цепляются ли люди, принявшие новую веру, за видимые атрибуты культурной ее составляющей? Попадают ли они в зависимость от этих символов и той антиномистской роли, которую они играют в американской культуре? Становятся ли они настолько одержимыми этими поверхностными символами, что забывают о подлинных ценностях, которые предлагает им их новая вера? Хожу ли я в хиджабе по улицам Манхеттена? Нет. Одеваюсь ли я скромно? Безусловно.
Я с презрением отношусь к тому, как многие видят хиджаб. Могу ли я носить хиджаб в мечети и делаю ли я это? Конечно. Смогла бы я надеть его там, где это принято и свидетельствует об уважительном отношении к другим мусульманам? С радостью и превеликим удовольствием. Стану ли я носить хиджаб там, где это означает все что угодно, не имеющее никакого отношения к Аллаху, но всячески связанное с мирскими заботами? Никогда.
Екатерина
The politics of hijab - A little bit of black cloth
The hijab (headscarf) has burst into the passionate and often confused discussion of current events and has become a highly charged battle standard on both sides of the veil. It has become an object of rage and indignation for many non-Muslims who see the practice as a backward custom, but one which is defiantly elbowing its way into the popular culture with increasing demands to be respected along with the identifying dress of other world religions. The phenomenon which most interests me, is the western woman convert to Islam with no experience of veiling growing up in the West who embraces hijab. It is however a phenomenon with what appears to be a remarkably short and identifiable history.

It was in 1975, in San Francisco, that I embraced Islam. I was the manager of a printing shop with a customer base that included a large number of Palestinians. These people delighted in discovering a Muslim convert and undertook to broaden my education in Islam. A large number of these people were women. Without exception they were strong and intelligent, and fiercely committed to their faith and to the salvation of their homeland, and none of them wore hijab of any kind. But this was the mid 1970s, Afghanistan and the Americans was decades away, Afghanistan and the Russians had not yet happened, and the political writings of ideologues like Dr. Ali Shari’ati and Jalal Al-i Ahmad and others that would help change the face of Islam and arguably the world forever, were just going to press.

The other side of my Islamic family was the mosque I attended and which had a large number of Iranian immigrants. This was a very different crew. Here was the Chanel suit crowd, the Mercedes, the Rolex watches, the poetry in place of the angry handbill and the never discrete collection envelope. And although we women did cover our heads during salat (prayer) in the mosque, none of these Iranian women ever wore any sort of hijab on the streets.

But this was the 1970’s in San Francisco, a confused experimental explosion of cults and religions and every possible and shameless cultural rip-off. The commonplace of turbans and harem pants, of saris and of a wealth of African plunder and Chinese imperial garb trailing in splendid layers off blue-eyed white bodies on the streets and in the cafes of San Francisco only increased the stark contrast of the Palestinians in their blue jeans and inexpensive brown business suits, and the Persians in their Chanel and Armani. And everyone drooled over the pages of National Geographic and the award winning photographs of veiled women jingled down under a wealth of jewelry and we each thought something very different, my two Islamic families and I.

Of course all us whiteys thought the veils were beautiful and exotic, we thought they were cool in our neo-Romantic ignorance of world culture. And all my Palestinian and Persian women friends hated the veil as an outdated symbol of former oppression, old fashioned and something their mothers did. And that’s where it stayed for a while, in the West, like a secret pregnancy, or a hidden virus, depending on how you chose to see it.

But there were widespread changes reshaping the world long before the events of September 11, 2001, changes which had their dark and tangled roots in Iran and the Middle East and in the imperialistic activities of three Western nations, Great Britain, the US, and Russia/USSR, and in events of the earliest decades of the 20th century and beyond which shaped future global conflicts. Then came the arrival of several waves of immigrants from places in the world referred to loosely as the "Middle East” but which included many countries not truly located in that geographic region at all.

Afghans fleeing the Russians came first - some of them wore hijab, and some did not - then came Iranians fleeing the Ayatollah - mostly not veiled - and, of course, more and more Palestinians fleeing everybody. Later still came the arrival of large numbers of people from Africa fleeing famine, war, corrupt and oppressive governments, drought, and AIDS. And this piece of cloth, hijab - a woman’s head covering which can be as simple as a scarf - has come out of the closet to become the branding logo for a whole new generation and a diverse range of conflicts, cultural and economic, religious and secular. These and similar issues, impossible to solve without the elixir of time, have now been distilled down to this little piece of black cloth.

Like the burning bra of the ‘60s, the hijab is on fire in the opening decade of the 21st century. But perhaps one of the saddest forums in which this controversy is raging is among Muslim women themselves. The dialogue among Western convert women at times has taken a peculiar turn. Several times I have encountered hijab-wearing convert women on the streets of Manhattan, their angry faces starring defiantly at me, seemingly very aware that they have adopted a mode of dress that singles them out and which affords them a strange and usually painless sort of martyrdom.

The purpose of hijab, as stated in the Qur’an, is modesty, and its purest goal is to remind one of their submission to Allah. Yet the reasons many convert women have cited to me for wearing hijab seldom include remembrance of God, but refer ironically to the great pride they feel when they wear hijab in public. With the growing number of mosques in the United States and the greater immigrant population, western converts to Islam increasingly find themselves unwelcome in mosques that frequently serve one ethnic or national group or another, and these converts will often adopt the national dress of the people whose mosque they attend in order to fit in.

This, too, is a change from decades in the past. Today, convert women are often not welcome at all if they happen to show up alone on the doorsteps of a mosque. Some convert women have told me that one cannot be a Muslim at all without adhering to not only hijab but an entire mode of Middle Eastern dress. But I tell these women to be honest and admit to yourselves, if to no one else, the real reason you don that foreign garb - it's cool, it’s beautiful, and you like it, and the human creature always delights to drink deeply at the well of novelty. And there will always be those who secretly thrill to the kiss of hubris by feeling that they have shouldered a heavy and visible burden for the sake of religion.

But does it really bring one closer to Allah? Which century, which country, which social class, tribe, or religious sect within Islam is considered the correct mode of dress to adopt? I am not proposing that as was the policy during the reign of Reza Shah in the 1920s, the hijab be forcibly ripped from women’s heads on the street. Nor do I discourage any woman from wearing hijab. I defend a woman’s right to wear hijab if it is her desire to do so, and if she understands the act she is engaging in. But neither do I wish to be told by a furious recent convert who has no understanding of the cultural and political history of hijab, that the contents of my heart are invalid as long as I am not wearing a piece of fabric on my head.

What I am always most intrigued to discover is this lack of historic understanding of that piece of cloth, the role that hijab as little more than a symbol is playing in some very troubling global movements within Islam, and the ease with which some western women have embraced and championed various elements within Islam that are clearly under historic and heated internal debate and which are being used to polarize various camps in a global conflict.

And I wonder if people who convert to a new religion cling to the visible signs of a cultural faith. Do such people become addicted to these symbols and their antinomian place within American culture, and become so enamored with these surface symbols that they never penetrate to the real treasures they might discover within their new faith. Do I wear hijab on the streets of Manhattan? No. Do I dress modestly? Of course.

But it is the meaning that hijab holds in the minds of others that I disdain. Can I and have I worn hijab in a mosque? Of course. Could I wear hijab in any place where it is the custom and appropriately respectful of my fellow Muslims? Gladly and with great pleasure. Could I wear hijab in a place where it has come to mean a thousand and one things that have nothing whatsoever to do with Allah and everything to do with the all too mundane agendas of humanity? Never.
Вернуться к началу перевода
Обсудите эту работу с друзьями!
 
  При использовании авторских материалов указание автора
и ссылка на страницу конкурсной работы обязательны
Ваши голоса
Блестяще! 1 голос
 
30 баллов за голос
Что-то в этом есть 3 голоса
 
20 баллов за голос
Не впечатлило 2 голоса
 
10 баллов за голос
Разочаровало 0 голосов
 
5 баллов за голос
Статистика     *данные на 14:00 (Москва, GMT+3)
Место в рейтинге Публицистика: 61
Средняя оценка: 18.33
Итоговая оценка: 13.75
Общее число оценок: 6
Число комментариев: 4
Число посещений страницы:
< Предыдущий перевод Следующий перевод >
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>
Комментарии:    4
Андрей Москотельников
Андрей Москотельников говорит:
0
30.10.2012 17:53   #
Очень-очень хороший материал! Лично меня он просто-таки просветил, объяснил многое, главное из которого - отношение к исламу, к хиджабу, и прочим нормальным, в общем-то вопросам, нормальной женщины. Белой женщины, белого человека. И отличие, высоту, мировоозрения белой женщины по контрасту с её цветными товарками - с той самой превловутой этникой.

Жаль, что перевод недотягивает. Самое начало: "Хиджаб ворвался в горячие и, порой, запутанные споры о событиях современности и стал высоко поднятым знаменем по обе стороны вуали". Ну, что это, в самом деле, такое! Постараться нужно было бы, избирая такой интересный материал. В другой раз я сразу бросил бы, прочитав эту первую фразу. А тут дочитал до конца и ещё не раз перечиталю. Редко, случайно лишь можно натолкнуться на действительно зрелое мировоззрение, на взгляд "с той стороны вуали", о котором даже не подозревал ддо того.
Эмма
Эмма говорит:
0
30.10.2012 18:28   #
Актуальный вопрос
Холиварная позиция
и сыроватый перевод
Татьяна
Татьяна говорит:
0
31.10.2012 14:32   #
Согласна с предыдущими комментаторами. Перевод "сыроватый". ПаранДжа. БюстгалЬтер. Но всё-таки что-то в этом есть.
Марго
Марго говорит:
0
31.10.2012 15:27   #
Доработать, конечно, нужно, но все же "Что-то в этом есть".
________

>> имперские наряды из Китая, которые в несколько слоев были надеты на голубоглазые белокожие тела

Голубоглазого тела быть не может.
________

>> и прибывали в нео-романтическом неведении = и прЕбывали в неоромантическом неведении
________

>> К каким времени, стране, социальному классу... = К какОМУ времени, стране, социальному классу...
________

>> если она понимает истинный смысл этого действия. = если она понимает истинный смысл этого действа (действие -- это функционирование, работа, а действо -- некий обряд)
Подписаться на новые комментарии к этой работе
Добавить комментарий
Ваше имя Обязательное поле
Ваш email Обязательное поле    Ваш email не будет опубликован
Комментарий:
Защитный код
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>

 

 

Статистика конкурса

всего (сегодня)
Пользователи: 156 (0)
Переводы: 0 (0)
Комментарии: 25234 (71)
Иллюстрации: 0 (0)

Последние события

nsbivintobia: <strong><a href="/">swiss replica watches aaa+</a></strong> <br> <strong><a href="/">swiss replica watches</a></strong>
nsbivintobia: <strong><a href="/">moncler sale</a></strong> <br> <strong><a href="/">moncler outlet store</a></strong> <br> <a
nsbivintobia: <strong><a href="/">jimmy choo clearance</a></strong> <br> <strong><a href="/">jimmy choo outlet store</a></strong>
nsbivintobia: <ul><li><strong><a href="/">tiffany outlet online</a></strong> </li><li><strong><a href="/">tiffany outlet</a></strong> </li><li><strong><a href="/">tiffany jewelry
nsbivintobia: <a href="/">swiss replica watches</a> <strong><a href="/">high quality swiss replica watches</a></strong>
nsbivintobia: <strong><a href="/">pens</a></strong> <br> <strong><a href="/">mont blanc pens</a></strong> <br> <a class="category-top"
nsbivintobia: <strong><a href="/">swiss replica watches aaa+</a></strong> <br> <strong><a href="/">swiss replica watches</a></strong>
eemperafa: . Louis Rams Jerseys http://www.raiderranchlubbo… ... c-1_4.html Tampa Bay Buccaneers
eemperafa: <strong><a href="/">moncler</a></strong> <br><strong><a href="/">moncler outlet</a></strong> <strong><a href="/">moncler sale</a></strong> <br><br><br><br><br><br><br>http://www.raiderranchlubbo… nfl
eemperafa: <a href="/">best beats by dre outlet</a> <strong><a href="/">buy monster beats
Все события

Партнеры конкурса