Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь в конкурсе


Авторизация

Регистрация

Войти через loginza
Ваше имя
Ваш email
Пароль
Повторите пароль
Защитный код

фрагмент из книги "Conrad’s Fate" - фрагмент из книги "Судьба Конрада"

06.12.2012
Обсудите эту работу с друзьями!
Оригинал: фрагмент из книги "Conrad’s Fate", Diana Wynne Jones
Перевод с английского: Ирина Позднякова
- Я уйду, если ты мне расскажешь, что такое изменение вероятности, - заявил я.
- Только сейчас не приставай с этими глупостями, - маме наконец удалось выкрутить бумагу так, чтобы прочитать последнюю строчку. – Спроси лучше у дяди. Это тема для волшебников. Что ты думаешь о фразе: «племенные кобылы бесправны» - если я это поставлю как подзаголовок? Хорошо, а?
- Очень, - сказал я. Мамины статьи полны таких подзаголовков. Я никогда толком не понимал, что они значат. В те годы я думал, что бесправная кобыла – это что-то вроде тихого ужаса. Я пошел вниз, думая про ее книги со странными названиями, вроде «Эксплуатация мечты» или «Евнухи - инвалиды». У дяди Альфреда была целая полка в магазине, заполненная мамиными творениями. Одна из моих обязанностей заключалась в том, чтобы приводить их в порядок, но книги все равно почти никто не покупал, как бы я ни натирал их корешки, и как бы соблазнительно их ни ставил. Я очень много работал у дяди – распаковывал товар, расставлял, протирал и еще мыл пол в те дни, когда к нам приходила терять самообладание госпожа Поттс. Госпожа Поттс всегда теряла самообладание, пытаясь привести в порядок рабочее место дяди Альфреда. Тогда не только в магазине, но и по всему дому были слышны вопли: «Я вам сказал только помыть пол! Вы угробили мой эксперимент! И я вам сто раз говорил не трогать моих рыбок! Только прикоснитесь еще раз к рыбкам!»
Но, по крайней мере, один раз в месяц госпожа Поттс складывала все по стопочкам и стирала меловые пометки на рабочем месте дяди. Когда это происходило, дядя Альфред закатывал жуткий скандал, и на следующий день госпожа Поттс никуда не выходила из дома, приводя в порядок свои нервы.
Я должен был мыть пол в торговом зале. В качестве награды за это, мне позволялось читать любые книги с детских полок. Если быть честным до конца (любимая фраза дяди Альфреда), я охотно променял бы эту награду на возможность побольше узнать о злой судьбе. Я начал задумываться о том, что все наши удачи и неудачи как-то предначертаны. До этого я бы, конечно, предпочел чтению какое-нибудь рискованное предприятие или просто возможность сходить в гости к друзьям в той части города, где телевизоры работали. Чтение было гораздо более трудной работой, чем мытьё пола. Но внезапно я обнаружил книги про Питера Дженкинса. Ну, вы все их знаете: «Питер Дженкинс и худой учитель», «Питер Дженкинс и тайна директора школы» - и все остальные. У нас в магазине оказалось около двадцати томов, и я вознамерился прочитать их все. Я уже прочитал шесть книг и пытался осилить «Питер Дженкинс и формула футбола» - она казалась мне действительно интересной. Так что как раз сейчас у меня была книга, которую я хотел читать.
С мытьем я справился так быстро, как только мог. Потом протер от пыли мамины книжки. Как только с уборкой было покончено, я кинулся к полкам с детской литературой, чтобы вытащить свою книгу. Проблема заключалась в том, что все тома этой серии были в одинаковых обложках. Я помнил, что «Питер Дженкинс и формула футбола» вроде бы стоит в ряду седьмой. Но там оказалась другая книга – «Питер Дженкинс и волшебный игрок в гольф». Я перебрал всю полку, проверяя, там ли еще «Тайна директора школы». Оказалось, что ее тоже нет. Вместо нее стояли три тома «Питер Дженкинс и тайный ужас» - раньше я их не видел. Я открыл одну из них – книга была похожа на «Тайну директора школы», но не совсем. Вместо зомби в шкафу там были вампиры. Я поставил все назад и очень расстроился. В общем, в итоге я вытащил одну наугад, и решил еще почистить мамины книги… Они тоже вдруг немного изменились. Вроде бы те же желтоватые листы Франконии Грант, но названия стали другими. Толстый том, который раньше назывался «Кризис женщины» остался толстым, но теперь на корешке стояло «Прецеденты с женщинами», а тонкая книга в мягкой обложке стала называться «Смекалка» вместо «Как пользоваться интуицией». Ну, во всяком случае, я так помнил.
И в этот момент я услышал, что в магазин спускается дядя Альфред.
- Дядя! – крикнул я. – Мы, что продали все экземпляры «Питер Дженкинс и формула футбола»?
- Вроде нет, - ответил он, врываясь в магазин и кидаясь к полкам с детской литературой. На ходу он менял очки и бормотал, что книги надо упорядочить. Он всмотрелся в тома про Питера Дженкинса. Затем привстал на цыпочки, чтобы обозреть верхние полки. И наконец отступил, такой рассерженный, что я невольно пожалел госпожу Поттс – видимо она навела порядок на книжных полках.
- Ты только глянь на это безобразие! – сказал мой дядя с нескрываемым отвращением. – Книги примерно на треть изменились! Это практически преступление. Они решились на крупное дело, даже не подумав про побочные эффекты! Конрад, выгляни на улицу – она такая же, как раньше или нет?
Я выглянул за дверь и… ооох! Почтовый ящик на улице стал ярко-синим.
- Ты видишь?! – кипел дядя. – Видишь что это такое? Теперь все мелочи будут отличаться от того, что было раньше. И это могут быть очень важные мелочи, но разве им есть до этого дело? Они только о деньгах и думают!
- Кто? – спросил я. Не понятно, как кто-то может зарабатывать деньги, изменяя книги.
- Они, - дядя потыкал пальцем себе за спину. – Бессовестные аристократы из Стэллери, чтоб ты знал, Кон. Они делают деньги, не думая о последствиях. Если они понимают, как можно получить большую прибыль, то их не волнует, что в мире что-то там слегка изменится. Они просто расшатывают и разрушают пару вещей. Для них это значения не имеет, они изменяют всё, к чему прикасаются. Сейчас, похоже, они перестарались. Пожадничали. Надо, наконец, прямо спросить у них, до каких пор они будут испытывать наше терпение. – Он снял свои очки и сунул их в карман. На лбу у дяди проступили мелкие капельки пота. – В общем, будет не здорово, - сообщил он. – Я так предполагаю.
«Предполагаю» означало устранение вероятной реальности.
- Как меняют вещи? – спросил я.
- Сильным волшебством, - ответил дядя. – Гораздо более сильным, чем мы с тобой можем представить. Не обольщайся, граф Рудольф и его родня – очень опасные люди.
Добравшись наконец до своей комнаты, чтобы заняться книгой про Питера Дженкинса, я выглянул из окна. Я был на самом верхнем этаже нашего дома, поэтому Стэллери видел просто сияющим пятном на том месте, где скалы незаметно переходили в пологие зеленые холмы. Я с трудом его разглядел. Смешно было думать, что так далеко и высоко от города люди обладали способностью изменять количество книг и цвет почтовых ящиков. Я все еще не понимал, какая в этом вообще необходимость.
- Это потому, что, изменяя мир, можно добиться желаемого изменения для себя, - объяснила Антея, поднимая глаза от своих книг. – Просто самую капельку все изменять. Но на этот раз, - добавила она с сожалением, - они кажется, перестарались. У меня тут есть пара ссылок на книги, а этих книг больше в природе не существует. Так что я понимаю, почему дядя Альфред так рассердился.
К переменам мы привыкли уже к утру. Часто надо было напоминать себе – например, что раньше почтовые ящики были ярко-красными. Дядя Альфред сказал, что скоро мы забудем все, кроме того, что жили в этой части Стэлл Черстер.
- Если быть честным до конца, - сказал он, - половина города думает, что почтовые ящики всегда были синими. Впрочем, во всей стране примерно такая же картина. Король, видимо, уже называет их «королевскими синими». Игры разума, короче. Апогей жадности.
Все это случилось довольно давно. Антея тогда еще жила с нами. Полагаю, мама и дядя Альфред надеялись, что она всегда будет с нами жить. С наступлением лета мама как обычно напомнила Антее:
- Дорогая, не забудь – Конраду нужна новая форма на следующий учебный год.
Дядя Альфред тоже был полон планов по расширению магазина – ведь Антея окончила школу и могла теперь работать полный день.
- Если я уберу чулан напротив моего рабочего кабинета, - говорил он, - мы сможет перенести туда офис. Тогда на месте офиса разместим книги. Возможно, займем и внутренний двор.
Антея только помалкивала в ответ на все эти планы. Месяца два она была очень тихой и задумчивой. Потом, кажется, слегка приободрилась и охотно работала в магазине. В конце лета мы с ней отправились покупать мне новую одежду. Все было как обычно, если не считать того, что она купила новые вещи и себе тоже. А когда я начал ходить в школу, Антея бросила нас.
Она спустилась к завтраку с небольшим чемоданчиком.
- Я ухожу, - сказала она. – Завтра у меня начинаются занятия в университете. В девять двадцать я должна быть в Людвиче, поэтому я попрощаюсь с вами сейчас, а позавтракаю в поезде.
- Университет! – вскричала мама. – Но у тебя же совсем нет способностей!
- Ты не можешь так поступить, - сказал дядя Альфред, - на тебе магазин и, кроме того, у тебя же денег ни гроша!
- Вступительные экзамены я сдала, - спокойно ответила Антея, - и получила стипендию. Так что деньги у меня будут, если, конечно, я не стану тратить их на что попало.
- Но ты не можешь… - начали мама и дядя хором. Потом мама закончила:
- Кто же присмотрит за Конрадом?
А дядя Альфред гнул свое:
- Я же рассчитывал на твою помощь в магазине.
- Бесплатная работа. Я так и думала, - Антея покивала. – Мне очень жаль, что у вас были планы, но у меня есть свои собственные планы относительно дальнейшей жизни. Я вам ничего не говорила, потому что знала – вы обязательно начнете меня отговаривать и мешать. Я заботилась о вас, всех троих, многие годы. Но теперь Конрад уже достаточно вырос, и может обойтись без няньки. Так что я хочу вас покинуть.
И она действительно ушла, оставив нас таращиться ей вслед во все глаза. Больше сестра не вернулась. Она слишком хорошо знала дядю Альфреда. Он целыми днями создавал заклинания - чтобы, приехав в конце семестра на каникулы, сестра не нашла в себе сил снова уехать. Антея поняла это и не приехала. Она просто отправила поздравительную открытку и сообщила, что гостит у друзей, так что не успевает нас навестить. Потом она присылала подарки и открытки на мои дни рождения, но в Стэлл Честере очень долго не появлялась.
Ирина Позднякова
фрагмент из книги "Conrad’s Fate"
“I’ll go when you tell me what pulling the possibilities means,” I said.
“Don’t bother me with things like that,” she said, winding the paper up so that she could read her latest line. “Ask your uncle. It’s only some sort of magicians’ stuff. What do you think of ‘disempowered broodmares’ as a description? Good, eh?”
“Great,” I said. Mum’s books are full of things like that. I’m never sure what they mean. That time I thought a disempowered broodmare was some sort of weak nightmare, and I went away thinking of all her other books, called things like Exploited for Dreams and Disabled Eunuchs. Uncle Alfred had a whole table of them down in the shop. One of my jobs was to dust them, but he almost never sold any, no matter how enticingly I piled them up. I did lots of jobs in the shop, unpacking books, arranging them, dusting them, and cleaning the floor on the days Mrs. Potts’s nerves wouldn’t let her come. Mrs. Potts’s nerves were always bad on the days after she had tried to tidy Uncle Alfred’s workroom. The shop, and the whole house, used to echo then with shouts of “I told you just the floor, woman! You’ve ruined that experiment! And you’re lucky not to be a goldfish! Touch it again and you’ll be a goldfish!”
But Mrs. Potts, at least once a month, just could not resist stacking everything in neat piles and dusting the chalk marks off the workbench. Then Uncle Alfred would rush up the stairs shouting and the next day Mrs. Potts’s nerves kept her at home and I would have to clean the shop floor. As a reward for this, I was allowed to read any books I wanted from the children’s shelves.
To be brutally frank with you—which is Uncle Alfred’s favorite phrase—this reward meant nothing to me until about the time I heard about karma and Fate and started wondering what pulling the possibilities meant. Up to then I preferred doing risky things. Or I mostly wanted to go and see friends in the part of town where televisions worked. Reading was even harder work than cleaning the floor. But suddenly one day I discovered the Peter Jenkins books. You must know them: Peter Jenkins and the Thin Teacher, Peter Jenkins and the Headmaster’s Secret, and all the others. They’re great. Our shop had a whole row of them, at least twenty, and I set out to read them all.
Well, I had already read about six, and those all kept harking back to another one called Peter Jenkins and the Football Formula that sounded really exciting. So that was the one I wanted to read next.
I finished the floor as quickly as I could. Then, on my way to dust Mum’s books, I stopped by the children’s shelves and looked urgently along the row of shiny red and brown Peter Jenkins books for Peter Jenkins and the Football Formula. The trouble is, all those books look the same. I ran my finger along the row, thinking I’d find the book about seventh along. I knew I’d seen it there. But it wasn’t. The one in about the right place was called Peter Jenkins and the Magic Golfer. I ran my finger right along to the end, and it still wasn’t there, and The Headmaster’s Secret didn’t seem to be there either. Instead, there were three copies of one called Peter Jenkins and the Hidden Horror, which I’d never seen before. I took one of those out and flipped through it, and it was almost the same as The Headmaster’s Secret, but not quite—vampire bats instead of a zombie in the cupboard, things like that—and I put it back feeling puzzled and really frustrated.
In the end I took one at random before I went on to dust Mum’s books. And Mum’s books were different—just slightly—too. They looked the same, with Franconia Grant in big yellow letters on them, but some of the titles were different. The fat one that used to be called Women in Crisis was still fat, but it was now called The Case for Females, and the thin, floppy one was called Mother Wit, instead of Do We Use Intuition? like I remembered.
Just then I heard Uncle Alfred galloping downstairs, whistling, on his way to open the shop. “Hey, Uncle Alfred!” I called out.
“Have you sold all the Peter Jenkins and the Football Formulas?”
“I don’t think so,” he said, rushing into the shop with his worried look. He hurried along to the children’s shelves, muttering about having to reorder as he changed his glasses over. He peered through them at the row of Peter Jenkins books. He bent to look at the books below and stood on tiptoe to look at the shelves above. Then he backed away looking so angry that I thought Mrs. Potts must have tidied the books, too. “Would you look at that!” he said disgustedly. “That’s a third of them different! It’s criminal. They went for a big working without even considering the side effects! Go outside and see if the street’s still the same, Conrad.”
I went to the shop door, but as far as I could see, nothing... Oh! The postbox down the road was now bright blue.
“You see!” said my uncle when I told him. “You see what they’re like! All sorts of details will be different now—valuable details—but what do they care? All they think of is money!”
“Who?” I asked. I couldn’t see how anyone could make money by changing books.
He pointed up and sideways with his thumb. “Them. Those bent aristocrats up at Stallery, to be brutally frank with you, Con. They make their money by pulling the possibilities about. They look, and if they see they could get a bigger profit from one of their companies if just one or two things were a little different, then they twist and twitch and pull those one or two things. It doesn’t matter to them that other things change as well. Oh no. And this time they’ve overdone it. Greedy. Wicked. People are going to notice and object if they go on doing this.” He took his glasses off and cleaned them. Beads of angry sweat stood on his forehead. “There’ll be trouble,” he said. “Or so I hope.”
So this was what pulling the possibilities meant. “How do they change things?” I asked.
“By very powerful magic,” said my uncle. “More powerful than you or I can imagine, Conrad. Make no mistake, Count Rudolf and his family are very dangerous people.”
When I finally went up to my room to read my Peter Jenkins book, I looked out of my window first. Because I was at the very top of our house, I could see Stallery as just a glint and a flashing in the place where green hills folded into rocky mountain. I found it hard to believe that anyone in that high, twinkling place could have the power to change a lot of books and the color of the postboxes down here in Stallchester. I still didn’t understand why anyone should want to.
“It’s because if you change to a new set of things that might be going to happen,” Anthea explained, looking up from her books, “you change everything just a little. This time,” she added, ruefully turning the pages of her notes, “they seem to have done a big jump and made a big difference. I’ve got notes here on two books that don’t seem to exist anymore. No wonder Uncle Alfred’s annoyed.”
We got used to the changes by next day. Sometimes it was hard to remember that postboxes used to be red. Uncle Alfred said that we only remembered anyway because we lived in that part of Stallchester. “To be brutally frank with you,” he said, “half Stallchester thinks postboxes were always blue. So does the rest of the country. The King probably calls them royal blue. Mind games, that’s what it is. Diabolical greed.”
This happened in the glad old days when Anthea was at home. I think Mum and Uncle Alfred thought Anthea would always be at home. That summer Mum said as usual, “Anthea, don’t forget that Conrad needs new school clothes for next term,” and Uncle Alfred was full of plans for expanding the shop once Anthea had left school and could work there full time.
“If I clear out the boxroom opposite my workroom,” he would say, “we can put the office in there. Then we can put books where the office is— maybe build out into the yard.”
Anthea never said much in reply to these plans. She was very quiet and tense for the next month or so. Then she seemed to cheer up. She worked in the shop quite happily all the rest of the summer, and in the early autumn she took me to buy new clothes just as she had done last year, except that she bought things for herself at the same time. Then, after I had been back at school a month, she left.
She came down to breakfast carrying a small suitcase. “I’m off,” she said. “I start at university tomorrow. I’m catching the nine-twenty to Ludwich, so I’ll say good-bye now and get something to eat on the train.”
“University! ” Mum exclaimed. “But you’re not clever enough!”
“You can’t,” said Uncle Alfred. “There’s the shop—and you don’t have any money.”
“I took an exam,” Anthea said, “and I won a scholarship. That gives me enough money if I’m careful.”
“But you can’t!” they both said together. Mum added, “Who’s going to look after Conrad?” and Uncle Alfred said, “Look here, my girl, I was relying on you for the shop.”
“Working for nothing. I know,” Anthea said.
“Well, I’m sorry to spoil your plans for me, but I do have a life of my own, you know, and I’ve made arrangements for myself because I knew you’d both stop me if I told you. I’ve looked after all three of you for years. But now Conrad’s old enough to look after himself,
I’m going to go and get a life.”
And she went, leaving us all staring. She didn’t come back. She knew Uncle Alfred, you see. Uncle Alfred spent a lot of time in his workroom setting up spells to make sure that when Anthea came home at the end of the university semester she would find herself having to stay with us for good. Anthea guessed he would. She simply sent a postcard to say she was staying with friends and never came near us. She sent me cards and presents for my birthdays, but she never came back to Stallchester for years.
Diana Wynne Jones
Diana Wynne Jones
Вернуться к началу перевода
Обсудите эту работу с друзьями!
 
  При использовании авторских материалов указание автора
и ссылка на страницу конкурсной работы обязательны
Ваши голоса
Блестяще! 4 голоса
 
30 баллов за голос
Что-то в этом есть 0 голосов
 
20 баллов за голос
Не впечатлило 0 голосов
 
10 баллов за голос
Разочаровало 0 голосов
 
5 баллов за голос
Статистика     *данные на 18:00 (Москва, GMT+3)
Место в рейтинге Проза: 165
Средняя оценка: 30.00
Итоговая оценка: 15.00
Общее число оценок: 4
Число комментариев: 9
Число посещений страницы:
< Предыдущий перевод Следующий перевод >
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>
Комментарии:    9
Константин Николаев
Константин Николаев говорит:
0
08.12.2012 22:53   #
хороший слог, поставил "Блестяще!"
Ирина Позднякова
Ирина Позднякова говорит:
0
08.12.2012 22:55   #
спасибо
Эмилия
Эмилия говорит:
0
08.12.2012 23:14   #
Я тоже поставлю "блестяще" :-)
Хотя мне не все понятно по смыслу, но текст "гладкий" :)
Ирина Позднякова
Ирина Позднякова говорит:
0
08.12.2012 23:15   #
не все понятно - это про изменения реальности?
Эмилия
Эмилия говорит:
0
08.12.2012 23:17   #
Ну да :)
Ирина Позднякова
Ирина Позднякова говорит:
0
08.12.2012 23:22   #
ну, у Дианы Джонс целая серия книг про параллельные миры и варианты развития событий. по сути - да, эта книга далеко не первая в серии, так что она как бы уже "для тех, кто в теме".
Эмилия
Эмилия говорит:
0
08.12.2012 23:25   #
Жаль, что я "не в теме" :) А то читала, читала и думала, что сейчас будет развязка, а ее нет :-)
Но Вы Молодец, Ирина, текст действительно гладкий, нигде ничего не "мешает" читать.
Ирина Позднякова
Ирина Позднякова говорит:
0
08.12.2012 23:49   #
спасибо, старалась, несколько раз редактировала.
там объяснение ближе к середине повести, а полная развязка - к концу.
Саня
Саня говорит:
0
24.12.2012 20:40   #
Ух, здорово выглядит! И вполне соответствует духу и стилю остальных книг серии. А Вы только этот фрагмент переводили? Так хотелось бы всю книжку увидеть на русском...
Подписаться на новые комментарии к этой работе
Добавить комментарий
Ваше имя Обязательное поле
Ваш email Обязательное поле    Ваш email не будет опубликован
Комментарий:
Защитный код
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>

 

 

Статистика конкурса

всего (сегодня)
Пользователи: 193 (0)
Переводы: 0 (0)
Комментарии: 74022 (0)
Иллюстрации: 0 (0)

Последние события

Все события

Партнеры конкурса