Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь в конкурсе


Авторизация

Регистрация

Войти через loginza
Ваше имя
Ваш email
Пароль
Повторите пароль
Защитный код

The Bush Doctrine - Правила поведения в кустах

02.10.2014
Обсудите эту работу с друзьями!
Оригинал: The Bush Doctrine, Lisa Pryor
Перевод с английского: Александр
Для описания района, в котором я выросла, постоянно использовалось слово «лиственный». В газетных статьях и рекламе по продаже недвижимости оно было повсюду. Оно означало, что улицы были покрыты листьями палисандра, эвкалипта и тополя. Жители района постоянно очищали дороги и веранды от опавших цветков и листьев. Слово «лиственный» также означало кое-что ещё. Жизнь должна была проходить спокойно, без потрясений, вежливо и со вкусом. И, в основном, так оно и было.

Задний двор дома в Розвилле, где жила моя семья, был полон ползучих растений, и для его описания лучше подходило слово «дикий», нежели «лиственный». Там росли кривые лимонные и грейпфрутовые деревья, локва и клубника, и они даже приносили плоды, если мы ухаживали за ними. Также там водились настурции, сок которых можно было высасывать, банановое дерево, покрытое паутиной, колючее табачное дерево и сливы, которые служили в качестве снарядов для войн между соседями.

Будучи ребенком восьмидесятых, я проводила немало времени на нашем заднем дворе, занимаясь такими полезными внешкольными занятиями, как игра в гандбол с моим младшим братом и нашими уличными друзьями. Остальное же время занимало лежание на розовом велюровом диване или пробковом полу, сопровождаемое поеданием мюсли и просмотром телевизионных передач, таких как «Вомбат» , «Теперь ты видишь это» и «Вперед, детишки!» .

Будучи подростком девяностых, я оказалась свидетельницей того, как наш задний двор стал играть другую роль в нашей жизни. Столкнувшись с волной вечеринок, он утратил свою невинность. Вечером, когда я отмечала свое шестнадцатилетие, забор, находящийся с задней стороны, был проломлен толпой «зайцев», которые обходили с тыла родительский командный пост на веранде, где мои мама с папой отмечали всех пришедших в списке приглашенных и выявляли злостных нарушителей закона о трезвости. Среди адиантумов и вокруг пруда валялись пивные бутылки и сигаретные окурки, а народ активно раскуривал самопальные кальяны, сделанные из бутылок из-под шампанского и кусочков садового шланга.

Эта вечеринка по случаю моего дня рождения в ноябре 1994-го оказалась самой безумной, которую мне довелось пережить. Полиция приезжала пять раз, старшие ребята гоняли на машине по нашей несчастной улице, а мы танцевали во дворе под техно, одетые в мешковатые штаны и полосатые кофты. Именно в этот вечер я обзавелась партнером для вечера школьных танцев в 10-м классе.

Я познакомилась с этим мальчиком поздно вечером в пруду, где вода была перемешана с недоеденными кусками торта, которые детишки забросили туда смеха ради.

Я буду называть его Себастьяном. Он обладал привлекательной внешностью и был прожженным тусовщиком. Его отличали высокий рост и кудрявые каштановые волосы. Кроме этого, он казался классным парнем. Он учился в частной школе в восточном пригороде Сиднея – в далеком экзотическом местечке, которое наша компания обнаружила совсем недавно, расширяя географические познания от Уорунги до Вокласа. В то время как мои родители приводили дом в порядок, мы с Себастьяном завершили эту вечеринку целуясь и лаская друг друга в том самом пруду, где несколькими годами ранее я занималась куда более невинными вещами – ныряла в поисках чего-нибудь интересного и бегала по кругу до тех пор, пока у меня не начинала кружиться голова.

Несколько дней спустя я позвонила ему и пригласила на предстоящий вечер школьных танцев. Когда Себастьян сказал мне в ходе нашего недолгого разговора, что он проходит стажировку в спортивном зале, я должна была почувствовать подвох. Наращивать мускулы было его главной целью. Но мне было шестнадцать, а он был симпатичным, и в то время мне этого было достаточно.

Вечер состоялся через пару недель после моего шестнадцатого дня рождения - в субботу двадцать шестого ноября 1994 года.

Первые намёки на то, что он окажется неудачным, появились рано, ещё до захода солнца. Когда я с мамой пришли на предварительную встречу в доме моей подруги, девушки и их партнеры уже дефилировали по подъездной дорожке, усыпанной гравием, мимо теннисного корта. Они собирались на песчаной террасе, и позировали для фотографий, которые делали их мамаши, сновавшие повсюду в льняных шортах, в то время как младшие отпрыски смотрели на всё это и помирали со скуки.

На этих фотографиях, которые у меня до сих пор сохранились, некоторые из нас выглядят наилучшим образом. Некоторые – нет. Моё черное платье до пола смотрелось не так уж плохо, несмотря на то, что моя мама носила его в семидесятых, и оно провалялось всё это время на чердаке, немного пахло нафталином и плесенью. Другое дело – мои туфли. Черно-белые спортивные кеды в полоску с высокими белыми каблуками из пластика выглядывали из-под подола моего платья. В то время я считала себя рейвером, несмотря на то, что на самом деле рейв мне никогда особо не нравился.

Часы пробили пять, народу становилось всё больше и больше, но Себастьяна не было и в помине. Я начала нервничать. Фотографии очень четко отображают мое состояние. Каждая из них чуть темнее предыдущей, поскольку наступали сумерки. На ранних фото я выгляжу слегка взволнованной, и готовой расплакаться. Позже, когда совсем стемнело, я уже просто вне себя.
Мы ждали и ждали. Я помню, как сначала толпа становилась всё больше, а потом начала редеть. Часы пробили семь, и нас больше не могли ждать. В арендованных лимузинах и семейных автомобилях все уехали на вечеринку. Нас оставили наедине с темнотой и комарами - меня с мамой, и мою подружку, которая также ждала опаздывающего друга Себастьяна.

Затем случилось чудо. Когда уже начало казаться, что мы пойдем на вечеринку одни, подъехало такси. Оттуда вылезли Себастьян с товарищем.

«Наш матч по крикету немного задержался» - сказал Себастьян.

Не было никаких извинений. Себастьян был одет в элегантный смокинг с красным жилетом. Он послушно попозировал для обязательного парного снимка. На этом фото мы оба очень напряжены и с натянутыми улыбками. Моя выглядит отвратительно не только потому, что она фальшива, но и благодаря сыпи, выскочившей на губе, которую я искусно замазала помадой.

Мы забрались в мамин хэтчбэк и помчались к школьному спортзалу. Там мы ужинали и танцевали на том самом потрескавшемся паркетном полу, на котором все сидели по-турецки и молились во время собраний, проводившихся два раза в неделю. На том же самом полу мы прыгали через скакалку во время уроков физкультуры, одетые в яркие синие спортивные штаны и мягкие желтые толстовки. В течение нескольких прекрасных часов казалось, что вечер всё же удался. Мы с Себастьяном были вполне дружелюбны друг к другу, когда наступила полночь.

Кажется, что самые запоминающиеся моменты нашей подростковой жизни происходят на улице, в задних двориках или парках. Также было и в этот раз. Когда закончился последний танец, мы направились к ещё одной моей подруге, чтобы оторваться на афтепати.

Бэби-бумеры мифологизировали заднее сиденье машины, как место сексуальных побед, где подростки исследовали тела друг друга и теряли невинность. Для моего поколения таким священным местом были кустарники. Парки, кусты, задние дворики с покрытыми росой шезлонгами и прыгательными батутами служили местами любовных утех для парочек, не достигших шестнадцатилетия. Именно в таких полуобщественных местах, подростки, которые ещё не имели права водить машину, получали первый сексуальный опыт.

Афтепати проводилась в огромном заднем дворе с бассейном и теннисным кортом, поэтому недостатка в кустах и темных уголках не было. После того, как я хлопнула рюмашку чего-то вроде смеси виски Джим Бим и Кока-колы, я забыла все промахи Себастьяна за сегодняшний вечер. Жаждая продолжить наше знакомство, которое началось две недели назад, а, также, не желая упустить возможность пообжиматься, я потащила его к кустам, растущим рядом с домом.

Мы лежали в наших праздничных одеяниях и целовались. Оглядываясь в прошлое, я понимаю, что наши поцелуи были чертовски неумелы, хотя и полны энтузиазма. В любом случае, тогда у меня не хватало жизненного опыта, чтобы строго судить Себастьяна за это. По крайней мере, у меня будет, о чем посплетничать в понедельник, когда мы будем торчать в раздевалке, поедая пирожные и ожидая звонка. И, кажется, он не заметил сыпи на моей губе.

А затем я почувствовала, как рука Себастьяна заползла ко мне под юбку и забралась в трусы. Я, будучи примерной девушкой, сдвинула её ниже к коленям. Его рука опять поползла вверх по ноге. Я снова сдвинула её вниз. Тут я поняла, что наши действия начали приобретать циклический характер. Каждый раз, когда его рука начинала ползти вверх, я сдвигала её вниз. Ну, более или менее.

В то время все мои подружки ещё не позволяли парням залезать к себе в трусы. К концу лета некоторые особо продвинутые девушки познали прелести орального секса, но на тот момент все отношения находились на уровне «руки-поверх-одежды». В нашем случае, то, насколько далеко могла зайти девушка в своих отношениях с парнем, определялось не только его настойчивостью, но и нормами, которыми руководствовались её подруги. Поэтому я строго следовала «официальным» правилам и настойчиво не позволяла его рукам забраться ко мне в трусы.

И вот тут Себастьян поднялся и покинул меня. Он не просто оставил меня одну в кустах, он вообще свалил с вечеринки. Он даже не попрощался. Не говоря уж о том, чтобы сказать что-нибудь типа: «Большое спасибо за приглашение и за прекрасный вечер». Больше я его никогда не видела.

Себастьян был неудачником, но ему не удалось испортить мне вечер. Он не только оставил мне хороший анекдот, он также дал мне кое-что, что осталось со мной на все эти годы, до сих пор, когда я - уже взрослая женщина, которая может позволить себе выпивать в пабе, а не на заднем дворе и заниматься сексом в нормальной кровати, а не на траве. Он «сделал мне прививку» против всяких задротов, пижонов, негодяев и альфонсов.

Даже спустя столько лет, я всё ещё надеюсь, что тоже дала ему кое-что. Что-то, что останется с ним навсегда. Герпес.
Александр
The Bush Doctrine
‘Leafy’ was a word regularly used to describe the neighbourhood I grew up in. In real estate ads and newspaper articles, leafy was always the word used. It meant the streets were lined with jacarandas, eucalypts and poplars. Residents were forever sweeping fallen leaves and dropped blossoms from driveways and decks. Leafy meant other things, too. It meant life was supposed to pass quietly, tastefully, conservatively and politely. And, mostly, it did.

My family’s steep and rambling backyard in Roseville was something slightly wilder than leafy. It sprouted gnarled lemons, loquats, grapefruits and strawberries when we could be bothered tending them. There were nasturtiums to suck, a banana tree covered in cobwebs, a pungent tobacco tree and plums that served as ammunition for neighbourhood wars. Lemongrass and parsley grew madly in the herb garden behind the shed.

As a child of the ’80s, I spent a lot of time in this backyard, engaging in wholesome after-school pursuits like handball with my little brother and our friends from the street, during the brief intervals when we were not lounging inside on the pink velour couch or the cork tiles, eating muesli bars, glued to afternoon television shows like Wombat, Now You See It and C’mon Kids.

As a teenager of the ’90s, I saw the backyard take on a different role in our lives. In the face of wave after wave of parties, it lost its innocence. On the night of my sixteenth birthday party, the paling fence along the side was breached by dozens of gatecrashers bypassing the parental command post on the front verandah, where my mum and dad waited to tick names off the invitation list and police the most obvious transgressions of the no-alcohol rule. Among the maidenhair ferns and behind the pool, beer bottles were chucked, ciggies were stubbed out and homemade bongs fashioned from shampoo bottles and bits of garden hose were put to use.

It was at that birthday party in November 1994, the wildest night I had ever known—where the police came five times, where older boys car-surfed down our dippy street and where, out the back, we danced to techno music in baggy pants and stripy tops — that I acquired my Year 10 formal partner.

Late in the night, this boy and I became acquainted in the spa, where the water churned with half-eaten chunks of pavlova, and bits of my birthday cake, which kids had chucked in because it was funny.

Sebastian, as I will call him, was a good-looking party boy. He was tall with curly brown hair. Not only that, he was cool. He went to a private school in Sydney’s eastern suburbs, an exotic land far away, which my friends and I had recently discovered, extending our geographical knowledge all the way from Wahroonga to Vaucluse. As my parents cleaned up inside, Sebastian and I ended the night of my party pashing in that spa where, not so many years before, I had engaged in more innocent pursuits like duck-diving for weighted rings and running in circles until I was dizzy.

A few days later I called and invited him to the upcoming formal. When Sebastian told me, at some stage during our brief conversation, that he did work experience at a gym, alarm bells should have rung. Building muscle was his greatest ambition. But I was sixteen and he was cute, and at the time that was enough for me.

The formal took place a couple of weeks after my sixteenth birthday party. On Saturday, 26 November 1994, to be precise.

The first sign that the night might be a disaster came early, before the sun had even set. When I arrived with my mum at the preformal party at a friend’s house, girls and their partners were already crunching their way down the gravel driveway past the tennis court, mingling on the sandstone terrace and posing for photographs snapped by the various mothers who buzzed around in linen shorts, as younger siblings watched on and died of boredom.

In those photographs, which I still have now, some of us look our best. Others do not. My dress, a black floor-length number worn by my mum in the ’70s and rescued from the attic smelling only slightly of mothballs and mould, did not look too bad. My shoes were another story. High-heeled sneakers peeped out from the bottom of my dress, black with white racing stripes and a chunky white plastic heel. I fancied myself as a bit of a raver at the time, though I had never, you know, been to an actual rave.

As the clock passed five, more and more friends arrived but there was no sign of Sebastian. I started to get nervous.You can see my nerves in the photos, each one slightly darker than the last, as the late afternoon light fades. Early on I look slightly worried and a little teary. Later on, as it heads towards full-blown evening, I look downright hostile.

We waited and waited. I remember the crowd growing and then thinning. Seven o’clock approached and the stragglers could not wait for us any longer. In hired limos and family station wagons, they left for the formal. I was abandoned to the darkness and the mozzies, along with my mum and a friend who was waiting for Sebastian’s mate, who also hadn’t showed.

Then came a miracle. Just when it looked like we would be going to the formal alone, a taxi rolled up the drive. Out stepped Sebastian and his mate.

‘Our cricket match ran late,’ Sebastian told us.

There was no apology. Obligingly Sebastian, smartly dressed in a tuxedo and burgundy waistcoat, posed with me for the obligatory couple shot. In that photo, we stand stiffly and wear fake smiles. My smile is marred not only by its artificialness but also by a scabby cold sore that I had artfully painted over with lipstick.

We piled in Mum’s hatchback and raced to the school gymnasium. There, we danced and dined on the same sprung parquetry floor where we sat cross-legged and prayed during twice-weekly assemblies, where we jumped rope during PE, dressed in royal-blue tracksuit pants and fluffy yellow jumpers. For a few sweet hours, it seemed like the night was back on track. Sebastian and I were even friendly to each other as midnight approached.

The memorable bits of our teenage lives always seemed to happen outside, in backyards and parks, and so it was with this night. When the last dance was danced, we headed off to another friend’s backyard for after-party mischief.

Baby boomers have mythologised the back seat of the car as the place of sexual conquest, where bodies were explored and virginity was lost. For my generation, shrubbery could be awarded such a hallowed place. Bushes, along with local parks, dewy deckchairs and trampolines, are the lovers’ lanes of the unlicensed. It was in these semi-public spots that teenagers who were not old enough to drive enjoyed or endured early sexual experiences.

There was no shortage of such shrubbery at the after-party, which was held in a large backyard with a pool, tennis court and many shady corners. After quickly downing a small cup of what I think was Jim Beam and Coke, I forgot Sebastian’s failures earlier in the evening. Wanting to revive our tryst of two weeks ago, and not wanting to miss out on a pash on my formal night, I wandered down the side of the house with him, towards the bushes.

We lay down in our formal attire and kissed. In hindsight, it was probably enthusiastic but wildly uncoordinated, although I lacked the life experience to judge him harshly for it. At least I would have gossip to share come Monday morning, as we hung around the locker room eating finger buns and waiting for the bell to ring. And at least he didn’t seem to notice the scabbiness of my lip.

Then I felt Sebastian’s hand creep up my skirt and into my underpants. I dutifully moved his hand down my leg. His hand crept back up my leg. I moved it down again. I realised a pattern was emerging. Every time his hand crept up, I’d move it down. Well, more or less.

My group of friends didn’t do hands-inside-the-underpants at that point. By the end of summer, head jobs had been deemed acceptable among the more advanced girls in the group, but for the moment, things were strictly hands-over-clothes only. With us how far you went was determined by the rules of your friends as much as the persistence of the boy. And so I toed the official line and kept moving his fingers away from my underpants.

And that was when Sebastian got up and left. Not only did he leave the shrubbery, he left the party altogether. He didn’t even bother saying goodbye. Let alone ‘Thank you so much for the invitation—and a lovely evening’. I think that was the last time I ever saw him.

Sebastian was a loser, but he didn’t ruin my night. Not only did he give me an anecdote, he also gave me something that has stayed with me through the years, even now that I am a grown-up, who can drink in a pub rather than a backyard, and have sex in a proper bed rather than a garden bed. He inoculated me against tossers, prancers, cads and bounders.

And I just hope, all these years later, that I gave him something, too. Something that will stay with him for the rest of his life. Cold sores.
Вернуться к началу перевода
Обсудите эту работу с друзьями!
 
  При использовании авторских материалов указание автора
и ссылка на страницу конкурсной работы обязательны
Ваши голоса
Блестяще! 5 голосов
 
30 баллов за голос
Что-то в этом есть 2 голоса
 
20 баллов за голос
Не впечатлило 1 голос
 
10 баллов за голос
Разочаровало 0 голосов
 
5 баллов за голос
Статистика     *данные на 06:00 (Москва, GMT+3)
Место в рейтинге Проза: 63
Средняя оценка: 25.00
Итоговая оценка: 20.00
Общее число оценок: 8
Число комментариев: 3
Число посещений страницы: 3404
< Предыдущий перевод Следующий перевод >
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>
Комментарии:    3
Татьяна
Татьяна говорит:
+1
02.10.2014 14:01   #
Хотя мне не было смешно, но перевод отличный!
Марго
Марго говорит:
+1
03.10.2014 06:59   #
В целом, на мой взгляд, очень неплохо. Некоторые замечания:

>> Когда я с мамой пришли = Когда мы с мамой пришли = Когда я с мамой пришла
_________________

>> Другое дело – мои туфли. Черно-белые спортивные кеды в полоску с высокими белыми каблуками из пластика выглядывали из-под подола моего платья

Здесь _"МОЕГО"_ платья явно лишнее уже и потому, что есть "МОИ туфли". Да и ни в чьем чужом платье она быть не могла.

Вообще, много лишних местоимений, например:
>> Мы лежали в НАШИХ праздничных одеяниях и целовались.

А они могли лежать в чужих одеяниях?
__________________

>> Позже, когда совсем стемнело, я уже просто вне себя. = Позже, когда совсем стемнело, я БЫЛА уже просто вне себя.
__________________

>> Моя выглядит отвратительно не только потому, что она фальшива, но и благодаря сыпи, выскочившей на губе. = ...но и из-за сыпи, выскочившей на губе.

("Благодарить" здесь не за что.)
__________________

>> Кажется, что самые запоминающиеся моменты нашей подростковой жизни происходят на улице =
Кажется, что самые запоминающиеся события нашей подростковой жизни происходят на улице =
Кажется, что самые запоминающиеся моменты нашей подростковой жизни связаны с улицей
starbreaker
starbreaker говорит:
0
06.10.2014 12:03   #
Марго, спасибо за замечания!
Подписаться на новые комментарии к этой работе
Добавить комментарий
Ваше имя Обязательное поле
Ваш email Обязательное поле    Ваш email не будет опубликован
Комментарий:
Защитный код
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>

 

 

Статистика конкурса

всего (сегодня)
Пользователи: 190 (0)
Переводы: 0 (0)
Комментарии: 67934 (0)
Иллюстрации: 0 (0)

Последние события

eemperafa: <strong><a href="http://www.goldweddingbands…">Wedding Dress Factory Outlet</a></strong> <br> <strong><a href="http://www.goldweddingbands…">Wedding Dress Factory
eemperafa: <strong><a href="http://watch.emichaelkorssa…">swiss replica watches aaa+</a></strong> <br> <strong><a href="http://watch.emichaelkorssa…">swiss replica watches</a></strong>
eemperafa: <strong><a href="http://www.tiffanynecklace.…">cheap tiffany & co jewelry</a></strong> <br> <strong><a href="http://www.tiffanynecklace.…">tiffany jewelry</a></strong>
eemperafa: <strong><a href="http://www.pandorabeads.cn/">pandora jewelry wholesale</a></strong> <br> <strong><a href="http://www.pandorabeads.cn/">pandora jewelry cheap</a></strong> <br>
eemperafa: <a href="http://www.watchwinder.pro/">swiss replica watches aaa+</a> <a href="http://www.watchwinder.pro/">swiss replica watches</a> <strong><a
eemperafa: <strong><a href="http://www.michaelkors2u.cn…">michael kors outlet clearance</a></strong> <br> <strong><a href="http://www.michaelkors2u.cn…">Discount Michael Kors
eemperafa: <strong><a href="http://www.watchluxury.me/">swiss replica watches aaa+</a></strong> <br> <strong><a href="http://www.watchluxury.me/">swiss replica watches</a></strong>
eemperafa: <strong><a href="http://www.watchesreplicato…">swiss replica watches aaa+</a></strong> <br> <strong><a href="http://www.watchesreplicato…">swiss replica watches</a></strong>
eemperafa: <strong><a href="http://watches.michaelkorsp…">swiss replica watches aaa+</a></strong> <br> <strong><a href="http://watches.michaelkorsp…">swiss replica watches</a></strong>
eemperafa: <strong><a href="http://www.jackemoncleroutl…">moncler sale</a></strong> <br> <strong><a href="http://www.jackemoncleroutl…">moncler outlet store</a></strong> <br> <a
Все события

Партнеры конкурса