Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь в конкурсе


Авторизация

Регистрация

Войти через loginza
Ваше имя
Ваш email
Пароль
Повторите пароль
Защитный код

Ein Volksfeind - "Враг народа"

01.12.2014
Обсудите эту работу с друзьями!
Оригинал: Ein Volksfeind, Henrik Ibsen, перевод с норвежского на немецкий: Джон Лассен Бойсен / Генрик Ибсен, перевод с норвежского на немецкий: Джон Лассен Бойсен
Перевод с немецкого: Menoli
Аслаксен (звонит в колокольчик). Слово доктору Стокману!
Стокман. Последние несколько дней меня пытались замолчать. Как и сейчас! Я как лев сражался за свои священные права человека! Но сейчас мне всё равно. Я хочу поговорить с вами о более важных вещах.
Толпа подаётся вперёд. В толпе виднеется Мортен Хиль.
Стокман (продолжает). Последние несколько дней я много думал и размышлял, размышлял так упорно, что у меня голова пошла кругом …
Губернатор (откашливается). Хм!
Стокман. Зато теперь мне всё ясно; я отчётливо вижу взаимосвязь. И поэтому я стою сейчас здесь. Я собираюсь сделать важное открытие, дорогие горожане! Я хочу сообщить вам об открытии, не имеющего отношения к такому пустяку, что наш водопровод отравлен, и что наш курорт стоит на отравленной земле.
Голоса (кричат). Хватит обсуждать водолечебницу! Мы не хотим этого слышать! Довольно!
Стокман. Я сказал, я хочу рассказать о важном открытии, которое я сделал на днях. Об открытии, суть которого в том, что все наши духовные, жизненные источники отравлены; что всё наше общество покоится на отравленной почве лжи.
Удивлённые голоса (негромко). Что он сказал?
Губернатор. Это просто инсинуации.
Стокман. Я любил свой родной город так сильно, как только может любить свою малую родину человек, проведя там свою юность. Я был молод, когда покинул эти места, и расстояние, ностальгия, воспоминания окружали особым ореолом это место и горожан.
Одиночные хлопки и возгласы одобрения из зала.
Стокман. Так что долгое время я провёл далеко на севере в ужасном месте. Я встретил однажды людей, которые жили среди россыпи камней. Позже я иногда думал, что для этих бедных, опустившихся людей было бы лучше встретить ветеринара, а не человеческого врача, коим я был…
Шёпот в зале.
Биллинг (бросает перо) Чёрт возьми, такого я ещё не слышал!
Ховстад. Это настоящее издевательство над целым классом общества!
Стокман. Ещё немного терпения! Я думаю, что никто не сможет упрекнуть меня в том, что я забыл свою родину. Я сидел, высиживал, и, в конце концов, выносил идею о водолечебнице.
Аплодисменты и возгласы несогласия
Стокман. И наконец, после года и одного дня, по благоприятному и счастливому велению судьбы, я должен был возвратиться на Родину, - да, дорогие сограждане, я едва ли мог желать чего-то большего на этой Земле. У меня было ещё только одно желание: с жаром, неутомимым рвением трудиться на благо Родины и общества.
Губернатор (глядя в небо). Немного странным образом. Хм.
Стокман. И так я наслаждался и наслаждался работой здесь, в счастье и ослеплении. Вчера рано утром – или даже позавчера вечером – глаза моей души широко раскрылись, и первое, что я увидел – это безграничную глупость властей…
Шум, возгласы, хохот. Фрау Стокман заходится кашлем.
Губернатор. Господин президент!
Аслаксен (громко). На основании моих полномочий…
Стокман. Это мелочно – цепляться к словам, господин Аслаксен. Я всего лишь имею ввиду, что я попал в невообразимый свинарник, и виновато в нем руководство водолечебницы. «Руководство» я терпеть не могу – я сполна насмотрелся на таких людей в своей жизни. Они как козлы в огороде, при любой возможности они обращаются ко злу; становятся поперёк дороги свободных людей до тех пор, куда не повернись, и мне хотелось бы, чтобы они были истреблены подобно хищным зверям…
Волнение в зале.
Мэр. Господин президент, позволительно ли делать подобные заявления?
Аслаксен. (держа руку на колокольчике) Господин доктор!
Стокман. Я лишь удивляюсь, что прозрел только сейчас, а ведь день за днём у меня перед глазами находился прекрасный образец тому – мой брат Петер…
Шум. Госпожа Стокман негромко кашляет. Аслаксен яростно звонит в колокольчик.
Пьяница. Вы это обо мне? Меня называют Петерсоном, но, чёрт подери…
Негодующие голоса. Вышвырните пьяного вон! Выставить его за дверь!
Мужчину снова выводят из зала.
Мэр. Кто это был?
Горожанин неподалеку. Я не знаю, господин мэр.
Второй. Он местный.
Третий. Он, должно быть, лесопромышленник… (остальное - неразборчиво)
Аслаксен. Вероятно, мужчина пьян. Продолжайте, господин доктор, но постарайтесь, наконец, держать себя в руках.
Стокман. Так вот, сограждане, я больше не буду касаться властей. Если кто-то считает, что после того, что я сказал сегодня, я буду их преследовать – он ошибается. Глубоко ошибается! Я лишь тешу себя благой надеждой на то, что, хотя бы к своему смертному часу они пойдут на поправку. Им нужен врач, чтобы тот помог им поскорее отправиться на тот свет. И такие люди не понимают, что представляют для общества наибольшую опасность; не осознают, что именно они в большей степени виноваты в отравлении наших духовных истоков, в заражении основ, которое мы сейчас наблюдаем! Они не видят в нашем обществе самых опасных врагов истины и свободы.
Голоса со всех сторон. Кто это? О ком речь? Назови имена!
Стокман. Возьмите себя в руки, я назову их! В этом и состоит моё великое открытие, которое я сделал на днях. Повышает голос. Самый опасный враг истины и свободы – это сплочённое большинство. Да-да, проклятое, сплочённое, либеральное общество – вот кто враг! Теперь и я это знаю!
Ужасный шум в зале. Большинство кричат, толкаются, свистят. Господа постарше тайком переглядываются и явно получают удовольствие от происходящего. Госпожа Стокман напугана. Эйлиф и Мортен угрозами пытаются успокоить школьников, поднявших шум. Аслаксен звонит в колокольчик и наводит порядок. В конце концов, снова воцаряется тишина.
Аслаксен. Председатель ожидает, что выступающий возьмёт свои необдуманные слова обратно.
Стокман. Да, я имел ввиду именно то, что сказал, господин Аслаксен. Подавляющее большинство в нашем обществе составляют те, кто ограничивал мою свободу и запрещал мне говорить правду.
Мэр. Право всегда на стороне большинства.
Биллинг. И правда тоже; чёрт возьми!
Стокман. На стороне большинства нет никакого права! Нет, говорю вам я! Это один из обманов нашего общества, которому должен воспротивиться каждый свободный, мыслящий человек. Кто составляет большинство? Умные люди или глупые? Я думаю, мы все согласны с тем, что дураки – в большинстве, они повсюду! Но, чёрт возьми, никогда не будет порядка, пока дураки, а не умные, будут у власти!
Шум и крики.
Стокман. Да, да. Вы можете меня перекричать, но вам меня не переубедить. Сила – на стороне большинства, к сожалению, но право – нет. Право на моей стороне, и на стороне нескольких отдельных человек. Право на стороне меньшинства.
Снова нарастает шум.
Мэр. Хаха, позавчера доктор Стокман стал аристократом!
Стокман. Я сказал, что больше ни слова не пророню об этой болезненной, задыхающейся отстающей шайке. С ними бьющая ключом жизнь не имеет ничего общего. Я думаю о том меньшинстве, которое принимает пробивающиеся ростки истины. Эти люди в некотором смысле стоят на передовой, зайдя так далеко, что даже сплочённое большинство не может им помешать, они сражаются за истину, зарождающуюся в сознании общества.
Мэр. Так, наш господин доктор стал ещё и революционером!
Стокман. Да, чёрт возьми, я стал им, господин мэр! Я против лжи, что истина на стороне большинства. Что в истине, окружённой большинством? Это истины, возникшие так давно, что они начинают крениться к упадку. Но когда истина настолько стара, она особенно близка к тому, чтобы стать ложью, господа.
Хохот и издевательские выкрики.
Стокман. Да, да, вы можете мне верить или нет; но истина – совсем не так живучи, как Мафусаилы, как бы люди не убеждали себя в обратном. Как правило, истина живёт от 17 до 18 лет, самое большое - 20 лет; редко – дольше. Но настолько старые истины – сухи. И, несмотря на это, большинство знакомится с ними и рекомендует обществу в качестве здоровой духовной пищи. Но никакой ценности они не несут, я могу вас в этом уверить как врач. Все истины, которых придерживается большинство, можно сравнить с прошлогодним копчёным мясом, такие же прогоркшие, испорченные, пересоленные… И отсюда – та духовная цинга, распространяющаяся во всех слоях общества подобно эпидемии.
Menoli
Ein Volksfeind
Aslaksen (läutet mit der Glocke). Herr Doktor Stockmann hat das Wort!
Stockmann. Vor einigen Tagen noch hätte man 5 sich nur unterstehen und versuchen sollen, mich mundtot zu machen, wie hier in dieser Stunde! Wie ein Löwe hätte ich um meine heiligen Menschenrechte gekämpft! Aber jetzt kann es mir gleich sein; denn nun habe ich mich über wichtigere Dinge auszusprechen.
Die Menge schart sich dichter um ihn. Morten Kiil wird unter den Zunächststehenden sichtbar.
Stockmann (führt fort). Ich habe in diesen Tagen viel gedacht und gegrübelt, — habe so intensiv gegrübelt, daß mir schließlich der Kopf brummte…
Stadtvogt (hustet). Hm—!
Stockmann. -dann aber ward mir alles klar; ich sah mit voller Deutlichkeit den Zusammenhang. Und deshalb stehe ich jetzt hier. Ich will große Enthüllungen machen, liebe Mitbürger! Ich will Euch über eine Entdeckung von ganz anderer Tragweite berichten als über die Bagatelle, daß unsere Wasserleitung vergiftet ist und unser Kurort auf verpestetem Boden steht.
Viele Stimmen (schreien). Nicht vom Bade rede! Wir wollen es nicht hören! Nichts davon!
Stockmann. Ich habe gesagt, ich will über die große Entdeckung sprechen, die ich dieser Tage gemacht habe, —die Entdeckung, daß unsere sämtlichen geistigen Lebens¬quellen vergiftet sind, daß unsere ganze bürgerliche Ge¬sellschaft auf dem verpesteten Boden der Lüge ruht.
Verblüffte Stimmen (halblaut). Was sagt er da?
Stadtvogt. Solch eine Insinuation.
Aslaksen (mit der Hand an der Glocke). Der Redner wird ersucht, sich zu moderieren.
Stockmann. Ich habe meine Vaterstadt so tief geliebt, wie ein Mann nur die Heimat seiner Jugend lieben kann. Ich war nicht alt, als ich von hier weg¬ging, und die Entfernung, die Sehnsucht und die Erinnerung warfen etwas wie einen gesteigerten Glanz auf den Ort wie auf die Menschen.
Vereinzelter Applaus und Beifallsrufe.
Stockmann. Dann saß ich lange Jahre in einem entsetzlichen Erdwinkel hoch oben im Norden. Begegnet« ich einmal einem der Leute, die da zwischen den Steinhaufen verstreut lebten, dann dachte ich zuweilen, es wäre besser für die armen, verkommenen Geschöpfe, 15 wenn sie einm Tierarzt da obm hätten anstelle eines Mannes wie ich.
Gemurmel im Saal.
Billing (legt die Feder hin). So etwas habe ich, Gott verdamm' mich, denn doch noch nicht gehört!
Hovstad. Das heißt eine ehrenwerte Bevölkerungsklaffe verhöhnen!
Stockmann. Nur ein bißchen Geduld! — ich glaube, keiner wird mir nachsagen können, ich hätte da oben meine Vaterstadt vergessen. Ich saß und brütete wie ein Eidervogel; und was ich ausgebrütet habe — das war r§ die Idee dieses Bades.
Applaus und Einspruch.
Stockmann. Und als ich dann endlich nach Jahr und Tag, dank einer guten und glücklichen Schicksalsfügung, in die Heimat zurückkehren durste, — ja, liebe Mitbürger, da war es mir, als bliebe mir auf Erden kaum 5 noch etwas zu wünschen übrig. Nur den einen Wunsch hatte ich noch: mit heißem, unermüdlichem Eifer tätig zu sein zum Wohl der Heimat und des Gemeinwesens.
Stadtvogt (sieht in die Luft). Die Art und Weise ist ein bißchen sonderbar — hm.
Stockmann. Und so schwelgte und schwelgte ich hier im Glücke der Verblendung. Gestern früh aber—oder eigent¬lich schon vorgestern Abend — da gingen mir die Augen meines Geistes weit auf, und das erste, was ich zu sehen bekam, das war die grenzenlose Dummheit der Behörden—
Lärm, Rufe und Gelächter. Frau Stockmann hustet anhaltend.
Stadtvogt. Herr Präsident!
Aslaksen (wütet). Kraft meine Befugnisse —!
Stockmann. Es ist kleinlich, sich an ein Wort zu klammern, Herr Aslaksen. Ich meine nur, daß ich hinter die unglaubliche Schweinewirtschaft gekommen bin, deren sich die Spitzen der Badeverwaltung schuldig gemacht haben. „Spitzen" kann ich aus den Tod nicht leiden; — Leute dieser Art habe ich in meinem Leben dick bekommen. Sie sind wie Ziegenböcke in einer jungen Baumpflanzung; überall richten sie Unhell an; dem freien Manne stehen sie im Wege, wie er sich auch dreht und wendet, — und ich würde es am lieb sten sehen, man könnte sie ausrotten wie Raubwild —
Unruhe im Saal.
Stadtvogt. Herr Präsident, dürfen solche Ausdrücke passieren?
Aslaksen (mit der Hand an der Glocke). Herr Doktor! —
Stockmann. Ich wundere mich nur, daß mir erst jetzt die Augen über die Herren aufgegangen sind, denn ich habe doch hier beinahe Tag für Tag ein Prachtexemplar vor Augen gehabt, — meinen Bruder Peter — schwerfällig und zäh in seinen Vorurteilen —
Gelächter, Lärm und Pfeifen. Frau Stocknumn hustet fortdauernd.
Aslaksen läutet heftig.
Der Betrunkene (der wieder hereingekommen ist). Meint er etwa mich? Ich heiße doch nämlich Pettersen; aber der Teufel soll mich holen —
Entrüstete Stimmen. Hinaus mit dem Betrunkenen! Setzt ihn vor die Tür!
Der Mann wird wieder hinausgeworfen.
Stadtvogt. Wer war der Mensch?
Ein in der Nähe Stehender. Kannte ihn nicht, Herr Stadtvogt.
Ein Zweiter. Er ist kein Hiesiger.
Ein Dritter. Es soll ein Holzhändler sein aus — (Der Rest ist undeutlich.)
Aslaksen. Der Mann hatte offenbar einen Bierrausch. Fahren Sie fort, Herr Doktor; aber befleißigen Sie sich endlich einmal der Mäßigung.
Stockmaan. Na also, Mitbürger, ich werde mich nicht weiter über unsere „Spitzen" auslassen. Wenn einer aus dem, was ich eben gesagt habe, schließen sollte, daß ich heute diesen Herren zu Leibe will, so irrt er, — irrt - er ganz gewaltig. Denn ich tröste mich mit dem wohltuenden Gedanken, daß diese Greise da aus einer absterbenden Ideenwelt sich selbst am besten zum Tode befördern; sie brauchen keines Doktors Hilfe, um möglichst schnell in die Grube zu fahren. Und diese Art Leute sind es gar nicht einmal, die für die Gesellschaft die größte Gefahr sind; sie sind es nicht, die zur Vergiftung unserer geistigen Lebensquellen und zur Verpestung des Bodens, auf dem wir stehen, das meiste beitragen; nicht s i e sind in unserm Gemeinwesen die gefährlichsten Feinde der Wahrheit und der Freiheit.
Rufe von allen Seiten. Wer denn? Wer sonst? Namen nennen!
Stockmann. Verlaßt Euch drauf, ich werde sie nennen! Denn das ist ja die große Entdeckung, die ich gestern gemacht habe. (Mit erhobener Stimme). Der gefährlichste Feind der Wahrheit und Freiheit bei uns — das ist die kompakte Majorität. Jawohl, die verfluchte, kompakte, liberale Majorität, — die ist es! Nun wißt Jhr's!
Ungeheurer Lärm im Saal. Die Mehrzahl schreit, stampft und pfeift. Einige ältere Herren wechseln verstohlene Blicke und scheinen sich zu amüsieren. Frau Stockmann steht ängstlich auf; Ejlif und Morten treten drohend zu den Schulknaben, die Lärm machen. Aslaksen läutet mit der Glocke und mahnt zur Ruhe. Hovstad und Billing sprechen zusammen, ohne daß man sie versteht. Endlich tritt wieder Ruhe ein.
Aslaksen. Der Vorsitzende erwartet, daß der Redner seine unbesonnenen Ausdrücke zurücknimmt.
Stockmann. Ja, ich denke gar nicht dran, Herr Aslaksen. Die überwiegende Mehrheit in unserer Gesellschaft ist es, die mich meiner Freiheit beraubt und mir verbieten will, die Wahrheit auszusprechen.
Hovstad. Die Mehrheit hat immer das Recht auf ihrer Seite.
Billing. Und auch die Wahrheit; Gott verdamm' mich!
Stockmann. Die Mehrheit hat nie das Recht auf ihrer Seite. Nie, sag' ich! Das ist auch so eine von den gesellschaftlichen Lügen, gegen die ein freier, denkender Mann sich empören muß. Woraus besteht denn in einem Lande die Mehrheit der Bewohner? Aus den klugen Leuten oder aus den dummen? Wir sind, denke ich, uns wohl darin einig, daß die Dummen in geradezu überwältigender Majorität rings auf der weiten Erde vorhandm sind. Aber zum Teufel noch mal, es kann doch nie und nimmer in Ordnung sein, daß die Dummen über die Klugen herrschen!
Lärm und Geschrei.
Stockman. Ja, ja; Ihr könnt mich wohl niederschreien, aber Ihr könnt mich nicht widerlegen. Die Mehrheit hat dieMacht — leider —; aber dasRecht hat sie nicht. Das Recht habe ich und noch ein paar andere, einzelne. Die Minorität hat immer das Recht.
Wieder großer Lärm.
Hovstad. Haha! Herr Doktor Stockmann ist also seit vorgestern Aristokrat geworden!
Stockmann. Ich habe gesagt, daß ich nicht ein Wort an die kleine engbrüstige, kurzatmige Bande verschwenden mag, die zurückgeblieben ist. Mit ihr hat das pulsierende Leben nichts mehr zu schaffen. Aber ich denke an die Schar der Wenigen und Vereinzelten hier zu Lande, die sich die jungen, keimenden Wahrheiten alle zu eigen gemacht haben. Die Männer stehen sozusagen draußen auf Vorposten, so weit vorgeschoben, daß die kompakte Majorität ihnen noch nicht nachgerückt ist,— und da kämpfen sie für Wahrheiten, die noch zu neugeboren sind in der Welt des Bewußtseins, als daß sie die Mehrheit für sich haben könnten.
Hovstad. Na, dann ist der Herr Doktor also Revolutionär geworden!
Stockman. Himmeldonnerwetter ja, das bin ich, Herr Hovstad. Ich gedenke Revolution zu machen gegen die Lüge, daß die Mehrheit im Besitz der Wahrheit ist. Was sind denn das für Wahrheiten, um die sich die Mehrheit gewöhnlich schart. Das sind die Wahrheiten, die so hoch in die Jahre gekommen sind, daß sie auf dem Wege sind, wacklig zu werden. Aber wenn eine Wahrheit so alt geworden ist, so ist sie auch auf dem besten Wege, eine Lüge zu werden, meine Herren.
Gelächter und höhnische Zurufe.
Stockman. Ja, ja, — ob Ihr mir's nun glaubt oder nicht; aber die Wahrheiten sind durchaus nicht so zählebige Methusalems, wie sich die Leute einreden. Eine normal gebaute Wahrheit lebt — sagen wir — in der Regel siebzehn bis achtzehn, höchstens zwanzig Jahre; selten länger. Aber solche bejahrten Wahrheiten sind immer schauerlich spindeldürr. Und trotzdem macht sich
erst dann die Mehrheit mit ihnen bekannt und emp¬fiehlt sie der Gesellschaft als gesunde geistige Nahrung. Aber es steckt kein großer Nährwert in solcher Kost, kann ich Euch versichern; und das muß ich als Arzt wissen. Diese ganzen Majoritätswahrheiten kann man mit Rauchfleisch vom vorigm Jahr vergleichen; sie sind so etwas wie ranzige, verdorbene, neugesalzene Schinken. Und davon kommt dieser ganze moralische Skorbut, der rings in allen Gesellschaftsschichten grassiert.
Вернуться к началу перевода
Обсудите эту работу с друзьями!
 
  При использовании авторских материалов указание автора
и ссылка на страницу конкурсной работы обязательны
Ваши голоса
Блестяще! 2 голоса
 
30 баллов за голос
Что-то в этом есть 0 голосов
 
20 баллов за голос
Не впечатлило 0 голосов
 
10 баллов за голос
Разочаровало 1 голос
 
5 баллов за голос
Статистика     *данные на 02:00 (Москва, GMT+3)
Место в рейтинге Проза: 152
Средняя оценка: 21.67
Итоговая оценка: 6.50
Общее число оценок: 3
Число комментариев: 6
Число посещений страницы: 1601
< Предыдущий перевод Следующий перевод >
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>
Комментарии:    6
Лидия
Лидия говорит:
0
04.12.2014 11:24   #

Очень норвежский и ибсеновский перевод. Оценить затрудняюсь, т к зная норвежский, немецкий знаю плохо.
Якoв
Якoв говорит:
0
04.12.2014 13:20   #
" Стокман: Последние несколько дней меня пытались замолчать. Как и сейчас! Я как лев сражался за свои священные права человека! Но сейчас мне всё равно. Я хочу поговорить с вами о более важных вещах."

Menoli, это не по-русски: „Последние несколько дней МЕНЯ пытались замолчать“.
Причём в оригинале даже нет глагола „lassen“ чтобы Вам пришёл в голову такой „лобовой“ перевод. "Яша, спрыгни Митю с автобусной подножки" - вспомнилось мне из далёкой юности. :)

Почему Вы не взяли 4. Акт с самого начала, а хватанули наугад середину? Ведь всё становится не понятным, Вам самим в том числе. Поэтому и перевод не соответствует. Правильный оригинал (без цифры 5, которая у Вас нарисовалась ни с того ни с сего):

"Stockmann. Vor einigen Tagen noch hätte man sich nur unterstehen und versuchen sollen, mich mundtot zu machen, wie hier in dieser Stunde! Wie ein Löwe hätte ich um meine heiligen Menschenrechte gekämpft! Aber jetzt kann es mir gleich sein; denn nun habe ich mich über wichtigere Dinge auszusprechen."

Смысл (не причёсано):
Штокманн: "Несколько дней назад можно было бы стоять внизу и пытаться заткнуть мне рот, как и сейчас (почему сейчас? - для этого надо прочесть начало 4. акта!). Как лев боролся бы я за свои святые права человека! Но теперь мне всё-равно; так как сейчас я ДОЛЖЕН высказаться по поводу более важных вещей"

Много ошибок: сослагательное наклонение не разглядели, времена, лексические ошибки, например : "Verblüffte Stimmen " - ошеломлённые, а у Вас "удивлённые" - это ведь драматургия - здесь точность нужна актёрам что им игарть: ошеломление или удивление?
И почему "испорченный телефон" - перевод перевода? :)
Menoli
Menoli говорит:
0
04.12.2014 14:48   #
Яков, спасибо большое за внимание к моей работе!)
"пытались замолчать" - была уверена, что встречала подобное употребление, но с ходу источник привести не смогу. Вполне вероятно, что я ошибаюсь, не спорю)))
Была бы моя воля - я бы отправила на конкурс весь 4 акт, к сожалению, ограничение на количество знаков мне не позволило это сделать)) Но я не хватала кусок непереведенного текста, а сначала перевела, и только потом "вырвала" конкурсный кусочек.
Неточностей хватает, Вы правы(
А насчёт "испорченного телефона" - долгая история. Попала на спектакль в Театр Наций на постановку Томаса Остермайера, и захотела приобщиться. Но, к сожалению, норвежским языком не владею, поэтому решила сделать перевод хотя бы с немецкого, для души, можно сказать))) и потом только, узнав о конкурсе, решила совместить приятное с полезным.
Ещё раз спасибо, это первый опыт, впредь постараюсь быть внимательнее!)))
Якoв
Якoв говорит:
0
04.12.2014 20:20   #
"Пытались замолчать" конечно нормально. Но не "МЕНЯ пытались замолчать". Это же РЯ, а не НЯ,
где "пахнуть" и "нюхать" одно и тоже ( с предлогом или без). Если, грубовато получилось, прощайте.
Стану вежливее :)
Gapon
Gapon говорит:
0
04.12.2014 20:24   #
Ну не так же уходят в РЯ невежи! Невежи уходят многообещающе: - Пойду становиться вежливее...
Menoli
Menoli говорит:
0
04.12.2014 20:34   #
Яков, что Вы! Я только рада критике, на ошибках люди учатся))
Хотелось просто внести ясность, объяснить выбор отрывка, к примеру))))
Ох, с "замолчать" целая эпопея... досадная ошибка((((( Видимо, на момент подготовки перевода что-то "переклинило" в голове, и две формулировки слились в одну)))))
Я для этого и рискнула отправить работу, чтобы увидеть мнение со стороны, на что следует обратить внимание в дальнейшем)))
Так что действительно, спасибо за внимание: на конкурсе так много работ, а Вы находите время разбирать мои огрехи)))) А время - бесценно)))))
Подписаться на новые комментарии к этой работе
Добавить комментарий
Ваше имя Обязательное поле
Ваш email Обязательное поле    Ваш email не будет опубликован
Комментарий:
Защитный код
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>

 

 

Статистика конкурса

всего (сегодня)
Пользователи: 167 (0)
Переводы: 0 (0)
Комментарии: 34324 (0)
Иллюстрации: 0 (0)

Последние события

eemperafa: <strong><a href="http://www.salesnike.net/nl…">NIKE - schoenen?</a></strong><br><strong><a href="http://www.salesnike.net/nl…">NIKE.</a></strong><br><strong><a href="http://www.salesnike.net/nl…">NIKE.</a></strong><br><br><br><br><br><br><br> <a class="category-top" href="http://www.salesnike.net/nl…">Air Jordan
eemperafa: <strong><a href="http://nl.u9e.org/">Christian Louboutin verkoop</a></strong><br> <strong><a href="http://www.u9e.org/nl/">Christian Louboutin verkoop</a></strong><br> <a href="http://it.u9e.org">
eemperafa: <strong><a href="http://nl.fakepatekwatches.…">Patek Philippe horloges</a></strong><br> <strong><a href="http://nl.fakepatekwatches.…">Patek Philippe Nautilus replica</a></strong><br> <a
eemperafa: <strong><a href="http://nl.whitetimberlandbo…">timberland</a></strong><strong><a href="http://www.whitetimberlandb…">timberland</a></strong><br><strong><a href="http://nl.whitetimberlandbo…">timberland laarzen</a></strong><br><br><br><br><br><br><br><a href="http://nl.whitetimberlandbo…">timberland laarzen</a> <a href="http://www.whitetimberlandb…">timberland</a> Timberland
eemperafa: <strong><a href="http://nl.christianloubouti…">Christian Louboutin outlet store</a></strong><br> <strong><a href="http://www.christianloubout…">Christian Louboutin outlet store</a></strong><br>
eemperafa: <a href="http://nl.watchesussale.top…">Breitling horloges</a> <br><strong><a href="http://nl.watchesussale.top…">rolex horloges</a></strong><strong><a href="http://www.watchesussale.to…">rolex horloges</a></strong><strong><a href="http://nl.watchesussale.top…">Breitling horloges</a></strong><br><br><br><br><br><br><br><ul><li><strong><a
eemperafa: <strong><a href="http://www.moncleroutletaut…">moncler kids outlet</a></strong><br> <strong><a href="http://www.moncleroutletaut…">moncler womens jackets</a></strong><br> [url=http://www.monc
eemperafa: <strong><a href="http://www.menuggboots.top/…">Vrouwelijke ugg laarzen</a></strong><br> <strong><a href="http://www.menuggboots.top/…">Ugg laarzen.</a></strong><br> UGG Ultra Tall
eemperafa: <strong><a href="http://www.goldrolexuk.top/…">rolex dameshorloges</a></strong><br> <strong><a href="http://www.goldrolexuk.top/…">goedkope rolex</a></strong><br> [url=http://www.goldrolex
eemperafa: <strong><a href="http://www.timberlandwomen.…">Timberland: schoenen.</a></strong><br> <strong><a href="http://www.timberlandwomen.…">Timberland, vrouw</a></strong><br> <a class="category-products" href="http://www.timberlandwomen.…">Heren Timberland
Все события

Партнеры конкурса