Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь в конкурсе


Авторизация

Регистрация

Войти через loginza
Ваше имя
Ваш email
Пароль
Повторите пароль
Защитный код

"The Life Of The Dead" - "Мертвые живы"

01.12.2014
Обсудите эту работу с друзьями!
Оригинал: "The Life Of The Dead", Maurice Maeterlinck / Морис Метерлинк
Перевод с английского: SvobodnyiFilosoph
На днях я отправился навестить одну женщину, знакомую мне еще до войны – тогда счастливую – а теперь потерявшую своего единственного сына в битве под Аргонной. Бедная вдова, чей сын, ее гордость и отрада, ушел безвозвратно, казалось, утратила всякое желание жить дальше. Я все не решался постучать в дверь ее дома. Не стану ли я вновь свидетелем одной из тех сцен безнадежного отчаяния, когда любые слова зависают в воздухе больно ранящей ложью? И кому из нас, сегодняшних, не приходилось читать эти мрачные, печальные интервью, взятые по долгу службы?
Но, к моему великому удивлению, она, с радушной улыбкой, протянула мне руку для приветствия. В ее глазах, в которые я сначала не осмеливался взглянуть, не было ни слезинки.
«Вы пришли поговорить со мною о нем» - начала она бодро и, казалось, что даже ее голос зазвучал моложе.
«Увы, да! Я слышал о вашем горе и я пришел...»
«Да, я тоже верила, что мое горе непоправимо, но теперь я знаю, что он не умер.»
«Что? Он не умер? То есть вы хотите сказать, что новости...? Но я думал, что тело...»
«Да, его тело там внизу, и я даже видела фотографию его могилы. Давайте я ее вам покажу. Видите, вот этот крест слева, четвертый – это там, куда они его положили. Один из хоронивших его друзей прислал мне это письмо со всеми подробностями. Пишет, что он не чувствовал никакой боли. Не было даже агонии. И он мне тоже это подтвердил. Он был удивлен, что смерть оказалась такой легкой, даже неприметной.... Вы не понимаете? Да, и я вижу почему: вы такой же, какой и я была когда-то, такой же как и все. Поэтому другим людям я этого не рассказываю, да и какая в том польза? Не поймут, потому что не хотят. Но вы, вы поймете. Видите ли, он гораздо живее теперь, чем был когда-то; он свободен и счастлив. Он занимается тем, что ему нравится. Он говорит, что никто не может себе даже представить, насколько смерть сродни освобождению, какой груз она снимает и какую радость приносит. Он приходит, когда я его позову. Но особенно он любит навещать меня по вечерам, и мы болтаем как раньше. Он не изменился: точно такой же, какой был в тот день, когда ушел, хотя выглядит помолодевшим, крепким и статным. Мы счастливы как никогда, и никогда мы не были ближе друг другу, чем теперь. Он предугадывает мои мысли до того, как я их выскажу. Он знает всё; он видит всё; но он не может сказать мне всего, что знает. Он говорит, что я присоединюсь к нему, когда захочу, но я должна ждать своего часа. И пока я жду, мы живем в большей радости, чем это было до войны, но теперь нашему счастью ничто не может помешать...»
Те, кто хотел выразить соболезнования бедной женщине, но видел ее не убитой горем, а веселой и искренне улыбающейся, тут же думал, что она помешалась.
Но действительно ли была она сумашедшей? Мы постоянно сталкиваемся с вечным вопросом о загробной жизни. Возможно, потому, что с начала существования мира количество умерших в нем неизмеримо выросло. Империя смерти никогда не была такой обширной и могущественной, поэтому перед нами стоит непростая задача –защищать и преумножать империю жизни. Но, в присутствии этой женщины, потерявшей сына, кого вы назовете правым: того, кто убежден, что смерть навеки стирает человека из бытия или того, кто считает, что умершие не прекращают жить и верит, что может видеть их и слышать? Знаем ли мы, что именно умирает в нас, если вообще что-то умирает? К какой бы конфессии мы себя не относили, всегда существует, по крайней мере, одно место, в котором умереть нельзя. Это место – внутри нас самих, и даже если эта несчастная мать и погрешила против истины, она, тем не менее, намного ближе к ней, чем те отчаившиеся, которые питают скорбную уверенность, что ничего не останется в мире от тех, кого они любили. Она, эта бедная женщина, чувствует так остро, мы же на это уже не способны. Она помнит так много, а мы уже не знаем как это – помнить. И если выбирать между двумя заблуждениями, то лучше заблуждаться вместе с матерью. Давайте же научимся при помощи разума добиваться того состояния, которое ей даровало мудрое безумие. Давайте учиться у нее, как жить с нашими мертвецами и как жить с ними без грусти и страха. Им не нужны наши слезы, им нужна наша ничем не омраченная доверительная любовь. Давайте же учиться у нее воскрешать тех, кого мы оплакиваем. Она зовет к себе того, кто умер, а мы, наоборот, отталкиваем; мы боимся и удивляемся, когда ими овладевает отчаяние, они бледнеют и рассеиваются, оставляя нас навсегда. Они нуждаются в любви также, как и живые. Они умирают не в тот момент, когда их опускают в могилу, но постепенно, погружаясь в забвение; и только это забвение и разделяет нас безвозвратно. Но мы не должны допустить, чтобы оно пало на них. Достаточно уделять им каждый день по одной из тех мыслей, коими бесчетное количество раз мы одариваем множество бесполезных предметов, и тогда они и не подумают нас покидать, но всегда будут рядом, и мы забудем, где их могилы, ибо нет такой гробницы, как бы глубока она ни была, чьи камни не могут быть подняты и развеяны в пыль одной лишь мыслью.
Не будет больше разделения на живых и мертвых, если мы обучимся искусству помнить. Мертвых не станет. Они пребудут с нами после того как судьба забрала их у нас; все их прошлое будет всецело принадлежать нам, а это много больше настоящего и намного надежнее будущего. Физическое присутствие не так важно в этом мире; мы можем свыкнуться с его отсутствием и не отчаиться. Мы не скорбим по тем, кто живет в тех краях, где мы никогда не были, потому что знаем, что можем поехать туда, если захотим. Пусть также будет и с теми, кто умер. Вместо того, чтобы думать, что они исчезли и больше никогда не вернутся, скажите себе, что они в той стране, не такой уж далекой, куда вы точно когда-нибудь поедете. И пока вы ждете, когда придет время, чтобы отправиться туда, вы можете навестить их в своих мыслях также легко, как-будто они все еще живут по соседству. Память об умерших живее, чем о живущих и эту память мы творим вместе в таинственном акте, схожем с пожатием рук через границу времени. Может показаться, что в них скрыта особая сила, которая недоступна нам, тем, кто продолжает жить и дышать.
Постарайтесь же вспомнить тех, кого вы потеряли, пока еще не поздно, пока они не ушли слишком далеко; и вы увидите, что они станут ближе вашему сердцу, что они принадлежат вам всецело и, что они также реальны, как и тогда, когда были облечены в плоть. Покинув тело, они избавились от тех воспоминаний, где их любовь к нам была неглубока, и от тех, где мы не любили их вовсе. Сейчас они безупречны: одетые лишь в светлые одежды жизни, безгрешные, лишенные всякой мелочности и жеманства, они больше не исчезнут, не предадут самих себя и не причинят нам боли. Их больше не заботит ничего, кроме улыбки, которую они нам дарят, кроме любви, которой они нас окружают, кроме того неограниченного прошлым счастья, в котором они будут жить, вечно пребывая рядом с нами.
SvobodnyiFilosoph
"The Life Of The Dead"
The other day I went to see a woman whom I knew before the war--she was happy then--and who had lost her only son in one of the battles in the Argonne. She was a widow, almost a poor woman; and, now that this son, her pride and her joy, was no more, she no longer had any reason for living. I hesitated to knock at her door. Was I not about to witness one of those hopeless griefs at whose feet all words fall to the ground like shameful and insulting lies? Which of us to-day is not familiar with these mournful interviews, this dismal duty?

To my great astonishment, she offered me her hand with a kindly smile. Her eyes, to which I hardly dared raise my own, were free of tears.

"You have come to speak to me of him," she said, in a cheerful tone; and it was as though her voice had grown younger.

"Alas, yes! I had heard of your sorrow; and I have come...."

"Yes, I too believed that my unhappiness was irreparable; but now I know that he is not dead."

"What! He is not dead? Do you mean that the news...? But I thought that the body...."

"Yes, his body is down there; and I have even a photograph of his grave. Let me show it to you. See, that cross on the left, the fourth cross: that is where they have laid him. One of his friends, who buried him, sent me this card, with all the details. He did not suffer any pain. There was not even a death-struggle. And he has told me so himself. He is quite astonished that death should be so easy, so slight a thing.... You do not understand? Yes, I see what it is: you are just as I used to be, as all the others are. I do not explain the matter to the others; what would be the use? They do not wish to understand. But you, you will understand. He is more alive than he ever was; he is free and happy. He does just as he likes. He tells me that one cannot imagine what a release death is, what a weight it removes from you, nor the joy which it brings. He comes to see me when I call him. He loves especially to come in the evening; and we chat as we used to do. He has not altered; he is just as he was on the day when he went away, only younger, stronger, handsomer. We have never been happier, or more united, or nearer to one another. He divines my thoughts before I utter them. He knows everything; he sees everything; but he cannot tell me everything he knows. He says that I must be wanting to follow him and that I must wait for my hour. And, while I wait, we are living in happiness greater than that which was ours before the war, a happiness which nothing can ever trouble again...."

Those about her pitied the poor woman; and, as she did not weep, as she was gay and smiling, they believed her mad.


Was she as mad as they thought? At the present moment, the great questions of the world beyond the grave are pressing upon us from every side. It is probable that, since the world began, there have never been so many dead as now. The empire of death was never so mighty, so terrible; it is for us to defend and enlarge the empire of life. In the presence of this mother, which are right or wrong, those who are convinced that their dead are forever swept out of existence, or those who are persuaded that their dead do not cease to live, who believe that they see them and hear them? Do we know what it is that dies in our dead, or even if anything dies? Whatever our religious faith may be, there is at any rate one place where they cannot die. That place is within ourselves; and, if this unhappy mother went beyond the truth, she was yet nearer to it than those despairing ones who nourish the mournful certainty that nothing survives of those whom they loved. She felt too keenly what we do not feel keenly enough. She remembered too much; and we do not know how to remember. Between the two errors there is room for a great truth; and, if we have to choose, hers is the error towards which we should lean. Let us learn to acquire through reason that which a wise madness bestowed on her. Let us learn from her to live with our dead and to live with them without sadness and without terror. They do not ask for tears, but for a happy and confident affection. Let us learn from her to resuscitate those whom we regret. She called to hers, while we repulse ours; we are afraid of them and are surprised that they lose heart and pale and fade away and leave us forever. They need love as much as do the living. They die, not at the moment when they sink into the grave, but gradually as they sink into oblivion; and it is oblivion alone that makes the separation irrevocable. We should not allow it to heap itself above them. It would be enough to vouchsafe them each day a single one of those thoughts which we bestow uncounted upon so many useless objects: they would no longer think of leaving us; they would remain around us and we should no longer understand what a tomb is; for there is no tomb, however deep, whose stone may not be raised and whose dust dispersed by a thought.

There would be no difference between the living and the dead if we but knew how to remember. There would be no more dead. The best of what they were dwells with us after fate has taken them from us; all their past is ours; and it is wider than the present, more certain than the future. Material presence is not everything in this world; and we can dispense with it and yet not despair. We do not mourn those who live in lands which we shall never visit, because we know that it depends on us whether we go to find them. Let it be the same with our dead. Instead of believing that they have disappeared never to return, tell yourselves that they are in a country to which you yourself will assuredly go soon; a country not so very far away. And, while waiting for the time when you will go there once and for all, you may visit them in thought as easily as if they were still in a region inhabited by the living. The memory of the dead is even more alive than that of the living; it is as though they were assisting our memory, as though they, on their side, were making a mysterious effort to join hands with us on ours. One feels that they are far more powerful than the absent who continue to breathe as we do.


Try then to recall those whom you have lost, before it is too late, before they have gone too far; and you will see that they will come much closer to your heart, that they will belong to you more truly, that they are as real as when they were in the flesh. In putting off this last, they have but discarded the moments in which they loved us least or in which we did not love at all. Now they are pure; they are clothed only in the fairest hours of life; they no longer possess faults, littlenesses, oddities; they can no longer fall away, or deceive themselves, or give us pain. They care for nothing now but to smile upon us, to encompass us with love, to bring us a happiness drawn without stint from a past which they live again beside us.



[The end]
Maurice Maeterlinck's essay: Life Of The Dead
Вернуться к началу перевода
Обсудите эту работу с друзьями!
 
  При использовании авторских материалов указание автора
и ссылка на страницу конкурсной работы обязательны
Ваши голоса
Блестяще! 3 голоса
 
30 баллов за голос
Что-то в этом есть 1 голос
 
20 баллов за голос
Не впечатлило 0 голосов
 
10 баллов за голос
Разочаровало 0 голосов
 
5 баллов за голос
Статистика     *данные на 13:00 (Москва, GMT+3)
Место в рейтинге Публицистика: 62
Средняя оценка: 27.50
Итоговая оценка: 11.00
Общее число оценок: 4
Число комментариев: 4
Число посещений страницы: 2277
< Предыдущий перевод Следующий перевод >
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>
Комментарии:    4
khaleesi
khaleesi говорит:
0
03.12.2014 22:35   #
Высший пилотаж . Молодец!
Вика
Вика говорит:
0
05.12.2014 21:45   #
одна из лучших работ
Валентин
Валентин говорит:
0
06.12.2014 09:38   #
Понравилось, поставил "Блестяще".

они также реальны, как и тогда - правильно так же.
SvobodnyiFilosoph
SvobodnyiFilosoph говорит:
0
16.12.2014 06:09   #
спасибо!!!
Подписаться на новые комментарии к этой работе
Добавить комментарий
Ваше имя Обязательное поле
Ваш email Обязательное поле    Ваш email не будет опубликован
Комментарий:
Защитный код
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>

 

 

Статистика конкурса

всего (сегодня)
Пользователи: 174 (0)
Переводы: 0 (0)
Комментарии: 48635 (376)
Иллюстрации: 0 (0)

Последние события

eemperafa: <strong><a href="http://www.rideonrockband.c…">canada goose womens parka</a></strong> | <strong><a href="http://www.rideonrockband.c…">canada goose accessories</a></strong>
eemperafa: <strong><a href="http://www.taflon.it/watche…">vigilanza del carro armato delle signore</a></strong> | <strong><a href="http://www.taflon.it/watche…">vigilanza
eemperafa: <ul><li><strong><a href="http://www.fabiolottero.it/…">moncler shop london</a></strong></li><li><strong><a href="http://www.fabiolottero.it/…">moncler bady jacket</a></strong></li><li><strong><a href="http://www.fabiolottero.it/…">moncler official site</a></strong></li></ul><br>
eemperafa: <ul><li><strong><a href="http://www.624palestre.it/g…">where to buy canada goose in toronto</a></strong></li><li><strong><a href="http://www.624palestre.it/g…">where to
eemperafa: <ul><li><strong><a href="http://www.soloyoga.eu/goos…">canada goose seattle</a></strong></li><li><strong><a href="http://www.soloyoga.eu/goos…">canada goose size chart</a></strong></li><li><strong><a href="http://www.soloyoga.eu/goos…">canada goose
eemperafa: <strong><a href="http://www.rifinizionepenny…">pandora a</a></strong><br> <strong><a href="http://www.rifinizionepenny…">pandora a</a></strong><br> <strong><a href="http://www.rifinizionepenny…">pandora first woman</a></strong><br>
eemperafa: <strong><a href="http://www.elettromax.com/n…">ugg official site</a></strong><br> <strong><a href="http://www.elettromax.com/n…">ugg slipper</a></strong><br> <strong><a href="http://www.elettromax.com/n…">ugg official
eemperafa: <ul><li><strong><a href="http://www.guidedtoursinflo…">cheapest pandora jewellery</a></strong></li><li><strong><a href="http://www.guidedtoursinflo…">pandora uk</a></strong></li><li><strong><a href="http://www.guidedtoursinflo…">pandora pc</a></strong></li></ul><br> <a href="http://www.guidedtoursinflo…">pandora
eemperafa: <strong><a href="http://www.dafnezikos.it/cl…">women in christian louboutins</a></strong><br> <strong><a href="http://www.dafnezikos.it/cl…">women in christian louboutins</a></strong><br>
eemperafa: <strong><a href="http://www.joysrecord.it/pa…">pandora pc</a></strong> | <strong><a href="http://www.joysrecord.it/pa…">pandora pc</a></strong> | <strong><a href="http://www.joysrecord.it/pa…">on
Все события

Партнеры конкурса