Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь в конкурсе


Авторизация

Регистрация

Войти через loginza
Ваше имя
Ваш email
Пароль
Повторите пароль
Защитный код

The Spanish Gardener, Chapter 5 - Испанский садовник, Глава

24.11.2014
Обсудите эту работу с друзьями!
Оригинал: The Spanish Gardener, Chapter 5, A.J.Cronin / Арчибальд Кронин
Перевод с английского: Люси
И все же, наслаждаясь примирением, радостно сознавая, что Николас более чем когда-либо к нему привязан, консул не мог забыть, какую роль в этом болезненном, хоть и недолгом, отчуждении сыграл Хосе. Прежде, покидая утром виллу, Брэнд имел обыкновение издали отвечать на почтительное приветствие садовника. Теперь же он подчеркнуто равнодушно проходил мимо, не поворачивая головы и глядя прямо перед собой, стараясь его не видеть. Тем не менее, краткого мига хватало, чтобы в памяти застрял образ юноши, косившего траву длинной косой: ладно скроенное тело под легкой тканью, энергичные взмахи рук, простодушная улыбка. Досада захлестывала консула, и даже придя в офис, он еще долго не мог успокоиться.

Консул старался не давать волю чувствам. Нелепо было позволить себе нервничать из-за простого слуги - неотесанного местного сопляка, и уж вовсе не пристало предпринимать какие-либо действия по такому ничтожному (оглядываясь назад) поводу. Ясно было, что парень просто расхвастался перед Николасом своими достижениями в пелоте и пригласил посмотреть, как хорошо он играет. Только и всего. Но, несмотря на все эти аргументы, консула не покидало странное чувство ревности, а враждебность, словно питая саму себя, только росла день ото дня.

Некоторое время Хосе ничего не замечал, но, когда день за днем хозяин проходил мимо него, нахмурившись, с непроницаемым выражением, юноша начал опасаться, что не сумел угодить, и в его простодушном сердце поселилась тревога. Найти работу в Сан-Хорхе было непросто, а ему надо было думать о своей матери Марии, не говоря уж о сестрах и дедушке Педро, который последние семь лет ни дня не работал. Предчувствие беды заставило Хосе умножить усилия: он стал приходить на работу на полчаса раньше, а уходить с наступлением сумерек.

Однажды утром, работая на нерасчищенном участке за выступом скалы, он заметил три хрупкие белые звездочки с каплями росы, прячущиеся в мохнатых зарослях мирта, – это были первые фрезии. Глаза Хосе загорелись радостью, он постоял минутку, любуясь, а затем кивнул сам себе и, продравшись сквозь подлесок, осторожно сорвал цветы. В сарае, насвистывая себе под нос, он аккуратно привязал их рафией к тонкому побегу папоротника. Пригладив волосы перед осколком зеркала, юноша устремился к парадному крыльцу. Ему не пришлось долго ждать – вскоре на веранде появился хозяин.

- Сеньор, - сказал Хосе и умолк, не решаясь произнести заготовленные слова. Вместо этого он застенчиво улыбнулся и протянул бутоньерку.

Наступила пауза. Брэнд, словно по принуждению, медленно обернулся и, впервые после матча пелоты, посмотрел на садовника. Это действие внезапно обрушило некие преграды в душе консула и выпустило на свободу чувство собственного превосходства. Гнетущее напряжение отпустило, и вместо него им овладел едва ли не сверхчеловеческий покой.

- Что это? – бесстрастно спросил он.

- Это вам, сеньор… В петлицу. Первые весенние фрезии.

- Ты сорвал эти цветы?

- Но… Да, сеньор.

- Ты не имел права. Эти цветы - мои. Я не хочу, чтобы их срывали. Я хочу, чтобы они росли в саду, там их место.

- Сеньор… - пролепетал Хосе.

- Довольно. Ты глуп и эгоистичен. Ты превысил свои полномочия. Впредь так не поступай. Ясно?

Под осуждающе-холодным взглядом консула Хосе поник, от бодрости не осталось и следа, глаза потухли. Он уныло посмотрел на душистый букетик, согревшийся в его потных ладонях, и, не зная, что делать с этим отвергнутым подарком, сконфуженно сунул его за ухо. Неуклюже двинувшись в сторону миртовых зарослей, он увидел, что Гарсиа, ожидавший рядом с машиной с той странной гримасой - насмешливой и одновременно безразличной – которая придавала его невозмутимому лицу особенно жестокое выражение, был свидетелем его унижения. Хосе закусил губу и отвернулся, словно желая спрятать вспыхнувшие щеки.


Харрингтон Брэнд ехал в город, выпрямившись на заднем сиденье кабриолета с опущенным ветровым стеклом; бриз приятно овевал его. Он чувствовал себя легко и комфортно, как будто сбросил сковывавшую одежду и теперь возвращался в нормальное состояние. У консула было такое хорошее настроение, что войдя в офис и увидев в передней комнате Элвина Деккера, корпящего над стопкой транспортных накладных, он задержался и миролюбиво произнес:

- Доброе утро, Деккер. Кстати, когда вы с женой собираетесь навестить нас в Casa Breza? – и, когда его приятно удивленный помощник вскочил, радушно добавил: - Воскресенье вас устроит? Приходите к чаю.

- О, благодарю вас, сэр! – обрадовано воскликнул Деккер. – Большое спасибо! Я уверен, что миссис Деккер…

- Вот и отлично, - мягко прервал его консул. – Ждем вас к пяти. Не опаздывайте.

Он прошел в свой кабинет, где на столе уже лежал свежий номер Echo de Paris, аккуратно освобожденный от обертки. Но ему жаль было растрачивать творческий энтузиазм на чтение новостей. Беглый осмотр показал, что и в официальной почте ничего важного нет. Удобно устроившись во вращающемся кресле, он позволил себе одно из редких отступлений от кропотливой рутины и достал из нижнего ящика пакет, принесенный из виллы накануне – рукопись о Мальбранше.

Для всех остальных Николя Мальбранш был ничем не примечателен, а то и вовсе не известен, и только Харрингтон Брэнд нашел в этом всеми забытом французе, который в восемнадцатом веке попытался соединить учение Декарта с богословием, родственную душу, а в его педантичной философии - образец для поведения. Абсолютное пренебрежение, с которым мир относился к Мальбраншу, только подогревало пыл Брэнда, вселяя гордость - он, лично он, будет признан первооткрывателем, вытащившим этот бриллиант из небытия на яркий свет.

В последние десять лет он, с возрастающим честолюбием, неутомимо трудился над составлением жизнеописания своего героя. Несколько раз отправлял он первую половину своей рукописи в ведущие издательства. Ответа не было, что свидетельствовало об отсутствии малейшего интереса. Это вызывало горькую досаду, ибо он не был невосприимчив к бегу времени или успехам других, однако чужое равнодушие не удивляло и не отпугивало консула. Он считал свой труд слишком научным, не рассчитанным на дешевую популярность, и даже предлагал издать его при необходимости за свой счет, в уверенности, что в узком кругу европейских ученых его труд сразу же будет оценен. Своеобразным вызовом стало его решение дать сыну имя Франциск Николас, вопреки протестам жены, чье неприятие его проекта было, увы, еще одним прискорбным подтверждением её вероломства. Никогда, никогда не простит он ей эпизода, когда в порыве нежности он позволил ей прочитать некоторые главы своего шедевра, настойчиво желая услышать ее мнение.

- Боюсь, моих знаний для этого недостаточно, - уклончиво ответила она.

- Я, разумеется, не ожидаю от тебя понимания философии, дорогая. Но стиль, драматизм, динамика книги?..

- Ну что ты, Харрингтон! Мне ли об этом судить?

- Да ну! – игриво засмеялся он, поглаживая ее руку. – Критикуй, как тебе хочется. Говори правду.
Последовало тягостное молчание. Затем она сочувственно улыбнулась, словно прося у него прощения.

- Ну, если ты настаиваешь, Харрингтон… Мне было ужасно скучно.

Что ж, и у Мальбранша тоже была своя Голгофа. Теперь все это уже в прошлом, рукопись почти закончена, и, как бы в предвкушении триумфа, консул твердо взялся за перо. Внезапно он вскинул голову, прервав работу. Его странно посветлевшие глаза на землистом лице смотрели вдаль, вновь и вновь видя складку унижения на лбу садовника. Лицо Брэнда расплылось в улыбке, и он вернулся к работе над рукописью.
Люси
The Spanish Gardener, Chapter 5
YET through the sweetness of this reconciliation, the fond knowledge that Nicholas was more completely attached to him than ever, the Consul could not forget the part played by José in that painful, if brief, estrangement. It had been his practice as he left the villa in the morning to acknowledge, distantly, his gardener's respectful salute. Now, however, he passed by with studied indifference, his face averted, eyes fixed straight ahead, as though to avoid seeing him. Yet in that brief moment, he was acutely conscious of the youth, of his young figure under the light cotton, the vigorous sweep of his arms as he swung the long scythe, his warmly ingenuous smile. And a surge of resentment went through his veins, an irritation that remained with him long after he had reached the office.
He tried to shake off this emotion. It was preposterous that he should permit himself to be disturbed by a mere servant, a common youngster from the town, and quite beneath his dignity to take any action in a matter which, after all, seemed less important when viewed in retrospect. Doubtless the fellow had bragged to Nicholas about his prowess at pelota and had urged him to come to watch him play the game. No more than that. Nevertheless, despite this reasoning, there remained in the Consul's breast that strange sense of jealousy, and an animosity which, as though it fed upon itself, seemed to grow from day to day.
For a while José noticed nothing, but as one morning succeeded another and still his master passed him with that impervious frown, he began to fear that he was failing to give satisfaction and his simple heart was filled with apprehension. Work was scarce in San Jorge, good situations difficult to find, and he had his mother, Maria, to think of, to say nothing of his sisters, and old Pedro, his grandfather, who had not done a stroke for seven years. Alarmed, he increased his already strenuous efforts, arrived half an hour earlier than the stipulated time, departed only when dusk began to fall.
One morning, as he worked into an uncleared patch beyond the rocky wall, he saw, deep in the mossy shelter of some myrtle shrubs, three fragile white stars, still damp with dew— the first freesias. His eyes lit up with pleasure, he stood in admiration for a long moment, then nodded to himself, crushed into the undergrowth, and carefully picked the flowers. In the tool shed, whistling under his breath, he bound them neatly with raffia against a light spray of fern. Smartening his hair before the broken scrap of mirror, he hastened to the front porch. He had not long to wait before his master appeared on the verandah.
"Señor," José said, and stopped, finding it too difficult to make the agreeable speech which he had prepared. He simply smiled, with touching diffidence, and handed up the boutonnière.
There was a pause. The Consul, like one forced against his will, slowly turned, and for the first time, since the pelota game, looked directly at the youth. This action, which seemed to break down some deep-seated and primitive inhibition, produced in him a curious sense of liberation, of mastery. His sense of tension, so long suppressed, was suddenly dissolved and instead, he felt himself capable of an almost super-human calm.
"What is this?" he inquired formally.
"For your pleasure, señor... to wear. The first freesias of spring."
"You picked them . . . these flowers?"
"But . . . yes, señor."
"You have no right to do such a thing. These flowers are mine. I do not wish them picked. I wish them to remain growing in the garden, where they properly belong."
"But, señor..." José faltered.
"That is enough. You are a stupid, self-willed fellow. You exceed your position. Let us have no more of it in future. Do you understand?"
Under the Consul's cold, steady gaze José's hurt eyes fell, his lithe young figure appeared to droop, to lose virility and poise. Sadly cast down, he looked at the little bunch of perfumed blossoms, whose stems had grown warm in his perspiring hands, and as though not knowing what to do with this rejected offering, he placed it confusedly behind his ear. As he moved off, clumsily, to the myrtle patch, he perceived that Garcia, waiting beside the car, with that peculiar grimace, sardonic and at the same time blank, which gave to the impassive face a look of cruelty, had witnessed his humiliation. He bit his lip and turned away his head, as though to hide his burning cheeks.

The Consul drove to the town, sitting erect in the rear seat of his open automobile with the folding wind-screen lowered, the breeze blowing pleasantly about him. He felt eased and satisfied, like a man who has thrown off an irritating garment and now finds himself restored to comfort and normality. So agreeable was his humour that, when he entered the office and found Alvin Decker already bent over a pile of bills of lading in the outer room, he paused and, with a touch of compunction, remarked:
"Good morning, Decker. By the way, it's about time you and your wife came to see us at Casa Breza." As his assistant started up, in pleased surprise, he continued generously. "Come next Sunday, won't you? Come in the afternoon and we'll give you tea."
"Oh, thank you, sir," Alvin exclaimed, deeply gratified. "Thank you ever so much. I know that Mrs. Decker . . ."
"Quite," the Consul cut in, blandly. "We shall expect you both at five o'clock. Don't be late."
He passed into his private office where a fresh copy of the Echo de Paris, the wrapper carefully removed, lay upon his desk. But his present mood was too creative to waste upon the news-sheet. A quick survey showed that there was nothing of importance in his official mail. He sat down in his swivel chair and, permitting himself one of his rare departures from his punctilious routine, he drew out from the bottom drawer the package he had brought from the villa the day before— his manuscript on Malbranche.
To the rest of the world Nicholas Malbranche might be a dim, an unknown figure, but to Harrington Brande this forgotten Frenchman, who in the eighteenth century attempted to adopt the teachings of Descartes in the interests of theology, had become an exemplar in whose pedantic philosophy he found a pattern for his own behaviour, the sonorous echo of his own soul. That Malbranche should be so utterly neglected served merely to fan his ardour, to increase his pride that he, personally, would be hailed as the discoverer who had brought this paragon from obscurity into the bright light of day.
Over the past ten years, with mounting ambition, he had laboured prodigiously upon the compilation of a life of his hero. Several times he had sent the first half of his manuscript to leading publishing houses. The lack of response—none had evinced the slightest interest—was bitterly provoking, for he was not impervious to the flight of time or the success of others, yet it had neither surprised nor deterred the Consul. He considered the work too erudite to be vulgarly popular and, if necessary, proposed to produce it at his own expense, confident that when it reached the hands of the inner circle of European savants it would be instantly acclaimed. As a gesture of proud defiance he had named his son Francis Nicholas, despite the protests of his wife, whose lack of enthusiasm for his project had been, alas, but one of her lamentable disloyalties. Never, indeed, would he forgive her that episode when—having, in the first flush of his love, permitted her to read some chapters of the masterpiece—he had pressed confidently for her opinion.
"I'm afraid I don't know enough about it," she had answered evasively.
"Naturally I don't expect you to understand the philosophy, my dear. But the style . . . the drama . . . the movement . . . of the book?"
"No, really, Harrington . . . I'm no judge . . .”
"Oh, come now." He laughed playfully, fondling her hand. "Be as critical as you like. Speak the truth."
A difficult silence had followed. Then, concerned, she had smiled her shadowy smile, as though begging his forgiveness.
"If you really insist, Harrington, I'm afraid it bored me frightfully."
Ah, well, Malbranche had also had his Calvary. And now, all that was past, the manuscript was near completion and, as though in anticipation of his triumphant vindication, the Consul firmly took up his pen. But as he did so, unexpectedly he paused, and raised his head. As though seeing again that bar of humiliation upon José's brow, his eyes turned distant, strangely light, in his sallow face. Then, slowly, as he began to write, he smiled.
A.J.Cronin
A.J.Cronin
(Арчибальд Кронин)
Вернуться к началу перевода
Обсудите эту работу с друзьями!
 
  При использовании авторских материалов указание автора
и ссылка на страницу конкурсной работы обязательны
Ваши голоса
Блестяще! 8 голосов
 
30 баллов за голос
Что-то в этом есть 1 голос
 
20 баллов за голос
Не впечатлило 0 голосов
 
10 баллов за голос
Разочаровало 0 голосов
 
5 баллов за голос
Статистика     *данные на 18:00 (Москва, GMT+3)
Место в рейтинге Проза: 37
Средняя оценка: 28.89
Итоговая оценка: 26.00
Общее число оценок: 9
Число комментариев: 19
Число посещений страницы: 1421
< Предыдущий перевод Следующий перевод >
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>
Комментарии:    19
Gapon
Gapon говорит:
0
27.11.2014 10:38   #
...Интрига напряженно нарастает: гаденькая фигура консула вырастает в нечто монструозное.

Пора направлять машину в пропасть! А малого отправить в Артек или на Кавказ, на воды...
Люси
Люси говорит:
0
27.11.2014 10:40   #
Гапон, вы не в ту сторону читаете...
Gapon
Gapon говорит:
0
27.11.2014 10:50   #
Я правильно читаю! Лукаю название перевода: "Испанский садовник, Глава" и понимаю, что дальше должно идти что-то более мелкое, чем глава: отчет с места происшествия, схема дв-я машины, заключение судмедэксперта и пр. В приложении - мемуары кухарки и садовника, справка-характеристика из консульства и наивные стихи мальчонки, посв.папочке...
Лу
Лу говорит:
0
27.11.2014 10:50   #
Люси, я наверное тоже не в ту, а в ту, куда и Гапон. Гад этот консул, жабу ему в труселя! А вам - наоборот, душистой фрезии в петлицу за отличный перевод.
Люси
Люси говорит:
0
27.11.2014 10:54   #
Ой, пятерка отвалилась... Это глава 5!
Спасибо, дорогие читатели! Мне очень приятно.
Wladimir
Wladimir говорит:
0
27.11.2014 11:56   #
Глава 5 - на пять!
Люси
Люси говорит:
0
27.11.2014 12:08   #
¡Muchas gracias!
Wladimir
Wladimir говорит:
0
27.11.2014 12:38   #
De nada. En efecto, he tenido mucho gusto al leer su traducción.
A decir verdad, me encantan textos con algún toque español.
Así que este "Jardinero español" no me podía dejar indiferente.

Y sí que que ese cónsul es un verdadero perro inglés.
:)
Люси
Люси говорит:
0
27.11.2014 12:51   #
Эх, придется таки выучить испанский...
Gapon
Gapon говорит:
0
27.11.2014 12:58   #
Оно вам надо? Гугл уже знает испанский, и четко объяснил таинственную запись хомбре:

"Пожалуйста. Действительно, у меня было огромное удовольствие в чтении его перевод.
На самом деле, я люблю тексты с какой-то испанской чутье.
Так что это "испанский Садовник" Я не мог оставаться равнодушным.

И да, что это настоящий английский консул собака."

(А к испанскому-то робот более лоялен, нежели к иным языкам, сударыня! Редактировать будем?)
Люси
Люси говорит:
0
27.11.2014 13:52   #
А зачем редактировать? И так всё понятно.

Gapon
Gapon говорит:
0
27.11.2014 14:08   #
(...жмотка. А так бы еще один освоенный язык себе в котомочку положил бы Гапон-"переводчик"...)
sivva
sivva говорит:
0
02.12.2014 05:22   #
Великолепный перевод! Продолжаю читать с удовольствием.
Gula
Gula говорит:
0
06.12.2014 17:31   #
Люси, перевод замечательный. Только я бы укоротила предложения. Если следовать английскому в количестве слов и предложений, получается тяжеловато. Сразу бросается в глаза то, что это "неродной" текст. Мне, по крайней мере. Я бы посмотрела, как пишут русские писатели примерно калибра Кронина и заимствовала бы у них ритм и темп.
Люси
Люси говорит:
0
06.12.2014 18:33   #
А кто из русских писателей подойдет в качестве образца, как Вы считаете?
Gula
Gula говорит:
0
06.12.2014 18:42   #
Я в страшном отрыве от русской литературы, к сожалению. Посмотрите по периоду написания, кто по-русски писал в то же время? Середина прошлого века, иммигрантов тоже можно смотреть. Мне по динамизму нравится Довлатов. Стиль другой и тематика, но можно перед правкой уже переведенного текста просто почитать, лучше вслух, пару страниц, а потом сразу - к переводу. Чтобы ритм и темп еще звучали в голове (какую пытку я придумала, блеск...).
Gapon
Gapon говорит:
+1
06.12.2014 18:53   #
Не сочтите глупцом, плиз, но мне почему-то вспомнилась плотная словесная вязь Юрия Трифонова. В это же время самые умные из читающих восхищались "мастером малой прозы" Юрием Казаковым...
Алексей
Алексей говорит:
0
07.12.2014 20:45   #
Психологически блестяще выверенная глава. Несомненно, Ваш успех! Моя оценка, и конечно же, хочу почитать Мальбранша!
Люси
Люси говорит:
0
07.12.2014 23:12   #
Большое спасибо, Алексей! А Мальбранша, я думаю, пока еще никто не переводил...:-)
Подписаться на новые комментарии к этой работе
Добавить комментарий
Ваше имя Обязательное поле
Ваш email Обязательное поле    Ваш email не будет опубликован
Комментарий:
Защитный код
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>

 

 

Статистика конкурса

всего (сегодня)
Пользователи: 182 (0)
Переводы: 0 (0)
Комментарии: 58026 (67)
Иллюстрации: 0 (0)

Последние события

eemperafa: <strong><a href="http://www.piccolocircodeis…">doudoune canada goose femme</a></strong> | <strong><a href="http://www.piccolocircodeis…">canada goose jackets
eemperafa: <ul><li><strong><a href="http://www.scuolavfx.com/cl…">christian louboutin canonita</a></strong></li><li><strong><a href="http://www.scuolavfx.com/cl…">men louboutin</a></strong></li><li><strong><a href="http://www.scuolavfx.com/cl…">christian louboutin canonita</a></strong></li></ul><br> <ul><li><strong><a
eemperafa: <ul><li><strong><a href="http://www.winterwonderland…">pandora bracelet designs</a></strong></li><li><strong><a href="http://www.winterwonderland…">pandora bracelet designs</a></strong></li><li><strong><a href="http://www.winterwonderland…">pandora stopper</a></strong></li></ul><br>
eemperafa: <strong><a href="http://www.fontanot.es/goos…">canada goose montebello jacket</a></strong> | <strong><a href="http://www.fontanot.es/goos…">canada goose montebello
eemperafa: <strong><a href="http://www.luogosicuro.net/…">christian louboutin low top sneakers</a></strong> | <strong><a href="http://www.luogosicuro.net/…">christian louboutin
eemperafa: <strong><a href="http://www.aegverona.it/new…">pandora bracelets with charms</a></strong><br> <strong><a href="http://www.aegverona.it/new…">authentic pandora charms</a></strong><br> <strong><a
eemperafa: <ul><li><strong><a href="http://www.fontanotstaircas…">sito ufficiale moncler</a></strong></li><li><strong><a href="http://www.fontanotstaircas…">moncler cap</a></strong></li><li><strong><a href="http://www.fontanotstaircas…">sito ufficiale moncler</a></strong></li></ul><br> <a
eemperafa: <ul><li><strong><a href="http://www.elasticgroup.com…">mens timberland boots on sale</a></strong></li><li><strong><a href="http://www.elasticgroup.com…">timberland boots outlet</a></strong></li><li><strong><a href="http://www.elasticgroup.com…">mens
eemperafa: <ul><li><strong><a href="http://www.caterinapercoto.…">louis louboutin</a></strong></li><li><strong><a href="http://www.caterinapercoto.…">discount louboutin shoes</a></strong></li><li><strong><a href="http://www.caterinapercoto.…">christian louboutins mens</a></strong></li></ul><br> <a
eemperafa: <strong><a href="http://www.piccolocircodeis…">doudoune canada goose femme</a></strong><br> <strong><a href="http://www.piccolocircodeis…">canada goose jackets review</a></strong><br>
Все события

Партнеры конкурса