Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь в конкурсе


Авторизация

Регистрация

Войти через loginza
Ваше имя
Ваш email
Пароль
Повторите пароль
Защитный код

The Olympians - Олимпийцы

18.11.2014
Обсудите эту работу с друзьями!
Оригинал: The Olympians, Kenneth Grahame / Кеннет Грэем
Перевод с английского: Алексей
Оглядываясь на былые дни, когда ворота ещё не закрылись за мной, я понимаю, что дети, должным образом обеспеченные родителями, видели свою жизнь в ином свете. Но тем, чьими ближайшими родственниками были тёти и дяди, позволителен особый взгляд на вещи. Надо сказать, они уделяли достаточно внимания удовлетворению наших материальных потребностей, но за пределами этого относились к нам с равнодушием (вызванным, как мне сейчас видится, определённой глупостью), опираясь на вполне распространённое убеждение, что ребёнок – не более чем животное. Помнится, уже в раннем возрасте, вполне отстранённо и без огорчения, я осознал существование этой глупости и её огромное воздействие на мир; тем временем во мне росло (в точности как у Калибана на Сетебосе) смутное ощущение силы, властной, своенравной и капризной, склонной к осуществлению своих причуд – "так захотелось"; пример тому – наделение авторитетом этих безнадёжных и ни на что не способных созданий, в то время как куда более разумным было бы позволить нам управлять ими. Эти взрослые люди, случайно получившие преимущество, не вызывали уважения, но некое смешанное чувство зависти к их удаче и жалости – поскольку были неспособны правильно воспользоваться ей. Когда мы были склонны обращать на них внимание (что происходило нечасто), сразу бросалась в глаза их самая, пожалуй, безнадёжно беспомощная сторона: имея полное право наслаждаться всеми удовольствиями жизни, они были не в состоянии толком ими воспользоваться. Они могли плескаться в пруду хоть весь день, охотиться за цыплятами, залезать на деревья в воскресной (самой неподходящей для этого) одежде; могли запросто выйти и средь белого дня, под пристальным взглядом солнца, купить порох, а затем палить из пушек и взрывать мины на газоне – но никогда ничем подобным не занимались. Не было энергии, неумолимо толкающей их в церковь по воскресеньям – и всё же они регулярно посещали её по собственной инициативе, несмотря на то, что выражали при этом не больше восторга, чем мы.

В целом, существование этих олимпийцев казалось абсолютно скучным; их движения были медленными и скованными, привычки – бессмысленными и однообразными. Они были способны видеть лишь внешнюю оболочку вещей. Сад (чудесное место, где водились эльфы) для них просто приносил урожай яблок и вишни – или не приносил, и когда природа их подводила, в этом нередко обвиняли нас. Они никогда не заходили в еловый лес или орешник и не задумывались о том, какие там скрываются чудеса. Таинственные источники, подобные тем, что питали древний Нил, а у нас подпитывавшие утиный пруд, не были в их глазах волшебными. Они жили, не подозревая о существовании индейцев, бизонов и пиратов (с пистолетами!), хотя всё вокруг кишело указаниями на оных. Им не хотелось исследовать пещеры грабителей, выкапывать спрятанные клады. Возможно, самым лучшим их качеством было то, что большую часть своего времени они проводили в духоте четырёх стен.

Разумеется, было исключение в лице викария, который, не моргнув глазом, выслушивал информацию о том, что на лугу за садом раскинулись прерии, кишащие стадами бизонов – загонять их было для нас одним из самых восхитительных занятий, когда мы, одев мокасины и вооружившись томагавками, издавали дикие крики, предшествовавшие запаху крови. Он не смеялся и не отпускал шуточки, подобно олимпийцам; но, оставаясь абсолютно серьёзным, предлагал нам ценные советы по преследованию этой разновидности крупной дичи, которые, учитывая его зрелый возраст и солидное положение, могли означать только наличие практического опыта общения с вышеуказанным животным на его природном пастбище. Помимо того, он почти мгновенно мог перевоплотиться во враждебную армию или шайку мародёрствующих индейцев – короче говоря, являлся чрезвычайно талантливой личностью, намного превосходящей, насколько мы могли судить, многих прочих. Надеюсь, он уже стал епископом – нам-то хорошо известно, что его достоинства вполне позволяли претендовать на высокую должность.

Этим странным людям иногда наносили визиты другие олимпийцы, такие же застывшие и бесцветные, как они сами, без наполняющих жизнь интересов и развивающих занятий; они словно появлялись ниоткуда и шли дальше, влачить своё бессмысленное существование за пределами нашего горизонта. В этом случае безжалостно применялась грубая сила. Нас отлавливали, мыли, впихивали в чистые воротнички; нам приходилось молча подчиняться, излучая скорее презрение, нежели гнев. Затем, демонстрируя липкие приглаженные волосы и стандартные улыбки, мы сидели и выслушивали давно знакомые плоские замечания. Как могли разумные люди проводить таким образом драгоценное время? – задавались мы вопросом, когда, наконец, вырывались и отправлялись на старые глиняные разработки делать горшки или охотиться на медведей в зарослях орешника.

Неустанно изумляла привычка олимпийцев постоянно разговаривать поверх наших голов – например, за обеденным столом, – обсуждая какую-то социальную или политическую глупость, в полной уверенности, что эти бледные отражения реальности были важной составляющей жизни. Мы, просвещённые, молча жуя и перебирая в голове планы и заговоры, могли бы объяснить им, что такое настоящая жизнь. Мы только что оставили её за дверью и горели нетерпением вернуться к ней. Разумеется, просвещать их не было никакого желания – нам давно показали, насколько бесполезно делиться подобными идеями. Единые в мысли и цели, связанные необходимостью бороться с общей враждебной судьбой, вечно антагонистической силой – силой, уклоняться от которой нам приходилось каждый день, – мы могли открываться только друг другу. Эта странная анемичная разновидность существ, фактически, отстояла от нас дальше, чем добродушные животные, с которыми мы делили естественное существование под солнцем. Эта отстранённость усиливалась неизбывным чувством несправедливости, происходящим от отказа олимпийцев хоть когда-либо защищаться, отступить, признать, что были неправы – или принять соответствующие уступки с нашей стороны. Например, когда я выбросил кошку из окна верхнего этажа (при этом не питая к ней каких-либо недобрых чувств, да и кошка не пострадала), то был готов, после недолгих размышлений, признать свою неправоту в манере, достойной джентльмена. Но было ли позволено на этом делу закончиться? И не думайте. Опять же, когда Хэролда заперли на весь день в его комнате за нападение на соседскую свинью с нанесением ей телесных повреждений – действие, совершенно для него нехарактерное, поскольку он находился в самых дружелюбных отношениях с вышеуказанной тушей будущего бекона, – после обнаружения истинного преступника не последовало благородное выражение сожалений. Хэролд был возмущён не столько заточением (в действительности он очень скоро сбежал через окно с помощью своих союзников, вернувшись только к тому времени, когда его должны были выпустить), сколько олимпийскими нравами. Одного слова было бы достаточно, чтобы восстановить справедливость – но, конечно, это слово так и не было сказано.

Ну что ж! Олимпийцы ушли в прошлое. Почему-то солнце уже не светит так ярко, как раньше; луга из прошлого, через которые не были протоптаны дорожки, ужались и превратились в несколько несчастных акров земли. Ко мне подкрадываются грустное сомнение и глухое подозрение. Et in Arcadia ego – я ведь действительно некогда жил в Аркадии. Может ли быть, что я тоже стал олимпийцем?
Алексей
The Olympians
Looking back to those days of old, ere the gate shut behind me, I can see now that to children with a proper equipment of parents these things would have worn a different aspect. But to those whose nearest were aunts and uncles, a special attitude of mind may be allowed. They treated us, indeed, with kindness enough as to the needs of the flesh, but after that with indifference (an indifference, as I recognise, the result of a certain stupidity), and therewith the commonplace conviction that your child is merely animal. At a very early age I remember realising in a quite impersonal and kindly way the existence of that stupidity, and its tremendous influence in the world; while there grew up in me, as in the parallel case of Caliban upon Setebos, a vague sense of a ruling power, wilful and freakish, and prone to the practice of vagaries—"just choosing so:" as, for instance, the giving of authority over us to these hopeless and incapable creatures, when it might far more reasonably have been given to ourselves over them. These elders, our betters by a trick of chance, commanded no respect, but only a certain blend of envy—of their good luck—and pity—for their inability to make use of it. Indeed, it was one of the most hopeless features in their character (when we troubled ourselves to waste a thought on them: which wasn't often) that, having absolute licence to indulge in the pleasures of life, they could get no good of it. They might dabble in the pond all day, hunt the chickens, climb trees in the most uncompromising Sunday clothes; they were free to issue forth and buy gunpowder in the full eye of the sun—free to fire cannons and explode mines on the lawn: yet they never did any one of these things. No irresistible Energy haled them to church o' Sundays; yet they went there regularly of their own accord, though they betrayed no greater delight in the experience than ourselves.

On the whole, the existence of these Olympians seemed to be entirely void of interests, even as their movements were confined and slow, and their habits stereotyped and senseless. To anything but appearances they were blind. For them the orchard (a place elf-haunted, wonderful!) simply produced so many apples and cherries: or it didn't, when the failures of Nature were not infrequently ascribed to us. They never set foot within fir-wood or hazel-copse, nor dreamt of the marvels hid therein. The mysterious sources—sources as of old Nile—that fed the duck-pond had no magic for them. They were unaware of Indians, nor recked they anything of bisons or of pirates (with pistols!), though the whole place swarmed with such portents. They cared not about exploring for robbers' caves, nor digging for hidden treasure. Perhaps, indeed, it was one of their best qualities that they spent the greater part of their time stuffily indoors.

To be sure, there was an exception in the curate, who would receive unblenching the information that the meadow beyond the orchard was a prairie studded with herds of buffalo, which it was our delight, moccasined and tomahawked, to ride down with those whoops that announce the scenting of blood. He neither laughed nor sneered, as the Olympians would have done; but possessed of a serious idiosyncrasy, he would contribute such lots of valuable suggestion as to the pursuit of this particular sort of big game that, as it seemed to us, his mature age and eminent position could scarce have been attained without a practical knowledge of the creature in its native lair. Then, too, he was always ready to constitute himself a hostile army or a band of marauding Indians on the shortest possible notice: in brief, a distinctly able man, with talents, so far as we could judge, immensely above the majority. I trust he is a bishop by this time,—he had all the necessary qualifications, as we knew.

These strange folk had visitors sometimes,—stiff and colourless Olympians like themselves, equally without vital interests and intelligent pursuits: emerging out of the clouds, and passing away again to drag on an aimless existence somewhere out of our ken. Then brute force was pitilessly applied. We were captured, washed, and forced into clean collars: silently submitting, as was our wont, with more contempt than anger. Anon, with unctuous hair and faces stiffened in a conventional grin, we sat and listened to the usual platitudes. How could reasonable people spend their precious time so? That was ever our wonder as we bounded forth at last—to the old clay-pit to make pots, or to hunt bears among the hazels.

It was incessant matter for amazement how these Olympians would talk over our heads—during meals, for instance—of this or the other social or political inanity, under the delusion that these pale phantasms of reality were among the importances of life. We illuminati, eating silently, our heads full of plans and conspiracies, could have told them what real life was. We had just left it outside, and were all on fire to get back to it. Of course we didn't waste the revelation on them; the futility of imparting our ideas had long been demonstrated. One in thought and purpose, linked by the necessity of combating one hostile fate, a power antagonistic ever,—a power we lived to evade,—we had no confidants save ourselves. This strange anaemic order of beings was further removed from us, in fact, than the kindly beasts who shared our natural existence in the sun. The estrangement was fortified by an abiding sense of injustice, arising from the refusal of the Olympians ever to defend, retract, or admit themselves in the wrong, or to accept similar concessions on our part. For instance, when I flung the cat out of an upper window (though I did it from no ill-feeling, and it didn't hurt the cat), I was ready, after a moment's reflection, to own I was wrong, as a gentleman should. But was the matter allowed to end there? I trow not. Again, when Harold was locked up in his room all day, for assault and battery upon a neighbour's pig,—an action he would have scorned, being indeed on the friendliest terms with the porker in question,—there was no handsome expression of regret on the discovery of the real culprit. What Harold had felt was not so much the imprisonment,—indeed he had very soon escaped by the window, with assistance from his allies, and had only gone back in time for his release,—as the Olympian habit. A word would have set all right; but of course that word was never spoken.

Well! The Olympians are all past and gone. Somehow the sun does not seem to shine so brightly as it used; the trackless meadows of old time have shrunk and dwindled away to a few poor acres. A saddening doubt, a dull suspicion, creeps over me. Et in Arcadia ego,—I certainly did once inhabit Arcady. Can it be I too have become an Olympian?
Kenneth Grahame
Kenneth Grahame
(Кеннет Грэем)
Вернуться к началу перевода
Обсудите эту работу с друзьями!
 
  При использовании авторских материалов указание автора
и ссылка на страницу конкурсной работы обязательны
Ваши голоса
Блестяще! 14 голосов
 
30 баллов за голос
Что-то в этом есть 2 голоса
 
20 баллов за голос
Не впечатлило 1 голос
 
10 баллов за голос
Разочаровало 1 голос
 
5 баллов за голос
Статистика     *данные на 20:00 (Москва, GMT+3)
Место в рейтинге Проза: 33
Средняя оценка: 26.39
Итоговая оценка: 26.39
Общее число оценок: 18
Число комментариев: 36
Число посещений страницы: 1823
< Предыдущий перевод Следующий перевод >
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>
Комментарии:    36
Валентин
Валентин говорит:
+1
23.11.2014 12:01   #
"когда мы, Одев мокасины" - когда мы, Надев мокасины". (Это во мне олимпиец проснулся). А перевод очень интересный, поставил "Блестяще".
Анна Дудка
Анна Дудка говорит:
+1
23.11.2014 13:08   #
Совершенно изумительная вещь, Алексей! Перевод отличный. Пара уточнений:

источники, подобные тем, что питали древний Нил, а у нас подпитывавшие утиный пруд, - а у нас подпитывали утиный пруд,

после обнаружения истинного преступника не последовало благородное выражение сожалений. - не последовало благородного выражения сожалений.
Марго
Марго говорит:
+1
23.11.2014 13:56   #
Алексей, хорошая работа. Для пущей шлифовки и в дополнение к предыдущим замечаниям:

>> Эти взрослые люди, случайно получившие преимущество, не вызывали уважения, но некое смешанное чувство зависти
= Эти взрослые люди, случайно получившие преимущество, вызывали не уважение, но некое смешанное чувство зависти
_____

>> могли запросто выйти и средь белого дня = ...и средь бела дня

(Все-таки это фразеологизм.)
_____

>> являлся чрезвычайно талантливой личностью, НАМНОГО превосходящей, насколько мы могли судить, МНОГИХ прочих.
_____

>> Нас отлавливали, мыли, впихивали в чистые воротнички; нам приходилось молча подчиняться, излучая скорее презрение, нежели гнев.

Я бы сказала не "излучая", а, например, "выказывая". И возможность "впихнуть в воротничок" у меня вызывает сомнение. Может, "нацепить воротничок"?
_____

>> выслушивали давно знакомые плоские замечания

Думаю, все же в данном случае "плоский" = "лишённый остроты, своеобразия, оригинальности" с "замечаниями" лексически не сочетается. Зачем "замечаниям" быть непременно своеобразными и острыми? Вот "плоские шутки" -- другое дело.
_____

>> Эта отстранённость усиливалась неизбывным чувством несправедливости, происходящим от отказа олимпийцев хоть когда-либо защищаться, отступить, признать, что были неправы
= ...хоть когда-либо защиТИться, отступить, признать, что были неправы...

==========

"Что-то есть".
Лу
Лу говорит:
+7
23.11.2014 14:04   #
Блестяще, Алексей! Настолько, что этот блеск заставил меня забыть, что читаю конкурсный перевод, а не оригинальный текст. Автора такого я по малограмотности не знала, теперь вот поищу его, ибо славно пишет.
Алексей
Алексей говорит:
0
23.11.2014 16:08   #
Валентин, спасибо за почин! Действительно, "одеть" и "надеть" - одна из моих фирменных ошибок, благодаря Вашему напоминанию окончательно зафиксировал в тыкве ^___^
Алексей
Алексей говорит:
0
23.11.2014 17:03   #
Анна, Марго, благодарю за зоркий глаз и конструктивную критику, которые, по моему мнению, являются одним из главных достоинств конкурса. Было дело, некоторые элементы упустил, следя за напевностью повествования.
Алексей
Алексей говорит:
0
23.11.2014 17:24   #
Спасибо, Лу! Грэем не был плодовитым автором, и, тем не менее, в своё время его сказка The Wind in the Willows составляла конкуренцию знаменитой "Алисе". Многие, включая А.А. Милна и меня, считают эту книгу идеальным литературным произведением.
Марго
Марго говорит:
0
23.11.2014 18:19   #
>> "одеть" и "надеть" - одна из моих фирменных ошибок

Алексей, можно запомнить простенькое "правило": надеваем одежду, одеваем Надежду. :))
Люси
Люси говорит:
+1
23.11.2014 19:20   #
Хороший перевод, Алексей!
Если позволите, пара замечаний.
==дети, должным образом обеспеченные родителями,
Во избежание двусмысленности лучше заменить слово "обеспеченные", а то фраза читается, как "дети, которых родители материально обеспечивают".

==они уделяли достаточно внимания удовлетворению наших материальных потребностей, но за пределами этого относились к нам с равнодушием
"за пределами этого" не очень хорошо, лучше что-то вроде: "дальше этого их забота не распространялась"

==безнадёжно беспомощная сторона
Может, лучше "непоправимое свойство"?

Алексей
Алексей говорит:
0
23.11.2014 19:29   #
Спасибо, Марго. Увы, я - очень нудный человек, мне нужно долго вникать, а не на лету подхватывать идеи. Я уже понял ^_^
Алексей
Алексей говорит:
+1
23.11.2014 19:40   #
Люси, спасибо за ценные правки! Чем больше комментариев, тем становится интересней ^_^
Виктор Райкин
Виктор Райкин говорит:
+1
24.11.2014 04:52   #
Алексей, прочитал с большим интересом. Вы выбираете сильные и сложные оригиналы - это само по себе вызывает уважение, - и я как читатель наблюдаю за честной схваткой (такое чувство меня посетило). Хочется пояснить некоторые из тех моментов, когда мне показалось, что оригинал Вам не поддался. Но сначала скажу, что с моей т. зр. эта работа заслужила высокую оценку, поскольку тут мы имеем дело со столь изощрённым оригиналом, который в целом Вам удалось передать по-русски, сохранив многие стилистические особенности.

Самым для меня непростым оказался первый абзац, на нём и остановлюсь.

>> Оглядываясь на былые дни, когда ворота ещё не закрылись за мной, я понимаю, что дети, должным образом обеспеченные родителями, видели свою жизнь в ином свете.

- Выше уже написали про "обеспеченные родителями" - тогда как речь идёт о том, что у них имелись родители.

>> Но тем, чьими ближайшими родственниками были тёти и дяди, позволителен особый взгляд на вещи. Надо сказать, они уделяли достаточно внимания удовлетворению наших ...

- Здесь Вы, кажется, скалькировали оригинальное построение фразы, не учтя того, что по-русски не совсем понятно, к кому относится "они" - и мне сразу показалось, что к "тем" из предшествующего предложения, и я сбился. Заметьте, что в английском тексте такого разночтения не возникает - другие склонения, там ясно, что имеются в виду "дяди и тёти".

>> ... тем временем во мне росло (в точности как у Калибана на Сетебосе) смутное ощущение силы, властной, своенравной и капризной, склонной к осуществлению своих причуд ...

- тут я тоже с первого прочтения понял неправильно, пришлось докапываться, что речь-то идёт о некой внешней правящей силе ("ruling power"); "во мне росло ощущение силы" - вроде бы ясно, что это моё собственное ощущение (моей) силы; в то время, как, наоборот, это, скорее, чувство моего бессилия.

>> Они могли плескаться в пруду хоть весь день, охотиться за цыплятами, залезать на деревья в воскресной (самой неподходящей для этого) одежде; могли запросто выйти и ... – но никогда ничем подобным не занимались.

- Тут просится "могли БЫ" (или "имели возможность") для ясности.

>> Не было энергии, неумолимо толкающей их в церковь по воскресеньям – и всё же они регулярно посещали её по собственной инициативе, несмотря на то, что выражали при этом не больше восторга, чем мы.

- Не понятно, о какой энергии идёт речь: м.б. им не хватало рвения? Но автор написал Energy - с большой буквы. Какую же Энергию он имел в виду?..
...........

Уфф, тут я остановлюсь. Дальше тоже есть что сказать, но меньше.

Особенно мне понравился абзац про "викария". И вот эта фраза:

"Мы, просвещённые, молча жуя и перебирая в голове планы и заговоры, могли бы объяснить им, что такое настоящая жизнь."

Алексей
Алексей говорит:
0
24.11.2014 17:21   #
Уважаемый Виктор, спасибо Вам за столь внимательное прочтение и анализ перевода. Согласен, что слово equipped было передано не лучшим образом, and requires some additional thought. Также и прочие Ваши замечания я счёл весьма уместными.

Тем не менее, не премину свалить на автора некоторые особенности. Что касается "властной силы", у меня ещё при чтении оригинала в первый момент возник вопрос такого же рода, который тут же разъяснился. Мне вообще показалось, что для текста характерны более резкие, чем обычно, смысловые переходы (например, когда после абзаца про викария он начинает следующий "этим странным людям".)

Что же касается местоимения "они", то, похоже, мистер Грэем был уверен, что, озаглавив рассказ "Олимпийцы", он не оставил сомнений, кто постоянно подразумевается под этим местоимением. Я сохранил эти особенности оригинала, хотя сейчас от задумался: может, действительно, некоторая "лакировка" в русском языке будет уместной.
Аля
Аля говорит:
0
25.11.2014 11:12   #
Ставлю "блестяще", очень понравилось! Читается легко, перед глазами картинка появляется яркая.
Места, где споткнулась при прочтении, уже были упомянуты выше, так что повторяться не стану.
Алексей
Алексей говорит:
0
25.11.2014 17:10   #
Благодарю, переводился рассказ так же легко и с удовольствием ^_^
deicu
deicu говорит:
+2
25.11.2014 22:50   #
Прочитала с интересом и любопытством, хотя (согласна с предыдущими ораторами) можно и придраться при желании. Более всего мне понравилась взвешенная, вот уж истинно "олимпийская" интонация в повествовании, в общем-то, о житейских дрязгах. Так плавно, так стилистически выверенно - впрочем, как и у самого автора. Адекватный перевод, Алексей, выше комплимента я не знаю. Хотя здесь в оценках употребляют "блестяще", придется довольствоваться этим. :)
Алексей
Алексей говорит:
0
25.11.2014 23:30   #
Большое спасибо, deicu, за приятный сюрприз, рад видеть у себя в гостях ещё раз! Ну, а комплимента выше и быть не может. И таки да, стилистическая выверенность, с моей точки зрения - лучшая дань переводчика автору.
Алёна Алексеева
Алёна Алексеева говорит:
+2
30.11.2014 18:25   #
Алексей, такой своеобразный и сложный текст Вы выбрали, и такое смешанное впечатление оставляющий: с одной стороны мы видим речь ребенка; но с другой, в ней ощущается такое превосходство над о(б)суждаемым миром взрослых, что создается совершенно обратное впечатление: абсолютной зрелости рассуждений и абсолютной беспомощности мира взрослых. оч. интересный момент.
мои две копейки:
>> некое смешанное чувство зависти к их удаче и жалости -- можно прочесть как зависть к удаче и жалости, а не чувство жалости.
>> учитывая его зрелый возраст и солидное положение, могли означать только наличие практического опыта общения с вышеуказанным животным на его природном пастбище. -- можно понять, что природное пастбище принадлежит викарию. -- "с вышеуказанными животными на их естественных выгонах" (как вариант).
тем не менее, не смотря на все эти мелкие зацепки, пять баллов
Алексей
Алексей говорит:
+2
30.11.2014 21:03   #
Алёна, спасибо Вам за вдумчивость и превышающие номинал по значимости копейки. Для переводчиков все тексты сложные, равно как и каждый живущий - и взрослый, и ребёнок. Истина ищется посреди конкретных точек зрения, и некоторые авторы отчётливо указывают путь. Нам остаётся лишь им следовать. Благодарю за чуткость и понимание.
Эмилия
Эмилия говорит:
+4
01.12.2014 23:55   #
Алексей, как хорошо, что Вы мне намекнули на "Олимпийцев", что они тоже о детях! И совсем не хочется говорить об огрехах, уж простите :-) Тем более, что в комментариях все уже было сказано и о сложности оригинала и о недочетах и обо всем, а я читая ничего не замечала, кроме самой "темы" :-) Хочу сказать только одно: я не "олимпиец", нет, и не стану им никогда! Потому я ставлю "блестяще" Вашей чудо-работе, напоминающей о "ребенке", что спрятался в глубине каждого из нас ;-)
Алексей
Алексей говорит:
0
02.12.2014 22:56   #
Спасибо, Эмилия, так и переводилось, в полной гармонии с героем повествования - ведь дети зачастую куда мудрее оценивают взрослых, чем наоборот! А ещё был такой британец Александр Нил, он вообще считал, что дети способны достойно воспитываться сами при минимальном влиянии взрослых :D
Юрий
Юрий говорит:
0
04.12.2014 09:09   #
Поставил высшую оценку. Особое удовольствие испытываю при прочтении текста, переведенного максимально близко к авторскому видению, но с максимальным приближением к русскоязычному читателю.
Gula
Gula говорит:
0
05.12.2014 02:55   #
Мне кажется, заголовок бы лучше звучал как "Жители Олимпа", речь-то не о спортсменах, а об элите. Как Вы считаете?
belka
belka говорит:
0
06.12.2014 17:40   #
Адекватный перевод сложного оригинала. "Блестяще", конечно. Это мне напомнило стихотворение THE REVENANT, Billy Collins / Билли Коллинза в отличном переводе Елены Багдаевой http://mustran.ru/2014/work/502.… Там рассуждает усыпленная собака, при жизни ненавидевшая своего хозяина. Как-то это созвучно... Главная претензия и тут и там, в принципе: "Ты вечно чесал меня не в тех местах." (см. указанное стихотворение). Такие вот тексты...
Спасибо!
Алексей
Алексей говорит:
+2
06.12.2014 18:59   #
Gula, простите, но читатели не должны подходить к произведению столетней давности с восприятием нашего времени. Слово "олимпийцы" в значении "жители Олимпа" куда старше, и спортсмены всего лишь унаследовали его. Считать их "правомочными владельцами" этого понятия вряд ли уместно.
Алексей
Алексей говорит:
0
06.12.2014 19:03   #
belka, спасибо за высокую оценку и интересные параллели! Жизненная претензия, однако...
Gula
Gula говорит:
0
06.12.2014 19:51   #
Алексей, но перевод Ваш для современников. А для нас - олимпийцы - спортсмены. А "жители Олимпа", так же, как и "олимпийцы"- совершенно адекватный перевод английского полисемичного Olympians. Задача переводчика - выбрать из полисемии адекватный тексту вариант.
Перевод - Ваш, выбор тоже Ваш. Мы просто сравнили два выбора :-)
Вика
Вика говорит:
0
07.12.2014 13:07   #
потрясающий перевод!
Алексей
Алексей говорит:
0
07.12.2014 19:53   #
Gula, спасибо за Ваше мнение. Мой перевод - дань автору. Скажите, а если бы я переводил древнегреческие мифы, мне бы тоже приходилось учитывать мнение читателей газеты Metro? Когда тексты содержат загадку или просто выбор, это же нормально, разве нет? Мне кажется, мы не можем все воспроизводить текст рассказа Борхеса "Пьер Менар, автор "Дон Кихота".
Алексей
Алексей говорит:
0
07.12.2014 19:55   #
Вика, спасибо!
Gula
Gula говорит:
0
07.12.2014 19:58   #
Дань автору каждый воздает в силу своего понимания и своих возможностей.
Вопрос про читателей Metro я не поняла.
Загадок данный текст не содержит. Там, разве что, есть полисемичные слова в определенном контексте, которые не всегда адекватно переведены.
Алексей
Алексей говорит:
0
07.12.2014 20:26   #
Gula, с точки зрения семиотики текст - это символы, которые не должны быть адекватно переведены, а которые должны быть адекватно переданы. Адекватность не подвержена влиянию времени, ибо слова всегда несут свой первоначальный смысл, который нельзя терять.
Gula
Gula говорит:
-1
07.12.2014 20:51   #
Алексей, интересно почитать Ваш комментарий. Только вот:
"не должны быть адекватно переведены, а которые должны быть адекватно переданы" - не вижу разницы, честно говоря;
а вот по этому поводу
"Адекватность не подвержена влиянию времени, ибо слова всегда несут свой первоначальный смысл, который нельзя терять." - с Вами не согласятся ни теоретики перевода, ни литературоведы, ни философы, ни лингвисты. Никто.
Но каждый имеет право на мнение, так что комментарий принят.
Алексей
Алексей говорит:
+2
07.12.2014 21:07   #
Ну тогда давайте считать, что основное значение слова "олимпийцы" - это "спортсмены, которые.." и так далее. Не будем принимать во внимание, что это не русское слово, видимо, ни теоретикам перевода, ни литературоведам, ни философам, ни лингвистам понятие "этимология" ничего не говорит. Вот куплю я роман "Великий Гэтсби", предполагая, что Гэтсби был либо рэппером, либо моделью, либо актёришкой. Я же живу в наше время, и что мне какой-то Фитцджералд?
Юлия Рац
Юлия Рац говорит:
+7
07.12.2014 21:48   #
Извините, что встреваю, так заинтересовала ваша дискуссия об олимпийцах!
Я ничего не понимаю в теории перевода, но мне кажется, что нельзя ориентироваться на невежественных читателей, которым слово "олимпийцы" знакомо только по спортивным репортажам. Да и "жители Олимпа" - это отнюдь не 100%-процентный синоним, в нем другие смысловые нюансы. Да и если вставить везде в тексте этих "жителей" (а они там повторяются многажды), что с текстом будет! Эти взрослые - здесь, за столом, рядом, и при этом параллельно пребывают где-то на Олимпе...
Алексей
Алексей говорит:
+3
10.12.2014 21:29   #
Спасибо, Юлия, я тоже придерживаюсь мнения, что язык возник не в 20-м веке, и мы должны уважать слова в их первозданном значении и красоте. И Ваш аргумент о замусоривании текста сразу ставит всё на свои места. (Хотя в одном я с Вами beg to disagree - взрослых рядом нет, они ТОЛЬКО на Олимпе, и телевизор каждый раз доказывает нам это :D)
Подписаться на новые комментарии к этой работе
Добавить комментарий
Ваше имя Обязательное поле
Ваш email Обязательное поле    Ваш email не будет опубликован
Комментарий:
Защитный код
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>

 

 

Статистика конкурса

всего (сегодня)
Пользователи: 174 (0)
Переводы: 0 (0)
Комментарии: 48259 (361)
Иллюстрации: 0 (0)

Последние события

eemperafa: <a href="http://www.ivangrifi.it/wat…">kopiera breitling</a> <strong><a href="http://www.ivangrifi.it/wat…">billiga omega klockor</a></strong><br> <strong><a href="http://www.ivangrifi.it/wat…">kopiera breitling</a></strong><br>
eemperafa: <ul><li><strong><a href="http://www.mcracingterni.it…">vintage cartier klocka</a></strong></li><li><strong><a href="http://www.mcracingterni.it…">titta pГҐ big bang</a></strong></li><li><strong><a href="http://www.mcracingterni.it…">breitling fГ¶r
eemperafa: <ul><li><strong><a href="http://www.mettifogo.eu/new…">music on internet pandora</a></strong></li><li><strong><a href="http://www.mettifogo.eu/new…">pandora sieraden</a></strong></li><li><strong><a href="http://www.mettifogo.eu/new…">pandora uk</a></strong></li></ul><br> <ul><li><strong><a
eemperafa: <strong><a href="http://www.galdo.it/newinde…">cartier womens watch</a></strong><br> <strong><a href="http://www.galdo.it/newinde…">cartier tank americaine</a></strong><br> <strong><a href="http://www.galdo.it/newinde…">cartier
eemperafa: <strong><a href="http://www.morospose.it/new…">ugg boots</a></strong><br> <strong><a href="http://www.morospose.it/new…">glitter uggs</a></strong><br> <strong><a href="http://www.morospose.it/new…">ugg knightsbridge boots</a></strong><br>
eemperafa: <strong><a href="http://www.3asoluzioni.it/n…">clearance ugg boots</a></strong><br> <strong><a href="http://www.3asoluzioni.it/n…">uggs slippers for women</a></strong><br> <strong><a
eemperafa: <strong><a href="http://www.aurent.it/newind…">timberland boots for cheap</a></strong> | <strong><a href="http://www.aurent.it/newind…">timberland boots for
eemperafa: <strong><a href="http://www.nottedicapodanno…">moncler official site</a></strong> | <strong><a href="http://www.nottedicapodanno…">moncler uk sale</a></strong> |
eemperafa: <strong><a href="http://www.montidaunidascop…">hublot geneve big bang kung</a></strong> | <strong><a href="http://www.montidaunidascop…">klockor breitling</a></strong>
eemperafa: <ul><li><strong><a href="http://www.tenutapoggetti.c…">pandora smykker</a></strong></li><li><strong><a href="http://www.tenutapoggetti.c…">pandora sieraden</a></strong></li><li><strong><a href="http://www.tenutapoggetti.c…">web pandora</a></strong></li></ul><br> <strong><a href="http://www.tenutapoggetti.c…">latest pandora
Все события

Партнеры конкурса