Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь в конкурсе


Авторизация

Регистрация

Войти через loginza
Ваше имя
Ваш email
Пароль
Повторите пароль
Защитный код

Revisiting H.G. Wells' Depiction of Science and Religion in War of the Worlds - Возвращаясь к Уэллсовскому описанию науки и религии в «Войне миров»

10.12.2013
Обсудите эту работу с друзьями!
Оригинал: Revisiting H.G. Wells' Depiction of Science and Religion in War of the Worlds, Alex C. Hawley
Перевод с английского: Варвара
Каждое десятилетие культура человека в целом подвергается значительному влиянию техники и науки. Будь это что-то маленькое, типа изобретения автоматических дверей, или что-то чрезвычайно важное, подобно изобретению телеграфа или открытию ДНК, техника и наука меняют наш образ жизни и наши взгляды постоянно.
Как правило, эти изобретения и открытия считаются «хорошими»; они делают нашу жизнь проще и помогают лучше понять себя самих и мир вокруг. Тем не менее, наука подвергла сомнению образ жизни отдельных людей. Вместо того чтобы принять новые перспективы, некоторые религиозные последователи склонны цепляться за традиционные верования и избегать того, что наука и техника могут предложить. Например, когда Чарльз Дарвин представил свою теорию эволюции путем естественного отбора, он бросил прямой вызов важнейшему убеждению, что землю и ее обитателей создал Бог. Сторонники традиционной религии были возмущены, потому что Дарвин и его коллеги-биологи утверждали, имея веские доказательства, что всё, во что они верили, был совершенно неверно. Полтора столетия спустя идеи, относящиеся к эволюции и религии, по-прежнему остаются взаимоисключающими для большинства вовлеченных в дискуссию.
Тут, как говорится, нет правильной точки зрения. Ни один человек точно не знает, зачем мы здесь, на земле, и весьма маловероятно, что какой-либо род науки или религии когда-нибудь сообщит нам причину. Эти системы убеждений просто попытки с нашей стороны сделать все, что мы можем, чтобы понять это. Как бы то ни было, роман Герберта Уэллса «Война миров» излагает интересный довод касательно разногласия между наукой и религией.
«Война миров» была написана всего лишь через несколько десятилетий после того, как Дарвин опубликовал свою теорию, что показывает, как быстро и мощно его теория повлияла на мир, и научно, и религиозно. В романе мы видим, как на нашу планету вторглись марсиане и безжалостно атаковали ее. Главный герой романа изображен как здравомыслящий, умный человек, который, как мы, читатели, знаем, в конечном счете, переживает атаку, потому что он говорит обо всём этом в прошедшем времени. По ходу текста становится очевидно, что главный герой в полной мере разбирается в технологиях и в том, что они могут предложить.
Наблюдая за марсианами с их треножниками в начале вторжения, рассказчик заметил: "Я начал сравнивать марсианские и человеческие машины, спрашивая себя первый раз в жизни, как броненосец или паровой двигатель выглядели бы в глазах менее разумного существа ". (52) Рассказчик, с его строго научным взглядом на ситуацию, был холоден и собран на протяжении всей остальной части романа; его выживание может быть связано с именно этой линией поведения. Те, кто понимает технику и науку и принимает их, лучше знают себя и мир вокруг, потому что, хотим мы того или нет, такова человеческая природа. Поскольку герой был знаком с техникой и причиной ее существования, он действовал с умом в тот момент, когда на карту была поставлена его жизнь.
Уэллс показывает нам резкую противоположность этому рациональному герою, когда вводит в повествование викария. Жизнь священника была посвящена религии, и когда марсиане разрушили церковь, в которой он проповедовал, как рассказчик выразился, "эта громадная трагедия довела его до края". (70) Рассказчику сразу бросается в глаза то, что священник не в своем уме. Добавив этого персонажа в качестве нежелательного напарника повествователя, Уэллс как бы намекает, что "религия пасует перед катастрофой " (71) и, следовательно, является более слабой системой убеждений, чем наука и разум. При сравнении рассказчика и священника ясно, кто более благоразумен, а кто – менее; Уэллс использует такие слова, как «сумасшедший» и «рассеянный», чтобы описать викария, в то время как рассказчик говорит «будничным тоном» и «понимая».
В какой-то момент викарий спрашивает рассказчика, "Кто такие эти марсиане? " (70) и, не моргнув глазом, рассказчик отвечает: "А кто мы сами?" Жизненная позиция позволила ему сохранить ясность ума, сосредоточенность и благоразумие.
Перенесемся на пятьдесят лет вперед: выпущен в прокат художественный фильм «Война миров». Прошло почти столетие с тех пор, как Дарвин представил свою теорию эволюции, теорию, полностью изменившую общую картину науки. С момента публикации романа «Война миров» были сделаны серьезные научные открытия: ДНК, бесчисленные окаменелости, подтверждающие теорию эволюции, и тому подобное. Система убеждений науки и техники получает всё больше и больше поддержки в последующие полвека, поэтому персонажи и сюжет неизбежно должны были измениться в истории, которая обращалась непосредственно к теме разрыва между наукой и религией.
В фильме главный герой фактически ученый, в отличие от романа, где он был просто умным человеком с полунаучным взглядом на жизнь. Это показывает, чему больше доверяют через сто лет после презентации Дарвиновской теории: к науке относятся с большим уважением, чем к религии. Создатели фильма идут дальше, изображая пастора еще более наивным, чем викарий в романе. Пастор хотел войти в контакт с марсианами, даже зная, что они совсем недавно убили несколько человек. Он утверждал, что марсиане «ближе к Творцу», потому что они более развиты, чем мы, и поэтому он слепо верил в то, что они не причинят ему вреда. Пастор умер в течение минуты после того, как попробовал установить контакт. Науке и разуму в фильме выказывается гораздо больше доверия, чем в романе, таким образом выражается душевное состояние человечества в то время (американцев, в частности).
Ирония в истории «Войны миров» заключается в том, что не технология оказывается тем, что спасает человеческий род. Марсиан победило то, что существовало здесь гораздо дольше, чем мы: мир природы. Марсиане оказались бессильны против земных микроорганизмов, всех тех бактерий, раковых образований и опухолей, которых люди на протяжении тысяч лет учились подчинять себе. Когда все марсиане были повержены, рассказчик осознал, что они были "убиты (после того, как ни одному человеческому устройству это не удалось) наискромнейшим созданием, которое Бог в своей мудрости поместил на землю". (168)
В конце концов, наши собственные средства не смогли выполнить поставленную задачу; строго научной точки зрения оказалось недостаточно для достижения цели. Уничтожая марсиан именно таким образом, Уэллс имеет в виду, что чрезмерная преданность какой-либо системе убеждений делает людей слепыми. Священник был слишком предан своей религии, чтобы рационально взглянуть на ситуацию, в которой оказался. Вот почему он, в конечном счете, был убит: он полагал, что Бог спасет его несмотря ни на что. Рассказчик выжил благодаря тому, что, имея в виду обе системы убеждений, не слишком привязывался к той или другой. Видя обе стороны, он был способен оценить вторжение рационально и спокойно. В конце романа рассказчик писал: "Я воздел руки к небу и стал благодарить Бога". (170) Он, очевидно, не был лишен религиозности, он просто не позволял ей взять верх в напряженный момент.
В неспокойное время спора науки с религией роман «Война миров» показал, что два этих понятия не обязательно должны быть взаимоисключающими. Чем больше человек знает о возможностях, которые могут предложить обе эти системы убеждений, тем больше человек знает на самом деле.
Варвара
Revisiting H.G. Wells' Depiction of Science and Religion in War of the Worlds
Every passing decade, the culture of human beings as a whole has been significantly affected by technology and science. Whether it’s something small, like the invention of automatic doors, or something enormously important, like the invention of the telegraph or the discovery of DNA, technology and science change the way we live, and how we view life, all the time.
Generally these inventions and discoveries are considered “good;” they are making life easier for us and helping us better our understanding of both ourselves and the world around us. However, to some, science has challenged their way of life. Instead of embracing new perspectives, some religious followers have tended to cling to traditional beliefs and shun what science and technology have to offer. For instance, when Charles Darwin introduced his theory of evolution by natural selection, he was directly challenging the cardinal belief that God created the earth and its inhabitants. Traditional religious believers became outraged because Darwin and fellow biologists were claiming, with hard evidence, that everything they believed in was completely false. A century and a half later, ideas pertaining to evolution and religion are still mutually exclusive for many involved in the argument.
With this being said, there is no correct way of thinking. Not one person truly knows why we’re here on earth, and it’s very unlikely that any sort of science or religion will ever tell us the reason. These belief systems are simply attempts on our part to do all we can to understand. However, H.G. Wells’ novel, War of the Worlds, poses an interesting argument regarding this divide between science and religion.
War of the Worlds was only written a few decades after Darwin published his theory, yet it shows how quickly and powerfully his theory impacted the world, both scientifically and religiously. In the novel we see our planet invaded and unmercifully attacked by Martians. The protagonist of the novel is depicted as a sensible, intelligent human being who we as readers know ultimately survives the attack because he tells it in the past tense. Through the text, Wells makes it obvious that the protagonist is fully aware of technology and what it has to offer.
While watching the Martians within the tripods in the beginning of the invasion, the narrator took note, “I began to compare the Martians to human machines, to ask myself for the first time in my life how an ironclad or a steam engine would seem to an intelligent lower animal.” (52) The narrator, with his clearly scientific viewpoint on the situation, was cool and collected even through the rest of the novel; his survival can be attributed to this disposition. Those who understand technology and science and embrace them are more aware of themselves and the world around them, because whether we like it or not, it is human nature. Because he was aware of technology and its reason for existence, he acted with reason when his life was at stake.
Wells presents us with a drastic opposition to this reasonable protagonist when he introduces the curate. The curate’s life was dedicated to religion, and when the Martians destroyed the church at which he preached, as the narrator put it, “this tremendous tragedy had driven him to the very verge of his reason.” (70) The narrator noticed immediately that the curate was not in a right state of mind. By adding this character as the narrator’s unwanted sidekick, Wells is implying that “religion collapses under calamity” (71) and is therefore a weaker belief system than science and reason. Contrasting the narrator and the curate, it is obvious who is more reasonable and less so; Wells uses words like “demented” and “vacant” to describe the curate, whereas the narrator speaks in a “matter-of-fact tone” and is “understanding.” At one point, the curate asked the narrator, “What are these Martians?” (70) and without missing a beat, the narrator replied, “What are we?” The narrator’s perspective on life kept his mind clear, focused, and reasonable.
Fast-forward fifty years: the feature film War of the Worlds is released. It was nearly a century after Darwin introduced his theory of evolution, the one theory that changed the entire landscape of science. Since the novel War of the Worlds had been published, serious scientific discoveries were made: DNA, countless fossils supporting evolution, etc. The belief system of science and technology was gaining more and more support over that next half century, so it was inevitable that the characters and plot would be altered in a story that directly addressed the divide between science and religion.
In the film, the protagonist was actually a scientist, as opposed to the novel, in which the protagonist was simply a sensible human being with a semi-scientific viewpoint on life. This speaks to where the trust lay a century after Darwin’s theory: science was treated with more respect than religion. The filmmakers go even further with this by portraying the pastor as even more naïve than the curate in the novel. The pastor wished to communicate with the Martians, despite knowing they had murdered several other humans very recently. He claimed that the Martians were “nearer to the Creator” because they were more advanced than we were, and because of this he ignorantly believed they wouldn’t hurt him. The pastor died within a minute of his attempt at communication. Science and reason are given much more credit in the film than in the novel, speaking to the state of mind of humans at that point in time (Americans in particular).
The irony in the story of War of the Worlds is that technology is not what inevitably saves the human race. Rather, what defeated the Martians was something that has been here far longer than we have: the natural world. The Martians could do nothing against all of earth’s microorganisms, all the bacteria and cancers and tumors that human beings have learned to conquer over thousands of years. After all the Martians were fallen, the narrator realized that they were “slain, after all man’s devices had failed, by the humblest thing that God, in his wisdom, has put upon this earth.” (168)
In the end, our own tools couldn’t get the work done; a strictly scientific viewpoint was insufficient in success. By killing off the Martians this way, Wells is implying that excessive dedication to a belief system will blind people. The curate was far too dedicated to his religion to rationally look at the situation he was in. That is why he was eventually killed: he believed God would save him no matter what. The narrator survived by being aware of both systems of belief but not too attached to one or the other. By looking at both sides of the picture, he was able to view the invasion reasonably and calmly. At the end of the novel, the narrator wrote, “I extended my hands towards the sky and began thanking God.” (170) He obviously had a religious side; he just didn’t let it overtake him in times of stress. During a turbulent time in the argument of science versus religion, the novel War of the Worlds demonstrated that the two did not necessarily have to exist exclusively. The more a person is aware of the possibilities both belief systems have to offer, the more a person truly knows.
Вернуться к началу перевода
Обсудите эту работу с друзьями!
 
  При использовании авторских материалов указание автора
и ссылка на страницу конкурсной работы обязательны
Ваши голоса
Блестяще! 10 голосов
 
30 баллов за голос
Что-то в этом есть 1 голос
 
20 баллов за голос
Не впечатлило 2 голоса
 
10 баллов за голос
Разочаровало 2 голоса
 
5 баллов за голос
Статистика     *данные на 11:00 (Москва, GMT+3)
Место в рейтинге Публицистика: 23
Средняя оценка: 23.33
Итоговая оценка: 23.33
Общее число оценок: 15
Число комментариев: 10
Число посещений страницы: 1122
< Предыдущий перевод Следующий перевод >
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>
Комментарии:    10
наталья
наталья говорит:
+1
11.12.2013 00:07   #
Блестяще!
Анатолий
Анатолий говорит:
0
11.12.2013 10:23   #
хороший перевод
Татьяна
Татьяна говорит:
0
11.12.2013 14:27   #
Серьезная работа, очень хорошо выполнена, просто... ничего лишнего, и спасибо огромное, блестяще.
(иии: может быть вы сами заметили эту фишку, но тут информация большей частью представлена в пассиве, и, как бы я его, пассив, ни любила, в русском языке, по моему личному убеждению, честно-пречестно, более действенным является активный залог; это не про ваш перевод здесь, он спаян как ... хорошо пропаянный шов, просто я почему-то думаю, что вам было бы интересно этот же текст посмотреть и с этого края, ой че говорю, не читайте.
Марина Алейникова
Марина Алейникова говорит:
0
11.12.2013 15:05   #
замечательно))
Варвара
Варвара говорит:
0
11.12.2013 16:16   #
Татьяна, спасибо, интересное замечание про залог, надо будет обратить внимание :)
Gapon
Gapon говорит:
+1
11.12.2013 16:24   #
Странности и несуразности обнаружены, сударыня:

1) "наука подвергла сомнению образ жизни отдельных людей." - Чего наука, мерзавка, сделала??? ...Потом убила их?!

2) "роман Герберта Уэллса «Война миров» излагает интересный довод касательно разногласия между наукой и религией." - калька с АЯ, нелепая в РЯ. "Касательно" - в печку, а чтобы не ломать длинное предл-е достаточно вместо "довода" вставить "аспект".

...

последнее) "В неспокойное время спора науки с религией роман «Война миров» показал, что два этих понятия не обязательно должны быть взаимоисключающими."

- спора давно нет, бо каждая из "форм общественного сознания" (см. словарь) существует обособленно, на покушаясь на тсз территорию конкурента, поскольку конкуренции давно нет. Есть материалисты-позитивисты и есть идеалисты-креационисты (слово такое), и религиозные войны в ближайшем будущем не ожидаются;

- по сути своей они - именно взаимоисключающие, бо наука, это - АНАЛИЗ, а религия, это ДОГМА.

(АПАРТ: Такое странное ощущение, что вы по блату тягаете курсовые работы из оксфордов-кембриждей... Наладили взаимовыгодный обмен материалами? Лихо!)
Варвара
Варвара говорит:
0
11.12.2013 19:06   #
Gapon, прошу прощения, но почему Вы предъявляете переводчику претензии к содержанию текста, в которых повинен (повинен ли - другой вопрос) автор статьи? Мне кажется это несколько нелогично. А что касается выбора материалов, то это обычная статья, найденная мной на просторах интернета в процессе подготовки к написанию диссертации.
P.S. Замечания относительно перевода принимаю, особенно за 2) спасибо :)
Gapon
Gapon говорит:
+1
11.12.2013 19:36   #
Ну как же, сударыня... Озадачил выбор материала вами, только и всего.

Эта "пустышка", пропущенная через диссер, обретет статус "умного взгляда", не дай бог растиражируется и станет достоянием многих... И приобретет статус известного запрета про "шаг вправо, шаг влево...".

Это же, кажется, именуется термином "регресс"? "Отстой" мы уже имеем практически во всех областях знания, к чему же приближать следующую ступень падения?

Коротко: "мы" - не "они". Разные условия бытия и разные ментальности. Их проблемы - тьфу для нас. А наши проблемы, увы, недоступны их пониманию в принципе. Отсюда вывод: их учителя нам не указ.
Юрий
Юрий говорит:
+1
12.12.2013 15:11   #
Вполне адекватный перевод довольно занудного эссе.
Ольга
Ольга говорит:
0
14.12.2013 18:25   #
Эссе и правда занудное, а вот перевод неплохой.
Подписаться на новые комментарии к этой работе
Добавить комментарий
Ваше имя Обязательное поле
Ваш email Обязательное поле    Ваш email не будет опубликован
Комментарий:
Защитный код
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>

 

 

Статистика конкурса

всего (сегодня)
Пользователи: 1873 (0)
Переводы: 1283 (0)
Комментарии: 17603 (1)
Иллюстрации: 381 (0)

Друзья!
Мы благодарны за любую помощь, которую вы можете оказать "Музыке перевода". Конкурс был и всегда будет некоммерческим и бесплатным для участников.
Спасибо!


Перевести через    


Перевести через Yandex Money

Помочь Музыке перевода

Yandex Money              Yandex Money

Собрано 7139,50 рублей. Спасибо вам!

Последние события

фыва: Сижу за решеткой в темнице сырой, Вскормленный в неволе орел…
Татьяна: "Я летела в Париж по приглашению издательства. Рядом со мной
Елена Багдаева: Татьяна - это блеск! Эту вещь Улицкой - и как
Мялицын, Владимир: Ох, Татьяна, не будите лихо, пока спит тихо...
Татьяна: "Леонид Сергеевич превосходно владел немецким языком, но переводил он обыкновенно
Марго: Владимир, Вы ошиблись: грозу я не просто не уважаю, я
Мялицын, Владимир: Марго, Вы, как мне помнится, о-о-о-очень грозу уважаете... Гроза Золотая
Елена Багдаева: Это он вспомнил, как его в ауле звали, и решил…
Мялицын, Владимир: Как это, что с Яковом произошло? До вифлиема до танцевался!…
Марго: Оп-па! А что это с Яковом произошло? :) Вот так…
Все события

Партнеры конкурса