Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь в конкурсе


Авторизация

Регистрация

Войти через loginza
Ваше имя
Ваш email
Пароль
Повторите пароль
Защитный код

Science Fiction and Computing - Научная фантастика

10.12.2013
Обсудите эту работу с друзьями!
Оригинал: Science Fiction and Computing, Неизвестен
Перевод с английского: Сергей
Идея механического мозга или "двигателя- знаний" имеет очень длинную историю.
В западной литературе Джонатан Свифт когда писал книгу "приключения Гулливера" уже тогда писал о механизме, который может создавать книги на любой лад. Несмотря на то что это было сатирическая издевка над мыслителями которые говорят о рациональных(реальных) вещах.
Сама идея о том, что в каком-то механизме появится разум, уже не казалась такой далекой
В следующие 2 столетия вера в то что эта возможность может стать реальной росла благодаря индустриальной революции.
Жюль Верн писал о Париже 20 века в 1863 году. У него уже в те времена были мысли о машинах которые использовались бы для координации бизнеса.
С начала 20 века писатели думали над тем что может быть, если машины обретут искусственный интеллект, и эти машины смогут исполнять их прихоти.
Даже в книге "Механическая остановка" написанная в 1909, описано что люди в далеком будущем не выходят и своих бункеров (капсул, подземок, что-то похожее на кокон но для человека) так как все их соц. нужды удовлетворялись через коммуникации которые проводились по средствам механизмов, что очень напоминает наш интернет.
В 1930-40 года другие писатели такие как John W. Campbell and Jack Williamson писали о том, что глобальный искусственный интеллект станет конечным пунктом эволюции где часть людей вымрут, а другая часть начнет жить монотонной никому не нужной жизнью.
Писатели научной фантастики так же рассматривали похожие технологии. Сам термин " робот" произошел из книги от Карла Капека "универсальные роботы разума" не смотря на то, что у робота в книге было человеческое лицо у него были совсем не человеческие желания, он угрожал людям стать повелителем земли, заменяя собой людей. В книгах Исаая Азимова были написаны законы роботов, первый из них был закон о том что робот не должен делать плохо людям своими делами или бездействием. Но в настоящем мире в искусственном интеллекте не было таких встроенных ограничений.
Научная фантазия "золотого века" ,которую публиковали в журналах, имело маленькое влияние на культуру в целом. Но как только начали появляться компьютеры, они стали темой фильмов и романов. В книге Джонса " проект форбина", который после стал фильмом в 1970 была его экранизация. Это была боязнь холодной войны и боязнь искусственного интеллекта.
Объединяя свои усилия со своим советским русским противником Клосус, выполнил свои команды что бы предотвратить войны по средствам установленного единого правительства . Похожее сделал Хелл ,в фильме 2001г "космическая одиссея". Фильм основан на работе Артура Кларка. Хелл (как главный герой) ставит свой инстинкт самосохранения превыше команд своего начальства.
Но искусственный интеллект точно так же может стараться стать настоящим, как у человека, как в фильме 2001
В 40-50 годы компьютеры которые обрисовывавшись в научной фантастике, увеличивались во много раз. Но в книге Лейнстера " логика под именем Джо" эту "логику" можно было найти в любом доме и в комплекте была клавиатура и экран.
Все "логики" были соединены в большое хранилище. И все пользователи могли получить любую информацию от теле программ до прогноза погоды или даже ответить на исторические вопросы.
Не смотря на то что "логика" была электронно-механической системой, ее функциональность удивительно похожа на функции интернета. Хотя сам интернет появился только пол века спустя, писатели Вильем Гипсон и Вернор Винж позже начали развивать идею о мире где люди могут подключить свой разум к мирам созданные компьютером. Новая элита владельцев киберпространства изображалась в футуристической адаптации таких образцов как опытный стрелок ковбоя, самурай или ниндзя. В отличие от морально однозначного мира старых западных фильмов, романы и фильмы о новой "киберпанк" действительности, как правило, происходят в мрачном и хаотичном мире. Этим миром обычно правят огромные корпорации (отражая озабоченность из-за экономической глобализации). В то время как кибер пространство продолжает становится реальностью, кибер панк (посмотри тут точный перевод на вики) потерял свою особенность как жанра. Последний работы Гибсона (и др. Писателей как Bruce sterling и Vernor Vinge) все чаще пишут о взаимоотношениях в недалеком будущем или настоящем.
Сергей
Science Fiction and Computing
The image of the mechanical brain or “knowledge engine” has a surprisingly long history in Western literature. As far back as Jonathan Swift’s Gulliver’s Travels (1726), we find a gigantic engine that can create books on every conceivable subject. While this was a satirical jab at thinkers who were ushering in a rational, mechanistic cosmos, the idea that the cunning mechanical automatons being created for the amusement of princes might someday think did not seem so far-fetched. This belief would be strengthened in the coming two centuries by the triumph of the Industrial Revolution. In Jules Verne’s Paris in the Twentieth Century (written in 1863), giant calculating machines and facsimile transmissions were used to coordinate business activities. As early as the beginning of the 20th century, writers had been exploring what might happen if some combination of artificial brains and robots offered the possibility of catering to all human needs. In E. M. Forster’s “The Machine Stops,” published in 1909, people no longer even have to leave their insectlike cells because even their social needs are provided through machine-mediated communication not unlike today’s Internet. In the 1930s and 1940s, other writers such as John W. Campbell and Jack Williamson wrote stories in which a worldwide artificial intelligence became the end point of evolution, with humans either becoming extinct or living static, pointless lives.

Science fiction writers had also been considering the ramifications of a related technology, robotics. The term robot came from Karel Cˇ apek’s R.U.R. (Rossum’s Universal Robots). Although the robot had a human face, it could have inhuman motives and threaten to become Earth’s new master, displacing humans. Isaac Asimov offered a more benign vision, thanks to the “laws of robotics” embedded in his machines’ very circuitry. The first law states, “A robot shall not harm a human being or, through inaction, cause a human being to come to harm.” In the real world, of course, artificial intelligence had no such built-in restrictions (see artificial intelligence).

Science fiction of the “Golden Age” of the pulp magazines had only limited impact on popular culture as a whole. Once actual computers arrived on the scene, however, they became the subject for movies as well as novels. D. F. Jones’s novel Colossus: The Forbin Project (1966), which became a film in 1970, combined cold war anxiety with fear of artificial intelligence. Joining forces with its Soviet counterpart, Colossus fulfills its orders to prevent war by taking over and instituting a world government. Similarly, Hal in the film 2001: A Space Odyssey (based on the work of Arthur C. Clarke) puts its own instinct for self-preservation ahead of the frantic commands of the spaceship’s crew. However, the artificial can also strive to be human, as in the 2001 movie A.I. During the 1940s and 1950s science fictional computers tended to be larger, more powerful versions of existing mainframes, sometimes aspiring to godlike status. However, in Murray Leinster’s book A Logic Named Joe (1946), a “Logic” is found in every home, complete with keyboard and television screen. All the Logics are connected to a huge relay circuit called the Tank, and the user can obtain everything from TV broadcasts to weather forecasts or even the answers to history trivia questions. Although the Logic is essentially an electronic-mechanical system, its functionality is startlingly similar to that achieved by the Internet almost half a century later. Writers such as William Gibson (Neuromancer) and Vernor Vinge (True Names) later began to explore the world mutually experienced by computer users as a setting where humans could directly link their minds to computer-generated worlds (see virtual reality). A new elite of cyberspace masters were portrayed in a futuristic adaptation of such archetypes as the cowboy gunslinger, samurai, or ninja. Unlike the morally unambiguous world of the old western movies, however, the novels and movies with the new “cyberpunk” sensibility are generally set in a jumbled, fragmented, chaotic world. That world is often dominated by giant corporations (reflecting concerns about economic globalism) and is generally dystopian. Meanwhile as cyberspace continues to become reality, cyberpunk has lost its distinctiveness as a genre. Gibson’s latest work (and that of other writers such as Bruce Sterling and Vernor Vinge) is more apt to explore ways of communicating and networking that belong to just the day after tomorrow, if not not already appearing (particularly among young people) today.
Вернуться к началу перевода
Обсудите эту работу с друзьями!
 
  При использовании авторских материалов указание автора
и ссылка на страницу конкурсной работы обязательны
Ваши голоса
Блестяще! 0 голосов
 
30 баллов за голос
Что-то в этом есть 2 голоса
 
20 баллов за голос
Не впечатлило 0 голосов
 
10 баллов за голос
Разочаровало 1 голос
 
5 баллов за голос
Статистика     *данные на 11:00 (Москва, GMT+3)
Место в рейтинге Публицистика: 151
Средняя оценка: 15.00
Итоговая оценка: 4.50
Общее число оценок: 3
Число комментариев: 1
Число посещений страницы: 1465
< Предыдущий перевод Следующий перевод >
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>
Комментарии:    1
Татьяна
Татьяна говорит:
0
12.12.2013 01:02   #
Начало статьи:
The image of the mechanical brain or “knowledge engine” has a surprisingly long history in Western literature. As far back as Jonathan Swift’s Gulliver’s Travels (1726), we find a gigantic engine that can create books on every conceivable subject.

Ваш перевод: Идея механического мозга или "двигателя- знаний" имеет очень длинную историю. В западной литературе Джонатан Свифт когда писал книгу "приключения Гулливера" уже тогда писал о механизме, который может создавать книги на любой лад.

Мой перевод: Удивительно, но идея механического разума или "наделенной разумом машины" в западной литературе зародилась далеко не вчера. Еще Джонатан Свифт в своей книге "Путешествие Гулливера" (1726 год) описал некое гигантское устройство, которое по любому вопросу могло на гора выдавать по целому справочнику.

Сергей, извините, чувствую себя мамаем, но...
Я просто начала читать статью, мне что-то не понравилось и это что-то я под себя переделала (нафига?) выше. Но если задуматься: начало любой статьи - это приглашение, по моему, по нему читатель соизмеряет свои потребности с тем, что ему предлагают, а после того, как вы укоротили заголовок, можно было хотя бы в первых двух предложениях оставить интригу? (аккуратно прописать название книги...)
Подписаться на новые комментарии к этой работе
Добавить комментарий
Ваше имя Обязательное поле
Ваш email Обязательное поле    Ваш email не будет опубликован
Комментарий:
Защитный код
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>

 

 

Статистика конкурса

всего (сегодня)
Пользователи: 1873 (0)
Переводы: 1283 (0)
Комментарии: 17603 (1)
Иллюстрации: 381 (0)

Друзья!
Мы благодарны за любую помощь, которую вы можете оказать "Музыке перевода". Конкурс был и всегда будет некоммерческим и бесплатным для участников.
Спасибо!


Перевести через    


Перевести через Yandex Money

Помочь Музыке перевода

Yandex Money              Yandex Money

Собрано 7139,50 рублей. Спасибо вам!

Последние события

фыва: Сижу за решеткой в темнице сырой, Вскормленный в неволе орел…
Татьяна: "Я летела в Париж по приглашению издательства. Рядом со мной
Елена Багдаева: Татьяна - это блеск! Эту вещь Улицкой - и как
Мялицын, Владимир: Ох, Татьяна, не будите лихо, пока спит тихо...
Татьяна: "Леонид Сергеевич превосходно владел немецким языком, но переводил он обыкновенно
Марго: Владимир, Вы ошиблись: грозу я не просто не уважаю, я
Мялицын, Владимир: Марго, Вы, как мне помнится, о-о-о-очень грозу уважаете... Гроза Золотая
Елена Багдаева: Это он вспомнил, как его в ауле звали, и решил…
Мялицын, Владимир: Как это, что с Яковом произошло? До вифлиема до танцевался!…
Марго: Оп-па! А что это с Яковом произошло? :) Вот так…
Все события

Партнеры конкурса