Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь в конкурсе


Авторизация

Регистрация

Войти через loginza
Ваше имя
Ваш email
Пароль
Повторите пароль
Защитный код

THE ISLAND THAT INHABITS YOU - Остров внутри

10.12.2013
Обсудите эту работу с друзьями!
Оригинал: THE ISLAND THAT INHABITS YOU, Robert Macfarlane
Перевод с английского: Masha Mo
В начале была… карта. Летом 1881 года ее нарисовал Роберт Льюис Стивенсон, чтобы развлечь своего двенадцатилетнего приемного сына - семейному отдыху в Шотландии помешал дождливый денек. На карте был изображен остров с изрезанной береговой линией, на острове - леса, горы, низины и бухты. Названия манили приключениями и опасностями: Холм Подзорной Трубы, Белая Скала, Могильник. У южной части острова были искусно нарисованы замысловатая роза ветров и галеон на всех парусах. Не были забыты и предупреждения для моряков: «Сильное течение», «Плохое дно». А в центре острова был изображен кроваво-красный крест с надписью «Здесь все сокровища».
Карта была нарисована, чтобы дать простор детской фантазии, но куда большую службу она сослужила взрослому, вдохновив Стивенсона на создание знаменитого романа о пиратах «Остров Сокровищ» (1883). Увлекшись картой, он принялся населять остров персонажами (Джон Сильвер, капитан Флинт)и придумывать связывающую их историю. Из обыкновенного листа бумаги вырос воображаемый мир, блестяще продуманный до деталей. Тысячи детей причаливали к его белоснежным пляжам, осторожно крались сквозь лесные заросли, видели, как между диких скалистых вершин пробиваются солнечные лучи. Побываешь там хоть раз – и не сможешь выбросить острова из головы.
Как и Стивенсон, я без ума от карт, и, опять же из-за Стивенсона, я помешан на островах. Карты вскружили мне голову, ведь они предлагают, как выразилась Розита Форбс, «волшебство путешествий без лишнего труда и забот». Словно ты получил сапоги-скороходы, позволяющие преодолеть мили за какие-то секунды. К тому же, на картах все прекрасно видно. Вооружившись карандашом и прокладывая маршрут, ты словно обретаешь способность парить над ущельями и болотами, одним прыжком перемахнуть с утеса на утес, и перейти в брод разлившиеся реки, не промочив ног. Отец научил меня читать карты, этому чудесному умению разглядеть подобные пейзажи. Путаница из контуров превращалась в остроконечные пики и углубления на склонах гор, прерывистые штрихи оборачивались бухтой, в которой можно было бы высадиться, приплыв на веслах.
Начитавшись Стивенсона, я разыскал описания островов в книгах других писателей – это были «Повелитель мух» Голдинга, «Волхв» Фаулза, и неподражаемый рассказ Лоуренса «Человек, который любил острова» о безымянном островке всего четырех миль в длину, с двумя холмами посредине, с каменистыми полями, заросшими дроком и терновником и усеянными примулой по краям.
Я начал придумывать и составлять карты собственных воображаемых островов. Это были шхеры из черного камня, где-то на севере Атлантики, с маяком, на котором я бы зимовал, а во время страшнейших штормов вокруг него бились бы огромные белые волны. Был и остров из известняка, с вечнозелеными лесами и множеством морских пещер - вода в них была ляписно-лазурной на фоне костяной белизны камня. Был и непременный одинокий атолл с пальмами, на которых было полно кокосов, и лагуна, кишащая рыбой. Теперь-то мне понятно, что их объединяли похожие желания - жажда самостоятельности, полной изоляции, избытка свободного времени – все, что присуще подростковой мечтательности.
Конечно, как было известно и Фаулзу, и Голдингу, мечты об островах оборачиваются не только светлой, но и темной стороной. Жажда одиночества может оказаться мизантропией, а стремление к излишней самостоятельности приведет к желанию контролировать все и вся. «Остров похож на гнездо, в котором всего один птенец, - рассуждает герой Лоуренса, - и единственное детище острова – это сам островитянин». Но он закончил свои дни одиноким, в хижине, занесенной снегом, и его лодка утонула, не вырвавшись из этого «гнезда».
Уже много лет я живу в Кембридже, в городе, который настолько далек от моря, насколько это вообще возможно в Великобритании. Тем не менее, четыре века назад большая часть Кембриджшира представляла собой другую картину: затопленные низины, болота и поселения на холмах. Благодаря Стивенсону, я все еще думаю о собственном острове, правда, теперь эти мечты связаны с другими людьми, а не с одиночеством. Остров моей мечты – это небольшой уголок (в тесноте да не в обиде!), куда могут приехать все мои родные и близкие. Это сокровище и отмечено крестом на карте.
Masha Mo
THE ISLAND THAT INHABITS YOU
In the beginning was the map. Robert Louis Stevenson drew it in the summer of 1881 to entertain his 12-year-old stepson while on a rainy family holiday in Scotland. It depicts a rough-coasted island of woods, peaks, swamps and coves. A few place-names speak of adventure and disaster: Spyglass Hill, White Rock, The Graves. The penmanship is deft—at the island’s southern end is an intricate compass rose, and the sketch of a galleon at full sail. There are warnings to mariners: "Strong Tides", "Foul Ground". And in the heart of the island is a blood-red cross, by which is scrawled "Bulk of treasure here".
Stevenson’s map was drawn to set a child dreaming, but it worked most powerfully upon its grown-up author, inspiring Stevenson to write his great pirate novel "Treasure Island" (1883). Poring over the map, he began to populate his landscape with characters (Long John Silver, Captain Flint), and to thicken it with plot. Up from that flat page sprang one of the most compellingly realised of all imaginary places. Countless children have made landfall upon its blonde beaches, moved cautiously through its grey woods and seen sunlight flash hard upon the wild stone spires of its crags. Once visited, the island inhabits you.
Like Stevenson I am a cartophiliac, and because of Stevenson I am an islomaniac. Maps fire my mind because they offer—as Rosita Forbes put it—"the magic of anticipation without the toil and sweat of realisation". They give you seven-league boots, allowing you to cover miles in seconds. On a map, visibility is always perfect. Tracing the line of a walk with the point of a pencil, you can float over gorges and marshes, leap cliff-faces at a single bound, and ford spating rivers without getting wet. My father taught me how to read maps, such that landscapes would rise magically out of them. A snarl of contours became a saw-toothed ridge or gouged corrie, a break in the hachures implied a sea-cove on which we might safely land a rowing boat.
After reading Stevenson, I sought out the work of other island-writers: William Golding’s "Lord of the Flies", John Fowles’s "The Magus", and D.H. Lawrence’s extraordinary "The Man Who Loved Islands", set on a nameless islet four miles in circumference, with two hills at its centre, gorse and blackthorn scrubbing its rocky fields, and cowslips thronging the verges.
I began to devise and map my own ideal islands. There was a black-rock skerry somewhere in the North Atlantic, in whose lighthouse I would over-winter and around which, during the biggest storms, vast waves would whitely fold. There was a limestone island with ilex forests, and a network of sea-caves in which the water showed lapis-blue against the bone-like stone that enclosed it. There was a clichéd castaway atoll, with a copiously fruiting coconut tree, and a lagoon that teemed with catchable fish. Common themes began to emerge, I now see: self-sufficiency, extreme isolation, time in abundance – the unmistakable signs of adolescent utopianism at work.
Of course, as Fowles and Golding knew, islands breed darkness as well as casting light. The longing for solitude can sour to misanthropy; the wish for self-sufficiency may harden into a need for total control. "An island is a nest which holds one egg, and one only," thinks Lawrence’s islomaniac, "this egg is the islander himself." But he ends up alone, blizzard-bound in his cabin, his boat sunk, unable to leave the nest he has so eagerly sought.
For years now I have lived in Cambridge, a city about as far from the sea as it is possible to get in Britain. Four centuries ago, though, much of Cambridgeshire was a watery landscape of flooded fens, marshes and settled hillocks of high ground. I still indulge, thanks to Stevenson, in island dreams of my own, except that now they are about company rather than isolation. My ideal island is one on which my family and friends are all brought briefly and happily together in one small place. X marks the spot.
Вернуться к началу перевода
Обсудите эту работу с друзьями!
 
  При использовании авторских материалов указание автора
и ссылка на страницу конкурсной работы обязательны
Ваши голоса
Блестяще! 3 голоса
 
30 баллов за голос
Что-то в этом есть 0 голосов
 
20 баллов за голос
Не впечатлило 0 голосов
 
10 баллов за голос
Разочаровало 0 голосов
 
5 баллов за голос
Статистика     *данные на 21:00 (Москва, GMT+3)
Место в рейтинге Публицистика: 100
Средняя оценка: 30.00
Итоговая оценка: 9.00
Общее число оценок: 3
Число комментариев: 7
Число посещений страницы: 2277
< Предыдущий перевод Следующий перевод >
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>
Комментарии:    7
Татьяна
Татьяна говорит:
0
11.12.2013 13:54   #
В начале была… карта.
Супер, сразу пять.
Masha Mo
Masha Mo говорит:
0
11.12.2013 16:46   #
Татьяна, спасибо оценку!
Ну, хоть первая фраза мне удалась :)
Эмма
Эмма говорит:
0
11.12.2013 16:55   #
Далеко не только она, Маша
блестяще
Masha Mo
Masha Mo говорит:
0
11.12.2013 17:42   #
Эмма, спасибо!
xukaimin
xukaimin говорит:
0
20.09.2017 12:13   #
2017.9.20xukaimin
yaoxuemei
yaoxuemei говорит:
0
10.11.2017 14:49   #
yaoxuemei20171110
wanglili
wanglili говорит:
0
11.11.2017 05:19   #
20171111wanglili
Подписаться на новые комментарии к этой работе
Добавить комментарий
Ваше имя Обязательное поле
Ваш email Обязательное поле    Ваш email не будет опубликован
Комментарий:
Защитный код
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>

 

 

Статистика конкурса

всего (сегодня)
Пользователи: 184 (0)
Переводы: 0 (0)
Комментарии: 60778 (138)
Иллюстрации: 0 (0)

Последние события

oarltonodil: <ul><li><strong><a href="/">cartier watches for men</a></strong></li><li><strong><a href="/">hublot watch prices</a></strong></li><li><strong><a href="/">omega seamaster
nsbivintobia: <strong><a href="/">moncler sloane street</a></strong> | <strong><a href="/">monclers</a></strong> | <strong><a href="/">doudoune
nsbivintobia: <a href="/">hublot wiki</a> <ul><li><strong><a href="/">hublot wiki</a></strong></li><li><strong><a href="/">hublot wiki</a></strong></li><li><strong><a href="/">pre owned
nsbivintobia: <strong><a href="/">moncler body warmer</a></strong> | <strong><a href="/">moncler lans</a></strong> | <strong><a
nsbivintobia: <ul><li><strong><a href="/">pre owned breitling</a></strong></li><li><strong><a href="/">hublot wiki</a></strong></li><li><strong><a href="/">pre owned breitling</a></strong></li></ul><br> <strong><a
nsbivintobia: <ul><li><strong><a href="/">where to get pandora bracelets</a></strong></li><li><strong><a href="/">armband pandora</a></strong></li><li><strong><a href="/">for pandora</a></strong></li></ul><br>
nsbivintobia: <strong><a href="/">pandora bracket</a></strong> | <strong><a href="/">armband pandora</a></strong> | <strong><a href="/">pandora
nsbivintobia: <ul><li><strong><a href="/">timberland boots for cheap</a></strong></li><li><strong><a href="/">timberland boots for cheap</a></strong></li><li><strong><a href="/">timberland
nsbivintobia: <ul><li><strong><a href="/">moncler gregoire</a></strong></li><li><strong><a href="/">jassen moncler</a></strong></li><li><strong><a href="/">moncler italy</a></strong></li></ul><br> <strong><a href="/">moncler australia</a></strong><br>
nsbivintobia: <ul><li><strong><a href="/">mont clare coats</a></strong></li><li><strong><a href="/">moncler lans</a></strong></li><li><strong><a href="/">moncler body warmer</a></strong></li></ul><br> <a
Все события

Партнеры конкурса