Присылайте свои работы с 30 сентября по 10 декабря.
Голосуйте за работы участников до 15 декабря.
Узнайте подробнее о конкурсе, его правилах и номинациях.
Статистика конкурса
всего (сегодня)
Пользователи: 3441 (0)
Переводы: 1610 (0)
Комментарии: 20977 (0)
Мялицын, Владимир: Вадим, обязательно скооперируемся, но чуть позже. А сейчас Русская горевая
Вадим Исаев: Мялицын, Владимир Марго советует нам с Вами ездить на одном
Вадим Исаев: Марго, приму к сведению.
Мялицын, Владимир: Нет, Люси, "на глобусе" не лучше - он круглый и
Мялицын, Владимир: Эх, иметь бы мне такие же музыкальные способности как у
Марго: Вадим, не надо завидовать. Владимир давно уж ездит на новом
Вадим Исаев: Эх, научиться бы мне писать стихи так же здорово, как
Люси: И полночь твои размывает следы На атласе западных стран. Лучше
Марго: И от меня — из новенького. *** Сирень дрожит лиловым
Марго: Ну наконец-то, Владимир! Как всегда, браво!

Авторзация

Регистрация

Войти через loginza
Ваше имя
Ваш email
Пароль
Повторите пароль
Защитный код

LIP SERVICE - Пустые слова

10.12.2013
Share |
Обсудите эту работу с друзьями!
Оригинал: LIP SERVICE, М.Дж. Роуз
Перевод с Английского: Анастасия
Мы были на вечеринке по поводу небольшого юбилея наших друзей в ресторане в Ист-Сайде, когда в середине нашего ужина Пол заметил Доминика Грея, донора, и его жену Сэлли, сидевших в другом конце зала. В течение нескольких месяцев Пол безуспешно пытался уговорить Греев на ужин, но как только обед был запланирован, Греи отказывались. На самом деле, мы собирались пригласить их на следующий вечер, но утром Доминик Грей позвонил Полу и сказал, что Сэлли сняли швы и обед может оказаться ей не по силам.
По настоянию Пола, я последовала за ним через зал, чтобы поприветствовать Греев.
“Я сожалею, что вы не сможете присоединиться к нам завтра”, сказала я Сэлли.
“Мне тоже жаль, но мне сняли швы и Доминик думает, что мне не следует усердствовать.”
“Я уверена, у вас все будет хорошо. Я надеюсь, мы сможем вскоре встретиться,” ответила я.
Обычный разговор.
Если бы не одно исключение.
Доминик позвонил Полу на следующее утро и потребовал от него извинений. Как я посмела внушать его жене, что у нее все будет хорошо? Откуда мне знать, что ее визит к врачу не является серьезной проблемой? Как я могла быть такой дерзкой?
Пол объяснил, что это было только образное высказывание, что я оптимист, иногда чрезвычайно самоуверенная.
В конце концов, он умиротворил Грея, но, вернувшись вечером домой, воспользовался случаем и высказал мне все, что он думает.
“Я защищал тебя, Джулия. Но сейчас ты понимаешь, почему надо быть осторожнее. Даже незначительный комментарий может быть неправильно истолкован.”
И поэтому я была осторожной. Вероятно, по мнению многих коллег Пола, я была слишком спокойная – даже скучная. Я училась общаться с людьми, сидящими по обеим сторонам от меня на вечеринках. Я следила за своими мыслями, так что улыбки при разговоре и ухмылки никогда не выдавали меня. Я приходила домой по вечерам с крайне сдержанным лицом, похожим на маску, наподобие тех масок, которые я собирала и вешала на стене в спальне.
Мои черты навсегда застыли в одном положении – искренняя улыбка и умный пристальный взгляд. Спокойствие. Заинтересованность. Не любопытство. Не кокетливость. Ничего, чем я была на самом деле, не проявлялось на моем лице.
Наконец, выскользнув из пьющей толпы, я направилась в дамскую комнату. В кабинке я зажгла сигарету и успокоила себя тем, что я все выдержу.
Так я справлялась со многими ситуациями. И с этим я тоже справлюсь. Моя мама повторяла мне это, когда я была ребенком и чего-то пугалась. Это все пройдет, говорила она и крепко прижала меня к себе, и я чувствовала запах ее духов и невероятную защищенность.
И она была права, чтобы ни произошло, я была уверена, что все, в конце концов, пройдет. После моего нервного расстройства в колледже, я поймала себя на мысли, что моя речь стала монотонна, как мантра. Это тоже пройдет. За исключением нескольких шрамов, которые у меня были.
Я бросила окурок в туалет, спустила воду, затем вышла. Обычно я не курю, но я доставляла себе это удовольствие всякий раз, когда мое присутствие было необходимо на какой-либо встрече фонда Пола: сигаретка для поддержания духа, для манерности.
Я стояла перед зеркалом, поправляла свою губную помаду, пристально рассматривая свое лицо, нет ли на нем пятен, поправляла склеившиеся ресницы, чтобы ни чем не выделять себя в толпе, включая взгляд, который я всегда боялась увидеть: своенравный, недовольный взгляд.
Плохое лицо Джулии. Оно никогда не появится, но все же я со страхом смотрела на его нежеланное возвращение.
Выйдя из дамской комнаты, я оказалась в толпе людей, прогуливающихся по оранжерее. Могла я быть единственной, смотрящей вверх на сложный куполообразный потолок? На цветы? На растения? Казалось, что никто не осознавал, где он находится, так как все болтали и переходили с места на место.
Неважно, как часто я приходила сюда – брала уроки садоводства или интересовалась почвой – я всегда оказывалась внутри этого здания, вглядывалась в стеклянную крышу, в небо. Эта оранжерея стала одним из моих убежищ: я возмутилась, когда ее хотели разрушить.
Продолжая следовать за толпой, я достигла обеденного зала. Воздух был наполнен густым запахом роз, и глупая чувственность охватила меня.
Мне было трудно удержаться от того, чтобы не покинуть вечеринку и бродить по саду, мне было трудно удержаться от того, чтобы не зарыться лицом в розы, ощутить прикосновение пальцев к шелковым розовым лепесткам, воздержаться от соблазна вовлечь их в общение.
Наконец, я нашла наш стол в середине зала. Боб и Лени Вилкокс разговаривали с Майком Менкеном и его женой, Джорджией, которая была в Совете Ботанического сада
Анастасия
LIP SERVICE
We'd been at a small anniversary dinner for friends at an East Side restaurant when, halfway through our meal, Paul noticed Dominick Gray, a donor, and his wife, Sally, seated across the room. For several months Paul had been unsuccessfully trying to woo the Grays, but each time dinner plans had been made the Grays canceled them. In fact, we were supposed to have been taking them out the next evening, but that morning Dominick Gray had called Paul and said Sally was having some stitches removed and dinner might be too much for her.

At Paul's urging, I followed him across the restaurant to say hello to the Grays.

"I'm so sorry you won't be able to join us tomorrow," I said to Sally.

"So am I, but I have this thing with the doctor and Dominick thinks I should take it easy."

"Well, I'm sure you'll be fine. I hope we can reschedule soon," I answered.

An ordinary conversation.

Except it wasn't.

Dominick called Paul the next morning and demanded an apology. How dare I insinuate his wife would be fine? How did I know her visit to the doctor wasn't a serious problem? How could I be so flip?

Paul explained I'd only used a figure of speech, that I was an optimist, sometimes overzealous in my positivity. Eventually he placated Gray, but when Paul came home that night, he used the incident to prove a point.

"I defended you, Julia. But now you understand why I warn you to be so careful. Even the most innocent comment can be misconstrued."


And so I was careful. Probably to the point that many of Paul's associates must have thought at times that I was too quiet -- boring, even. I learned to ask questions and interview the people seated on either side of me at dinner parties. I censored my thoughts so that telling smiles or smirks never gave me away. I would go home at night with my face frozen into a mask like the masks I collected and hung on my bedroom walls. Features forever pasted in one position -- a sincere smile and intelligent gaze. Composed. Interested. Not curious. Not flirting. Not judgmental. Not any of the things I was.

Finally escaping the cocktail crowd, I made my way to the ladies' room. Inside a stall, I lit a cigarette and reminded myself that this too would pass.

I have gotten through too many situations saying that. This too shall pass. My mother used to repeat it to me when I was a child and scared of something. This too shall pass, she would say and hug me close, and I would smell her Shalimar perfume and feel, for the moment, so very safe. And she was right; whatever it was I was apprehensive about eventually did pass. After I had my nervous breakdown in college, I found myself chanting it like a mantra. This too shall pass. This too shall pass. And except for a few scars, it did.

I dropped the cigarette butt in the toilet, flushed, then walked outside. Normally I don't smoke, but I gave myself a treat whenever my presence was required at one of Paul's fund-raisers: a cigarette for being good, for behaving.

I stood at the mirrored vanity and reapplied my lipstick, inspecting my face for smudges, for stray eyelashes, for anything that didn't belong there, including the look I always feared seeing: the wanton, dissatisfied look. The bad Julia's face. It never appeared, but still, I apprehensively watched for its unwelcome return.

Coming out of the ladies' room, I found myself caught up in the throng of people moving through the greenhouse. Could I be the only one looking up at the elaborate domed ceiling? At the flowers? The plants? No one else seemed aware of their surroundings as they chatted to each other and moved about.

No matter how often I went there -- to take gardening classes or wander around the grounds -- I always found myself inside this building, staring up and out the glass roof, into the sky. This conservatory had become one of my refuges; I resented having it disrupted.

Continuing to follow the crowd, I reached the dining room. The air was redolent with the scent of roses so heavy, full, and fat their voluptuousness embarrassed me. Just as it had been so hard for me to refrain from leaving the party to roam the gardens outside, it was difficult for me to refrain from burying my face in the roses, to keep my fingers from touching their silken petals, to avoid the lure of engaging in some kind of communion with them.

Finally, I found our table in the middle of the room. Bob and Lanni Wilcox were already there talking to Mike Menken and his wife, Georgia, who was on the board of the Botanical Garden.
Вернуться к началу перевода
Share |
Обсудите эту работу с друзьями!
 
  При использовании авторских материалов указание автора
и ссылка на страницу конкурсной работы обязательны
Блестяще! 0 голосов
 
30 баллов за голос
Что-то в этом есть 2 голоса
 
20 баллов за голос
Не впечатлило 0 голосов
 
10 баллов за голос
Разочаровало 0 голосов
 
5 баллов за голос
Статистика     *данные на 00:14 (Москва, GMT+3)
Место в рейтинге Проза: 293
Средняя оценка: 20.00
Общее число оценок: 2
Число комментариев: 0
Число посещений страницы:
< Предыдущий перевод Следующий перевод >
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>
Комментарии:    0
Нет комментариев
Подписаться на новые комментарии к этой работе
Добавить комментарий
Ваше имя Обязательное поле
Ваш email Обязательное поле    Ваш email не будет опубликован
Комментарий:
Защитный код
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>