Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь в конкурсе


Авторизация

Регистрация

Войти через loginza
Ваше имя
Ваш email
Пароль
Повторите пароль
Защитный код

Una costituzione rivestita di grecità - Конституция в греческом облачении

10.12.2013
Обсудите эту работу с друзьями!
Оригинал: Una costituzione rivestita di grecità, Лучиано Канфора
Перевод с итальянского: sabinus
Что демократия является изобретением греческим – мнение вполне укоренившееся. Одним из следствий такого приближенного понятия явилась разработка наброска преамбулы Европейской Конституции (распространенной 12 мая 2003 года). Лица, после множества опытов разработавшие ее текст (одним из наиболее авторитетных из них был бывший президент Франции Жискар д’ Эстен), решили отметить рождающуюся Конституцию печатью греческой классики, предварив преамбулу цитатой из «Надгробной речи», приписываемой Фукидидом Периклу (430 г. до н.э.). В преамбуле Европейской Конституции слова фукидидовского Перикла представлены следующим образом: «Наша Конституция названа демократией, потому что власть находится в руках не какого-то меньшинства, но всего народа». (Из окончательной редакции эти слова исчезли). Это фальсификация речи, вложенной Фукидидом в уста Периклу. Поэтому вовсе не лишено смысла попытаться понять, почему здесь прибегли к такого рода филологической «низости».
В приписываемой ему Фукидидом весьма значимой речи Перикл говорит: «Слово, используемое нами для определения нашей политической системы [передавать слово «полития» как «конституция» было бы, несомненно, модернизмом и ошибкой], - демократия, поскольку в управлении [использованное здесь слово именно oikein], оно квалифицируется не в отношении немногих, но в отношении большинства [следовательно, речь идет не о «власти», и тем более не о «всем народе»]». Перикл продолжает: «Однако в частных тяжбах мы предоставляем каждому равное право и вообще в нашей общественной жизни сильна свобода» (II, 37). Можно пускаться в какие угодно измышления, однако сущность состоит в том, что Перикл противопоставляет «демократию» и «свободу».
Перикл был крупнейшим политическим лидером в Афинах второй половины V века до н.э. Военных успехов он не добился: во всяком случае, он терпел поражения во внешней политике, например, в катастрофической экспедиции в Египет, где Афины потеряли огромный флот. Тем не менее, он был достаточно способным в достижении и укреплении общего согласия, чтобы в течение почти тридцати лет (462-430) суметь почти непрерывно вести город Афины к «демократии». Демократия была термином, которым противники определяли «народное» правительство, выставляя при этом на свет именно насильственный характер (kratos означает именно силу в ее насильственном выражении). Для противников политической системы, вращающейся вокруг народного собрания, демократия была, таким образом, системой губительной для свободы. Вот почему Перикл в приписываемой ему Фукидидом официальной торжественной речи новыми мерками измеряет содержание, дистанцируется от него, прекрасно зная при этом, что слово это не приятно той части народа, которая несомненно использует слово «народ» (demos) для обозначения системы, в которой оно получает признание. Фукидидовский Перикл дистанцируется и говорит: «демократия» используется для определения нашей политической системы попросту потому, что мы привыкли придавать основное значение критерию «большинства», однако для нас это свобода.
Фукидид воспринимает Перикла как самого настоящего «принцепса» «властелина»: это некий тип «первенства» или «принципата», некая принятая и признанная личная власть, результатом которой становится извращение, хотя и без насилия, равновесий отдельных властей. Только четыре века спустя такой тип власти был установлен Августом, который, даже став «принцепсом» «властелином», не колеблется, настаивая на восстановлении в Риме Республики. Однако современникам Перикла было свойственно думать о другом типе личной власти, более для них привычной – о «тирании». И, действительно, некоторые комедийные поэты, пользуясь позволенной в комедии свободой слова, бичевали со сцены «властелина» Перикла, по-шутовски умоляя его не устанавливать в Афинах тиранию. Создателем термина «принцепс» (protos aner «первый муж») по отношению к Периклу был его современник и поклонник Фукидид. Поэтому, очерчивая «портрет» Перикла, Фукидид пишет, что при его правлении в Афинах была «на словах демократия, но на деле правление первого мужа» (II, 65). Это определение очень точное: каждое слово здесь тщательно взвешено. Оно становится еще более убедительным, когда вскоре этого появляется речь самого Перикла (подразумевается Перикла Фукидида), который дистанцируется от слова «демократия» и подчеркивает, насколько оно неадекватно для выражения подлинной (и самой изначальной) природы афинской политической системы.
Итак, Фукидид не говорит, что правление Перикла было похоже на «тиранию», что, тем не менее, открыто провозглашали комедиографы. Он изобретает (и в этом знак его величия как политического мыслителя) категорию «принципат» «верховенство». Тем не менее, ему был хорошо известен тип власти, которую осуществляли в Афинах предыдущего века «тираны» и в особенности самый знаменитый из тиранов Писистрат (560-528 гг. до .э.). Когда заходит речь о «тирании», обычно происходит смешение различных между собой реальностей, и при этом их уравновешенная оценка вызывает затруднения, поскольку сообщающие о ней источники в большинстве своем настроены крайне враждебно в личностям, игравшим эту роль в различных греческих городах. Изначально это была роль в сущности посредническая, осуществлявшаяся людьми (как Писистрат), которые пользовались доверием на народной основе. «Из вождя народа Писистрат стал тираном», говорит в «Афинской Политии» Аристотель (22, 3). Фукидиду хорошо известно, что борьбу с «тиранами» вела Спарта, а в конкретном случае с Афинами, правление Писистрата характеризовалось уже не зверским террористическим насилием (таков «риторически-демократический» образ тирана), но непрерывной последовательностью их присутствия во власти в конституционно правовых рамках, сменяемой разве что постоянным присутствием одних и тех же личностей (т.е. Писистрата и его сторонников) во главе города. Таким образом, Фукидид изображает афинского «тирана» (Писистрата) в чертах довольно близких чертам «принцепса» Перикла, однако не называет Перикла тираном и изобретает новую категорию: именно он, рассмотрев повторяемость событий, понимает тем не менее их особенность, а не поверхностность.
Описание его таково, что великий мыслитель, один из основоположников политической мысли Томас Гоббс (начавший с перевода Фукидида (1628), определившего его интеллектуальную эволюцию) пришел к выводу, что как Писистрата, так и Перикла Фукидид относит к числу «монархов», и что при этом самого Фукидида следует считать одним из величайших теоретиков и поборников монархии. Гоббса ввело в обман его видение политико-институционных форм. Его вывод неточен, но в высшей степени значителен в развенчании «лубочного» Фукидида посредственных толкователей, которые изобрели некоего Фукидида, воспевающего демократию, как это имело место с автором «Надгробной речи» Перикла.
sabinus
Una costituzione rivestita di grecità
Che la democrazia sia un’invenzione greca è opinione piuttosto radicata. Un effetto di tale nozione approssimativa si è visto quando è stata elaborata la bozza del preambolo della Costituzione europea (diffusa il 28 maggio dei 2003). Coloro che, dopo molte alchimie, hanno elaborato quel testo - tra i più autorevoli, l’ex presidente francese Giscard d’Estaing - hanno pensato di imprimere il marchio greco-classico alla nascente Costituzione anteponendo al preambolo una citazione tratta dall’epitafio che Tucidide attribuisce a Pericle (430 a.C.). Nel preambolo della Costituzione europea le parole del Pericle tucidideo si presentano in questa forma: «La nostra Costituzione è chiamata democrazia perché il potere è nelle mani non di una minoranza ma del popolo intero». (Queste parole sono scomparse nella redazione definitiva). È una falsificazione di quello che Tucidide fa dire a Pericle. E non è per nulla trascurabile cercar di capire perché si sia fatto ricorso ad una tale «bassezza» filologica.
Dice Pericle, nel discorso assai impegnativo che Tucidide gli attribuisce: «La parola che adoperiamo per definire il nostro sistema politico [ovviamente è modernistico e sbagliato rendere la parola politàia con «costituzione»] è democrazia per il fatto che, nell’amministrazione [la parola adoperata è appunto oikein], esso si qualifica non rispetto ai pochi ma rispetto alla maggioranza [dunque non c’entra il «potere», e men che meno «il popolo intero»]». Pericle prosegue: «Però nelle controversie private attribuiamo a ciascuno ugual peso e comunque nella nostra vita pubblica vige la libertà» (II, 37). Si può sofisticare quanto si vuole, ma la sostanza è che Pericle pone in antitesi «democrazia» e «libertà».
Pericle fu il maggior leader politico nell’Atene della seconda metà dei V secolo a.C. Non ha conseguito successi militari, semmai ha collezionato sconfitte in politica estera, ad esempio nella disastrosa spedizione in Egitto, dove Atene perse una flotta immensa. Però fu talmente abile nel conseguire e consolidare il consenso, da riuscire a guidare quasi ininterrottamente per un trentennio (462-430) la città di Atene retta a «democrazia». Democrazia era il termine con cui gli avversari del governo «popolare» definivano tale governo, intendendo metterne in luce proprio il carattere violento (kratos indica per l’appunto la forza nel suo violento esplicarsi). Per gli avversari del sistema politico ruotante intorno all’assemblea popolare, democrazia era dunque un sistema liberticida. Ecco perché Pericle, nel discorso ufficiale e solenne che Tucidide gli attribuisce, ridimensiona la portata del termine, ne prende le distanze, ben sapendo peraltro che non è parola gradita alla parte popolare, la quale usa senz’altro popolo (demos) per indicare il sistema in cui si riconosce. Prende le distanze, il Pericle tucidideo, e dice: si usa democrazia per definire il nostro sistema politico semplicemente perché siamo soliti far capo al criterio della «maggioranza», nondimeno da noi c’è libertà.
Da Tucidide, Pericle era percepito come un vero e proprio princeps: un tipo di «primato», o di «principato», un potere personale accettato e riconosciuto che finisce con lo snaturare, pur senza violarli, gli equilibri dei poteri. Solo quattro secoli più tardi un tale tipo di potere fu instaurato da Augusto, il quale - pur divenendo «principe» - non esità a rivendicare di aver restaurato la Repubblica a Roma. Ma per i contemporanei di Pericle era ovvio pensare ad un altro tipo di potere personale a loro più familiare, la «tirannide». E infatti alcuni poeti comici, dalla scena, sferzavano – approfittando della libertà di parola concessa alla commedia – il princeps Pericle, buffamente implorandolo di non voler assumere la tirannide in Atene. Chi coniò il termine «principe» (protos aner) a proposito di Pericle, fu il suo contemporaneo e ammiratore Tucidide. E perciò , delineando un suo «ritratto», scrisse che sotto il suo governo ad Atene ci fu «a parole la democrazia, ma di fatto il governo del protos aner» (II, 65). Questa definizione è molto calibrata: ogni parola è accortamente soppesata. E tanto più essa appare efficace, in quanto ricorre non molto dopo il discorso in cui è Pericle stesso (s’intende: il Pericle tucidideo) che prende le distanze dalla parola democrazia e sottolinea quanto essa fosse inadeguata ad esprimere la vera – e originalissima – natura del sistema politico ateniese.
Tucidide non dice dunque che il governo di Pericle rassomigliava alla «tirannide», cosa che invece i comici a lui ostili apertamente proclamavano. Inventa - e questo è un segno della sua grandezza come pensatore politico – la categoria, inedita, di «principato». Peraltro gli è ben chiaro il tipo di potere che, in Atene, nel secolo precedente, avevano esercitato i «tiranni», o meglio il tiranno per eccellenza, cioè Pisistrato (560-528 a.C.). Quando si parla di «tirannide» si confondono realtà diverse; e comunque si è a disagio nel valutarle con equilibrio, perché le fonti che ne parlano sono per lo più ostilissime ai personaggi che rivestirono, in varie città greche, tale ruolo: in principio un ruolo essenzialmente di mediazione, esercitato da uomini che - come Pisistrato - potevano fare affidamento su di una base popolare. «Da capopopolo Pisistrato divenne tiranno», dice Aristotele nella Costituzione di Atene (22, 3). Tucidide sa bene che ad abbattere, in Grecia, i «tiranni» era stata Sparta, e che nel caso particolare di Atene il governo di Pisistrato era stato caratterizzato non già da un’efferata sopraffazione terroristica (questa è l’immagine «retorico-democratica» del tiranno), bensi dalla continuità ininterrotta della sua presenza al potere entro un quadro costituzionalmente corretto, alterato semmai dalla costante presenza sempre degli stessi uomini – cioè Pisistrato e i suoi congiunti – al vertice della città. Tucidide dunque descrive il «tiranno» di Atene (Pisistrato) con caratteri molto affini a quelli dei princeps-Pericle, e tuttavia non chiama Pericle tiranno, inventa una nuova categoria: proprio lui che ha teorizzato il ripetersi degli eventi comprende invece la loro specificità e non sovrapponibilità.
La sua descrizione è tale che un grande pensatore, uno dei fondatori dei pensiero politico, Thomas Hobbes - il quale esordi con una traduzione di Tucidide (1628) decisiva per la sua evoluzione intellettuale -, giunse alla conclusione che Tucidide avesse collocato sia Pisistrato sia Pericle nel novero dei «monarchi», e che, pertanto, Tucidide stesso dovesse considerarsi come uno dei maggiori teorici e assertori della monarchia. Faceva velo a Hobbes la sua visione delle forme politico-istituzionali. La sua diagnosi è inesatta ma sommamente rilevante nello scardinare il Tucidide oleografico dei mediocri interpreti che inventano un Tucidide cantore della democrazia in quanto autore dell’epitafio pericleo.

Вернуться к началу перевода
Обсудите эту работу с друзьями!
 
  При использовании авторских материалов указание автора
и ссылка на страницу конкурсной работы обязательны
Ваши голоса
Блестяще! 4 голоса
 
30 баллов за голос
Что-то в этом есть 1 голос
 
20 баллов за голос
Не впечатлило 0 голосов
 
10 баллов за голос
Разочаровало 0 голосов
 
5 баллов за голос
Статистика     *данные на 07:01 (Москва, GMT+3)
Место в рейтинге Публицистика: 61
Средняя оценка: 28.33
Итоговая оценка: 17.00
Общее число оценок: 6
Число комментариев: 4
Число посещений страницы: 1554
< Предыдущий перевод Следующий перевод >
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>
Комментарии:    4
Виктор Райкин
Виктор Райкин говорит:
0
11.12.2013 06:43   #
Так где же, всё-таки, родина демократии? В Риме?
За перевод - пятёрка!
Лариса Филиппова
Лариса Филиппова говорит:
0
11.12.2013 16:38   #
Сабинус, серьёзная работа - Блестяще! Придраться не к чему ...разве что (но это может я что-то не так поняла ..) в самом заключительном предложении:Tucidide cantore della democrazia in quanto autore dell’epitafio pericleo
речь идёт о том, что ИМЕННО Фукидид был автором "Надгробной речи" Перикла, а из перевода кажется, что это был кто-то другой ...
Сабинус, поставлю ЗДЕСЬ мой последний Супер, так как вашу титаническую работу хочу отметить, даже если кое-где мои высказывания были довольно резкими.
sabinus
sabinus говорит:
0
11.12.2013 16:48   #
Лариса, спасибо. "Резких" высказываний не было: у каждого своя манера говорить и свой темперамент. Рад, что Вы появились.
sabinus
sabinus говорит:
0
12.12.2013 19:52   #
(Виктору Райкину) Демократия как "власть народа", а не "власть над народом" до сих пор существует только как идея. При развитом социализме договорились до того, что "высшая форма демократии - диктатура (пролетариата). Единственная более-менее "равноправная" демократия - первобытная "военная" демократия. Жить при ней довольно не комфортно.
Подписаться на новые комментарии к этой работе
Добавить комментарий
Ваше имя Обязательное поле
Ваш email Обязательное поле    Ваш email не будет опубликован
Комментарий:
Защитный код
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>

 

 

Статистика конкурса

всего (сегодня)
Пользователи: 190 (0)
Переводы: 0 (0)
Комментарии: 68233 (22)
Иллюстрации: 0 (0)

Последние события

nsbivintobia: <strong><a href="/">swiss replica watches aaa+</a></strong> <br> <strong><a href="/">swiss replica watches</a></strong>
nsbivintobia: <ul><li><strong><a href="/">Discount Moncler on sale</a></strong> </li><li><strong><a href="/">Cheap Moncler</a></strong> </li><li><strong><a href="/">Cheap
nsbivintobia: <strong><a href="/">rolex Yacht-Master II</a></strong> <br> <strong><a href="/">replica watches</a></strong> <br> <a
nsbivintobia: <strong><a href="/">swiss replica watches aaa+</a></strong> <br> <strong><a href="/">swiss replica watches</a></strong>
nsbivintobia: <strong><a href="/">swiss replica watches aaa+</a></strong> <br> <strong><a href="/">swiss replica watches</a></strong>
nsbivintobia: <strong><a href="/">swiss replica watches aaa+</a></strong> <br> <strong><a href="/">swiss replica watches</a></strong>
nsbivintobia: <strong><a href="/">Roger Vivier Shoes Sale</a></strong> <br> <strong><a href="/">Cheap Roger Vivier
nsbivintobia: <ul><li><strong><a href="/">moncler jackets</a></strong> </li><li><strong><a href="/">Cheap Moncler</a></strong> </li><li><strong><a href="/">Cheap Moncler Jackets
nsbivintobia: <br><strong><a href="/">timberland outlet</a></strong><strong><a href="/">timberland outlet</a></strong><br><strong><a href="/">timberland scarpe</a></strong> - &euro;193.44 :
nsbivintobia: <strong><a href="/">scarpe di sconto timberland</a></strong><br> <strong><a href="/">sconto timberland boots</a></strong><br> ::
Все события

Партнеры конкурса