Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь в конкурсе


Авторизация

Регистрация

Войти через loginza
Ваше имя
Ваш email
Пароль
Повторите пароль
Защитный код

CAMERA CAN’T CAPTURE THE INNER REALITIES - ФОТОГРАФИИ НЕ ОТРАЖАЮТ ПОДЛИННОЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ

09.12.2013
Обсудите эту работу с друзьями!
Оригинал: CAMERA CAN’T CAPTURE THE INNER REALITIES, BEVERLY BECKHAM
Перевод с английского: Кристина
Фотографии примитивны. Вот Люси перед замком Золушки. Вот она на карусели Дамбо. А здесь Люси рядом с принцем Чармингом.

Такие снимки делают все. «Стой. Смотри на меня. Скажи «чиз!».

Всё это не могли передать даже самые удачные фотографии — естественные, те, на которых она не позирует, смеется, хлопает, пристально смотрит вверх в изумлении, на которых она танцует, плавает, бегает и ест шоколадный пончик.

Люси — моя 9-летняя внучка, которая страдает синдромом Дауна. На прошлой неделе мы с другом взяли ее в Волшебное Королевство Диснея, в Орландо. И каждая минута была волшебной. Мы сделали сотни фотографий, которые должны отражать это.

Но ни одна не отражает. Так же, как и волшебная пыль, которой нас осыпал актер в первый день. Волшебство длилось недолго. Стоит лишь уйти, покинуть парк, сесть на самолет, уехать домой, как всё — волшебству конец.

Иллюзия. Фокус. И только лишь? Если на фотографиях нет того, что мы видели, значит, этого на самом деле нет?

Возвращаясь сюда, в мир вдали от Волшебного Королевства, дни Люси проходят в школе с маленькими детьми, болтающими друг с дружкой и играющими в игры. Это игры для третьего класса, которые вызывают у Люси трудности. Каждый день в мире вдали от Волшебного Королевства — это постоянное напоминание о том, что Люси ограничена в способностях.

В мире Уолта Диснея всё было иначе

Там Люси была образцовым ребенком, таким ребенком, о котором мечтают все родители. Ребенком, который поражался всему. Ребенком, который любил каждый аттракцион, каждого персонажа, каждый парад, каждый гамбургер, куриную палочку и мороженое, неважно ванильное оно или шоколадное, в рожке или в стаканчике.

Люси никогда не дулась в магазине из-за того, что ей что-то не купили. Она смотрела на все эти платья принцессы, обувь, короны, перчатки, волшебные палочки и куклы и со вздохом произносила, что они прекрасны. Но, оставляя их позади, она спешила в следующий магазин, и в следующий, и в следующий, в конечном счете выбирая только ожерелье.

Люси не хотела делать прическу в Bibbidi Bobbidi Boutique. «Нет, спасибо» — сказала она. Но, разгуливая по салону, она твердила всем маленьким девочкам, которым укладывали волосы, о том, как симпатично они выглядят.

Она хотела покрутить обруч как и остальные, но, когда не смогла разобраться как это делать, не стала психовать. Она сделала несколько попыток и отдала обруч другой девочке. Моя внучка не закатила истерику, когда мы сказали ей, что очередь на “Волшебные сказки с Белль” слишком длинная и вместо этого мы пойдем на “Подводное Приключение Ариэль”. «Хорошо» — согласилась она и мы направились в другую сторону. И ни в один из этих дней она ни разу не пожаловалась, что пришло время уходить.

Почти все дети ноют: «Но я хочу сидеть здесь!» или «Я хочу быть первым» или «Я хочу сидеть на этой лошадке, а не на той».

Люси — исключение.

«Что произошло, бабушка? Вы в порядке?» — обратилась она к пожилой женщине в инвалидном коляске. «Ничего страшного» — успокоила она плачущего мальчика. И, когда я закричал на “Башне Террора", она взяла мою руку и сказала: «Не бойся, Мими».

«Я бы не изменила ни волоска на ее голове» — услышал я, что говорит мать ребенка с синдромом дауна, когда Люси было 4 или 5. И я подумал тогда: а я бы сделал это. Я избавил бы ее от синдрома дауна не раздумывая, потому что это облегчило бы Люси жизнь.

Но я понял, что это не так. Это сделало бы легче наши жизни — жизнь её родителей, семьи и учителей. Но Люси устраивала её жизнь. Она не без проблем, но у кого она легка?

Люси та, кто она есть, потому что у нее синдром Дауна. Избавление от этого изменило бы ее. Её характер, её любовь к людям, ее врожденную, бескорыстную доброту. Всё это у неё есть благодаря той добавочной хромосоме. И это не иллюзия, не фокус, не то, что не в состоянии передать фотокамера, а то, что реально.
Кристина
CAMERA CAN’T CAPTURE THE INNER REALITIES
The pictures are ordinary. There’s Lucy in front of Cinderella’s castle. There’s Lucy on the Dumbo ride. There’s Lucy standing next to Prince Charming.

These are shots that everyone takes. “Stop. Look at me. Say ‘cheese!’ ”

Even the best of the photos, the candids, the ones where she isn’t posing, where she is laughing, clapping, gazing up in wonder, where she is dancing, swimming, running, eating a chocolate doughnut, don’t begin to capture all that was.

Lucy is my granddaughter and she is 9 and has Down syndrome. Last week a friend and I took her to Orlando and to Disney’s Magic Kingdom. And it was magic, every minute of it. We took hundreds of pictures that should show this.

But none does. Just like the fairy dust that a cast member sprinkled on us the first day, the magic was temporary. Walk away, leave the park, get on a plane, go home. And it’s gone.

Illusion. Sleight of hand. Was that all it was? If what we saw is not in the pictures, does it not exist?

Back here in the world far away from the Magic Kingdom, Lucy’s days consist of school and little children talking to each other and playing games, third-grade games, that are challenges for Lucy. Every day in the world far away from the Magic Kingdom, there are constant reminders of all that Lucy cannot do.

Walt Disney World was the other side of the coin.

Lucy was the model child there, the one all parents would beg for. The child bedazzled by everything. The child who loved every ride, every character, every parade, every hamburger and chicken finger and ice cream, never mind whether it was vanilla or chocolate or in a cone or in a cup.

Lucy never went into a store and pouted because she couldn’t have something. She looked at all princess dresses and shoes and crowns and gloves and magic wands and princess dolls and gasped and said they were beautiful. But she left them there and went on to the next store and the next and the next, eventually choosing just a necklace.

Lucy didn’t want to get her hair done at the Bibbidi Bobbidi Boutique. “No thank you,” she said. But she walked around and told all the little girls who were getting their hair styled how pretty they looked.

She wanted to do the hula hoop like everyone else, but didn’t have a meltdown when she couldn’t figure out how. She tried for a while, then handed the hoop to another girl. She didn’t throw a fit when we told her the line was too long at “Enchanted Tales with Belle” and that we would go on “Ariel’s Undersea Adventure” instead. She said, “OK,” and away we went. And she didn’t complain, not even once, when we told her at the end of each day that it was time to go.

Most kids say, “But I want to sit here!” or “I want to go first” or “I want to sit on this horse, not that one.”

Not Lucy.

To an elderly woman in a wheelchair, she asked, “What happened, Grandma? Are you all right?’ To a boy who was crying, she said, “It’s OK.” And to me as I screamed on the “Tower of Terror,” she took my hand and said, “Don’t be scared, Mimi.”

“I wouldn’t change a hair on her head,” I heard a mother of a child with Down syndrome say when Lucy was 4 or 5. And I thought, back then, I would. I would take away her Down syndrome in an instant because it would make Lucy’s life easier.

But what I’ve learned is this isn’t true. It would make our lives easier — her parents’ and family’s and teachers’. But Lucy is fine with her life. It’s not without problems, but whose life is?

Lucy is who she is because she has Down syndrome. Taking it away would change her. Her spirit, her love of people, her innate, unselfish goodness. They’re on that extra chromosome. Not illusion, not sleight of hand, not things a camera can capture, but real.
Вернуться к началу перевода
Обсудите эту работу с друзьями!
 
  При использовании авторских материалов указание автора
и ссылка на страницу конкурсной работы обязательны
Ваши голоса
Блестяще! 2 голоса
 
30 баллов за голос
Что-то в этом есть 1 голос
 
20 баллов за голос
Не впечатлило 1 голос
 
10 баллов за голос
Разочаровало 2 голоса
 
5 баллов за голос
Статистика     *данные на 16:00 (Москва, GMT+3)
Место в рейтинге Публицистика: 90
Средняя оценка: 16.67
Итоговая оценка: 10.00
Общее число оценок: 6
Число комментариев: 11
Число посещений страницы: 1904
< Предыдущий перевод Следующий перевод >
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>
Комментарии:    11
Андрей Москотельников
Андрей Москотельников говорит:
-1
10.12.2013 16:18   #
Поленилась, поленилась, дорогая Кристина! Недоперевела. Кто такой, напимер, "принц Чарминг"? Нет такого, а то, что есть, тебе неведомо, а из-за тебя и всем нам, твоим читателям. "Башня Террора"? Ты сама такую придумала. "Волшебные сказки с Белль" - это не то, что "Enchanted Tales with Belle ", поскольку тут предлог with не переходит а предлог "с" при переводе.

Молодец, отличную выбрала тему. Я, правда, не понял, следует ли (если бы это было возможно) избавить девочку от синдрома Дауна или не следует. Ну, и исполнение по-русски оставляет желать очень многого лучшего. Но молодец.
Юлия Рац
Юлия Рац говорит:
0
10.12.2013 16:26   #
"принц Чарминг", Андрей, это, наверное наше франц. Prince Charmant, сказочный принц. А Belle enchantée - ближе всего к "спящей красавице".
Алина Станиславовна
Алина Станиславовна говорит:
0
10.12.2013 16:32   #
Мне попервоначалу показалось, что пишет женщина. Бабушка этой самой больной девочки. Тем более автора зовут Беверли... И обращается дитя к ней "Мими". А потом глядь - услышал, подумал, сделал бы... Так как все-таки?
Алина Станиславовна
Алина Станиславовна говорит:
+2
10.12.2013 16:41   #
Юлия, нету у Вас маленькой девочки))
Вот и не надо, а знаю, что Белль - героиня диснеевской сказки "Красавица и чудовище". Ну есть истории с Микки, а здесь - с Белль.
Юлия Рац
Юлия Рац говорит:
+1
10.12.2013 16:45   #
Буду знать, Алина Станиславовна. Ох, уж эти американо-французские гибриды:))
Эмилия
Эмилия говорит:
+1
10.12.2013 16:45   #
А Чарминг - принц из мультфильма "Шрек" (Таакой зеленый с ушками? как у улитки)
То есть Шрек - зеленый :-)
А Чарминг - он гламурный, он на Баскова похож :-)
Марго
Марго говорит:
0
10.12.2013 19:37   #
Споткнулась уже на заголовке: а действительность может быть не подлинной?
Андрей Москотельников
Андрей Москотельников говорит:
0
10.12.2013 19:39   #
Там "внутренняя", Марго.
Марго
Марго говорит:
0
10.12.2013 19:48   #
Что "внутренняя"? Действительность?
Андрей Москотельников
Андрей Москотельников говорит:
+1
10.12.2013 19:51   #
Да, внутренняя реальность.
Кристина
Кристина говорит:
+1
10.12.2013 20:22   #
"тебе неведомо"))) хорошо отношусь к критике, но тут не со всем согласна. Андрей, принц Чарминг — довольно известный персонаж диснеевского мультика Шрек. Я просто сохранила имя. Про Башню согласна — неудачный эквивалент. А как бы Вы перевели "Enchanted Tales with Belle"? Я тут согласна с Алиной Станиславовной — мне кажется, можно использовать предлог «с».

Но спасибо за комментарии! Буду внимательнее на будущее
Подписаться на новые комментарии к этой работе
Добавить комментарий
Ваше имя Обязательное поле
Ваш email Обязательное поле    Ваш email не будет опубликован
Комментарий:
Защитный код
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>

 

 

Статистика конкурса

всего (сегодня)
Пользователи: 204 (0)
Переводы: 0 (0)
Комментарии: 76945 (0)
Иллюстрации: 0 (0)

Партнеры конкурса