Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь в конкурсе


Авторизация

Регистрация

Войти через loginza
Ваше имя
Ваш email
Пароль
Повторите пароль
Защитный код

The Raven - Эдгар Аллан По. Ворон

04.12.2013
Обсудите эту работу с друзьями!
Оригинал: The Raven, Edgar Allan Poe.
Перевод с английского: Валерия
Как-то полночью угрюмой, утомлённый тяжкой думой,
Я дремал над фолиантом старых повестей, как вдруг
Сон прервался мой несчастный, в дверь послышался неясный,
Очень тихий и неясный, леденящий душу стук.
"Это поздний гость, - решил я, - постучался ко мне вдруг
Добрый старый друг".

Помню я довольно ясно, то декабрь был ненастный,
И сгорал янтарный уголь, тень кидая на ковёр.
Утра ожидая жадно, всё листал я фолианты —
Утешение от скорби по утерянной Ленор.
Имя чистого созданья, наречённого Ленор,
Мне запретно с давних пор.

Колебание любое шторы пурпурно-лиловой
Наполняло душу страхом, неизвестным до тех пор,
И твердил я, чуя спину всю покрытой испариной:
"По ту сторону затвора мне стучится в эту пору
Добрый друг, его наверно не видал я с давних пор...
Запоздавший визитёр".

Наконец, в поту холодном, вымолвить сумел я: "Кто там,
Как же тихо вы стучите, леди или джентльмен,
Как же тихо вы подкрались, как же тихо постучались в дверь ко мне..."
Я открыл - а там лишь ветер и чернеющая темень...
И застыл я, обессилев, прислонившийся к стене,
Словно бы во сне...

Долго вглядываясь в темень, содрогаясь от сомнений,
Я стоял у этой двери, смертным чуждый до того,
Что молчала и печально ничего не отвечала
Ночь, когда, упавший духом, тихо я шептал: "Ленор", -
Пустота вбирала молча имя горькое "Ленор",
Пряча память на запор.

Я вернулся в дом угрюмо, погружённый в свои думы,
Но услышал скоро снова стук в закрытое окно...
Громче прежнего стучали, и, забыв свои печали,
Побежал я, чтоб увидеть незнакомца моего,
Но не видно за окошком вовсе гостя моего -
Ветер - больше ничего.

Я раскрыл окно, и тут же, с криком резким и натужным,
Словно вестник мрака, ворон показался за окном...
Словно древнее проклятье, словно смертное объятье
Он влетел в мои покои, в мой усталый старый дом
И уселся над столом, неподвижен и весом —
Словно рун тяжёлый том...

Улыбнулся я, увидев важный вид, с которым крылья,
На столе расположившись, чёрный ворон распростёр:
"Ты потрёпан жизнью, вижу, силой духа не обижен,-
Так скажи же, чёрный призрак из плутоновых озёр,
Царственное твоё имя, что носил ты до сих пор", —
Ворон каркнул: "NEVERMORE!"

Удивился я ужасно речи ворона столь ясной,
Хоть во внятной его речи я не понял ничего.
Вы, пожалуй, согласитесь, что немногие счастливцы
Удостоились визита ворона в своё окно.
Птица или чёрный призрак залетел в моё окно, —
По прозванью NEVERMORE.

Ворон, призрачно черневший, на Паллады бюст взлетевши,
Вымолвил одно лишь слово мне, и больше ничего.
Замолчал он как убитый, и застыл он, словно влитый,
И промолвил я устало и не глядя на него:
"Ты покинешь меня утром, как другие до того", —
Ворон каркнул: "NEVERMORE!"

Вздрогнул я, когда внезапно, и так чётко и так ясно,
К месту так ответил ворон, - и воззрился на него.
"Без сомнения, - сказал я, - был, как я, весьма несчастен
Прежний ворона хозяин, вот и выучил его
Этой речи, не смутившей лишь пришельца самого.
Знак судьбы - сей NEVERMORE".

Я придвинул, улыбнувшись, две диванные подушки
К царственной Паллады бюсту, к ворону и ко столу,
Я решил расположиться, на диван облокотиться и
Задать вопросы птице. Интереснее всего
Этот мрачный клич, который услыхал я до того —
Что же значит NEVERMORЕ?

Размышляя так, сидел я, и на птицу не глядел я,
Чьё буравящее око прямо в сердце мне впилось.
Молча, тьмою окружённый, в думы тихо погружённый,
На подушки опираясь, и лиловый бархат штор
В свете ночника мерцая, вновь напомнил о Ленор,
Ускользнувшей в NEVERMORE.

Только воздух вкруг сгустился, и внезапно появился
Смирны запах, так, как будто воскурил здесь серафим.
"О несчастный, - тут вскричал я, - чтобы утолить печали
Твой Творец послал из ночи вестника с напитком грёз,
Чтоб забыть о наречённой, дай же, дай же мне его!"
Ворон каркнул: "NEVERMORE!"

"О пророк, посланец Неба или недр ада, где бы
Ты ни жил до этих пор,
Порожденье преисподней, или просто непогодой
Занесённый в этот дом,
Умоляю же, ответь мне, есть ли Рай на белом свете,
Во врата Иерусалима вделан ль яспис до сих пор?"
Ворон каркнул: "NEVERMORE!"

"О пророк, посланец Неба или недр ада, где бы
Ты ни жил до этих пор,
Заклинаю Всемогущим, прославляемым всем сущим,
В чьих чертогах просветлённый ангелов не молкнет хор,
Встречу ль я в Раю прекрасном деву с именем "Ленор"?
Ворон каркнул: "NEVERMORE!"

"Будь тогда последним слово это - я вскричал сурово, -
Прочь, чудовищная птица, прорекающая ложь!
Прочь, покинь меня ты скоро,
Улетай скорей к озёрам, где Плутон царит всегда!
Вынь свой коготь мне из сердца, дверь захлопни навсегда!"
Каркнул ворон: "Никогда!"

Ворон, всё не улетая, и по сей день восседает
На Паллады бюсте бледном прямо над моим столом,
И буравит адским оком, чёрный демон мой жестокий,
И в неярком свете лампы тень его видна всегда,
И моя душа больная из объятий тени адской
Не вернётся никогда.
Валерия
The Raven
Once upon a midnight dreary, while I pondered, weak and weary,
Over many a quaint and curious volume of forgotten lore,
While I nodded, nearly napping, suddenly there came a tapping,
As of some one gently rapping, rapping at my chamber door.
"'Tis some visitor," I muttered, "tapping at my chamber door
Only this, and nothing more."
Ah, distinctly I remember it was in the bleak December,
And each separate dying ember wrought its ghost upon the floor.
Eagerly I wished the morrow; vainly I had sought to borrow
From my books surcease of sorrow - sorrow for the lost Lenore
For the rare and radiant maiden whom the angels name Lenore
Nameless here for evermore.

And the silken sad uncertain rustling of each purple curtain
Thrilled me - filled me with fantastic terrors never felt before;
So that now, to still the beating of my heart, I stood repeating,
"'Tis some visitor entreating entrance at my chamber door
Some late visitor entreating entrance at my chamber door;
This it is, and nothing more."

Presently my soul grew stronger; hesitating then no longer,
"Sir," said I, "or Madam, truly your forgiveness I implore;
But the fact is I was napping, and so gently you came rapping,
And so faintly you came tapping, tapping at my chamber door,
That I scarce was sure I heard you" - here I opened wide the door;
Darkness there, and nothing more.

Deep into that darkness peering, long I stood there wondering, fearing,
Doubting, dreaming dreams no mortals ever dared to dream before;
But the silence was unbroken, and the stillness gave no token,
And the only word there spoken was the whispered word, "Lenore!"
This I whispered, and an echo murmured back the word, "Lenore!"
Merely this, and nothing more.

Back into the chamber turning, all my soul within me burning,
Soon again I heard a tapping somewhat louder than before.
"Surely," said I, "surely that is something at my window lattice:
Let me see, then, what thereat is, and this mystery explore
Let my heart be still a moment and this mystery explore;
'Tis the wind and nothing more."

Open here I flung the shutter, when, with many a flirt and flutter,
In there stepped a stately raven of the saintly days of yore;
Not the least obeisance made he; not a minute stopped or stayed he;
But, with mien of lord or lady, perched above my chamber door
Perched upon a bust of Pallas just above my chamber door
Perched, and sat, and nothing more.

Then this ebony bird beguiling my sad fancy into smiling,
By the grave and stern decorum of the countenance it wore.
"Though thy crest be shorn and shaven, thou," I said, "art sure no craven,
Ghastly grim and ancient raven wandering from the Nightly shore
Tell me what thy lordly name is on the Night's Plutonian shore!"
Quoth the Raven, "Nevermore."

Much I marvelled this ungainly fowl to hear discourse so plainly,
Though its answer little meaning - little relevancy bore;
For we cannot help agreeing that no living human being
Ever yet was blest with seeing bird above his chamber door
Bird or beast upon the sculptured bust above his chamber door,
With such name as "Nevermore."

But the raven, sitting lonely on the placid bust, spoke only
That one word, as if his soul in that one word he did outpour.
Nothing further then he uttered - not a feather then he fluttered
Till I scarcely more than muttered, "other friends have flown before
On the morrow he will leave me, as my hopes have flown before."
Then the bird said, "Nevermore."

Startled at the stillness broken by reply so aptly spoken,
"Doubtless," said I, "what it utters is its only stock and store,
Caught from some unhappy master whom unmerciful Disaster
Followed fast and followed faster till his songs one burden bore
Till the dirges of his Hope that melancholy burden bore
Of 'Never - nevermore'."

But the Raven still beguiling all my fancy into smiling,
Straight I wheeled a cushioned seat in front of bird, and bust and door;
Then upon the velvet sinking, I betook myself to linking
Fancy unto fancy, thinking what this ominous bird of yore
What this grim, ungainly, ghastly, gaunt and ominous bird of yore
Meant in croaking "Nevermore."

This I sat engaged in guessing, but no syllable expressing
To the fowl whose fiery eyes now burned into my bosom's core;
This and more I sat divining, with my head at ease reclining
On the cushion's velvet lining that the lamplight gloated o'er,
But whose velvet violet lining with the lamplight gloating o'er,
She shall press, ah, nevermore!
Then methought the air grew denser, perfumed from an unseen censer
Swung by Seraphim whose footfalls tinkled on the tufted floor.
"Wretch," I cried, "thy God hath lent thee - by these angels he hath sent thee
Respite - respite and nepenthe, from thy memories of Lenore!
Quaff, oh quaff this kind nepenthe and forget this lost Lenore!"
Quoth the Raven, "Nevermore."

"Prophet!" said I, "thing of evil! prophet still, if bird or devil!
Whether Tempter sent, or whether tempest tossed thee here ashore,
Desolate yet all undaunted, on this desert land enchanted
On this home by horror haunted - tell me truly, I implore
Is there - is there balm in Gilead? - tell me - tell me, I implore!"
Quoth the Raven, "Nevermore."

"Prophet!" said I, "thing of evil - prophet still, if bird or devil!
By that Heaven that bends above us - by that God we both adore
Tell this soul with sorrow laden if, within the distant Aidenn,
It shall clasp a sainted maiden whom the angels name Lenore
Clasp a rare and radiant maiden whom the angels name Lenore."
Quoth the Raven, "Nevermore."

"Be that word our sign in parting, bird or fiend," I shrieked, upstarting
"Get thee back into the tempest and the Night's Plutonian shore!
Leave no black plume as a token of that lie thy soul hath spoken!
Leave my loneliness unbroken! quit the bust above my door!
Take thy beak from out my heart, and take thy form from off my door!"
Quoth the Raven, "Nevermore."

And the Raven, never flitting, still is sitting, still is sitting
On the pallid bust of Pallas just above my chamber door;
And his eyes have all the seeming of a demon's that is dreaming,
And the lamplight o'er him streaming throws his shadow on the floor;
And my soul from out that shadow that lies floating on the floor
Shall be lifted - nevermore!
Видео оригинала:
Вернуться к началу перевода
Обсудите эту работу с друзьями!
 
  При использовании авторских материалов указание автора
и ссылка на страницу конкурсной работы обязательны
Ваши голоса
Блестяще! 2 голоса
 
30 баллов за голос
Что-то в этом есть 1 голос
 
20 баллов за голос
Не впечатлило 1 голос
 
10 баллов за голос
Разочаровало 0 голосов
 
5 баллов за голос
Статистика     *данные на 23:00 (Москва, GMT+3)
Место в рейтинге Поэзия: 567
Средняя оценка: 22.50
Итоговая оценка: 9.00
Общее число оценок: 4
Число комментариев: 9
Число посещений страницы: 1815
< Предыдущий перевод Следующий перевод >
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>
Комментарии:    9
Марго
Марго говорит:
0
04.12.2013 22:32   #
О, а я уж думала, на этот раз без "Ворона" обойдется. :)

Ну что тут сказать, я только за смелость, за то, что Валерия взялась за такую сложную работу, поставлю ей "четверку".

Есть сбои в ритме (немного), есть неудачные рифмы, например "всегда - навсегда". И этот странный недоперевод с NEVERMORE, который в последних двух строфах все же перевелся... :)

И вот это я бы точно поправила:

>> И твердил я, чуя спину всю покрытой испарИной (все же верно испАриной).

>> Размышляя так, сидел я, и на птицу не глядел я, (а это уже нечто частушечное, простоватое)

>> Прочь, чудовищная птица, прорекающая ложь! =...прорицающая...

Но все равно, повторюсь, на мой взгляд, работа заслуживает похвалы.

"Что-то в этом есть".
Валерия
Валерия говорит:
0
04.12.2013 22:36   #
Марго, спасибо). Ваши замечания невероятно ценны для меня, и похвала дорогого стоит)).
Андрей Москотельников
Андрей Москотельников говорит:
0
04.12.2013 22:53   #
Ага, "Ворон" появился! Давно пора! Лично для меня это всякий раз праздник. Я и не читал ещё, сейчас начну неспеша.
Андрей Москотельников
Андрей Москотельников говорит:
0
04.12.2013 22:57   #
Божественно! Кое-где, правда, строчки повыпали; с замечаниями Марго согласен, но - божественно. Читаю дальше.
Андрей Москотельников
Андрей Москотельников говорит:
0
04.12.2013 23:02   #
Божественно. В конце появился-таки "бледный бюст Паллады", а то я уж испугался, что Валерия решит от него отказаться. Не переданы шумы типа "шорох шелестел в пурпурных шторах" (по-английски "And the silken, sad, uncertain rustling of each purple curtain"). Огрехи, конечно, есть. Но каков задел!
Валерия
Валерия говорит:
0
04.12.2013 23:22   #
Андрей, спасибо!
А бюст Паллады появляется гораздо раньше:

"Ворон, призрачно черневший, на Паллады бюст взлетевши,
Вымолвил одно лишь слово мне, и больше ничего".
Да, к моему большому сожалению многие особенности оригинала не переданы. Возможно, я этот перевод переделаю, но уже после конкурса...
Андрей Москотельников
Андрей Москотельников говорит:
0
04.12.2013 23:46   #
Да нет, Валерия, мне не нужен просто "бюст Паллады", мне нужен "бледный бюст Паллады" (pallid bust of Pallas). Работайте над ним обязательно, очень многое тут у Вас уже прекрасно.
Валерия
Валерия говорит:
0
04.12.2013 23:59   #
Андрей, большое спасибо!
Мне тоже очень дорог этот перевод, переводчик я начинающий, но несовершенства его вижу, например, иное, чем в оригинале, окончание строф, и то, на что Вы указали, -- аллитерации, звукопись.
С некоторыми из приведённых замечаний я не согласна, потому что такая "частушечная" повторяющаяся рифма есть и в оригинале, но в основном все замечания для меня невероятно ценны и я очень за них благодарна, ведь я не волшебник, а только учусь, начинаю)).
Даже странно, как это я, переводя английский стих, не обратила должного внимания на аллитерации((((((.
Увы мне)))))))).
Ещё раз благодарю).
Андрей Москотельников
Андрей Москотельников говорит:
0
05.12.2013 00:30   #
Не за что.
Подписаться на новые комментарии к этой работе
Добавить комментарий
Ваше имя Обязательное поле
Ваш email Обязательное поле    Ваш email не будет опубликован
Комментарий:
Защитный код
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>

 

 

Статистика конкурса

всего (сегодня)
Пользователи: 205 (0)
Переводы: 0 (0)
Комментарии: 77748 (10)
Иллюстрации: 0 (0)

Партнеры конкурса