Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь в конкурсе


Авторизация

Регистрация

Войти через loginza
Ваше имя
Ваш email
Пароль
Повторите пароль
Защитный код

Der Weg des Soldaten - Путь солдат

16.11.2013
Обсудите эту работу с друзьями!
Оригинал: Der Weg des Soldaten, Wolfgang Herrndorf
Перевод с немецкого: Анна Пономарева
Практические задания были легкими. Не то, что бы я был гением, но как я мог заметить, здесь никто не был гениален. Большинство абитуриентов разбились по группам уже с первых дней. По вечерам я лежал в общежитии и пялился в потолок, на дозатор бумажных полотенец и зеркало. Мне казалось глупым в таком возрасте жить в общежитии для молодежи, но я был не единственным. Десять или двенадцать абитуриентов, их можно было узнать по папкам, тоже жили здесь.
На третий день, перед устным экзаменом, один из моих соседей по комнате заболел. Его звали Франко Козик. У него поднялась температура, и болело горло. Мы не знали, что делать. У него не было страховки. И по-немецки он говорил с жутким акцентом. Каждые пять минут он переворачивал свое одеяло на другую сторону. Пропитанные потом футболки свисали над ним с двухэтажной кровати, как тибетские флаги.
«Мои губы так горят. Я сойду с ума», говорил он.
Меня отправили аптеку. Я сымитировал симптомы Франко и вернулся с обезболивающим и микстурой от кашля, для которой, кстати сказать, требовался рецепт врача. Франко, делая глоток, смотрел на меня стеклянными глазами.
«Мой друг», сказал он.
В микстуре был кодеин, и мы пустили бутылку по кругу. После чего у Хедрика, третьего в нашей комнате, случился приступ разговорчивости. Он выглядел как тип, обожающий группу Sonic Youth. Мы слушали рассказы его подруге, отпуске, политике. Он даже нес какой-то бред про собаку с двумя спинами. Время от времени он клал руку больному на лоб и считал своим долгом, говорить ему, что тот не доживет до утра. Франко неуверенно смеялся, но Хедрик повторял, что он в этом разбирается, потому что работал санитаром в берлинской клинике Шарите.
Я не все помню, что случилось в тот вечер, но в памяти как будто на десятую долю секунды всплывает фотография. Это мое лицо с блаженной улыбкой, отражение которого я увидел в зеркале над умывальником, когда выключал свет. Все из-за кодеина. До этого я никогда не встречал художников и ожидал увидеть каких-то гениев или, по крайней мере, людей с невероятно интересными взглядами с глазами Гольбейна и губами Менгса. В тот вечер я уснул с чувством облегчения.
На следующее утро Франко стало лучше, и он мог ходить. Только его лоб выглядел, как будто его обработали наждачной бумагой, потому что он всю ночь вытирал капли пота льняным платком. Он боялся, что его не возьмут из-за плохого немецкого, и я успокоил его, отпуская шутки про наших соперников: нео-хипии и абитуриенты с акварельными тетрадями.
Хедрик был такой же разговорчивый, как и накануне вечером, но через минуту он вылетел с экзамена. Хотя там не было ничего тяжелого. Приемная комиссия задавала абсолютно ненужные вопросы, все было давно решено. Меня спросили, что я думаю о Пауле Клее? И я ответил: ничего. Франко спросили, что он привык есть? После обеда нас зачислили.
Затем мы отвезли Хедрика на Мерседесе на вокзал. Мой дядя одолжил мне Мерседес на одну неделю, чтобы на новом месте учебы я сразу поставил «все на свои места», как он выразился. Во время поездки у Хедрика начали сдавать нервы. Он начал говорить, что никогда не перестанет работать над собой. Его гравюры были «совсем неслабыми, скорее слишком неуверенными», говорили ему профессора: «На следующий год я снова буду пытаться».
«Вот это правильная позиция», сказал Франко и продолжил грызть ногти.
«Тогда до следующего года», сказал я.
Когда мы стояли на перроне и кивали уезжающему Хедрику, мне в душу закрались первые сомнения.
Нюрнбергский вокзал относится к одним из самых удручающих вокзалов мира, все здесь как будто вылизано, как в городе с населением 5000 человек. Я внезапно понял, что я не знаю, чего здесь ищу. Франко проглотил две таблетки парацетамола и купил в киоске пиво Сикспак, и т.к. мы не могли нигде сесть, мы сели в Мерседес и поехали вдоль городской стены. По непонятным причинам это городская стена полностью сохранилась. Был пасмурный осенний день. Франко с сильно поцарапанным лбом все время кричал: «Мой друг!» - и колотил меня по плечу. Он думал, что ему удаться сдать вступительные экзамены. Весь вечер мы колесили по городу и останавливались только для того, чтобы купит новый Сикспак.
«Вся Германия такая», сказал Франко через час. Однообразные, узкие улицы. Однообразные, здания-фахверки песочного цвета. Смотреть на это из окна машины - еще куда ни шло, но остаться в этом городе более, чем на пять дней казалось мне отчаянным поступком. Франко на следующий день собирался в Испанию, чтобы решить вопрос со своей квартирой. Когда мы были пьяными, он рассказывал о своем южном темпераменте (при этом его белая кожа была покрыта струпьями, как у исследователя Арктики), а позже он начал выкидывать из окна свои работы, нарисованные к экзамену.
«Ничего с собой не возьму!» кричал он, и большие, грязные папки развивались за нами как парус в ночи.
Анна Пономарева
Der Weg des Soldaten
Die praktischen Prüfungen waren leicht. Nicht, daß ich Bäume ausgerissen hätte oder so, aber
ich konnte sehen, daß das um mich herum auch keiner tat. Die meisten hätte man nach dem
ersten Tag aussortieren können. Abends lag ich in der Jugendherberge und starrte die Decke
an, den Handtuchspender, den Spiegel. Ich fand es albern, in dem Alter in einer
Jugendherberge, aber ich war nicht der einzige. Zehn oder zwölf Mitbewerber, man erkannte
sich an den Mappen.
Am dritten Tag, vor der mündlichen Prüfung, wurde auf meinem Zimmer einer krank. Franco
Cosic. Er bekam starkes Fieber und Halsschmerzen, und wir wußten nicht, was wir machen
sollten. Er war nicht krankenversichert. Deutsch sprach er nur mit schwerem Akzent. Alle
fünf Minuten schmiß er seine Decke auf die andere Seite, schweißgetränkte T-Shirts hingen
über ihm am Doppelstockbett wie tibetische Wimpel.
»Meine Lippen brennen, Wahnsinn«, sagte er.
Ich ging in die Apotheke, täuschte seine Symptome vor und kam mit einem Schmerzmittel
und einer eigentlich rezeptpflichtigen Flasche Hustensaft zurück. Er starrte mit glasigen
Augen durch mich hindurch, während er trank.
»Mein Freund«, sagte er.
Der Hustensaft enthielt Codein, und wir ließen die Flasche kreisen. Hendrik, der Dritte auf
unserem Zimmer, bekam einen stundenlangen Redeanfall. Er sah aus wie jemand, der in
seiner Jugend zuviel Sonic Youth gehört hatte. Er redete von seiner Freundin, von seinem
Urlaub, von Politik. Er fand es aufregend, das Tier mit den zwei Rücken und solche Dinge zu
sagen. Zwischendurch legte er immer dem Kranken die Hand auf die Stirn und meinte, es sei
seine Pflicht als Arzt, ihn darauf aufmerksam zu machen, daß er die Nacht nicht überstehen
würde. Franco lachte verunsichert, und Hendrik sagte, er kenne sich aus, er sei Pfleger an der
Berliner Charité.
Ich erinnere mich nicht mehr an viel von diesem Abend, aber wie ein Foto blieb eine
Zehntelsekunde in meinem Kopf hängen. Als ich das Licht ausschaltete, zeigte der Spiegel
über dem Waschbecken mein seligstes Lächeln. Das kam nicht nur vom Codein. Ich hatte
noch nie in meinem Leben Künstler gesehen. Ich hatte eine Reihe von Übermenschen
erwartet oder wenigstens Personen mit unglaublich interessanten Ansichten, mit Augen von
Holbein oder Mündern von Mengs. Erleichtert schlief ich ein.
Am nächsten Morgen ging es Franco tatsächlich etwas besser, und er konnte aufstehen. Nur
seine Stirn sah aus wie mit Schmirgelpapier bearbeitet, da er sich die ganze Nacht lang die
Schweißtropfen mit einem Leinentuch abgewischt hatte. Er fürchtete, wegen seiner
mangelhaften Deutschkenntnisse nicht genommen zu werden, und ich beruhigte ihn, indem
ich Witze über unsere Mitbewerber machte, Neohippies und Abiturientinnen mit
aquarellierten Tagebüchern.
Hendrik war noch so redselig wie am Abend zuvor, und er flog nach einer Minute aus der
Prüfung. Dabei war es eigentlich keine Schwierigkeit. Die Prüfungskommission stellte
vollkommen belanglose Fragen, es war alles längst entschieden. Mich fragte man, was ich
von Paul Klee hielte, und ich antwortete: nichts. Franco wurde gefragt, was er für
Ernährungsgewohnheiten habe. Am Nachmittag konnten wir uns immatrikulieren.
Anschließend fuhren wir Hendrik mit dem Mercedes zum Bahnhof. Mein Onkel hatte mir den
Mercedes für eine Woche geliehen, damit ich an meinem neuen Studienort gleich alles
klarmachen konnte, wie er es ausdrückte. Während der Fahrt fing Hendrik an, durchzudrehen.
Er würde nicht aufhören, an seiner Entwicklung zu arbeiten, sagte er. Seine Radierungen
seien nicht zu schwach, eher zu subtil, hätten die Professoren gemeint, nächstes Jahr werde er
sich erneut bewerben.
»Das ist die korrekte Position«, sagte Franco und biß auf seinen Fingernägeln rum.
»Dann bis nächstes Jahr«, sagte ich.
Als wir auf dem Gleis standen und Hendrik hinterherwinkten, kamen mir die ersten Zweifel.
Der Nürnberger Bahnhof gehört zu den deprimierendsten Bahnhöfen der Welt, alles wie
geleckt, wie in einer 5000-Einwohner-Stadt. Ich wußte plötzlich nicht mehr, was ich hier
wollte. Franco warf zwei Paracetamol ein und kaufte einen Sixpack am Kiosk, und weil wir
uns nirgends hinsetzen konnten, setzten wir uns in den Mercedes und fuhren um die
Stadtmauer herum. Aus unerklärlichen Gründen ist diese Stadtmauer komplett erhalten. Es
war ein trüber Spätherbsttag. Franco war ganz aufgekratzt und schrie immer »Mein Freund!«
und haute mir beim Fahren auf die Schulter. Er hatte nicht damit gerechnet, die
Aufnahmeprüfung zu bestehen. Den ganzen Abend fuhren wir im Kreis und hielten nur an,
um neue Sixpacks zu kaufen.
»Ist ganz Deutschland so«, sagte Franco nach einer Stunde. Frustrierende, kleine Straßen.
Frustrierende, sandsteinfarbene Fachwerkbauten. Vom Auto aus gesehen war es irgendwie
amüsant. Aber länger als fünf Tage hierzubleiben erschien mir verwegen. Franco wollte am
nächsten Tag nach Spanien, um seine Wohnung aufzulösen. Als wir noch betrunkener waren,
fing er an, von seinem südländischen Temperament zu erzählen (seine Haut war weiß und
schorfig wie die eines Polarforschers), und noch später warf er die Arbeiten aus dem Fenster,
die er während der praktischen Prüfung gemacht hatte.
»Kannst du nichts mitnehmen!« rief er, und große, schmierige Pappen segelten hinter uns
durch die Nacht.
Вернуться к началу перевода
Обсудите эту работу с друзьями!
 
  При использовании авторских материалов указание автора
и ссылка на страницу конкурсной работы обязательны
Ваши голоса
Блестяще! 0 голосов
 
30 баллов за голос
Что-то в этом есть 2 голоса
 
20 баллов за голос
Не впечатлило 0 голосов
 
10 баллов за голос
Разочаровало 0 голосов
 
5 баллов за голос
Статистика     *данные на 17:00 (Москва, GMT+3)
Место в рейтинге Проза: 289
Средняя оценка: 20.00
Итоговая оценка: 4.00
Общее число оценок: 2
Число комментариев: 2
Число посещений страницы: 1414
< Предыдущий перевод Следующий перевод >
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>
Комментарии:    2
Татьяна
Татьяна говорит:
0
17.11.2013 16:48   #
Der Weg des Soldaten - Путь солдата (ед. ч.)
einen Sixpack - это не пиво Сикспак, а упаковка из шести штук (из англ. яз.)
Анна Пономарева
Анна Пономарева говорит:
0
17.11.2013 22:13   #
А вот это открытие!))) Спасибо большое! Теперь кажется, почему я раньше не сообразила? А ведь не додумалась. Спасибо еще раз.
Подписаться на новые комментарии к этой работе
Добавить комментарий
Ваше имя Обязательное поле
Ваш email Обязательное поле    Ваш email не будет опубликован
Комментарий:
Защитный код
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>

 

 

Статистика конкурса

всего (сегодня)
Пользователи: 205 (0)
Переводы: 0 (0)
Комментарии: 77738 (0)
Иллюстрации: 0 (0)

Последние события

nsbivintobia: <br><strong><a href="/">Klokker</a></strong><br><strong><a href="/">klokker</a></strong><br><strong><a href="/">klokker online</a></strong><br><br><br><br><br><strong><a href="/">kjГёpe klokker</a></strong><br> <strong><a href="/">Klokker</a></strong><br> <strong><a
nsbivintobia: <a href="/">bublot klokker kronograf</a> <strong><a href="/">Hublot Big Bang</a></strong> | <strong><a
nsbivintobia: <strong><a href="/">svarte Timberland stГёvler</a></strong><br> <strong><a href="/">hvite Timberland stГёvler</a></strong><br> <a class="category-top"
nsbivintobia: <strong><a href="/">timberland shoes for men</a></strong> <br> <strong><a href="/">timberland boots</a></strong> <br>
nsbivintobia: <br><strong><a href="/">moncler jakker</a></strong><br><strong><a href="/">utlГёp moncler</a></strong><strong><a href="/">kjГёpe moncler</a></strong><br> :: <a href="/">
nsbivintobia: <strong><a href="/">Moncler Mens jakke salg</a></strong><br> <strong><a href="/">moncler online</a></strong><br> <a href="/">Moncler
nsbivintobia: <strong><a href="/">A.Lange & Sohne klokker</a></strong><br> <strong><a href="/">Replica A.Lange & Sohne
nsbivintobia: <ul><li><strong><a href="/">Pandora salgs</a></strong></li><li><strong><a href="/">Pandora sГёlv</a></strong></li><li><strong><a href="/">Pandora Outlet butikker</a></strong></li></ul><br> <title>Clip Cherry
nsbivintobia: <br><strong><a href="/">kopi klokker</a></strong><strong><a href="/">rolex</a></strong><br><strong><a href="/">replica rolex</a></strong> <a href="/">rolex</a> <a href="/">replica
nsbivintobia: <strong><a href="/">barbour coats outlet</a></strong> <br> <strong><a href="/">barbour bedale jackets</a></strong> <br>
Все события

Партнеры конкурса