Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь в конкурсе


Авторизация

Регистрация

Войти через loginza
Ваше имя
Ваш email
Пароль
Повторите пароль
Защитный код

地上有字 - И на земле есть иероглифы

28.10.2012
Обсудите эту работу с друзьями!
Оригинал: 地上有字, 张抗抗
Перевод с китайского: Туяна
...Люди даже вставали на цыпочки, вытягивая шеи и пытаясь углядеть сквозь щели. Затаив дыхание, они молча смотрели, как будто хотели засвидетельствовать уважение пустынной земле.
Подобное для нашего общества - довольно редкое событие, независимо, от того, где бы оно не происходило, и потому пробудило во мне любопытство. В наше время любые сборища обычно возникают по причине автомобильных аварий, или из-за продаж поддельных лекарств, а чаще всего зеваки собираются, когда назревает драка. Такое скопление людей, заполнившее эту величественную атмосферу и тишина, уже давно покинувшая городские улицы, заставляли недоумевать, теряться в догадках и пытаться понять, в чем дело.
Поддавшись чувствам, я спрыгнула с велосипеда.
Первым, что я увидела, был участок земли, наполненный цементом, покрытый чертежами и узорами. Красивые белые символы, проступающие на темно-серой земле, показались мне бесхитростными полевыми одуванчиками или стаей белых бабочек, прилетающих в начале весны и оседающих на первых травинках.
Взгляды были прикованы к трепещущимся крыльям бабочек, а дыхание людей колебалось подобно колышущимся лепесткам цветка.
Я подошла поближе и застыла. Это были вовсе не бабочки и не цветы. Земля не была разукрашена узорами или чертежами, то были множества иероглифов, множества изящно расписанных китайских иероглифов…
Они были прямо посреди улицы, наводнив этот небольшой треугольный участок земли.
Постепенно мои глаза начали различать - передо мной лежали бумажные квадратики, на которых иероглифы нарисованы мелом. Каждый знак был выложен на большом платке, каждая черта была тщательно прописана. Было сложно определить манеру и стиль письма, но видно, что черты очень плавные. Некоторые иероглифы выглядели образцами искусства каллиграфии, нижние части их были расписаны размашисто, создавая ощущение, что они вот-вот взлетят.
Если смотреть на строчки, начиная с самой нижней и заканчивая самой верхней, можно было заметить, что они упорядочены, настолько будто бы вросли в землю, и над ними трудились не один день. Казалось, что эти бумажные квадратики хотели что-то донести до людей, делясь на части, стихотворные строки или афоризмы… Они безмолвно лежали, греясь под солнечными лучами, так похожие на порхающих белоснежных чаек.
Как они появились здесь на улице?
Глаза переметнулись наверх, к самой верхней строке, где лежал стройный ряд иероглифов: «Жизнь хорошего человека благополучна».
Дочитав верхние строчки, люди наконец увидели его.
Он сидел, совершенно невозмутимый, подперев под себя ноги, ноги его были не так коротко обрублены. Видны были лишь голые колени, выглядывавшие из-под полы синей холстовой рубашки. На вид ему было лет немногим больше двадцати, худой и небольшого телосложения. Лицо очень изящное и худощавое, усталое и бледное, на котором царило абсолютная отстраненность и равнодушие ко всем страстям и желаниям мира. Перед людьми сидел молодой «старик», прошедший всю войну, от ее начала и до конца, и встречающий великую Победу.
К его груди была прислонена черная доска, примерно 45 см в ширину и 70 см в длину, самая обычная доска для записей, висящая на стене государственной канцелярии. Доска была повернута к толпе, спиной к нему. Одаренный юноша в одной руке держал мел, в другой - тряпку для доски, по всему видимому, он только что вытирал ею. Белые пылинки молча падали с доски на землю, подобно кружащимся снежинкам посреди ночного неба, растворяющимися в покрове ночи…
Он легонько подул на доску, и, убедившись, что она чиста, начал писать на ней. Его склонившийся подбородок, руки и мел, выводящие иероглиф.… Что же это все значило? И эта так неудобно повернутая к нему доска?
Ответ был один - сидя в таком положении, он одним росчерком руки выводил один совершенный иероглиф.
Он – сидящий лицом к зрителям, доска – прислоненная к нему и повернутая к людям, легкий взмах руки, и подобно тому, как лодка плывет по течению или самолет пересекает голубое небо, настолько быстро, что на короткий миг, пока ты успеваешь моргнуть, на доске появляется иероглиф, распустившийся как цветок белого пиретрума.
Это был иероглиф «прекрасный», от которого веяло загадочностью и красотой.
Он не только превосходно писал иероглифы по противоположному принципу, но также его стиль был очень ровным, если бы он писал иероглиф, используя одну черту, в таком случае дальние зрители были бы лишены удовольствия лицезреть происходимое. Поэтому у каждой черты рядом было небольшое пустое пространство, где зрители и он сам могли добавить что-то по фантазии. Это нелегкий труд - писать иероглифы перед людьми, когда доска повернута к ним, а не к самому тебе, а когда при этом ты еще можешь продемонстрировать такой прием, без сомнений это мастерство высшего класса.
На безмолвной площади люди, умеющие читать иероглифы, в порыве изумления и восхищения лишь порывисто дышали.
Он же продолжал сидеть с невозмутимо прямой спиной, молчаливо демонстрируя окружающим иероглиф на доске. Прождав еще некоторое время, взял в левую руку тряпку и медленно стер слово.
Снова закружились белые снежинки.
Он вновь поднял руку и написал иероглиф «сердце». Затем стер его, после чего плавным движением нарисовал другой.
Люди стояли в ожидании, с наслаждением наблюдая, очарованные и восхищенные, покоренные этими иероглифами, которые встречали на каждом шагу в своей жизни. Зрителей становилось все больше и больше, однако безмолвную тишину площадь хранила по-прежнему. Эта доска находилась в нескольких шагах от меня, я видела, как на моих глазах она то резко сокращалась в маленькую черную точку, то медленно увеличиваясь, превращалась в огромную птицу, которая в скором времени вот-вот взмахнет крыльями и улетит. От ее крыльев исходило серебристое мерцание, подпитываемое восхищением, исходившим из сердец благодарных зрителей.
Как зовут этого юношу? Откуда он пришел? Куда лежит его путь? Что случилось с его ногами? Есть ли у него семья? Сколько сотен книг он прочитал? С детства ли он так страстно проникся каллиграфией? Сколько он уже практикует свое «уличное» мастерство? Как он относится к своим увечьям? Или же потому он и зарабатывает на кусок хлеба таким способом? Почему он так не похож на тех попрошаек, жалующихся, умоляющих, протягивающих руки за милостыней, выманивающих деньги, продающих поддельные лекарства, а благодаря необъятному уму и смекалке научился так красиво писать иероглифы одной рукой, используя такой сложный «перевернутый» стиль каллиграфии? И самое важное, как получилось, что он так преуспел в каллиграфии? Инвалид меняет свой тяжелый труд в обмен на еду, но разве он не мог, демонстрируя свое увечья, кормиться на улице как другие, без зазрения совести прося милостыню?
Так как иероглифы у меня самой получаются не очень красивыми, то я уже давно использую компьютер при печатании. Этот неизвестный мастер пробудил во мне стыд, вызвав кучу вопросов.
Но у меня не было возможности спросить, царила абсолютная тишина. Я боялась, что любая фраза или вопрос разрушит его загадочность в глазах зрителей, к тому же на протяжении всего времени он писал, не переставая. Его труд был частью чего-то божественного и непостижимого, и я была уверена, что он вовсе не желает быть потревоженным.
Простояв еще некоторое время, я прошла сквозь толпу и направилась к жестяной банке, находившейся посередине пустыря. В ней уже лежало немало денег, сверху на них покоилась десятиюаневая купюра. Это была благодарность людей, с большой охотой расставшихся со своими деньгами в обмен за блистательное представление. Для организации любого культурного представления требуются поддержка и похвала сподвижников-энтузиастов, понимающих в нем дело. Наверняка, здесь стояло много людей, не понимающих толк в каллиграфии, не умеющих читать, но ведь в сердце каждого из них сохранилось хоть какое-то чувство уважения и преклонения перед силой человеческого духа. Люди понимали - то, что они видят, стоит того, чтобы лишиться нескольких денег, это была вовсе не милостыня с их стороны, отдавших пожертвование бедному инвалиду, это было что-то другое, которое еще долго-долго будет напоминать им о том, что они видели, и оставит глубокую память о себе.… В течение последующих нескольких дней у меня в глазах, где бы я ни была, порхали бабочки и полевые цветки, а посреди этих «символов» и «чертежей» появлялся маленький худенький юноша без обеих ног. Перед тем как появиться на этом пустыре, он наверняка прошел немало дорог, окунулся в мир иероглифов, мир, который совершенно не интересен современным молодым людям. Ценой невероятных усилий, жестокого труда и упорства он продолжал очерчивать контуры, шлифовать почерк, оттачивая свое искусство день за днем, до тех пор, пока не добился полного успеха.
Как-то я обсуждала с друзьями из Ханчжоу этот случай. Кто-то тоже видел его и предложил называть его «просвещающим нищим». Сразу же возникли небольшие дискуссии касательно формулировки этого понятия. И вправду, вопрос – а кто же в действительности является «просвещающим нищим» в истинном значении этого понятия? Какой-нибудь тунеядец с тугим кошельком и с флагом в руках, незаконными путями поддерживаемый предприятиями и кричащий, что он за культуру или тот неизвестный талантливый мальчик-инвалид, проявивший и демонстрирующий такие несравненные чудеса в каллиграфии?
Лишь за день до своего отъезда из Ханчжоу, я смогла еще раз побывать на том пустыре. Бегут автомобили, идут люди, больше не видно того юношу, однако следы от того невиданного представления все еще остались на сером цементе. Частые весенние дожди не в состоянии все смыть, но, к сожалению, цвет уже потускнел, у многих иероглифов не хватает частей и их почти невозможно прочитать. Из одного длинного ряда я смогла разобрать лишь несколько последних иероглифов «…Вэньчжоу, Ёньцзя, горы Лофу».
Автомобили и велосипеды пробегают по ним, на их колесах остаются белые следы от мела. А безногий мальчик из Вэньчжоу пускается все дальше в новые, дальние края, сопровождаемый десятками глаз восторженных зрителей, выводя своей рукой иероглифы, вот-вот готовые взлететь.
Туяна
地上有字
...后面的人踮起了脚尖,仰着脖子,密集的目光都极力想从人缝中穿过,往人圈子中央的那块空地上抛射。

  人群鸦雀无声,静悄悄没有一点儿响动,像是在瞻仰着一尊神圣的塑像。

  人们屏息静气,彬彬有礼地默立着,更像是在向那块空地致意。

  这样的情形在我们今天居住的任何城市都是罕见的。我由此生出了几分好奇和疑惑。如今那些喧闹的街市,凡是围满了人的地方,不是出了车祸就是卖假药或是销售奖券再不就是打架斗殴什么的。所以此刻这一块人头攒动的三角地上空,迷漫着如此庄严的气氛,这种在城市似乎已濒于绝迹的宁静,便十分地叫人纳闷叫人发憷,叫人捉摸不透,叫人忍不住想要去看个究竟。

  我这样想着就跳下了车子。

  我第一眼看见的是满满一大片覆盖着图案和花纹的水泥地。一组漂亮的白色符号,很精致地从深灰色的地面上凸现出来,就像初春刚刚泛青的草地上飞来的一群白蝴蝶,或是烂漫的野花和蒲公英。

  人们的目光追踪着白蝴蝶扇动的翅膀,人们的呼吸掀动着细薄的花瓣。

  我拨开人群,靠得离地面更近了些。那时我惊讶地发现,那些吸引了人们也吸引了我的东西,绝不是白蝴蝶也不是野白花,地面上既没有图案也没有花纹。而是——是许许多多的字。汉字。美术体的空心汉字。

  那些白色的汉字就写在街面上,密密麻麻地占满了那块小小的三角空地。

  模糊的视线渐渐变得清晰,准确地说,在我面前的,是一些用白粉笔写成的字块。每个字都有手帕之大,笔笔画画一丝不苟,虽然很难辨别那字体师承何人,缘出何家,但线条圆熟流畅,有些龙飞凤舞的架势,字脚的笔画总是甩得很远,像是突然会一跃而起,就要飞走的样子……

  从最下面那一行往上看,每一行都排列得十分整齐,好像在地上打过底线似的,看来绝非一日之功了。那些字块都像是有内容的,在整个大格局中又分成间隔的几小块,有的像诗句,有的像格言,它们悄然仰泳在温煦的阳光下,化成了一只只翩翩起舞的白色海鸥。

  它们从哪里飞来,这马路地上的粉笔字?目光向上移动,顶上是一行端庄的大字:好人一生平安。

  当读到这最上面一行字的时候,便看见了他。

  他其实一直安静地盘腿坐在地上,那是两条不太完整的短短一截腿。只露出光光两坨没有脚的红肿膝盖,扭曲地掩藏在他的蓝布衫角下。他的年龄看样子只有20多岁,身子瘦小,脸也是清秀瘦削的,但疲倦苍白的脸上却有一种恬淡的神情,就像一个亲历过风暴和战争的老人,面对着和平日子里的喧嚣与繁华。

  在他的臂弯里,托靠着一块一尺半宽、两尺长的小黑板,就是机关办公室墙上挂着的那种用来记事的小黑板。黑板面对着人群、或者说是观众们,同时便也就背对着他自己了。他那两只完好的手,一只手里拿着一支粉笔,另一只手里拿着一只小小的黑板擦,他似乎刚刚在黑板上擦去了什么,有一些干燥的粉笔灰,无声地从黑色的底版上滑落下来,如同夜空中飘落的点点雪花,很快便融化到黑暗中去了……

  他在那块小黑板上轻轻吹了口气,吹净了残留的粉笔灰,然后他开始在黑板上写字。不是像常人那样面对着黑板,而是面对观众,黑板顶在他的颔下,他的手和笔伸向黑板的时候,那黑板对于他将意味着什么呢?意味着你必须一笔写出一个完全反方向的汉字。

  于是,他就这样面朝着观众、黑板背对着他,悠悠然一挥手,如同轻舟顺流而下,又像是喷气飞机划过蓝天,迅速得只是眨眼那么一个瞬间,小黑板中央出现了一个大大的汉字,犹如一朵盛开的白菊花。

  那是一个“妙”字一美妙的妙。奇妙的妙。奥妙的妙。

  不仅是反手疾书,而且是双线双笔联合。如果仅仅用细描的单线,远处的观众想必不容易看清。因此他在每一笔画中,都嵌下了一块狭长的空白,好留给观众和他自己去填充想象。普通汉字倒着写已非易事,而这样的空心美术字倒着书写,恐怕也算是一门绝技了。

  静寂的场地上,能听见人们由于惊诧和震撼而发出急促的呼吸声。

  他仍是从容地端坐着,默默地向观众展示着他胸前黑板上的那个“妙”字。他让那个字在黑板上停留了一小会,然后用左手的黑板擦,把它慢慢擦掉了。

  白色的粉笔灰,又一次如雨如雪纷纷飘落。

  他重新举起手,又写了一个“心”字。那“心”

  字袒露在众人面前,白色中似乎隐隐透出些淡红的血丝。他再一次将它擦去,又飞快写出了另一个汉字……

  众人伫立着,津津有味地欣赏着这无声的书法艺术表演,似已被这些平日常见常用的汉字慑服。人圈已越来越大,却静寂得如入无人之境。前方离我几步之遥的小黑板,渐渐缩成一个小黑点,又慢慢放大,变成一只其大无比的鹭鸟,即将振翅飞去。它的羽毛发出一种银色的亮光,洒满了人们肃然起敬的目光。

  这位写字的青年人叫什么名字?他从哪里来?还将会到哪里去?他因何而致残?他的家乡还有什么亲人?他读过几年书?他从小时候起就热爱书法艺术吗?他以这种街头写字的方式为生,已经有多久了呢?当他不幸致残以后,他是怎样度过那最初的绝望,而最终选择了以游方写字来谋生?他为什么不像其他乞丐那样哭诉哀求着去伸手乞讨去花言巧语骗钱去昧着良心卖假药,而是练就一手世人难得一见的反手绝活,以自己的聪明才智来自食其力,更重要的是,他为什么又偏偏喜欢和善于鞋子?残疾人用自己艰辛的劳动换饭吃,是否会让那些身体健康却沿街乞讨纠缠不休的无赖无地自容呢?我这个因写不好钢笔字而早早改用电脑的写字人,面对街头这位不知名的书法表演艺术者,生出满心的惭愧,继而引发出无数的问题。

  但我无法向他提问。因为场地太安静了,每一句对话都会让观赏的人们悉知。我担心那样也许会破坏了他的神秘感,况且,他始终不停地在写,那是一项近乎神圣的工作,我想他一定不希望被打扰。

  我站了一小会,然后穿过人群,往那写满了字的空地中央的一只铁罐子走过去。铁罐子里已经放着不少钱,最上面一张是10元的人民币。看来,在我之前的观赏者们,已纷纷自愿付过了欣赏这街头书法表演的报酬。一种创造性的文化表演是需要有文化的观众捧场的。即使没有太多文化的人,心中抑或有着对文化的崇敬和向往.有对人格和意志的钦佩和景仰。人们觉得自己给予得很值,那不是怜悯不是施舍,而是一种获得、一种由此牵发的沉沉思绪……

  以后的几天里,我眼前总是翻飞着遍地的白蝴蝶和野花,在那些奇妙的图案和符号中,站立着一个失去双脚的瘦小身影。他出现在这块空地以前,已经走过了太多的路,他一路捡拾着被如今许多年轻人摒弃的汉语文字,用近于残酷的方式几百遍几千遍地描摹它们,勾勒、磨砺、锤炼着它们,直到它们在他的手中变成超越苦难的舟楫、漫游人生的车轮……

  我离开杭州的前一日,曾又一次经过那片空旷的三角地。车来人往,不再见那个写字人的踪影。但那些龙飞凤舞的粉笔字的残迹,依然留在那块灰色的水泥地上。频频的春雨竟然没有将它们完全洗去,可惜颜色较前几天显得暗淡了些,许多字都已是缺胳膊少腿,难以辨别了。我只是从那一大片散落的花瓣残片中,隐隐认出最后的落款小字,写着:温州永嘉罗浮。

  一辆辆汽车和自行车从这静悄悄的字体上碾过,车轮上沾着残留的粉笔灰末。于是,这个残腿的温州青年,就被许多过路的眼睛,将他那些渴望飞翔的文字,连同他的不屈与自强,带向更远的地方去了。
张抗抗
张抗抗
Вернуться к началу перевода
Обсудите эту работу с друзьями!
 
  При использовании авторских материалов указание автора
и ссылка на страницу конкурсной работы обязательны
Ваши голоса
Блестяще! 2 голоса
 
30 баллов за голос
Что-то в этом есть 0 голосов
 
20 баллов за голос
Не впечатлило 0 голосов
 
10 баллов за голос
Разочаровало 0 голосов
 
5 баллов за голос
Статистика     *данные на 01:00 (Москва, GMT+3)
Место в рейтинге Проза: 236
Средняя оценка: 30.00
Итоговая оценка: 7.50
Общее число оценок: 2
Число комментариев: 23
Число посещений страницы:
< Предыдущий перевод Следующий перевод >
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>
Комментарии:    23
Алёна Алексеева
Алёна Алексеева говорит:
+1
14.11.2012 22:21   #
Туяна, прочла рассказ несколько дней назад, мне показалось, очень поэтично написано, очень яркий и трогательный образ, и эти бабочки-иероглифы до сих пор в моей памяти порхают :) спасибо Вам за это.
Марго
Марго говорит:
0
14.11.2012 22:42   #
Чудеса! А у меня к этой работе почему-то кнопочек для голосования нету. :(
Туяна
Туяна говорит:
0
18.11.2012 14:58   #
спасибо Вам, Алена, за ваш комментарий!
Туяна
Туяна говорит:
0
21.11.2012 20:43   #
Марго, не очень поняла насчет Вашей проблемы с кнопками, но мне бы хотелось услышать Ваше мнение по поводу данной работы.
Марго
Марго говорит:
0
21.11.2012 21:15   #
Туяна, прочитала примерно треть. К сожалению, замечаний у меня довольно много.

>> В наше время любые сборища обычно возникают по причине автомобильных аварий, или из-за продаж поддельных лекарств.

Не могу понять, как связаны сборища с поддельными лекарствами?
______

>> Такое скопление людей, заполнившее эту величественную атмосферу

Величественная атмосфера -- это всего лишь некое эмоциональное ощущение, поэтому ее людьми заполнить невозможно.
______

>> Глаза переметнулись наверх = глаза взметнулись вверх
______

>> Он сидел, совершенно невозмутимый, подперев под себя ноги, ноги его были не так коротко обрублены

Опять непонятная фраза. У него действительно не было ног? Тогда "сидел... подобрав под себя обрубки ног"
_______

>> холстовой рубашки = холщевой рубахи
_______

>> На вид ему было лет немногим больше двадцати = На вид ему было немногим больше двадцати лет
_______

>> худой и небольшого телосложения

Либо небольшого роста, либо некрепкого телосложения
__________

>> Доска была повернута к толпе, спиной к нему.

У доски не может быть спины.

============

Дальше я не читала.
Туяна
Туяна говорит:
0
22.11.2012 09:59   #
Марго, благодарна за ваши замечания. насчет поддельных лекарств, тогда наверно можно было уточнить (в работе), что данное явление свойственно Китаю, так как там продажа поддельных лекарств довольно распространенное явление...
Марго
Марго говорит:
0
22.11.2012 10:40   #
Вряд ли это спасет ситуацию, Туяна, потому что главное в Вашем тексте не констатация факта подделывания в Китае лекарств, а то, что из-за их продаж почему-то возникают сборища людей на улицах, сравнимые со сборищами при автомобильных авариях. Вот это странно. Если речь просто о каких-то демонстрациях, то, думаю, они бывают и по многим другим поводам. Почему непременно речь о лекарствах?
Константин Кучер
Константин Кучер говорит:
0
22.11.2012 10:57   #
Марго, думаю, ларчик здесь открывается не демонстрациями. А значительно проще.
Поддельные - это синоним дешевого. Ну, типа, как паленая водка. А на почти дармовщинку уксус и в Китае, по всей видимости, тоже сладкий. Вот народ и ломится, чтобы купить пусть и контрафакт, где вместо антибиотиков - пресованный мел, но зато - ДЕШЕВЫЙ! Соответственно, сразу толпа, где те, что в хвосте, обязательно кричат:
- Больше, чем по две упаковки в руки не давать!
Старая, добрая советская традиция. Китай ведь, если не путаю, пока ещё советский? С красным знаменем впереди?
Марго
Марго говорит:
0
22.11.2012 11:04   #
Ну не знаю, Константин, по-моему, все равно странно: и что, в Китае больше ломиться не за чем, кроме как за лекарствами? И потом, почему Вы решили, что "поддельный" -- синоним "дешевого"? Вовсе нет. Да и о том, что лекарства поддельные, никто из производителей/распространителей кричать не будет, наоборот, это всегда держат в тайне. Так что моя версии, мне кажется, достовернее. :)
Константин Кучер
Константин Кучер говорит:
0
22.11.2012 11:11   #
"...о том, что лекарства поддельные никто из производителей/распространителей кричать не будет".
Да, в этом есть резон. И, соответственно, правомерен вопрос по поводу того, почему поддельные лекарства, в части общественного внимания к ним, попадают в разряд автомобильных аварий и драк?
Туяна
Туяна говорит:
0
27.11.2012 14:47   #
да, не могу не согласиться с вариантом Константина. действительно, нужно учитывать, что медицина в Китае вообще дорогая, в связи с этим появляется много проблем. например продаются лекарства,по очень умеренной цене, у которых нет лицензии, и вообще порой неизвестно как и из чего они сделаны. правда эффектом они могут обладать, некоторые в частности, как это не удивительно. честно, при переводе меня сначала тоже смутил данный факт, что продажу поддельных лекарств ставят в один ряд с драками и авариями. но раз автор это упомянула, то наверняка в 80-70 гг. 20 века в Китае это событие имело значение.
kagnqi10000
kagnqi10000 говорит:
+1
13.07.2017 06:10   #

yangping55
yangping55 говорит:
0
20.10.2017 04:19   #
2017.10.20yangping
ninest123
ninest123 говорит:
0
20.03.2018 05:56   #
mt0320
mt0320
jinyizhixia
jinyizhixia говорит:
0
06.04.2018 09:02   #


















































































































































































jinyizhixia
jinyizhixia говорит:
0
23.04.2018 05:09   #
jin423

































































































































































































































liuchunkai
liuchunkai говорит:
0
18.07.2018 05:37   #
20180718lck
20180718lck
cai123
cai123 говорит:
0
14.08.2018 11:34   #
cai123 08.14






































































































































































































































































































































cai123 08.14
polo2016
polo2016 говорит:
0
12.09.2018 05:50   #
"the boy said," Hey why do die falcon alchemist is that you said, "I know how to put themselves into the wind the next day, the boy climbed a huge rock near the barracks. sentinels allowed him to pass, they had heard that he was able to wind themselves into sorcerer so reluctant to approach him, not to mention the desert is an insurmountable Great wall a whole afternoon, the boy has been staring at the desert, listen to your heart. desert hear the boy and his fears desert speaking the same language on the third day, commander summoned his principal officers to go and see the wind to turn herself into a boy. "he said let's go to the alchemist alchemist replied the boy led them where he visited the day before, and requested they all sit down and take a little time. "The boy said, we do not hurry," the commander said, "We are beginning understand that you are somewhere in the sand, there is a woman waiting for me, and I have to turn into the wind desert silence for some time in order to allow the wind up, I can give you my sand . But I can not get anything done alone. Wind to help you find it a breeze started blowing up tribal officers from a distance, looked at the boy boy talking about a language they do not understand the alchemist smiled wind close to the boy, touched his face. The boy heard the wind and just talk desert, because the wind is always omniscient. Prevails in the whole world there is no birth and no dying place youth courageously marked. Her work in the cold, harsh pioneering in Cool, and with the strength to confirm his own glory. She dared to candidly reveal their own hearts. Flowers, she presented to the beautiful people, the fragrance spread in the world, the universe overflowing glory; she Ganaiganhen, the goodness and integrity to the truth, the immortal Pitt gave snow blue sky, leaving the sweet land of mountains, bathed in happiness on earth. She dared to bear the burden of affection, candy hearts dare to climb the people, for their encouragement, cheer for their Acura, make them get started along the way pull tighter, foot go faster. Her heart is still filled with blurred people, they evoke with thoughtful, inspiring them to rush to make their fortune, so that they appreciate the meaning of life; she preoccupations of distress and suffering to those people, to give them courage and wisdom, so that they understand: only on the road of life through the clutter will make life so spectacular glory. She dared to dream dare to think, she would like to think that the dream is the cornerstone, to lay out a dream. It is because of a dream that makes life wonderful; not a dream, lost the style of life. So, she has woven colorful dream, brewing a wide range of Xuan dream. That dream, some small and some magnificent, some constantly changing, and some sense of heaven and earth. She put these dreams rope up, pack n, pile up, piled, playing endless hope. She said: I hope, only hope is to hold up the pillar of life. To these hopes, her life experiences Shaohua, fighting in the streamer. Refused to stop cease, refused to rest, he refused to shake. She dyed sincere, remain; her perseverance pioneering, indomitable; her efforts to build, Piganlidan. To hope that her experience in pain, in a difficult onslaught, struggling in the face of adversity. To hope, she again suffered a heavy blow, in order to again clear life, she again will sacrifice their souls Chen altar, finally, with her passion for life led to a wonderful spring, with her tender Li's body to build ancient monumental buildings, erected with action sacred and solemn monument. Plum inclination ethereal lightness, high look ancient elegant. She came from the clarity, the ED Geng Pitt walked. When she came free, so take the time and calm calm. She wandered the cold snow moon, the travel time also fulfill the ice if the cream. This is how chic romantic yo? She was born in the mountains, the desert, thorns, no smell of; she connotation broad, magnanimous mind, though after a wild, bleak and empty, but she was not lonely, no sadness, no sorrow; she did not hasten inflammation, careful attached, not begging, even at the far mountains, but do not envy the high temples; she is satisfied that sucked cold cold, rooted in the barren tundra in the cold, do not seek a sheltered, but their hearts are always hot; she looked with all the world, all the good and evil good and bad records, the Ming worldly vicissitudes embedded in their hearts. She Yan Liang plate hidden in the mind, living in their boundless Sky One year, the degree of their own that every second. Her climb afar, for the first singing, Yi Huai Kongkuo, almost noble Pei sky. Her singing mildly distant, aloof than dirt. Her situation fierce, absolutely no rhyme flow. She fend for themselves, others never pray for her water drain fat. It is because of the noble-minded plum, deep inside, she was so beautiful fragrant wonderful. She did not have a seek and expect, so she freely; she does not envy the glory and beauty, so she honorably; her open-minded, so her mind fresh and lightness; she calmly come and go, so she no sorrow without shame; she calendar increasingly hard so no regrets. It is also because of this, she can in the United States and sustenance of pride in Tibetan aspirations fresh in the apartment, in the Hong Shu Fang noble. Cool hard and harsh created a plum, so she tenacious and tough to sustain their lives. She lives in circulation in the
xiajinyi
xiajinyi говорит:
0
18.09.2018 06:54   #
jinyi918










huangliyue
huangliyue говорит:
0
26.09.2018 12:50   #
20189.26huangliyue

20189.26huangliyue
xiajinyi
xiajinyi говорит:
0
26.11.2018 12:16   #
jinyi






















































































































































































































































yolo
yolo говорит:
0
07.05.2019 05:08   #
Подписаться на новые комментарии к этой работе
Добавить комментарий
Ваше имя Обязательное поле
Ваш email Обязательное поле    Ваш email не будет опубликован
Комментарий:
Защитный код
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>

 

 

Статистика конкурса

всего (сегодня)
Пользователи: 205 (0)
Переводы: 0 (0)
Комментарии: 77748 (0)
Иллюстрации: 0 (0)

Партнеры конкурса