Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь в конкурсе


Авторизация

Регистрация

Войти через loginza
Ваше имя
Ваш email
Пароль
Повторите пароль
Защитный код

ELEGÍA CAMAGÜEYANA y otros poesías - ЭЛЕГИЯ КАМАГУЭЮ и другие стихи

25.10.2012
Обсудите эту работу с друзьями!
Оригинал: ELEGÍA CAMAGÜEYANA y otros poesías, Nicolás Guillén
Перевод с испанского: Елена Багдаева
Николас Гильен

ЭЛЕГИЯ КАМАГУЭЮ*

Вот я вновь посетил
эту местность любви, полуостров заводов,
парадиз мастерских и аркадию фабрик,
рай речный пароходов,
я опять прошептал:
вот я снова в младенческих ларах.
Вот я вновь пробежал Малой Охтой сквозь тысячу арок.
........................................................
Добрый день. Ну и встреча у нас.
До чего ты бесплотна...
Иосиф Бродский. "От окраины к центру"
(Эпиграф взят переводчиком)

О, Камагуэй, о, кроткая
местность пастухов и сомбреро!
В горле ком – но кричит мне ночь с ее тайной,
в горле ком – но приказывает говорить мне
профиль отца – неотступная память,
в горле ком – но зовет меня
глухой его голос и рыдание ветра.

О, Камагуэй, о кладбище пресвятое –
о, погост пресвятой, пресвятой! – Целую
камни твои вековые, твой лоб почерневший.
Топчу башмаками блудного сына –
странника, что ушел, но вернулся –
грудь твою
в величавом покое.
Вижу себя – вот я, как вор, убегаю. Ищу
в твоей фиолетовой утренней дымке
переулок один – и иду по нему –
по лабиринту детства,
среди сонма церквей,
средь мачете крестьян,
по площадям, по крови, по крикам
ушедшего времени.
Это – сон.
О, мой город.

Голос струны несмелой
звучит надо мною, плача:

Гвоздика рассвета,
алый багрянец зари –
скоро солнце сожжет
твой красный венчик.
Гитара моя неустанная
(зеркало, куда гляжусь я
с той минуты, как тихо ушел
из города утром рано)
вспоминает ту, что мертва:
рвет мне душу, вздыхая.

Дальше иду. Мне навстречу –
лошади сонные,
торговцы сонные,
пьяницы сонные, плетущиеся домой:
падаю, плачу; натыкаюсь
на людей из ушедшего времени,
на людей где-то там, далеко –
что бродят, как тени,
ускользая из прошлых времен.
Это – сон.
О, мой город.

Если б мог я
поверить гитаре-другу
свою боль простую, то спел бы:

Вот снова я здесь, о земля моя! –
на каменной кладке твоих мостовых,
где с ватагой мальчишек гонялся ребенком.
Лишь вспомню –
и будто кинжалом в ребра –
хоть умирай.
И пусть успел я вернуться –
всё мне чудится – я в кинозале:
смотрю, как прошла моя жизнь!

Твержу имена – уже бесприютные, сирые,
как голые кости доисторических предков
под небом открытым.
(Моя предыстория: только-только – вчера,
сегодня – всё еще – и, может быть, завтра.)

Где сейчас Ньико Лопес – аптекарь
и друг? Где, к примеру,
Эстебан Корес, муниципальный
чиновник, с круглым красным лицом
и хриплым ласковым голосом?
А куда девалась моя маленькая бабуля,
без устали ходившая по дорогам –
маленькая моя бабуля –
низенькая Пепилья моя –
со своим придушенным сиплым голосом
и раковой лечебной косынкой на шее –
бабуля моя маленькая?
A полицейский Каанмань,
со строгими зелеными глазами
и двумя зубами во рту?
И где сейчас Самора – тот негр-полицейский,
громада телом, добряк душой –
с его улыбкой?
("Самора! – вон идет Самора!" –
вопль ужаса средь детских моих игр,
гроза былых забав).
А мой приятель Агустин Пуэйо,
что рассуждал об Аристотелe
на вечерах, где вспоминали о Масео?**
Вдруг память выдает мне:
Серафин Толедо! –
огромный его нос я вижу,
слышу его хохот
и вижу ножницы его портновские.
От Томаса Велеса
осталась мне
(Томаса Велеса, моего учителя)
классная доска с логарифмами
да темный рой наших пчел-математиков
в Переулке Смеха.
Апелес Пла меня поджидает –
художник-мазила из ветра и пыли –
Добрый мой Враг –
сущий дьявол, что мне преподал
первую женщину и первый глоток.
A пространная та газета,
где сеньор Бьелса разливался
реками передовиц? Где та повозка
с её "динь-дан", "динь-дан" –
та старая "динь-дан"-повозка
дона Мигеля Рамиреса, доктора –
хилого слабого человечка,
у которого хватило сил
выдрать мне с корнем зуб? Встречаю
там – на развилке памяти,
пред наборной доской со свинцовыми буквами –
Просперо Каррераса, печатника,
вылитого монгола –
вспышку искр электрических,
мелькнувшую в тиши захолустной типографии
моего детства. Вон идет Кандидо Саласар,
разносивший газету из района в район,
мечтатель-либерал с гордым профилем
римского императора,
разносивший ее под небом со звездами
и летучими мышами,
а в последнюю ночь разносивший
розы из краски и крови,
нарезанные отцом моим для города.
Госпитальная улица – прохожу
вдоль морщинистой кожи твоей из глины,
искусанной ветром.
Не забыл – я не в силах забыть:
улица Сан-Игнасио,
широкий балкон невесомый,
парящий над простым неказистым домиком –
там любил мечтать дон Систо – адвокат и мой крёстный.
Разыщи-ка мне, улица Сан-Мигель,
снова ту парту в читальном зале,
истерзанную перечинными ножами,
и ту аудиторию с ее радостным гомоном –
будто гигантский тонко-гудящий улей –
и раскатистый голос с нотой металла
Луиса Мануэля де Варона.

Пешком иду сюда – и здесь остаюсь я –
тут, с моим городом.
Иду с моими воспоминаниями,
с ранами моими и стихами.

Мать моя стоит у окна
нашего дома; вот подхожу –
это она –
та, что вся была – плач и мольба
в то утро, когда я ее покинул.
С белой шапки ее волос
наш хлопок берет пример.
А от глаз ее – как у нежной голубки –
сердце мое, вновь забившись,
берет свой свет.

Пешком иду сюда – и погружаюсь в эту пучину,
Пешком иду – и бросаюсь, распластанный, в эту траву.
Иду веселиться сюда– на эту самую площадь,
Петь иду сюда– прямо под этими облаками –
вместе с юными трепетными гитарами
с их бедрами полуоткрытыми.
Народ, торопящийся по своим делам –
голоса, гортани, ногти улиц –
чистые души повседневной жизни,
не герои – нет: лишь фон истории –
знайте же: я с вами говорю – я вижу вас во сне,
знайте: я ищу вас посредине этой ночи –
среди этой самой ночи,
знайте: я ищу вас среди этой ночи –
среди полного молчания:
ищу в ночи – и в надежде.

____________________________________________________________
* Камагуэй - кубинская провинция и одноименный город - столица этой провинции. В г. Камагуэе в 1898 г. родился Николас Гильен, знаменитый кубинский поэт; он был мулатом, род его по отцовской линии восходил к испанским конкистадорам. Отец Гильена держал типографию либерального направления, издавал газету "Libertad" ("Свобода") и был расстрелян правительственными войсками, когда Гильену не было еще пятнадцати. Гильен много ездил по миру, а в период правления Батисты ему был закрыт доступ на Кубу, на которую он смог вернуться только после революции, возглавленной Фиделем Кастро.
** Масео - генерал-партизан, герой освободительной войны кубинцев против испанского владычества (родился в 1848 г.).


БОЛЬНАЯ СЕЛЬВА

Сельва заболела:
Местами кожа изрезана на квадраты,
высохла и затвердела.
Проказа, может быть – или сифилис?
Нет, не похоже.
Судя по виду –
и по другим таким же случаям –
сельва рожает город.



И ЧТО Ж ТЕПЕРЬ ДЕЛАТЬ?

Был лишь один выстрел, не более,
но мне оторвало ухо.
Куртка окрасилась струйкою теплой крови.
И что ж теперь делать?
Ладно. Похоже, есть еще один раненый.
Стало быть, в донесении будет сказано:
"С нашей стороны лишь двое раненых. Убитых нет..."

Как это "нет!" А мое ухо?



ПРОБЛЕМЫ отсталости

Месье Дюпон зовет тебя малокультурным –
ибо ты понятия не имеешь, который из внуков
был самым любимым у Виктора Гюго.

Герр Мюллер заходится от крика –
поскольку ты не в курсе, какого именно числа
умер Бисмарк.

Твой друг, м-р Смит,
англичанин или янки – всё равно –
выпрыгивает из себя, когда ты пишешь слово "шелл".
(Похоже, ты хочешь отделаться от одной "эл" –
да еще вдобавок произносишь "чел").


Ну, хорошо – и что с того?
Когда тебя это достанет,
вели им произнести "какарахикара"* –
и пусть ответят, где находится Аконк?гуа**,
и кто такой был Сукре***,
и в каком месте нашей планеты
умер Марти****.

И пусть окажут любезность:
скажут всё это тебе на испанском.

_____________________________________________
*Какарахикара – знаменитое место на Кубе, где произошел важнейший бой кубинского генерала Масео с испанскими войсками во время войны за независимость Кубы от Испании.
**Аконкагуа – знаменитый вулкан в Аргентине, на границе с Чили.
***Сукре – прославленный герой войны за независимость Латинской Америки, сподвижник Симона Боливара, "Освободителя", возглавившего борьбу за независимость испанских колоний.
****Хосе Марти – "Апостол Независимости"; национальный герой Кубы, знаменитый поэт, писатель и публицист, лидер освободительного движения Кубы за независимость от Испании ("визитная карточка" Кубы). Погиб на Кубе в бою с испанскими войсками в местечке Дос Риос.
Елена Багдаева
ELEGÍA CAMAGÜEYANA y otros poesías
Nicolás Guillén


ELEGÍA CAMAGÜEYANA

¡Oh Camagüey, oh suave
comarca de pastores y sombreros!
No puedo hablar, pero me gritan
la noche, este misterio;
no puedo hablar, pero me obligan
el perfil de mi padre, su índice de recuerdo;
no puedo hablar, pero me llaman
su detenida voz y el sollozo del viento.

¡Oh Camagüey, oh santo
camposanto, santo, santo! Beso
tu piedra secular, tu frente ennegrecida;
piso con mis zapatos de retorno,
con mis pies de ida y vuelta,
el gran reposo de tu pecho.
Me veo partir como un jinete. Busco
en tu violada niebla matinal
una calle y la sigo
por entre el laberinto de mi infancia,
por entre las iglesias torrenciales,
por entre los machetes campesinos,
por entre plazas, sangres, gritos
de otro tiempo.
Es un sueño.
Oh, mi pueblo.

La voz de una guitarra suspendida
suena, llora en el aire:

Clavel de la madrugada,
el de celeste arrebol,
ya quema el fuego del sol
tu gran corola pintada.
Mi bandurria desvelada,
espejo en que yo me miro,
desde el humilde retiro
de la ciudad que despierta,
al recordar a mi muerta,
se me rompe en un suspiro.

Andando voy. Encuentro
caballos soñolientos
y vendedores soñolientos
y borrachos de vuelta, soñolientos:
caigo, lloro; tropiezo
con gentes de otro tiempo,
con gentes de allá lejos,
que ruedan, se deslizan
de otro tiempo.
Es un sueño.
Oh, mi pueblo.

Si yo pudiera
confiar a una guitarra compañera
mi pena simple, cantaría:

Aquí estoy ¡oh tierra mía!
en tus calles empedradas,
donde de niño, en bandadas
con otros niños, corría.
¡Puñal de melancolía
este que me va a matar,
pues si alcancé a regresar,
me siento, desde que vine,
como en la sala de un cine,
viendo mi vida pasar!

Repito nombres ya desabrigados,
a la intemperie; nombres como huesos
de antepasados prehistóricos.
(Mi prehistoria: ayer apenas,
hoy mismo todavía y mañana tal vez.)
¿Dónde está Ñico López, farmacéutico
y amigo? ¿Dónde está, por ejemplo,
Esteban Cores, empleado
municipal, redonda cara roja
con su voz suave y ronca?
¿A dónde fue mi abuela pequeñita,
caminadora pequeñita,
Pepilla pequeñita,
con su voz asfixiada y su pañuelo
de cáncer ya en el cuello,
mi abuela pequeñita?
¿Y el policía Caanmañ, con altos ojos verdes
y boca de dos dientes?
¿Y dónde está Zamora, el policía
negro, corpachón de gigante,
sonrisa de hombre bueno?
(¡Zamora, que allá viene Zamora!
Era el grito de espanto
sobre mis juegos, terror de mis esparcimientos.)
¿Y mi compadre Agustín Pueyo,
que hablaba de Aristóteles
en las tertulias de «Maceo»?
De repente me acuerdo
de Serafín Toledo,
su gran nariz, su carcajada,
sus tijeras de sastre,
lo veo.
De Tomás Vélez tengo
(de Tomás Vélez, mi maestro)
el pizarrón con logaritmos
y un colmenar oscuro de abejas matemáticas
en el Callejón de la Risa.
Apeles Pía me espera,
pintor municipal de viento y polvo,
el Enemigo Bueno,
diablo mayor, que me enseñó
la primera mujer y el primer trago.
¿Y aquel ancho periódico
donde el señor Bielsa desataba
ríos editoriales? ¿Dónde está el coche,
con su tin-tán, tin-tán,
con su tin-tán el coche
de don Miguel Ramírez, médico
quebradizo y panal que tuvo fuerzas
para arrancarme de raíz? Encuentro
en un recodo del recuerdo,
frente a un muro de plomos alfabetos,
a Próspero Carreras, el tipógrafo
casi mongol, breve chispazo eléctrico
allá en la suave imprenta provinciana
de mi niñez. Ahí pasa
Cándido Salazar, que repartía
de barrio en barrio y sueño liberal,
repartía
con su perfil de emperador romano,
repartía
bajo un cielo de estrellas y murciélagos,
en la noche reciente repartía
rosas de tinta y sangre
cortadas por mi padre para el pueblo.
Calle del Hospital, recorro
tu antigua piel de barro mordida por el viento.
No olvidé, no he olvidado,
calle de San Ignacio,
el gran balcón aéreo
de la terrestre casa donde soñó don Sixto,
que fue abogado y mi padrino.
Búscame, calle de San Miguel, de nuevo
aquel pupitre publico
lleno de cicatrices cortaplumas
y el aula pajarera, fino trueno
colmenar y la ancha voz metálica
de Luis Manuel de Varona.

Vengo de andar y aquí me quedo,
con mi pueblo.
Vengo con mis recuerdos,
vengo con mis heridas y mis versos.

Mi madre está en la ventana
de mi casa cuando llego;
ella, que fue llanto y ruego,
cuando partí una mañana.
De su cabellera cana
toma ejemplo el algodón,
y de sus ojos, que son
ojos de suave paloma,
latiendo de nuevo, toma
nueva luz mi corazón.

Vengo de andar y aquí me hundo, en esta espuma.
Vengo de andar y aquí me tiendo, en esta hierba.
Aquí vengo a jugar, en esta plaza.
Aquí vengo a cantar, bajo estas nubes,
junto a verdes guitarras temblorosas,
de muslos entreabiertos.
Gente de urgencia diaria,
voces, gargantas, uñas
de la calle, límpidas almas cotidianas,
héroes no, fondo de historia,
sabed que os hablo y sueño,
sabed que os busco en medio de la noche,
en medio de la noche,
sabed que os busco en medio de la noche,
la noche, este silencio,
en medio de la noche y la esperanza.



EL BOSQUE ENFERMO

El bosque se ha enfermado.
Hay sitios donde está
la piel cuarteada, seca, dura.
¿Lepra tal vez, o sífilis?
No; parece que no.
A lo que se ve y se sabe de otros casos,
le está naciendo una ciudad.


¿Y AHORA?

Fue un balazo no más,
pero me desprendió una oreja.
La guerrera
enrojeció con la tibieza
de la sangre.
¿Y ahora?
Bueno. Parece que hay otro
herido también. De modo pues que el parte
dirá: «Por nuestra parte
dos heridos apenas. Total, nada...»

¡Cómo nada, señor! Pero ¿y mi oreja?



PROBLEMAS DEL SUBDESARROLLO

Monsieur Dupont te llama inculto,
porque ignoras cuál era el nieto
preferido de Víctor Hugo.

Her Müller se ha puesto a gritar,
porque no sabes el día
(exacto) que murió Bismarck.

Tu amigo Mr. Smith,
inglés o yanqui, yo no lo sé,
se subleva cuando escribes s h e l l.
(Parece que ahorras una ele,
y que además pronuncias c h e l.)


Bueno ¿y qué?
Cuando te toque a ti,
mándales decir cacarajícara,
y que dónde está el Aconcagua,
y que quién era Sucre,
y que en qué lugar de este planeta
murió Martí.

Un favor:
que te hablen siempre en español.
Вернуться к началу перевода
Обсудите эту работу с друзьями!
 
  При использовании авторских материалов указание автора
и ссылка на страницу конкурсной работы обязательны
Ваши голоса
Блестяще! 5 голосов
 
30 баллов за голос
Что-то в этом есть 1 голос
 
20 баллов за голос
Не впечатлило 0 голосов
 
10 баллов за голос
Разочаровало 0 голосов
 
5 баллов за голос
Статистика     *данные на 08:00 (Москва, GMT+3)
Место в рейтинге Поэзия: 202
Средняя оценка: 28.33
Итоговая оценка: 21.25
Общее число оценок: 6
Число комментариев: 28
Число посещений страницы:
< Предыдущий перевод Следующий перевод >
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>
Комментарии:    28
Андрей Москотельников
Андрей Москотельников говорит:
0
29.10.2012 20:53   #
НЕ шутя скажу: Вам такое удаётся!
Андрей Москотельников
Андрей Москотельников говорит:
0
29.10.2012 20:58   #
"ПРоблемы отсталости" - удивительно! и что ТАК пишут, и что ТАК переводят. Странно, даже меня цепляет. Я не ожидал - или не начитан в подобном?

Господа - все, кто меня знает, - рекомендую!
Елена Багдаева
Елена Багдаева говорит:
0
30.10.2012 05:31   #
Андрей - вот спасибо-то, что прочли! - и спасибо за оценку (правда, мне ТОЛЬКО ТАКОЕ и удается - вот как ВАМ-то удается - и все в рифму - я зачла про Вашего "клопа", то бишь вошь - блеск. Один там товарищ вам чё-то там попенял за кол-во строк - он, наверно, крупный математик со своим личным подходом.

А Гильена я и сама не очень-то много читала - так, листала, и всё. Но этот стишок меня жутко захватил (я сейчас имею в виду про Камагуэй)- потому что так перекликается начало с Бродским - а я его оч. люблю, хоть понимаю процентов лишь на 70. То, что вас цепляет -для меня высокая оценка, но процентов 90 за это отдаю автору (кот., как ни странно, был даже коммунистом). Буду стараться и дальше. - Вот еще успеть бы выложить Мою Матушку (Гусыню) - все дела мешают - But I'll do it - всенепременно - потому что кто знает, чё там будет дальше.
А у меня как раз только в ней рифмы кой-какие и получаюцца.

Андрей, желаю нам с Вами (или Вам с нами)разделить первые-вторые места и унести по домам трофеи - хотя эл. книга у меня уже есть, а маршрутизатор мне не нужен. Так что остаецца надеяться на планшетник (шутка). Успехов Вам желаю - и тоже рекомендовала бы Вас, только знакомых у меня на Конкурсе - только Вы один и есть. Спасибо Вам за поддержку.
Андрей Москотельников
Андрей Москотельников говорит:
+1
30.10.2012 08:57   #
Мы не попадём даже в самый длинный список. Впрочем, насчёт Вас не уверен...
Елена Багдаева
Елена Багдаева говорит:
0
30.10.2012 19:52   #
А не попадем - так хоть разогреемся - как в том анекдоте про петуха - помните? Петух за курицами гонял-гонялся в курятнике (старый был, наверное), ему говорят: чё ты всё за ними носишься - всё равно не поймаешь. На что он резонно ответил: не поймаю - так хоть разогреюсь.
levis_stipula
levis_stipula говорит:
0
29.11.2012 23:44   #
Елена, понравились те стихи, что короче (БОЛЬНАЯ СЕЛЬВА и т.д.). Это у него попытка не быть тривиальным. Последнее - выражение эмоций типа "ну да, я, по-вашему, из страны третьего мира, но ща вам будет тут всем".

Я им ставлю "блестяще". Вы, похоже, сочувствуете этим страданиям автора.
Елена Багдаева
Елена Багдаева говорит:
0
02.12.2012 02:22   #
Левис, спасибо за оценку и за "прочтение"!
Только я не думаю, что у Гильена это какая-то попытка кем-то там не быть или быть: он уже давным давно состоялся во всех отношениях и давно уже умер, и, просто по определению, как грится, вполне (и уже давно) не тривиален ВОВСЕ! Весьме НЕ тривиален. Обижаете классика.

Страны третьего мира здесь совсем не при чем - это уж из другой оперы. Гильену просто уже нечего никому "доказывать" - он уже всё "доказал" - да и не доказывал никому никогда. Прочтите у меня, если не лень, его же (короткие) Дождь и Иногда.

Вы меня очень рассмешили этими "странами третьего мира": да из этих стран, говоря обобщенно, вся самая лучшая мировая поэзия вышла, особенно 20-го в. Развивайтесь, Левис - тогда будете всегда "на уровне".
И желаю Вам творческих успехов, конечно.

ЗЫ. А насчет страданий автора - да наши с Вами страдания - европейцев и американцев, имею в виду -покруче будут его-то страданий: от наших-то "сельв" практически уже давно ничё не осталось (не считая нашей тайги), а у них там, у третьих-то - очень даже всё неплохо еще пока "колосится".
Вадим Исаев
Вадим Исаев говорит:
0
02.12.2012 11:59   #
Елена,
> и в каком месте нашей планеты
> умер Марти

А ещё я знаю, где умер Фарабундо Марти - в Сальвадоре. :)

Больше всего понравилось про ухо... Напоминает разные случаи жизни в СССР...
Елена Багдаева
Елена Багдаева говорит:
0
03.12.2012 01:24   #
Вадим - просветите: кто таков Фарабундо Марти (раз уж он носит столь знаменитую фамилию!) - Вопче я чё-то такое с этим "звуком" уже слышала.

А насчет уха - может, Вы имеете в виду военные учения - или просто войны?

И как у Вас продвигаются дела с зарифмовкой моего Кондора (в 2-х варьянтах - индейский и с Пласидо Доминго?) А то у меня уже народ справшивает, где б найти такого певца, шоб энто спел. Я уже выложила подкорректированные слегка тексты, да еще, помимо этого, попросила Анастасию (она - наш менеджер) еще одну строчечку там заменить. Ноты-то у Вас есть - или Вы - на слух? А зачем надо обязательно зарифмовывать (оригиналы-то без рифм)? Может, прям так и споете (немного "подделав" под муз. размер?). Гонорар - пополам!
Вадим Исаев
Вадим Исаев говорит:
0
03.12.2012 06:41   #
Елена,
Про Фарабундо Марти Вы должны были слышать в 70-ых...80-ых годах, в связи с делами в Сальвадоре. Там главная (террористическая) партия, которая борется за народное счастье - это народный фронт имени Фарабундо Марти (Родригеса). Фарабундо - это пламенный революционер, который задумал и организовал самое первое народное восстание в Сальвадоре. Причём сделал это так гениально, что когда его и ещё двух главных революционеров арестовали буквально накануне восстания, восстание всё равно началось и стоило правительству Сальвадора очень дорого. Однако и самим восставшим это тоже обошлось дорого. Сальвадор - страна не очень населённая и 20 000 жертв - это очень много.

> или просто войны?
Просто войн не бывает. Даже если они и маленькие. Не докажешь ты матери убитого солдата, что это было во имя и так далее, и, вобшем, ничего страшного. Сам с этим столкнулся.

> И как у Вас продвигаются дела с зарифмовкой моего Кондора
Пока никак. Я пытался рифмовать тот вариант, который поёт Доминго, там хорошо текст связан с музыкой и он зарифмован. Впрочем, для русского языка, как оказалось, это не имеет большого значения. :) Так и не могу адекватно зарифмовать текст на русском. Даже пшеничные поля заменил на поля ржи ( :) ), всё равно никуда не годиться. :)

> Ноты-то у Вас есть - или Вы - на слух?
Вы обо мне слишком хорошего мнения. :) Хотя ноты я знаю, но с листа не читаю. :) Так что работаю только на слух.

Можно попробовать и нерифмованный текст спеть, надо только потренироваться. :)
Елена Багдаева
Елена Багдаева говорит:
0
03.12.2012 15:43   #
Вадим - про Фарабундо Марти - благодаря Вам - чего-то такое припоминаю. Очень жалко Правительство Сальвадора - наверное, оно сильно потратилось (шутка). 20 000 жертв тоже впечатляют. Но Хосе Марти - "Апостол Революции" и "Лицо Кубы" - не был столь кровожаден и участвовал не в гражданской войне, а исключительно в национально-освободительную (против Испании) - и притом писал потрясающие любовные произведения и детские сказки, да еще вдобавок и переводчиком был.

Насчет Кондора: я и не попыталась зарифмовать текст, кот. поет Пласидо. Может, можно зарифмованный перевод где-нить в Инете найти? А сейчас подумала - не попытаться ль мне самой его зарифмовать? Если чё-нить выйдет - сообщу Вам. Только боюсь, если и получится - на музыку вряд ли ляжет: хоть песню эту слышала, со словами и просто как мызыку - медведь то мне на ухо все равно наступил.

ЗЫ. Да, кстати: у меня ведь есть выложенное здесь же СОЛО ДЛЯ ГИТАРЫ, зарифмованное, Гильена. Может. Вы под него сочините и или где-нить сыщете какую-нибудь музычку (в смысле, музыку) - мне кажется, текст лёг бы на гитару. А после - как "грится": "Два раза - по двести, и потом споём!"

levis_stipula
levis_stipula говорит:
0
03.12.2012 23:59   #
Левис, спасибо за оценку и за "прочтение"!

- Ошиблись. Levis – прилагательное.

Только я не думаю, что у Гильена это какая-то попытка кем-то там не быть или быть: он уже давным-давно состоялся во всех отношениях и давно уже умер, и, просто по определению, как грится, вполне (и уже давно) не тривиален ВОВСЕ! Весьме НЕ тривиален. Обижаете классика.

- Одна из целей этих стихов – оригинальность: отойти от типичной картины природы и картинности вообще. Это очевидно. Кстати, он это делает типичными средствами.

Оттого, что классик Маяковский умер, он, что, при жизни жёлтую кофту сестры не надевал? Или он после смерти перестал быть новатором? Или новатор не может быть классиком? В чём обида-то?

Страны третьего мира здесь совсем не при чем - это уж из другой оперы.

- Т.е. «страны третьего мира здесь совсем не причем»?

Гильену просто уже нечего никому "доказывать" - он уже всё "доказал" - да и не доказывал никому никогда.

- ЗДЕСЬ ЛГ (как мы знаем из школьных учебников, не равный Гильену) ведёт себя как человек, агрессивно защищающий свою культуру.

Прочтите у меня, если не лень, его же (короткие) Дождь и Иногда.

- А там, Елена, другие ЛГ. Их ведь можно менять. Но то, что Гильена привлекла тема «недоразвитости», о многом говорит. В Америке такого не пишут. Повода нет.

Вы меня очень рассмешили этими "странами третьего мира"…

- Я? Елена, по мнению описанных ТУТ выходцев из ЗАПАДНОЙ Европы – спесивцев, которых ставит на место ЛГ, – Испания (+ Греция и в чуть меньшей степени Италия), недоразвитые страны. ЛГ вопиет об этом! Это и по сей день так.

…да из этих стран, говоря обобщенно, вся самая лучшая мировая поэзия вышла, особенно 20-го в.

- Я тут с какого бока? Это Западная Европа, щёлкающая пальцами персоналу, стихов не читает. И вообще ничего про Испанию не знает, но недоразвитым считает ЛР. Что его и уязвляет.

Развивайтесь, Левис - тогда будете всегда "на уровне".

- Не смешно. Одним Суаресом забодаю.

И желаю Вам творческих успехов, конечно.

- Зря. Станете литературным персонажем за это. Смешным.

ЗЫ. А насчет страданий автора - да наши с Вами страдания - европейцев и американцев…

- Какой я Вам, чёрт возьми, европеец? Я без сбора бумажек, ожидания визы и туристической переплаты не могу покинуть РФ. Даже временно. А стихотворение – несдержанное. Смеяться над собой он не умеет.

Спорить не буду. Но на менторство отвечу. Не ангел!

И ещё: В ЛАРАХ (быть) нельзя. Лары - боги домашнего очага. Вы, похоже, о пенатах? Или переделайте строку с ларами. Тому, где таких косяков нет, оценка поставлена.

Звиняйте, ежели чаво!
Галина
Галина говорит:
0
04.12.2012 00:24   #
А вот и не подеретесь, - между нами, девочками: переделать строку с ларами уже не получится, хоть и жаль, ведь почти 17 лет, как Иосифа Александровича нет с нами...
levis_stipula
levis_stipula говорит:
0
04.12.2012 00:34   #
я опять прошептал:
вновь я вижу младенческие лары.

***

вновь я здесь, вот младенческие лары.

Это на вскидку. Вариантов масса. Можно и размер сохранить. Но я в таких случаях смотрю всё. Просто меня заинтересовала дальнейшая судьба именно этих удачных маленьких переводов (они внизу). Современно как-то звучат.

Доброй ночи. Кто ж с дамами дерётся?
Галина
Галина говорит:
0
04.12.2012 01:03   #
С духами разговариваете? Дух автора этих строк Вам ответил бы что-нибудь подобное, вероятно:

"Помнишь, Постум, у наместника сестрица?
Худощавая, но с полными ногами.
Ты с ней спал еще... Недавно стала жрица.
Жрица, Постум, и общается с богами".
Елена Багдаева
Елена Багдаева говорит:
0
04.12.2012 02:55   #
Галиночка, Вы - прелесть! Как вы гениально ответили этому латинянину-новогреку! Я ему сейчас тоже попытаюсь сказать пару слов - но боюсь, так хорошо (и коротко!), как у Вас - у меня не выйдет. Спасибо Вам за эффектный и эффективный отпор от меня и от Бродского (последний бы ответил ему "как следовает быть" - как он умел это блестяще делать. Латинянин бы сразу "стух")!
levis_stipula
levis_stipula говорит:
0
04.12.2012 03:01   #
Доброй ночи, Галина!

Бродского я не люблю. Прочитано и забыто.

Эпиграф оформлен здесь так, что похож на часть перевода.

Ляп Бродского не перестаёт быть ляпом.

Когда я вижу такие ляпы, то говорю в воздух, т.е. с собой.

Шутите Вы не смешно.

На чужой страничке флудить я не буду.

К тому же здесь я последний раз. Обстоятельства меняются...

Сейчас я работаю, поэтому и отвечаю Вам.

Ну, всё, пожалуй.
levis_stipula
levis_stipula говорит:
0
04.12.2012 03:13   #
Елена, пару слов Вы мне уже сказали, переврав мой коммент.

Прощаемся с Вами.

Ответить человеку на передёргивание - одно, а вот трёп устраивать желания нет.

В любом случае удачи Вам.
Елена Багдаева
Елена Багдаева говорит:
0
04.12.2012 06:21   #
levis_stipula! - т.е. Латинянин! А я уже с Вами попрощалась - на Вашей страничке (и не с одной парой слов). Передёргивание же - это, как правило - ответ на аналогичное предыдущее передергивание первого собеседника.
А Гильену я и правда очень сочувствую - его страданиям. Имею в виду его страдания не из-за Ваших на него нападок как на типичного представителя третьего мира, а страдания из-за того, что его на Родину очень долго не пускали.
Вас же я великодушно прощаю - поскольку Вы поставили мне "блестяще"!

И Вам тоже удачи!
Gula
Gula говорит:
0
14.12.2012 06:50   #
Поставила Блестяще! и тут же примазалась к славе (ну совсем немножко, нам тут уже спать пора :-) )

в горле ком – но приказывает говорить мне / в горле ком, но велят говорить мне

профиль отца – неотступная память / профиль отца и о нем неотступная память

в горле ком – но зовет меня / в горле ком, но зовут меня

глухой его голос и рыдание ветра / глухой голос его и рыдание ветра

ЗЫ: А мы на Кубу летим через неделю. В Тринидад.
Елена Багдаева
Елена Багдаева говорит:
0
17.12.2012 02:13   #
Гула - спасибо большое за оценку и отклик!

Теперь - "оправдываюсь!":

"в горле ком – но приказывает говорить мне / в горле ком, но велят говорить мне"

Сначала так и хотела написать, но показалось, что это было бы недостаточно "сильно" сказано. А у Гильена, очень часто, всё - очень остро и сильно - особенно в этом стихе.

"профиль отца – неотступная память / профиль отца и о нем неотступная память"

То, как Вы предлагаете - получилось бы малость длинновато и рыхловато. В оригинале стоит дословно: профиль отца, его "знак памяти" (о себе).
Хотела сначала добавить "о нём" - но тогда строка бы "поехала", "разъехалась" бы и "размылась", что было бы еще хуже в смысле "эмоций". А я стремилась сохранить настрой оригинала.

"в горле ком – но зовет меня / в горле ком, но зовут меня"

В оригинале, как Вы, может быть, и заметили, как раз и стоит глагол во множ. числе. НО! - если б я поставила "зовут", то опять бы всё "размылось", и потерялись бы "ясность и четкость", что ли. По русски как-то, мне кажется, если кто-то кого-то зовет, то - один зовет другого, а не "хором" двое зовут одного, тем более, что это "разные" субстанции, всё же: "голос человека" и "голос ветра" - хоть в оригинале они вполне себе совмещаются. Я "мыслила" "рыдание ветра" - как "приложение" к голосу человека, а не самостоятельное "нечто". потому и поставила в ед. числе, "обратив" глагол к главному действующему лицу - голосу человека. Даже можно было бы, в принципе, перед "и рыдание ветра" поставить тире - как некий "отделитель". Ветер, типа, ему, голосу человека, грубо говоря, всего лишь "подвывает".

"глухой его голос и рыдание ветра / глухой голос его и рыдание ветра"

Если б так, то тогда бы после ветра согласные бы столкнулись меж собой: г-л-х-г, что не есть хорошо: аллитерация плохая (не помню, как это по-научному называется) - а для стиха это - чуть ли не самое важное. Стараюсь по мере сил за этим следить - хоть за всем и не уследишь.

И желаю Вам приятной поездки - передавайте от меня привет родине Гильена!












gula
gula говорит:
0
17.12.2012 05:51   #
Передам :-) Только там в сомбреро уже никто не ходит... Все больше в кепках китайского производства.
Елена Багдаева
Елена Багдаева говорит:
0
20.12.2012 18:12   #
Да, Гуля: значит, кубинцы поглупели малость - а все из-за слишком длительного "правления страной" одним человеком...
Gula
Gula говорит:
0
20.12.2012 18:24   #
Ну почему поглупели, мода просто меняется. В сомбреро и в Мексике мало кто ходит, разве что мариачи во время представления. А кубинцы совсем не глупый народ. Они очень "многослойные", как и мы. Я очень надеюсь, что у них получится сохранить хорошее и избавиться от ненужных трудностей. В ближайшее время, причем. Потому как перемены подкрадываются.
Елена Багдаева
Елена Багдаева говорит:
0
21.12.2012 04:47   #
Да, Гуля - пожелайте им там от меня всяческих успехов в борьбе с трудностями. И пусть их носят кепки, раз им так больше нравится - беру свои слова насчет сомбреро обратно!
chenlili
chenlili говорит:
0
05.01.2018 10:53   #

chenlili20180105
Посетитель
Посетитель говорит:
0
20.01.2018 05:00   #
20180120lck
20180120lck
Gast
Gast говорит:
0
28.03.2018 09:40   #
20180328lck
20180328lck
Подписаться на новые комментарии к этой работе
Добавить комментарий
Ваше имя Обязательное поле
Ваш email Обязательное поле    Ваш email не будет опубликован
Комментарий:
Защитный код
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>

 

 

Статистика конкурса

всего (сегодня)
Пользователи: 190 (0)
Переводы: 0 (0)
Комментарии: 68426 (114)
Иллюстрации: 0 (0)

Последние события

eemperafa: <strong><a href="/">swiss replika klockor aaa +</a></strong><br> <strong><a href="/">schweiziska replika klockor</a></strong><br>
eemperafa: <strong><a href="/">swiss replika klockor aaa +</a></strong><br> <strong><a href="/">schweiziska replika klockor</a></strong><br>
eemperafa: <strong><a href="/">montblanc pennor</a></strong><br> <strong><a href="/">montblanc pennor</a></strong><br> <a class="category-top" href="/">Montblanc Dokument
eemperafa: <strong><a href="/">swiss replika klockor aaa +</a></strong><br> <strong><a href="/">schweiziska replika klockor</a></strong><br>
eemperafa: <strong><a href="/">Roger Vivier Shoes Sale</a></strong> <br> <strong><a href="/">Cheap Roger Vivier
eemperafa: <a href="/">Tag Heuer damklocka</a> <strong><a href="/">Shop TAG Heuer klockor</a></strong><br> <strong><a
eemperafa: <strong><a href="/">pennor</a></strong><br> <strong><a href="/">Mont Blanc pennor</a></strong><br> <a href="/">montblanc pen</a> <a
eemperafa: <strong><a href="/">swiss replika klockor aaa +</a></strong><br> <strong><a href="/">schweiziska replika klockor</a></strong><br>
eemperafa: <strong><a href="/">swiss replika klockor aaa +</a></strong><br> <strong><a href="/">schweiziska replika klockor</a></strong><br>
eemperafa: <strong><a href="/">swiss replika klockor aaa +</a></strong><br> <strong><a href="/">schweiziska replika klockor</a></strong><br>
Все события

Партнеры конкурса