Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь в конкурсе


Авторизация

Регистрация

Войти через loginza
Ваше имя
Ваш email
Пароль
Повторите пароль
Защитный код

CТОЛІТТЯ ЯКОВА - Столетие Якова

21.10.2012
Обсудите эту работу с друзьями!
Оригинал: CТОЛІТТЯ ЯКОВА, Володимир Лис
Перевод с украинского: Константин Кучер
Беда в их село нагрянула нежданно, когда все вокруг - бойня, поджоги, нападения – уже, казалось бы, стало стихать: где-то на пятый день после Покрова. За неделю до этого поляки напали на Полапы, можно сказать, соседнее село. Сожгли там церковь, а в ней - чуть ли не полсотни людей. После, видимо, опьянев от успеха, двинули на Загоряны. Но лесной дорогой встретился им загорянец, старый Федько Бутмерец (потому что родом был из Бутмера, села у Припяти, в примы пристал), так они окружили его, стали расспрашивать, как там, в Загорянах, все спокойно? А Федько смекнул, что беда к их селу идет - с оружием, теми же вилами и топорами в руках! С глазами, ненавистью выеденными. И сказал, так, мол, и так (к тому же по-польски), в том чертовом селе целая сотня "бульбашей" стоит. Вчера только пришли и на постой стали.
- Бульбаши? Банда УПА?
- А то, Гупа, - заливал Федько. – Сотня Крука.
Налетчики тревожно переглянулись, дали деду пару подзатыльников: не брешет ли старый пенек? Но, посовещавшись, повернули назад. И старика отпустили, как ни странно.
Когда напуганный Федор рассказал об этом в селе, люди решили, что к ним теперь не сунутся.
Сунулись. Прошли сквозь утренний осенний туман бесшумными призраками. И вышли из него прямо во дворах, у хат. Зашли в хаты. Скорее всего, имели четкую информацию - из какой семьи кто в УПА, кто на польские села ходил с оружием.
Зашли и до Мехов. Двое с ружьями в руках - младший и старший. Приказали идти на собрание к церкви. И тут в хату вошла Зося, которая как раз доила корову, но, услышав шум, бросила её. Она сразу поняла, что к чему.
- День добрый. О, у нас гости? Да такие степенные и почтенные…
По-видимому, пришлые сразу по каким-то определенным признакам - осанке, лицу, произношению - признали свою в этой женщине без страха во взгляде. Своей крови и рода.
- Госпожа есть полька? - спросил старший.
- Не только есть, но была, есть и буду, - Зося еще больше выпрямилась. – Чтобы пан знал, - София Мялковская. Полячка, шляхтенка и католичка. С кем имею честь?
Не отвечая, ее спросили: кто она и откуда, как здесь очутилась? Зося ответила, что вышла замуж за жолнежа, улана Войска Польского, который уже защищал Речь Посполиту от ненавистных швабов. Поэтому и приехала сюда жить - на Восточные Кресы, извечную польскую землю, и этим очень гордится, потому что принесла сюда польской дух и ензык польский. А вот мой, проше вельможного пана, муж Якуб, капрал Войска Польского, который защищал Речь Посполиту, а это наши дочки - София, Генефа и Юлиана, а в колыбели спит, проше пана, дочка Ядвига.
Конечно, Зося рисковала, называя другие имена...
Но после ее слов старший, с выразительными мешками под глазами, приложил руку к военной фуражке:
- До видзеня, пани София. Щенсливего жиця...
Когда они вышли, Зося, вся окаменев, опустилась на скамью. Казалось, вот-вот заплачет, но она не заплакала. Только спросила:
- Что они говорили?
- Велели идти к церкви, - сказала Параска. - Там собирают людей. Видно, как в Полапах, жечь будут...
Зося поднялась, погладила по голове перепуганную Парасочку, потом Зосечку. И вышла из комнаты. Как оказалось, пошла в кладовую. Что-то там загремело.
- Что она делает? – испуганно спросила Параска.
- Откуда я знаю, - сказал Яков.
Зося вернулась, неся в руках свою давнюю блузку, в которой приехала сюда, юбку, куртку-полушубок, сапожки, шляпку. Хранились они незнамо для чего, потому что даже на большие праздники ничего из этого она не надевала. Разве что изредка, доставала и просушивала. После этого надевала, прохаживалась двором и опять прятала в старый чемодан.
- Что ты задумала? - подступил к ней Яков.
- Я пойду туда... К церкви...
- Зачем? Ты хочешь смерти?..
Услышав страшное слово, к маме с плачем кинулись старшие дочки, а за ними и Ульяночка.
- Не плачьте, маленькие, - Зося прижала дочек и повернулась к мужу и свекрови. - Я должна туда пойти. Слышите, должна! Я не хочу смерти. Но пойти должна. И не сдерживайте меня. Я все равно пойду. Может, повезет...
Не договорила. Но в ее глазах была та решимость и упорство, которые они уже хорошо знали.
- Тогда и я пойду, - сказал Яков.
- Мы вернемся, - пообещала Зося, когда выходили из ворот.
Параска плакала. Кричала в истерике Параска-младшая. Заливались слезами меньшие. Зося с закаменелым лицом вышла на улицу. В селе густо раздавались крики и плач. Несколько хат горело. Бахнул один выстрел, другой. До церкви от них было совсем недалеко.
"Куда я иду? - думал Яков, обреченно переставляя ноги. - Куда идет эта сумасшедшая женщина? Кто, случись что, присмотрит за нашими детьми?! Боженька ты мой...".
Однако, шел. Бок о бок с ним - Зося с накрепко сжатыми губами. Вытянувшаяся в струнку. Не похожая на себя.
Людей уже загнали в их старую деревянную церквушку. Двое молодых парней с ружьями обкладывали церковь соломой и сеном, возле лестницы стояла канистра, из открытых дверей храма, у которых стояли еще двое с автоматами, доносились плач, шум, выкрики.
К церкви как раз подвели небольшую группу людей, которые удивленно смотрели на выряженную панну, что подошла к мужчине с выправкой офицера, рядом с которым стоял и тот, с черными мешками под глазами, приходивший к Мехам.
Зося и сжимавший её руку Яков, подошли к мужчине с выправкой. Тот посмотрел на них с явным удивлением. Зося поздоровалась и сказала, что она, София Мялковская, усердная католичка, шляхтенка из древнего польского рода, известного еще со времен королей Пястов, наследница по прямой линии полковника Януша Мялковського, отмеченного, светлая ему память, королем Яном Казимиром за походы против запорожских смутьянов, правнучка Конрада Мялковского и дочка Бронислава Мялковського. Если пан... пан...
- Капитан Армии Крайовой Збигнев Куртовский, - представился-таки мужчина.
- Если пан капитан не верит, - сказала Зося. - То вот мой паспорт, а это - наша родовая грамота, выданная королем Яном Казимиром.
- Верим, пани, но...
Капитан взял паспорт и глянул-таки.
- Конрад Мялковський, Бронислав Мялковський, - он как будто что-то вспоминал.
- Да, пан капитан, вы не ошиблись: мой отец именно Бронислав Мялковський, соратник нашего вождя Юзефа Пилсудского, который был вместе с ним в русской ссылке и стоял рядом с ним во время провозглашения независимости Второй Речи Посполитой 11 ноября 1918 года. Который погиб в походе против большевиков в двадцатом году. А мой прадед Конрад был близким соратником князя Адама Чарторыйского и помощником начальника канцелярии его светлости, а при Кастусе Калиновском тоже сложил свою голову за независимость Польши.
- И чего хочет ясновельможная пани? - уже с теплой ноткой в голосе спросил капитан.
Зося сказала, что она вместе со своим мужем Якубом, капралом Войска Польского, который проливал кровь за отчизну в сентябре тридцать девятого года, хотят быть рядом с теми людьми, которые находятся в церкви, среди которых они прожили значительную часть своей жизни. Капитан довольно мягко возразил, что такая жертва не нужна и не разумна. Эти люди отступники и изменники, схизматики и бандиты. И то, что пани София защищает их, не делает ей чести. Я их не защищаю, а прошу за них у пана капитана перед Господином Богом нашим и Матерью Божией.
Здесь Зося достала иконки Матки Боски Свентокошицкой и Тарнобжегской. Или пусть пан капитан позволит умереть вместе с ними... Это невозможно, возразил пан Збигнев. Тогда, Зося уже повысила голос, если чья-то смерть так нужна, пусть пан капитан вместо этих людей расстреляет ее, Софию Мялковскую, дочь Бронислава Мялковского и правнучку Конрада Мялковского.
Пусть расстреляет, потому что так ей говорят и Матка Боска Тарнобжегская и Матка Боска Свентокошицкая. Она должна принять смерть за этих людей, как настоящая католичка и полька из рода настоящих поляков Мялковских.
Капитан заколебался. Зося стояла и, не мигая, смотрела ему в глаза – вытянувшаяся струной, гордая. Впервые этот боевой офицер, который уже смотрел в другие глаза - смерти, не знал, что делать. Сжечь заживо, пусть даже вместе с бандитами и отступниками, дочь близкого соратника Юзефа Пилсудского и правнучку соратника Адама Чарторыйского и Кастуся Калиновского, означало запятнать на вечные времена свое имя. И доброе имя, и честь своего рода. Проще всего – силой не пустить ее и ее мужа к церкви. Это можно сделать, но...
Капитан, что стоял, опустив взгляд, снова поднял голову, он почувствовал - эта женщина, эта красивая гордая полька, к тому же знатного рода, дочь одного из творцов польской независимости, помимо его воли, - захватывает его. Какие достойные настоящей польки-аристократки мужество, отвага, не показное, а настоящее благородство, пся крев! Какая удивительная красота, которая досталась какому-то капралу, судя по всему, мужлану. О, Матка Боска, почему судьба так несправедлива!
А что, как эта пани, которая даже в этой глуши, скорее всего, сохранила свои бывшие связи, скомпрометирует его имя в новой Речи Посполитой, что поднимется после победы над швабами...
И он принял решение. Приложил руку к конфедератке, слегка поклонился и скомандовал подчиненным идти за ним. Мужчина, что приходил к Мехам, попробовал возразить, но капитан сказал, что своего решения не изменит. Как только они скрылись на соседней улице, люди хлынули из церкви. Кто-то было заголосил, что среди них полька... Но, узнав, кто их спас, люди окружили Зосю и Якова, целовали Зосе руки, а некоторые вставали на колени, как перед святой. Здесь уже Зося не выдержала, и забилась в истерическом плаче. Плакала и бормотала какие-то слова. Её успокаивали.
Уже дома, где их встретили встревоженные, зареванные дети и поседевшая от страха за них мать Параска, когда Зося разделась, Яков сказал:
- Я знаю, что ты из древнего благородного рода. Но ты никогда не говорила, кем были твой отец и прадед. Твоего же отца звать...
Зося глянула на мужа и грустно улыбнулась. Ее зеленоватые глаза были не только заплаканными, но и страшно уставшими.
- Не знаю, почему я выдумала пана Конрада и пана Бронислава... Я буду просить Матку Боску Тарнобжегскую и ее сына, святого Исуса, чтобы они простили рабе Божьей Софии эту большую неправду, - сказала она.
Константин Кучер
CТОЛІТТЯ ЯКОВА
Біда в їхнє село нагрянула негадано, коли вже ніби все довкола — бійня, підпали, напади — стихати стало: десь на п’ятий день по Покрові. За тиждень перед тим поляки напали на Полапи, майже сусіднє село. Спалили там церкву, а в ній чи не з півсотні людей. Після того рушили, певно, сп’янілі від успіху, на Загоряни. Та лісовою дорогою стрівся їм загорянець, старий Федько Бутмерець (бо з Бутмера, села коло Прип'яті, був родом, в Загорєни в приймаки пристав), то оточили його, стали розпитувати, як там, у Загорянах, все спокійно? А Федько зметикував, що біда до села їхнього суне — зі зброєю, тими ж вилами й сокирами в руках! З очима, ненавистю поїденими. І сказав, так, мов, і так (до того ж польською), в тему ахтемськім силі цілінька сотня «бульбашів» стоїть. Вчора ж прийшли й розквартирувалися.
— Бульбаші? Банда УПА?
— Атож, Гупа, — заливав Федько. — Крука сотня.
Нападники тривожно поперезиралися, дали діду пару стусанів: чи не бреше старий пеньок? Однак, порадившись, повернули назад. І старого відпустили, як не дивно.
Коли наляканий Федір розказав про те в селі, люди рішили, що до них тепер не поткнуться.
Поткнулися. Пройшли крізь вранішній осінній туман безшелесними примарами. Виникли у дворах, коло хат, заходили в хати. Мали, певно, чітку інформацію — з якої сім’ї в УПА є, хто на колонію ходив.
Зайшли і до Мехів. Двоє з рушницями в руках — молодший і старший. Наказали йти на зібрання до церкви. Тут до хати вступила Зося, котра якраз корову доїла, та, почувши шум, покинула. Відразу зметикувала, що й до чого.
— Джєнь добри. То у нас гості такі статечні і поважні?
Мабуть, прийшлі відразу за якимись певними ознаками — поставою, лицем, вимовою — визнали у цій жінці без страху в погляді свою. Своєї крові й роду.
— Пані єстем полька? — спитав старший.
— Нє тилько єстем, алє билам, єстем і бенде, — Зося ще більше випрямилася. — Проше пана, Зоф’я М’ялковська. Проше пана, полячка, шляхтянка і католічка. З кім мам защит розмавяць?
Її спитали, не відповідаючи: хто та звідки, як вона тут опинилася? Зося відповіла, що вийшла заміж за жолнєжа, улана Війська Польського, який уже захищав Жечу Посполиту од ненависних швабів. Тому й приїхала сюди жити — на креси всходні, одвєчну польську зємє, і цим дуже гордиться, бо принесла сюди польській дух і єнзик[20] польській. А ось мій, проше вельможного пана, муж Якуб, капрал Войска Польскєго, який захищав Жеч Посполиту, а то наші доньки — Зоф’я, Генефа і Юліана, а в колисці спить, проше ласкавого пана, донька Ядвіга. Звісно, Зося ризикувала, називаючи инші імена... Але після її слів той старший, з виразними мішками під очима, приклав руку до військового кашкета:
— До відзеня, пані Зоф’я. Щенслівего жиця...[21]
Коли вони вийшли, Зося заціпеніло опустилася на лавку. Здавалося, от-от заплаче, але вона не заплакала. Тико спитала:
— Що вони казали?
— Веліли йти до церкви, — сказала Параска. — Тамечки збирають людей. Мабуть, як у Полапах, палитимуть...
Зося підвелася, погладила по голові перелякану Парасочку, потім Зосечку. Тоді вийшла з кімнати. Як виявилося, пішла до комори. Щось там загриміло.
— Що вона робить? — Параска спитала схарапуджено.
— Хіба я знаю, — сказав Яків.
Зося вернулася, несучи на руках давню свою блузку, в якій приїхала сюди, спідницю, куртку-кожушок, чобітки, капелюшок. Зберігалися вони не знати для чого, бо навіть на великі свята не вдягала. Тико хіба час від часу діставала і просушувала. Після того вдягала, проходжувалася подвір’ям і знову ховала до куфера.
— Що ти задумала? — ступив до неї Яків.
— Я піду туди... До церкви...
— Нащо? Ти хочеш смерті?..
Почувши страшне слово, до мами з плачем кинулися старші доньки, а за ними й Уляночка.
— Не плачте, маленькі, — Зося пригорнула доньок, тоді повернулася до чоловіка й свекрухи. — Я мушу туди піти. Чуєте, мушу! Я не хочу смерті. Але піти мушу. І не стримуйте мене. Я все одно піду. Може, пощастить...
Не доказала. Але у її очах була та рішучість і затятість, яку вони вже добре знали.
— Тоді і я піду, — сказав Яків.
— Ми повернемося, — пообіцяла Зося, коли виходили з воріт.
Параска плакала. Кричала в істериці Параска-молодша. Заливалися сльозами менші. Зося із закаменілим обличчям вийшла на вулицю. У селі густо лунали крики й плач. Горіло кілько хат. Бахнув один постріл, другий. До церкви од них було зовсім недалеко.
«Куди я йду? — думав Яків, приречено переставляючи ноги. — Куди йде цяя шамашедша жінка? Хто же доглєне наших дітей, Божечку мій...»
Проте йшов. Поруч Зосі із міцно стуленими вустами. Виструнченої. Не схожої на себе.
Людей вже загнали в їхню стару дерев’яну церковку. Двоє хлопців з рушницями обкладали церкву соломою й сіном, біля сходів стояла каністра, з відчинених дверей храму, біля яких стояли ще двоє з автоматами, долинали плач, зойки і гамір.
На подвір’я якраз завели невелику групу людей, які здивовано дивилися на вифранчену пані, підвели до чоловіка з виправкою офіцера, біля якого знаходився і той, з чорними мішками під очима, котрий приходив до Мехів-Цвіркунів.
Зося і Яків, котрий стискав її руку, підійшли до чоловіка з виправкою. Той подивився явно здивовано, Зося привіталася і сказала, що вона, Зоф’я М’ялковська, ревна католичка, шляхтянка з древнього польського роду, відомого ще з часів королів П’ястів, спадкоємиця по прямій лінії полковника Януша М’ялковського, відзначеного світлої пам’яті королем Яном Казиміром за походи проти запорізьких здрайців, правнучка Конрада М'ялковського і донька Броніслава М’ялковського. Якщо пан... пан...
— Капітан Армії Крайової Збігнєв Куртовскі, — таки представився чоловік.
— Якщо пан капітан не вірить, — сказала Зося. — То ось мій паспорт, а ось наша родова грамота, видана королем Яном Казиміром.
— Вєрім, пані, але...
Капітан взяв паспорта й таки глянув.
— Конрад М’ялковські, Броніслав М’ялковські, — він наче щось пригадував.
— Так, пане капітан, ви не помилилися: мій батько саме Броніслав М’ялковський, соратник нашого вождя Юзефа Пілсудського, який був разом з ним в російському засланні, і який стояв з ним поряд під час проголошення незалежності Другої Речі Посполитої 11 листопада 1918 року. Який згинув у поході проти більшовиків у двадцятому році. А мій прадід Конрад був близьким соратником князя Адама Чарторийського і помічником начальника канцелярії його світлості, а при Кастусі Калиновському також зложив голову за незалежність Польщі.
— То цо хце ясна пані? — вже з теплою ноткою в голосі спитав капітан.
Зося сказала, що вона разом зі своїм чоловіком Якубом, капралом війська Польського, який проливав кров за ойчизну у вересні тридцять дев'ятого року, хочуть бути поруч з тими людьми, котрі находяться в церкві, серед яких вони прожили значну долю свого життя. Капітан доволі м’яко заперечив, що така жертва непотрібна і нерозумна. Ці люди відступники і зрадники, схизматики і бандити. І пані Зоф’ї не робить честі те, що вона захищає їх. Я їх не захищаю, а прошу за них у пана капітана перед Паном Богом і Маткою Боскою. Тут Зося дістала іконки Маткі Боскєй Свєнтокшицької і Тарнобжегської. Або хай пан капітан дозволить померти разом з ними... Це неможливо, заперечив пан Збігнєв. Тоді, Зося вже підвищила голос, нєх пан капітан замість цих людей розстріляє її, Зоф’ю М’ялковську, доньку Броніслава М’ялковського і правнучку Конрада М’ялковського. Якщо конче потрібна чиясь смерть.
Нєх розстріляє, бо так їй кажуть і Матка Боска Тарнобжегська і Матка Боска Свєнтокшицька. Мусить вона прийняти смерть за цих людей, яко справжня полька і католічка з роду справжніх поляків М’ялковських.
Капітан завагався, Зося стояла і незмигно дивилася йому в очі — горда і виструнчена. Вперше цей бравий офіцер, що вже дивився в інші очі — смерті, не знав, що чинити. Спалити живцем, хай навіть разом із бандитами і відступниками, доньку близького соратника Юзефа Пілсудського і правнучку близького соратника Адама Чарторийського і Кастуся Калиновського означало заплямувати на віки вічні своє ім’я. І добре ім’я та честь свого роду. Найпростіше — не пустити силою, її і її чоловіка до церкви. Це можна зробити, але...
Капітан, що опустив погляд, знову підвів голову, відчув — ця жінка, ця вродлива горда полячка, до того ж знатного роду, донька одного з творців польської незалежності, мимоволі захоплює його. Яка гідна справжньої польки-аристократки мужність, відвага, не позірне, а справжнє благородство, пся крев! Яка дивовижна врода, що дісталася якомусь капралу, судячи з усього, мужлану. О Матка Боска, чому доля така несправедлива! А що, як ця пані, що навіть у цій глушині, певно ж, зберегла свої колишні зв’язки, скомпрометує у новій Жечі Посполитій, яка постане після перемоги над швабами, його ім’я...
І він прийняв рішення. Приклав руку до конфедератки, легко-легко вклонився і скомандував соратникам рушати за ним. Щось спробував заперечити чоловік, що приходив до Мехів, але капітан сказав, що рішення не змінить. Як тільки вони зникли на сусідній вулиці, люди хлинули з церкви. Хтось було зарепетував, що серед них полька... Та, дізнавшись, хто їх порятував, люди оточили Зосю і Якова, цілували Зосі руки, а декотрі вклякали на коліна, як перед святою. Тут Зося не витримала й забилася в істеричному плачі. Плакала й бурмотіла якісь слова. її заспокоювали.
Вже вдома, де їх зустріли стривожені, зарюмсані діти й геть посіріла мати Параска, коли Зося роздяглася, Яків сказав:
— Я знаю, що ти з давнього шляхетського роду. Але ти ніколи не казала, ким були твій батько і прадід. Твого ж батька звати...
Зося глянула на чоловіка й сумно всміхнулася. Її зеленкуваті очі були не тільки заплаканими, aлe й страшенно стомленими.
— Не знаю, чому я вигадала пана Конрада і пана Броніслава... Я проситиму Матке Боском Тарнобжегском і її сина свєнтего Єзуса, щоб вони простили рабі Божій Зофії цю велику неправду, — сказала вона.
Володимир Лис
Володимир Лис
Вернуться к началу перевода
Обсудите эту работу с друзьями!
 
  При использовании авторских материалов указание автора
и ссылка на страницу конкурсной работы обязательны
Ваши голоса
Блестяще! 3 голоса
 
30 баллов за голос
Что-то в этом есть 1 голос
 
20 баллов за голос
Не впечатлило 0 голосов
 
10 баллов за голос
Разочаровало 0 голосов
 
5 баллов за голос
Статистика     *данные на 22:00 (Москва, GMT+3)
Место в рейтинге Проза: 174
Средняя оценка: 27.50
Итоговая оценка: 13.75
Общее число оценок: 4
Число комментариев: 17
Число посещений страницы:
< Предыдущий перевод Следующий перевод >
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>
Комментарии:    17
Константин Кучер
Константин Кучер говорит:
0
22.10.2012 10:04   #
Несколько примечаний по тексту перевода, которые в виду объемных ограничений просто не "влезли" на страничку конкурсной работы.
1. Мех - фамилия Якова (или, как его называет Зося (София) на польский манер - Якоба), главного героя романа Владимира Лыса "Столетие Якова". Параска старшая - мать Якова и свекровь Зоси, младшая - их же дочь.
2. Прим, примак (по отношению к старому Федько Бутмерцу) - зять, принятый в семью жены тестем либо тёщей в дом на одно хозяйство
3. В сцене разговора с аковцами, пришедшими в дом к Мехам, Зося в своей речи использует не только польский вариант обращения к собеседнику, но и отдельные польские слова (жолнеж - солдат, ензык - язык). Уходящий аковец тоже прощается по-польски, желая Зосе "счастливо оставаться" (дословно - счастливой жизни).
4. Восточные Кресы - земли западных Украины, Белоруссии и Литвы, вошедшие в состав Второй Речи Посполитой по Рижским мирным договорам 1920 и 1921 гг.
Татьяна
Татьяна говорит:
0
22.10.2012 13:44   #
"- Госпожа есть полька? - спросил старший."
Лучше было бы сохранить "пани".
В какие годы происходят описываемые события?
Блестящий перевод.
Константин Кучер
Константин Кучер говорит:
0
22.10.2012 15:19   #
Да, Татьяна, Вы правы. Здесь , ДЕЙСТВИТЕЛЬНО, уместнее пани, чем госпожа. Просмотрел. Подправлю. Спасибо.
Этот эпизод романа по времени разворачивается поздней осенью 1943 года. Православные вообще-то празднуют Покров 14 октября, но есть ли какое-то смещение даты праздника у униатской (греко-католической) церкви, увы, не знаю. В любом случае, это смещение - разница между григорианским и юлианским календарями.
Никого не оправдывая, хотел бы ометить, что акция аковцев - ответ на действия, начатые на Волыни отрядами УПА весной 1943 года. И хотя командованием АК были строжайше запрещены "акции возмездия" в отношении гражданского населения, командиры отдельных отрядов не смогли удержать своих подчиненных. Или пошли у них на поводу.
Если Вас заинтересовала поднятая в этом эпизоде романа тема, можно набрать в любом поисковике "Волынская резня". В Сети достаточно объемный массив информации по этому вопросу.
А вообще роман Владимира Лыса заслуживает к себе всяческого внимания. Сам я наскочил на него случайно, прочитав в февральском или мартовком номере "Нового мира" литературоведческую обзорную статью об историческом векторе в современной украинской литературе. Именно после неё я нашел украинский текст романа на Либрусеке. И Вы знаете, такого наслаждения от сочной по языку, насыщенной прозы я не испытывал последние лет 10-15. Роман Лыса - заслуживает того, чтобы его читали не только украинцы.
Ольга
Ольга говорит:
0
22.10.2012 16:56   #
потрясающе!
Константин Кучер
Константин Кучер говорит:
0
22.10.2012 18:12   #
Спасибо за добрый отзыв, Ольга
Марго
Марго говорит:
0
22.10.2012 22:45   #
>> потому что родом был из Бутмера, села у Припяти, в примы пристал

Константин, по-русски это называется ПРИМАК.

Никак не доберусь до Ваших переводов -- вот только самое начало выхватила. Со временем у меня напряг, а работы у Вас все длинные, основательные. :)
Sergiej Gupało
Sergiej Gupało говорит:
+1
23.10.2012 01:05   #

НЕКОТОРЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ ПЕРЕВОДЧИКУ

√«прятала в старый чемодан…»
√«…і знову ховала до куфера..»
Куфер – это не чемодан, а сундук для хранения вещей, главным образом одежды.
Когда-то на приграничном Волынском Полесье эти большущие сундуки на колесиках заменяли шкафы. (Ещё -- см. в польском языке значение слова «kufer»). Никто их чемоданами не называл. Говорю я так, ибо знаю -- сам родился и вырос (да и сейчас бываю) в тех местах, где происходили события, описанные в « Столетии Якова».
Обратите внимание на ошибки в переводах словосочетаний!

√ дали деду пару подзатыльников
√ дали діду пару стусанів
«Стусан» в переводе с украинского язика - это удар кулаком или резкий удар ногой, коленом.
Подзатыльник по-украински «потиличник», «запотиличник».

√ бравий офіцер=боевой офицер, ?
√ посіріла =поседевшая ?
Посіріла означает «посеревшая», т.е. её лицо посерело…

√хто на колонію ходив=√кто на польские села ходил с оружием. ???

√— Пані єстем полька? — спитав старший.
√- Госпожа есть полька?
Наверное, ошибка в оригинале. «Естэм» обозначает – «я есть / являюсь». Получается , что не Зося полька, а сам пришедший мужчина.
* * *
√ На подвір’я якраз завели невелику групу людей, які здивовано дивилися на вифранчену пані, підвели до чоловіка з виправкою офіцера, біля якого знаходився і той, з чорними мішками під очима, котрий приходив до Мехів-Цвіркунів.

√ К церкви как раз подвели небольшую группу людей, которые удивленно смотрели на выряженную панну, что подошла к мужчине с выправкой офицера, рядом с которым стоял и тот, с черными мешками под глазами, приходивший к Мехам.


В оригинале Зося один раз подходила к мужчине с выправкой офицера.
В переводе – дважды! Почему?
* * *

«… И то, что пани София защищает их, не делает ей чести. √Я их не защищаю, а прошу за них у пана капитана перед Господином Богом нашим и Матерью Божией.
Здесь Зося достала иконки Матки Боски Свентокошицкой и Тарнобжегской.»
√ ( Где прямая речь?Наверное, ошибка в оригинале…). Здесь Зося-Зофья стала почему-то Софией. Но ведь польские имена не русифицируются даже в переводах. Например, Януш не становится Иваном, а Тадеуш – Фёдором.

Что такое «выправка офицера» ? Чем она отличается от выправки генерала, от выправки сержанта, старшины,капрала? Безусловно, здесь нужно употреблять понятие «военная выправка». По личному опиту знаю, что, например, выправка и боеспособность сержантов СА,окончивших шестимесячные учебки, была лучше выправки и боевой подготовки советских офицеров, получивших воинские звания на военных кафедрах вузов.
Но относительно этого ошибся и автор оригинала…
Константин Кучер
Константин Кучер говорит:
0
23.10.2012 07:48   #
Спасибо за замечания, Сергей. Постараюсь в дальнейшем их учесть.
Единственно, вот здесь, -

"К церкви как раз подвели небольшую группу людей, которые удивленно смотрели на выряженную панну, что подошла к мужчине с выправкой офицера, рядом с которым стоял и тот, с черными мешками под глазами, приходивший к Мехам.

В оригинале Зося один раз подходила к мужчине с выправкой офицера.
В переводе – дважды! Почему?"

не могли бы Вы более точно указать место в тексте, где Зося второй раз подходит к мужчине с выправкой офицера?
Константин Кучер
Константин Кучер говорит:
0
23.10.2012 07:57   #
Спасибо, Марго. Искренне рад Вас видеть на страничке с моим переводом.
Не знаю, реабилитирует ли меня этот факт, но в примечаниях к тексту (которые не вошли в сам перевод и поэтому приведены в первом комментарии) я разъяснил читателю, что прим и примак - равнозначные по смыслу варианты одного и того же слова -

2. Прим, примак (по отношению к старому Федько Бутмерцу) - зять, принятый в семью жены тестем либо тёщей в дом на одно хозяйство

На мой взгляд, иногда диалектизмы имеют право на жизнь и по тексту перевода. Они расцвечивают текст произведения в те краски, которые использовал сам автор и тем самым помогают передать переводчику особенности языкового стиля автора.
Это не возражения, Марго. Просто мысли вслух.
А за замечания - спасибо. Когда над текстом работают сразу несколько человек, возможность найти оптимальный вариант - всегда выше.
Марго
Марго говорит:
0
23.10.2012 09:22   #
Константин, но все же словарного ПРИМ Вы не найдете, потому это режет ухо (примечания Ваши, каюсь, не видела).

Я бы с удовольствием почитала и прокомментировала Ваше творчество, но, как уже сказала, со временем в эти дни было неважно, а теперь, когда по каждой Вашей работе уже так много комментов (опять же длинных), надо ведь еще и в эти комменты вникать, чтобы не повторяться. Так что задача усложняется. Надеюсь, все же с ней справиться -- попозже. :)

Удачи в конкурсе! :)
Константин Кучер
Константин Кучер говорит:
0
23.10.2012 10:31   #
Да, Марго, думаю Вы правы. Это, скорее всего, сработала обманка близкородственных языков. Мне "прим" не резанул уха. И я посчитал достаточным просто сделать к нему сноску. А сейчас подумал, - да, наверное, и правда, в русском варианте текста было бы правильнее (и удобнее для читателя) использовать слово "примак", всё одно сделав к нему дефиницию. Наверное, более молодое поколение уже и не знает, что кроется за этим словом.
По прочтению Вами моих текстов - смотрите сами, когда у Вас есть время, настроение, желание. Время нас не поджимает, а Ваши предложения о возможных правках к тексту я обязательно учту при дальнейшей работе как над этими, так и иными переводами.
Что касается "удачи", то Марго... Вы и сами прекрасно знаете - удачи мне не видать, как тому зайцу - барабана, которым многие из нас его так старательно одаривают. Ни украинский, ни белорусский, ни польский языки не оцениваются жюри. Поэтому я уже второй год подряд использую площадку конкурса в личных корыстных целях. Во-первых, для того, чтобы пропагандировать тех интересных авторов, которые (ну, как мне кажется) малоизвестны российскому читателю (Станкевич, Мысливский, Лыс), и те темы, которые интересны мне (например, Варшавское Восстание). А во-вторых, я здесь учусь. Впитываю то, что мне посчитают нужным сказать люди, понимающие как в языке оригинала, так и в русском языке.
Поэтому (с учетом моих личных корыстных интересов) иногда даже удивляюсь - как это Админы сайта ещё терпят меня здесь.
А вообще, мне здесь просто нравится.
Марго
Марго говорит:
0
23.10.2012 10:55   #
>> наверное, и правда, в русском варианте текста было бы правильнее (и удобнее для читателя) использовать слово "примак", всё одно сделав к нему дефиницию. Наверное, более молодое поколение уже и не знает, что кроется за этим словом.

Ну, если идти по этому пути, надо здоровенный словарь прикладывать вообще к каждому тексту. Молодое поколение не знает того, старшее поколение, напротив, не знакомо с этим... :) А словари на что? Тем более что теперь всё под рукой, в Сети. Так что молодое поколение как раз еще и в более выигрышном положении.:)

А насчет удачи... Не стоит унывать, ведь читательский приз и вовсе не учитывает, с какого языка сделан перевод. Так что есть за что бороться.
Константин Кучер
Константин Кучер говорит:
0
23.10.2012 11:13   #
Всё равно, Марго. Как показывает мой опыт работы в интернете, большой по объему текст очень редко читается. Но меня устраивает то, что мои переводы (правильнее, наверное, попытки переводов) читают люди, которые могут что-то подсказать и указать на какие-то ошибки.
Так что поводов для уныния нет совершенно. Ну, а если и госпожа (пани) Удача соизволит повернуться к нам лицом... Да ещё и улыбнуться. Да кто же будет против этого?!
Sergiej Gupało
Sergiej Gupało говорит:
0
23.10.2012 11:50   #
«…не могли бы Вы более точно указать место в тексте, где Зося второй раз подходит к мужчине с выправкой офицера?»
ПОЖАЛУЙСТА! Это следующее предложение в переводе.
√ Зося и сжимавший её руку Яков, подошли к мужчине с выправкой...
Константин Кучер
Константин Кучер говорит:
0
23.10.2012 13:54   #
Внимательно см. оригинал -

Зося і Яків, котрий стискав її руку, підійшли до чоловіка з виправкою.
Sergiej Gupało
Sergiej Gupało говорит:
0
23.10.2012 16:05   #
Сравните оригинал

"На подвір’я якраз завели невелику групу людей, які здивовано дивилися на вифранчену пані, підвели до чоловіка з виправкою офіцера, біля якого знаходився і той, з чорними мішками під очима, котрий приходив до Мехів-Цвіркунів.
Зося і Яків, котрий стискав її руку, підійшли до чоловіка з виправкою."

... И СВОЙ ПЕРЕВОД:
"К церкви как раз подвели небольшую группу людей, которые удивленно смотрели на выряженную панну, что подошла к мужчине с выправкой офицера, рядом с которым стоял и тот, с черными мешками под глазами, приходивший к Мехам.
Зося и сжимавший её руку Яков, подошли к мужчине с выправкой."

Ошибка в переводе первого предложения.

Где Вы взяли слова: "что подошла к мужчине с выправкой офицера" ?
В оригинале "підвели до чоловіка з виправкою офіцера" не Зосю, а небольшую группу людей.
Наверное, Вас сбил с толку некудышний стиль Владимира Лиса...Но если взялись переводить его произведения - терпите,привыкайте, сударь.
Константин Кучер
Константин Кучер говорит:
0
23.10.2012 16:23   #
Cтиль у Лыса, как по мне, хороший.
А за замечания - спасибо, Сергей. Все они - по делу. И я обязательно над ними подумаю.
Подписаться на новые комментарии к этой работе
Добавить комментарий
Ваше имя Обязательное поле
Ваш email Обязательное поле    Ваш email не будет опубликован
Комментарий:
Защитный код
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>

 

 

Статистика конкурса

всего (сегодня)
Пользователи: 183 (1)
Переводы: 0 (0)
Комментарии: 58924 (115)
Иллюстрации: 0 (0)

Последние события

eemperafa: <strong><a href="/">christian louboutin wiki</a></strong><br> <strong><a href="/">christian louboutin hyper prive</a></strong><br> <a
eemperafa: <strong><a href="/">uggs bailey button sale</a></strong><br> <strong><a href="/">uggs cyber monday</a></strong><br> <a
oarltonodil: <strong><a href="/">canada goose jackets cheap</a></strong> | <strong><a href="/">canada goose baby
oarltonodil: <a href="/">breitling crosswind</a> <strong><a href="/">montre breitling</a></strong> | <strong><a href="/">montre breitling</a></strong>
oarltonodil: <ul><li><strong><a href="/">cartier automatic</a></strong></li><li><strong><a href="/">montre breitling</a></strong></li><li><strong><a href="/">breitling crosswind</a></strong></li></ul><br> <strong><a href="/">cartier santos
oarltonodil: <strong><a href="/">canada goose baby bunting</a></strong> | <strong><a href="/">canada goose baby
oarltonodil: <strong><a href="/">orologi longines uk</a></strong><br> <strong><a href="/">orologi longines uk</a></strong><br> <strong><a href="/">servizio
oarltonodil: <strong><a href="/">longines guarda gli uomini</a></strong><br> <strong><a href="/">lunghi orologi al quarzo
oarltonodil: <strong><a href="/">pandora bracelet designs</a></strong> | <strong><a href="/">pandora sieraden</a></strong> | <strong><a
oarltonodil: <strong><a href="/">buy canada goose jacket online</a></strong><br> <strong><a href="/">canada goose womens
Все события

Партнеры конкурса