Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь в конкурсе


Авторизация

Регистрация

Войти через loginza
Ваше имя
Ваш email
Пароль
Повторите пароль
Защитный код

A DESPERATE VOYAGE Chapter 2 - Отчаянное плавание. Глава 2

10.12.2012
Обсудите эту работу с друзьями!
Оригинал: A DESPERATE VOYAGE Chapter 2, E. F. KNIGHT
Перевод с английского: Натафка
Артуру Алену, адвокату, было примерно столько же, сколько его другу Кэрри; человек, у которого было достаточно личных средств на жизнь, в чье ведение поступало так мало дел, что несколько лет он обходился без помощи клерков. Но можно было предположить, глядя на это сильное, интеллигентное лицо, что он был человеком, нисколько не испытывающим недостатка в энергии, и не ленивым: на самом деле, филолог, который добился большой чести и уважения в университете, он до сих пор сохранил свою прилежность, и практически оставив чуждую по нутру профессию, он посвятил себя литературе; и его содержательные статьи в рецензиях и газетах, к которым он был привязан, принесли ему незначительную прибавку к доходам.
Но не будучи книжным червем, он был спортсменом в молодости; но теперь его единственным развлечением было плавание на своей маленькой яхте, на которой( будучи капитаном собственной персоной) он совершил множество дивных плаваний дома и в отдаленных водах. Он был восторженным любителем моря. В этом у него с Кэрри было много общего. Они познакомились в яхт-клубе, будучи его членами.
Был прелестный августовский вечер. Окна холостяцкой каморки Аллена в Темпле были открыты, и в них можно было увидеть сказочный оазис лондонской пустыни кирпичей и строительного раствора, Фаунтен-Корте, со своими величественными зданиями, древними деревьями и тихим садом с бьющим фонтаном в центре. Так же вид не был ограничен: за часовней и зеленью можно было различить раскинувшуюся, мерцающую Темзу, и в отдалении берег Суррей, славящийся своей легкой дымкой; мирное, старое как мир, пятно, с воздухом, пронизанным созерцательностью, и посещаемый призраками воспоминаний былого величия. Аллен откинулся на своем удобном кресле-качалке, растянувшись в сторону открытого окна, где в уединенном местечке цвела герань, их пышные цветки изредка подрагивали при дуновении мягкого южного ветерка, который дул прямиком с прохладной реки.
Аллен курил трубку, глядя на очаровательную картину садящегося солнца, его радостные мысли были заняты предстоящим плаванием, когда его размышления прервали стуком в дверь. Он встал, чтобы впустить гостя, открыл дверь – в дверях стоял Генри Кэрри в саржевом костюме и морской фуражке, с маленькой сумкой в руке.
«Здравствуй, Кэрри, дружище! Ты долго не отвечал мне на письмо. Я уже испугался, что ты уехал из офиса прежде, чем оно придет. Заходи».
«Ты один?»- поинтересовался Кэрри тихо.
«Да, один. Курю трубку и наслаждаюсь покоем. Ты пришел как раз вовремя».
Они вошли в комнату, и, когда свет садящегося солнца упал на лицо солиситора, Аллен различил на нем изможденность.
-Выглядишь нездорово, Кэрри,- воскликнул он. –Заболел?
-Нет, что ты, вовсе нет, я не болен. Но встревожен… Встревожен до смерти. – Ответил Кэрри порывисто, падая в кресло, и закрыл лицо руками.
Аллен сел напротив, заполнил трубку и закурил, пристально глядя на своего друга с чувством смешанного сострадания.
-Возьми трубку, дружище, нет ничего лучше, чем выкурить трубку, когда волнуешься.
-Трубку?- застонал Кэрри с презрительной обидой. –Нет. А у тебя есть бренди? Дай мне немного бренди.
-Конечно, Кэрри.- Барристер достал ящик с выпивкой, пару стаканов и воду. Кэрри налил небольшое количество бренди в стакан и ловко выпил. Он был очень темпераментным человеком.
-Это не выход- промывать себе мозг, чтобы решать проблемы,- заметил Аллен.
-Да, ты прав. Я глупец. Аллен, я пришел сказать, что буду очень рад сопровождать тебя в плавании.
-Счастлив слышать. Попутный ветер Северного моря вылечит тебя, если ты так расстроен.
-Аллен,- сказал Кэрри, беря себя в руки и говоря с большей уверенностью,- хотел бы я поговорить с тобой о том, что меня тревожит…Но я не имею права. Это касается других.
-Я не хочу ничего знать об этом, друг. Но я уверен, что вскоре ты выберешься из этого, что бы там ни было. Человек с простой душой не может быть несчастным долго. И теперь, когда у меня есть ты, я собрал подходящую команду. Мы начинаем завтра утром. Будешь готов?
-Я уже готов. Ты же видишь, я привез с собой багаж.
-Тогда тебе лучше пойти спать, так как нам надо садиться на поезд рано утром. Я помогу тебе разместиться. Мы едем на побережье Голландии, дружище, и отлично проведем время. Ты еще не видел мою новую лодку, «Буревестник»- ял весом двадцать восемь тонн, как яхта. Роскошный корабль. Я бы поплыл куда угодно на ней. Сейчас она отдыхает в Эрите.
Кэрри внимательно слушал. «Что за команда?»-Спросил он.
-Ах, да, позволь предупредить тебя, что придется много работать. Нас будет трое. Я нанял только одного человека- Джима, рыбака, он был со мной в прошлом году. Был еще один друг, но он меня разочаровал.
-Как долго ты собираешься плавать?
-Около двух недель. Я порядком измотался, и хочу отдохнуть. Я решился на этот круиз только сегодня днем. Никто, кроме тебя, не знает, что мы едем.
Услышав это, Кэрри облегченно вздохнул. Действительно, если бы он был на борту яхты, все следы, ведущие к нему, потерялись бы… Он почти торжествовал при этой мысли, еще недавняя острая напряженность внутри оставила какую-то истерическую слабость, и ликующая надежда легко сменялась на глубочайшее отчаяние.
Он размышлял о том, что если бы он ухитрился добраться до Эрита незамеченным, он был бы в безопасности, хоть на какое-то время. Но как это сделать? Была вероятность, что даже детективы уже следили за его передвижениями. Но он должен был попробовать, используя весь свой разум, и не подвергнуться риску, а избежать его. Опасаясь показаться на улицах, особенно в Стрэнде на Флит-Стрит, где так много людей могли узнать его, лишь только взглянув, он предложил Алену заказывать еду в соседнем ресторане, и тихо сидеть в квартире вместо ужинов в клубе. Адвокат согласился, и поэтому не мог встретиться той ночью со своими друзьями, и не говорил ни с кем из людей, собиравшихся с ним в плавание. Он лишь оставил записку экономке на столе, сообщая, что уедет из города на пару недель, и что его письма не должны быть переадресованы.


В ранний час на следующее утро такси подъехало к квартире барристера, и двое друзей отправились на станцию Черринг Кросс. Приехали за пять минут до отправления поезда. Шанс, что кто-то мог узнать Кэрри, снизился до минимума. В Эрите человек Алена, Джим, уже ждал их со шлюпкой. Это был широкоплечий, румяный человек около сорока, с выпуклостью на одной щеке, что выдавало жвачку у него во рту. Он выглядел так, как и должен был- дерзким матросом Северного моря.
Джим довез их до яхты, и солиситор, который чувствовал себя в лодке, как дома, обожатель моря, невинно наслаждающимся плаванием, встал на белую палубу, и, глядя вокруг, увидел наконец, каким прекрасным был летний день; заметил мерцание реки на солнце, по которой лентой плыли корабли и живописные баркасы против тихого южного ветра. По солиситору пробежало сладостное чувство свободы.
Как же это было здорово, оставить позади этот проклятый город, с его утомительностью, тревогами, бесконечными пререканиями закона, лихорадочной игрой, виной, страхом быть узнанным – оставить навсегда!
«А теперь, Джим, поднимаем паруса!»- воскликнул капитан. Шлюпка была затащена на борт, грот-мачта была поднята, затем кливер; и яхта понеслась по течению. Нет нужды описывать тот чудесный летний круиз. Чувства Алена были на высоте, и для него счастливые часы неслись со скоростью света. Даже Кэрри, зараженный чистым воздухом и солнечным светом, и приятной для глаз танцующей водой, позабыл свои грехи и невзгоды, и впервые за несколько месяцев чувствовал себя почти легко. И, наконец, когда яхта заплыла далеко, он обдумал свое нынешнее положение и облегченно вздохнул. Несомненно, теперь он был в безопасности. Ни один беглец не оставлял так мало следов за собой...
Натафка
A DESPERATE VOYAGE Chapter 2
Arthur Allen, barrister-at-law, was of about the same age as his friend Carew; a man possessed of private means sufficient for his needs, into whose chambers so few briefs found their way that he had for some years dispensed with the services of a clerk. But, as one would have surmised after glancing at the strong, intelligent face, he was a man by no means lacking in energy, and not of idle disposition: as a matter of fact, a scholar, and one who had taken high honours at his university, he still maintained his studious habits, and, having practically abandoned a profession that was uncongenial to him, he devoted himself to literary pursuits; and his thoughtful articles in the reviews and in the newspaper to which he was attached brought him in no insignificant addition to his income.
No mere bookworm, he had been an athlete in his youth; but now his one outdoor form of amusement was the sailing of his little yacht, on which, always acting as his own skipper, he had taken many a delightful cruise in home[Pg 13] and distant waters. He was an enthusiastic lover of the sea. This was the one taste he had in common with Carew. It was at some yacht club, of which they were both members, that they had become acquainted.
It was a lovely August evening. The windows of Allen's bachelor chambers in the Temple were open, and through them could be seen that fair oasis of London's desert of bricks and mortar, Fountain Court, with its stately buildings, ancient trees, and quiet garden with splashing fountains in its midst. Nor was the view confined; for, beyond the chapel and the green, could be perceived the broad, gleaming Thames, and the distant Surrey shore, glorified by a faint mist; a peaceful, old-world spot, with a contemplative air about it, for it is haunted by the memories of much departed greatness. Allen was reclining in a comfortable arm-chair, drawn up to the open window, in whose recesses geraniums bloomed, their vivid blossoms occasionally shaking beneath the breath of the soft south wind that had come directly from the cool river.
He smoked his pipe as he looked out upon the sweet sunset scene, his mind happily occupied in planning his coming cruise, when his meditations were interrupted by a knock at the outer door. He rose to admit his visitor, opened the door, and there stood before him[Pg 14] Henry Carew in serge suit and yachting cap, a small Gladstone bag in his hand.
"Hallo, Carew, old man! you have not been long replying to my letter. I was afraid you would have left the office before it reached you. Come in."
"Are you alone?" inquired Carew, in a low voice.
"Yes, quite alone. I am smoking a pipe of peace by myself. You have just come at the right time."
They entered the room, and then, as the light of the sunset fell upon the solicitor's face, Allen perceived its haggard expression.
"How queer you look, Carew!" he exclaimed. "Are you ill?"
"Ill—no, not at all; but worried—worried almost out of my life," replied Carew wildly, throwing himself into a chair, and putting his face between his hands.
Allen sat in a chair opposite to him, refilled and lit his pipe, and, as he smoked, gazed at his friend with feelings of perplexed compassion.
"Have a pipe, old fellow; there is nothing like a pipe for worry."
"A pipe?" cried Carew, with contemptuous bitterness. "No; but have you some brandy? Give me some brandy."
"Certainly, Carew," and the barrister produced a spirit-case, some glasses, and water.
Carew poured a quantity of spirit into a glass[Pg 15] and drank it neat. He was usually a temperate man.
"That is not the way to clear one's brain for confronting one's troubles," remarked Allen.
"No, you are right. It is foolish of me. Allen, I have come to say that I shall be very glad to accompany you on your cruise."
"I am delighted to hear that. A good blow in the North Sea will do you good, if your mind is so upset."
"Allen," said Carew, pulling himself together and speaking with more self-possession, "I wish I could speak to you of the business that is troubling me, but I am not at liberty to do so. It concerns others."
"I don't want to know anything about it, old man; but I am sure you will soon get out of your trouble, whatever it is. With an easy conscience no man is miserable for long. And now that I have secured you as a hand, I have a sufficient crew. So we will start to-morrow morning. Will you be ready by then?"
"I am ready now. You see I have brought my baggage with me."
"Then, as we have to catch an early train to-morrow, you had better sleep to-night in my chambers; I can put you up. Our destination is the Dutch coast, old man, and we should have a jolly time of it. You have not yet seen my new boat, the Petrel—a yawl of twenty-eight tons, yacht measurement; a splendid[Pg 16] sea-boat. I would go anywhere in her. She is now lying off Erith."
Carew had been listening attentively. "What crew do you carry?" he asked.
"Ah, let me tell you that you will have lots of work to do. We shall be but three all told. I have shipped one hand only—Jim, the fisherman, who was with me last year. Another friend was coming with me, but he has disappointed me."
"For how long will you be away?"
"About a fortnight. I have been a bit fagged of late, and want a holiday. I only made up my mind to take this cruise this afternoon. Not a soul but yourself knows we are going."
On hearing this a sigh of relief escaped Carew. Yes, if he were once on board the yacht all trace of him would be lost. He felt almost jubilant as he thought of it; the recent acute tension of his mind had left a sort of hysterical weakness behind, and he alternated easily between exultant hope and profoundest despair.
He reflected that if he could but contrive to reach Erith without being observed by any who knew him, he was safe, at any rate for some time. But how to do so? It was possible that even already detectives had been set to watch his movements. He must take his chance of that, use all his wits, and incur[Pg 17] no risk that could be avoided. Fearing to show himself in the streets, more especially in the Strand or Fleet Street, where so many would know him by sight at least, he suggested to Allen that they should send to a neighbouring chop-house for their dinners, and remain quietly in the chambers, instead of dining, as was their wont, at a club. The barrister agreed to this, and therefore had no opportunity that night of meeting any of his friends, and he communicated to no one his intention of sailing on the morrow. He merely left a note for his housekeeper on his table, informing her that he would be out of town for a fortnight, and that his letters were not to be forwarded.
* * * * * *
At an early hour on the following morning a cab was brought round to the door of the barrister's chambers, and the two friends drove off to Charing Cross Station, arriving there but a few minutes before their train started. The chances of anyone who knew him recognising Carew on the way were thus reduced to a minimum. At Erith Allen's man, Jim, was awaiting them with the dinghy. He was a very broad-shouldered, florid-faced man of forty, with a protuberance in one cheek indicating the presence of a quid. He looked exactly what he was—a hardy, North-Sea smackman.
Jim pulled them off to the yacht, and when the solicitor, who was thoroughly at home on a[Pg 18] boat, a keen lover of the sea, with yachting as his one innocent pleasure, stood on the white deck, and, looking around, saw how glorious was that summer's day, beheld the river sparkling in the sunshine, thronged with stately ships and picturesque barges tacking up with the flood against the soft south-west wind, a delightful sense of freedom rushed upon him.
Oh, what a thing it was to have left behind him that accursed city, with its weariness, its anxieties, the endless jangles of the law, the feverish play, the guilt, the terrible dread of detection—to have left it for ever!
"Now, Jim, off we go!" cried the skipper. The dinghy was lifted on board, the mainsail was hoisted, then the jib; the moorings were slipt, up went the foresail, and the yacht shot out into the stream; then, obedient to her rudder, bore away, and tore down the river before the freshening breeze on the top of the strong ebb tide. Needless it is to describe that pleasant summer day's sail. Allen was in the highest spirits, and for him the happy hours flew rapidly by. Even Carew, intoxicated with the pure air and sunshine, and the delightful sight of dancing waters, forgot his sin and misery, and felt almost light-hearted for the first time for months; and at last, when the yacht reached the broader water, thinking over his position, he gave a sigh of infinite relief.[Pg 19] Now, indeed, he was safe. No fugitive had ever left so little trace behind him...
Вернуться к началу перевода
Обсудите эту работу с друзьями!
 
  При использовании авторских материалов указание автора
и ссылка на страницу конкурсной работы обязательны
Ваши голоса
Блестяще! 0 голосов
 
30 баллов за голос
Что-то в этом есть 1 голос
 
20 баллов за голос
Не впечатлило 0 голосов
 
10 баллов за голос
Разочаровало 0 голосов
 
5 баллов за голос
Статистика     *данные на 07:00 (Москва, GMT+3)
Место в рейтинге Проза: 306
Средняя оценка: 20.00
Итоговая оценка: 2.50
Общее число оценок: 1
Число комментариев: 1
Число посещений страницы:
< Предыдущий перевод Следующий перевод >
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>
Комментарии:    1
Татьяна  Вецкур
Татьяна Вецкур говорит:
0
11.12.2012 23:16   #
Intelligent - умный, проницательный. Слово "нутро" режет слух. No insignificant - довольно таки значительная прибавка (стилистический прием литота, два минуса дают слабый плюс). Дальше замечания такого же рода. Будьте внимательны к деталям, и у Вас будут хорошие переводы.
Подписаться на новые комментарии к этой работе
Добавить комментарий
Ваше имя Обязательное поле
Ваш email Обязательное поле    Ваш email не будет опубликован
Комментарий:
Защитный код
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>

 

 

Статистика конкурса

всего (сегодня)
Пользователи: 150 (0)
Переводы: 0 (0)
Комментарии: 23539 (0)
Иллюстрации: 0 (0)

Последние события

nsbivintobia: <strong><a href="/">/ watches price</a></strong> <br> <strong><a href="/">/ watches price</a></strong> <br>
nsbivintobia: <strong><a href="/">swiss replica watches aaa+</a></strong> <br> <strong><a href="/">swiss replica watches</a></strong>
nsbivintobia: <ul><li><strong><a href="/">high quality swiss replica watches</a></strong> </li><li><strong><a href="/">watches</a></strong> </li><li><strong><a href="/">swiss
nsbivintobia: <strong><a href="/">swiss replica watches aaa+</a></strong> <br> <strong><a href="/">swiss replica watches</a></strong>
nsbivintobia: <strong><a href="/">best beats by dre outlet</a></strong> <br> <strong><a href="/">Best Headphones
nsbivintobia: <strong><a href="/">swiss replica watches aaa+</a></strong> <br> <strong><a href="/">swiss replica watches</a></strong>
nsbivintobia: <strong><a href="/">swiss replica watches aaa+</a></strong> <br> <strong><a href="/">swiss replica watches</a></strong>
nsbivintobia: <strong><a href="/">moncler sale</a></strong> <br> <strong><a href="/">moncler outlet store</a></strong> <br> [url=http://www.monclerinoster
nsbivintobia: <strong><a href="/">swiss replica watches aaa+</a></strong> <br> <strong><a href="/">swiss replica watches</a></strong>
nsbivintobia: <strong><a href="/">jimmy choo clearance</a></strong> <br> <strong><a href="/">jimmy choo outlet store</a></strong>
Все события

Партнеры конкурса