Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь в конкурсе


Авторизация

Регистрация

Войти через loginza
Ваше имя
Ваш email
Пароль
Повторите пароль
Защитный код

Le Cavalle - Кобылицы

10.12.2012
Обсудите эту работу с друзьями!
Оригинал: Le Cavalle, Чезаре Павезе
Перевод с итальянского: sabinus
О Гермесе, боге-посреднике между жизнью и смертью, между плотским желанием и духом, между титанами и богами Олимпа, говорить не стоит. Стоит однако поговорить о том, что благой целитель Асклепий вышел из мира божественных превращений животных.


(Беседуют Гермес Хтонический и кентавр Хирон).

ГЕРМЕС. Бог просит тебя воспитать этого ребенка, Хирон. Ты уже знаешь о смерти прекрасной Корониды. Бог вырвал его своими бессмертными дланями из пламени и из ее лона. Меня позвали к скорбному человеческому телу, которое уже пылало: волосы горели, словно пшеничная солома. Но тень не стала дожидаться меня. Метнувшись от костра, она тут же исчезла в аиде.
ХИРОН. Она вновь стала кобылицей при этом переходе?
ГЕРМЕС. Думаю, да. Но языки пламени и ваши гривы слишком похожи. У меня не хватило времени, чтобы убедиться в этом. Нужно было взять ребенка и принести его сюда.
ХИРОН. Лучше бы тебе оставаться в пламени, малыш. От матери ты не получил ничего, кроме ее скорбного человеческого облика. Ты – дитя света, ослепительного, но жестокого, и должен жить в мире теней бескровном и кошмарном, в мире развращенной плоти, вздохов и лихорадочного жара, - все это досталось тебе от Лучезарного. Тот же луч, что сотворил тебя, будет неумолимо рыскать по миру, являя тебе повсюду скорбь, бедствия и низость. Змеи будут бодрствовать над тобой.
ГЕРМЕС. Конечно же, вчерашний мир пал, даже если змеи вышли на Свет. Но скажи: ты знаешь, почему она погибла?
ХИРОН. Энодий, нам никогда больше не видеть, как она счастливо резвится между Дидимом и Пелионом среди зарослей камыша и скал. Этого достаточно. Слова есть кровь.
ГЕРМЕС. Поверь, Хирон, я скорблю о ней так же, как и вы. Но, клянусь, не знаю, почему Бог убил ее. У меня, в Лариссе говорят о скотских свиданиях в гротах и чащобах.
ХИРОН. Что это значит? Это мы – скоты. И это ты, Энодий, бывший в Лариссе бычьим фаллосом, а в начале времен совокуплявшийся в болотной грязи со всем, что только было в мире кровавым и еще бесформенном, это ты удивляешься?
ГЕРМЕС. Эти времена уже давно прошли, Хирон, и теперь я живу под землей или на перекрестках. Иногда я вижу, как вы спускаетесь с гор, словно каменная лавина, прыгая через лужи и овраги, гоняясь друг за другом, перекликаясь и играя. Я понимаю копыта,
ваше естество, но вы не всегда таковы. Твои человеческие руки и грудь, к примеру, ваш громкий человеческий смех, и она – убитая, – и любовь с Богом и оплакивающие ее теперь подруги – это ведь разные вещи. И твоя мать, если не ошибаюсь, тоже нравилась богу.
ХИРОН. Вот это уже, действительно, иные времена. Чтобы любить ее, старый бог превращался в жеребца. На горных вершинах.
ГЕРМЕС. Тогда скажи, почему прекрасная Коронида напротив была женщиной, которая гуляла в виноградниках и так любила Лучезарного, что он убил ее и сжег ее тело?
ХИРОН. Сколько раз после ветреной ночи тебе приходилось видеть из твоей Лариссы, Энодий, как гора Олимп врезается в небо?
ГЕРМЕС. Я не только вижу ее, но иногда также поднимаюсь туда.
ХИРОН. Когда-то мы тоже взмывали туда вскачь по склонам.
ГЕРМЕС. И все же вы должны были возвращаться.
ХИРОН. Кронида возвратилась, друг.
ГЕРМЕС. Что ты хочешь этим сказать?
ХИРОН. Хочу сказать, что такова смерть. Там – властелины. Не такие повелители, как старый Крон, или твой древний отец, или мы сами в те дни, когда случалось задумываться, и наше веселье не знало уже границ, и мы носились среди вещей, как вещи, которыми мы были. В те времена животное и болото, были почвой, на которой происходили встречи людей и богов. Горой, конем, растением, облаком, источником – всем были мы под солнцем. Разве кто мог умереть в те времена? И что было животного, если животное пребывало в нас, как и бог?
ГЕРМЕС. У тебя есть дочери, Хирон, которые по желанию становятся женщинами или кобылицами. Что же ты сетуешь? Здесь у вас есть горы, равнина, времена года. Для вашего удовольствия нет недостатка ни в человеческих жилищах, хижинах и селениях при выходе на равнину, ни в хлевах и очагах, где скорбные смертные рассказывают о вас сказки и всегда готовы оказать вам гостеприимство. Не кажется ли тебе, что новые властители лучше пекутся о мире?
ХИРОН. Ты – один из них, и потому защищаешь их. Ты, бывший некогда фаллосом и исступлением, теперь отводишь под землю бескровные тени. Что же есть смертные, как не преждевременные тени? Но я испытываю радость при мысли, что мать этого младенца сама совершила прыжок: умирая, она нашла не что иное, как самое себя.
ГЕРМЕС. Теперь я знаю, почему она умерла: она ходила по горным склонам, была женщиной и любила Бога собственной любовью так, что возымела от него ребенка. Ты говоришь, что Бог был жесток. Но можно сказать, что она, Коронида, оставила за собой в болоте животное желание, породившее ее бесформенное кровавое исступление?
ХИРОН. Конечно же, нет. И что их этого следует?
ГЕРМЕС. Столь улыбчивые новые боги Фессалии не могут смеяться только по поводу одной вещи: поверь, я видел судьбу. Всякий раз, когда хаос изливается на свет, на их свет, они вынуждены разить, разрушать и воссоздавать. Вот почему умерла Коронида.
ХИРОН. Но они уже не смогут воссоздать ее. Стало быть, я был прав, говоря, что Олимп – это смерть.
ГЕРМЕС. И все же, Лучезарный любил ее. Он оплакивал бы ее, если бы не был богом. Он вырвал из нее младенца. Он с радостью вверяет его тебе. Он знает, что только ты сможешь сделать его настоящим человеком.
ХИРОН. Я уже сказал, какая участь ожидает его в жилищах смертных. Он будет Асклепием, властителем тел, человекобогом. Будет жить среди развращенной плоти и стонов. К нему будут обращать взоры люди, пытающиеся избегнуть судьбы, на одну ночь, на одно мгновение задержать предсмертную муку. Этот младенец пройдет между жизнью и смертью, как и ты, бывший некогда бычьим фаллосом, а теперь – всего лишь водитель теней. Такую долю уготовили олимпийцы живым на земле.
ГЕРМЕС. Но разве для смертных не лучше такой конец, чем древнее проклятие быть заключенным в животном или дереве и становиться мычащим быком, ползучей змеей, вечным камнем, плачущим фонтаном?
ХИРОН. Доколе Олимп будет небом, конечно. Но это пройдет.
sabinus
Le Cavalle
Di Ermete, dio ambiguo tra la vita e la morte, tra il sesso e lo spirito, fra і Titani e gli déi dell'Olimpo, non è il caso di par¬lare Ma che cosa significhi che il buon medico Asclepio esca dia un mondo di divine metamorfosi bestiali, vale invece la pena di dirlo.

(Parlano Ermete ctonio e il centauro Chirone).

ERMETE Il Dio ti chiede di allevare questo figlio, Chirone. Già sai della morte della bella Corònide. L'ha strap¬pato il Dio dalle fiamme e dal grembo di lei con le mani immortali. Io fui chiamato presso il triste corpo umano che già ardeva - і capelli avvampavano come paglia di grano. Ma l'ombra nemmeno mi attese. Con un salto, dal rogo scomparve nell'Ade.
CHIRONE Tornò puledra nel trapasso?
ERMETE Cosi credo. Ma le fiamme e le vostre criniere si somigliano troppo. Non feci in tempo a sincerarmene. Dovetti afferrare il bambino per portarlo quassù.
CHIRONE Bimbetto, era meglio se restavi nel fuoco. Tu non hai nulla di tua madre se non la triste forma umana. Tu sei figliolo di una luce abbacinante ma crudele, e do¬vrai vivere in un mondo di ombra esangue e angosciosa, di carne corrotta, di sospiri e di febbri - tutto ti viene dal Radioso. La stessa luce che ti ha fatto frugherà il inondo, implacabile, e dappertutto ti mostrerа la tristez¬za, la piaga, la viltà delle cose. Su di te veglieranno і serpenti.
ERMETE Certo il mondo di ieri è scaduto se anche і ser¬penti son passati alla Luce. Ma, dimmi, tu sai perché è morta?
CHIRONE Enodio, mai più la vedremo balzare felice dal Didimo al Pelio fra і canneti e le rupi. Tanto ci basti. Le parole sono sangue.
ERMETE Chirone, puoi credermi quando ti dico che la piango come voi la piangete. Ma, ti giuro, non so perché Il Dio l'abbia uccisa. Nella mia Lаrissa si parla d'incontri bestiali nelle grotte e nei boschi...
CHIRONE Che vuol dire? Lo siamo bestiali. E proprio tu, Enodio, che a Lаrissa eri coglia di toro, e all'inizio dei Tempi ti sei congiunto nel fango della palude con tutto quanto di sanguigno e ancora informe c'era al mondo, proprio tu ti stupisci?
ERMETE È lontano quel tempo, Chirone, e adesso vivo sottoterra о sui crocicchi. Vi vedo a volte venir giù dalla montagna come macigni e saltare le pozze e le forre, e in-seguirvi, chiamarvi, giocare. Capisco gli zoccoli, la vostra natura, ma non sempre voi siete cosi. Le tue braccia e il tuo petto di uomo, a dirne una, e il vostro grosso riso umano, e lei l'uccisa, e gli amori col Dio, le compagne che adesso la piangono - siete cose diverse. Anche tua madre, se non sbaglio, piacque a un dio.
CHIRONE Altri tempi davvero. Il vecchio dio per amarla si fece stallone. Sulla vetta del monte.
ERMETE Dunque, dimmi perché Corònide bella fu invece una donna e passeggiava nei vigneti e tanto giocò col Ra¬dioso che lui la uccise e bruciò il corpo?
CHIRONE Enodio, dalla tua Lаrissa quante volte hai vedu¬to dopo una notte di vento la montagna dell'Olimpo sta¬gliare nel cielo?
ERMETE Non solo la vedo, ma a volte ci salgo.
CHIRONE Un tempo, anche noi si galoppava fin lassù di co¬sta in costa.
ERMETE Ebbene, dovreste tornarci.
CHIRONE Amico, Corònide c'è tornata.
ERMETE Che vuoi dire con questo?
CHIRONE Voglio dire che quella è la morte. Lа ci sono і padroni. Non più padroni come Crono il vecchio, о l'an¬tico suo padre, о noi stessi nei giorni che ci accadeva di pensarci e la nostra allegria non sapeva più confini e bal¬zavamo tra le cose come cose ch'eravamo. A quel tempo la bestia e il pantano eran terra d'incontro di uomini e dèi. La montagna il cavallo la pianta la nube il torrente - tutto eravamo sotto il sole. Chi poteva morire a quel tempo? Che cos'era bestiale se la bestia era in noi com il dio?
ERMETE Tu hai figliole, Chirone, e sono donne e son puledre a volontà. Perché ti lamenti? Qui avete il monte avete il piano, e le stagioni. Non vi mancano neppur per compiacervi, le dimore umane, capanne e villaggi agli sbocchi delle vallate, e le stalle, і focolari, dove tristi mortali favoleggiano di voi, pronti sempre a ospitarvi. Non ti pare che il mondo sia meglio tenuto d nuovi padroni?
CHIRONE Tu sei dei loro e li difendi. Tu che un giorno eri coglia e furore, ora conduci le ombre esangui sottoterra. Cosa sono і mortali se non ombre anzitempo? Ma godo a pensare che la madre di questo bimbetto c'è saltata da sola: se non altro ha trovato se stessa morendo.
ERMETE Ora so perché è morta, lei che se ne andò alle pendici del monte e fu donna e amò il Dio col suo amore tanto che ne ebbe questo figlio. Tu dici che il Dio fu spietato. Ma puoi dire che lei, Corònide, abbia lasciato die¬tro a sé nel pantano la voglia bestiale, l'informe furore sanguigno che l'aveva generata?
CHIRONE Certo che no. E con questo?
ERMETE Gli dèi nuovi di Tessaglia che molto sorridono, soltanto di una cosa non possono ridere: credi a me che ho veduto il destino. Ogni volta che il caos trabocca alla luce, alla loro luce, devon trafiggere e distruggere e ri¬fate. Per questo Corònide è morta.
CHIRONE Ma non potranno più rifarla. Dunque avevo ragione che l'Olimpo è la morte.
ERMETE Eppure, il Radioso l'amava. L'avrebbe pianta se non fosse stato un dio. Le ha strappato il bimbetto. Te l'affida con gioia. Sa che tu solo potrai farne un uomo vero.
CHIRONE Ti ho già detto la sorte che attende costui nelle case mortali. Sarа Asclepio, il signore dei corpi, un uo¬mo-dio. Vivrà tra la carne corrotta e і sospiri. A lui guar¬deranno gli uomini per sfuggire il destino, per ritardare ili una notte, di un istante, l'agonia. Passerа, questo bimbetto, tra la vita e la morte, come tu ch'eri coglia di toro e non sei più che il guidatore delle ombre. Questa la sorte che gli Olimpici faranno ai vivi, sulla terra.
ERMETE E non sarа meglio, ai mortali, finire così, che non l'antica dannazione d'incappare nella bestia о nell’albero, e diventare bue che mugge, serpente che stringe, sasso eterno, fontana che piange?
CHIRONE Fin che l'Olimpo sarà il cielo, certo. Ma queste cose passeranno.
Вернуться к началу перевода
Обсудите эту работу с друзьями!
 
  При использовании авторских материалов указание автора
и ссылка на страницу конкурсной работы обязательны
Ваши голоса
Блестяще! 3 голоса
 
30 баллов за голос
Что-то в этом есть 0 голосов
 
20 баллов за голос
Не впечатлило 1 голос
 
10 баллов за голос
Разочаровало 0 голосов
 
5 баллов за голос
Статистика     *данные на 10:00 (Москва, GMT+3)
Место в рейтинге Проза: 191
Средняя оценка: 25.00
Итоговая оценка: 12.50
Общее число оценок: 4
Число комментариев: 12
Число посещений страницы:
< Предыдущий перевод Следующий перевод >
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>
Комментарии:    12
Галина
Галина говорит:
0
10.12.2012 20:00   #
И здесь тоже была я, и тоже с "блестяще".
Галина Бриевич
Галина Бриевич говорит:
0
14.12.2012 11:26   #
Sabinus, вот еще один перевод Вашего любимого Чезаре Павезе. Прочитайте, пожалуйста.
sabinus
sabinus говорит:
0
14.12.2012 15:34   #
Вряд ли Павезе - мой любимый. Он очень интересный. И сложный в этих Диалогах, которые я выложил. Это привлекает.
Галина
Галина говорит:
0
21.12.2012 09:14   #
Sabinus, искренне поздравляю с победой! Заслуженной! Даже не понимаю, почему конкретно эта? "Зверь", и "Цветок" мне кажутся равновеликими.
Александр Андреев
Александр Андреев говорит:
0
21.12.2012 15:21   #
sabinus, с победой Вас!
Всего самого доброго!
Галина Бриевич
Галина Бриевич говорит:
0
21.12.2012 19:58   #
Sabinus! Поздравляю Вас с победой! "La belva" mi e' piaciuta un sacco:))) E Maremma Maya-(la) [detto senza accademismo]! Lei e' troppo forte!!! Invincibile! Tanti auguri!!!
sabinus
sabinus говорит:
0
21.12.2012 20:07   #
Спасибо, Галина. Вы как добрая мама всех итальянских переводчиков - искренняя и любящая. Если бы была номинация "За помощь и незлобивость" или что-то в этом роде, Вы, несомненно, стали бы победителем со значительным отрывом от всех.
Галина Бриевич
Галина Бриевич говорит:
0
21.12.2012 20:20   #
О! Спасибо за комплимент:))) Добрая мама - un po' esagerato, meglio dire una zia... (только для школьников и Вадима Исаева:))) Была рада возможности пообщаться с переводчиками с итальянского языка. Я многому научилась, многое прояснила для себя, ибо опыт переводов у меня совсем небольшой. Было приятно познакомиться, sabinus! Успехов Вам! Siamo sopravvissuti il Fine del Mondo:))) ed ora posso augurarLa Buon Natale (visto che Lei e' credente) e Felice Anno Nuovo!
sabinus
sabinus говорит:
0
21.12.2012 20:55   #
"Нет верующих или неверующих людей. Есть только желающие верить и желающие не верить.... Те, что желают не верить, уже во что-то верят. А те, что желают верить, уже заранее не верят ни во что..."
Анна Владленовна
Анна Владленовна говорит:
0
22.12.2012 12:25   #
Поздравляю с наградой!
Cветлана
Cветлана говорит:
0
23.12.2012 00:10   #
поздравляю с победой!
sabinus
sabinus говорит:
0
23.12.2012 00:15   #
Спасибо! Анна Владленовна желаю Вам новых квебекских открытий.
И Вам, Светлана, успешного и радостного творческого пути, который Вы, кажется, только начинаете.
Подписаться на новые комментарии к этой работе
Добавить комментарий
Ваше имя Обязательное поле
Ваш email Обязательное поле    Ваш email не будет опубликован
Комментарий:
Защитный код
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>

 

 

Статистика конкурса

всего (сегодня)
Пользователи: 204 (0)
Переводы: 0 (0)
Комментарии: 76945 (0)
Иллюстрации: 0 (0)

Партнеры конкурса