Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь в конкурсе


Авторизация

Регистрация

Войти через loginza
Ваше имя
Ваш email
Пароль
Повторите пароль
Защитный код

CYANIDE FOR CHRISTMAS - Горький Миндаль на Рождество

09.12.2012
Обсудите эту работу с друзьями!
Оригинал: CYANIDE FOR CHRISTMAS, John Stephen Glasby
Перевод с английского: Нинель
Джон С. Гласби
Горький Миндаль на Рождество

Джон С. Гласби ( р. 1922), выдающийся химик и астроном.
Он написал более 500 рассказов в различных жанрах. Его главный интерес криминальные истории.


До Рождества оставалась всего одна неделя, когда Чарльз Тримейн встретил цыганку.
Он завершал привычный для него обход своих владений и уже повернул на узкую тропинку, ведущую к лесу. Тут она и стояла прямо перед ним, будто ожидая, чтобы он прошел вперед.

Вначале он рассердился, а потом на него напал страх. Тот самый, который он испытывал перед цыганами с самого детства. Что-то в них было такое, от чего у него по спине бежали мурашки.
Старая цыганка, тонкая, как жердь, - что шаль саваном свисала с ее костлявых плеч, не мигая смотрела на него маленькими птичьими глазками. Весь ее вид заставил его крепче сжать трость. Он даже почувствовал, как напряглись мышцы.

Голос не изменил ему.
- Что ты здесь делаешь? – резко спросил он. “Ты что не знаешь, что это частные владения? Ты перешла границу моей земли.
- А чего ты так испугался?
Голос старой вороны звучал, словно тихий шум ветра в обледенелых ветвях.
Тримейн застыл от напряжения. Несмотря на ее согбенность и небольшой рост, от нее исходила некая странная угроза, которая
всколыхнула в нем глубоко запрятанное воспоминание.
- Убирайся с моей земли!- он с трудом выдавливал слова сквозь стиснутые зубы. “ Если ты сейчас же не уйдешь, то тебя арестуют.

Цыганка подняла правую руку. Из широких складок ее одежды показалась костлявая клешня. Длинный указательный палец
направился прямо на него.
- Не беспокойся, я ухожу. Но вначале выслушай меня. Я хочу лишь предупредить тебя. Хочешь – слушай, хочешь – нет.
У Тримейна вдруг возникла непонятная уверенность, что эти слова он уже слышал когда-то, давно-давно. Вспомнил он быстро, тут же. Да , это должно быть случилось, когда ему исполнилось шесть – или семь?- лет. Как-то одна старая цыганка подошла к двери дома. Она торговала какими-то безделушками. От нее он и слышал такое предсказание. Оно предназначалось для матери. Ей нельзя было покидать дом тот день.
Он, в ту пору совсем ребе, и в них была угроза опасности. Но мать просто рассмеялась над его страхами и сказала, что все это – предрассудки. В полдень она куда-то пошла, а он и тетя остались дома. Мама не вернулась. Через два дня отец рассказал ему, что маму сбила машина, и она умерла мгновенно.

Когда он вспомнил это, его охватил страх , но чувство гнева все-таки было сильнее.
- Меня не интересуют твои глупые предсказания, - ответил он грубо. Крепче сжав трость, он поднял ее в сжатом кулаке.
- А теперь – убирайся.
Цыганка покачала головой и продолжала.
- Нравится тебе это или нет, ты услышишь то, что я должна тебе сказать, Чарльз Тримейн. Я вижу твою смерть. Не от собственной руки, от
другой, до наступления Рождества. И твоего убийцу никогда не найдут.
- Чушь! – в голосе Тримейна слышалось нескрываемое презрение и насмешка.
- Неужели? Ты так в этом уверен? Ведь тебе приходилось уже слышать
подобное в своей жизни когда-то давно. В предсказание не поверили.
- Откуда та знаешь? – слова застряли в горле Тримейна.
- Слепец! Я многое знаю и многое вижу наперед – звучал тихий, словно шелест тростника голос, а затем раздался смех, от которого у Тримейна пробежала по позвоночнику дрожь.
- Слушай меня внимательно. Возможно, ход судьбы еще можно изменить. Иногда нам это удается повлиять на судьбу. Если ты
доживешь до рассвета Рождества, - будешь жить долго. Но…
- Но, что? – нетерпеливо спросил он. На мгновение он забыл о своем
гневе и трости.
- Но если ты не встретишь рассвет, ты умрешь.
Последние слова она говорила, устремляясь, мимо него, на тропинку среди деревьев.
Ноги и руки Тримейна онемели, и некоторое время он не мог сдвинуться с места. Сутулая фигура исчезла среди деревьев, и хотя он почти тут же побежал за ней, на краю леса в поле никого не было.
Он не помнил, как он добрался до дома. Налил полную рюмку бренди и залпом выпил. Он пытался осмыслить происшедшее. Было ли это на самом деле? Логическое объяснение было, конечно, что это просто галлюцинация или что он все просто вообразил.
Всю неделю он был сам не свой, размышляя обо всем объективно, невозможно было, чтобы старая женщина так вот быстро куда-то исчезла.
Как бы там ни было не стоило рисковать. За свою жизнь он заимел не одного врага, не исключая и членов семьи. Месяца два тому назад он до того разругался с сыном Филипом, что пригрозил лишить его наследства. А эта сучка Маргарет, жена Филипа, готова на все, чтобы только Филип получил свою часть от его миллионов. К тому же, его дочь Анна со своим вторым мужем Марком…. Он ничуть не сомневался , что и они ждут не дождутся его смерти. Все они соберутся на Рождество, и могут использовать этот случай для того, чтобы совершить убийство.
Он налил еще бренди, но на этот раз пил медленно, маленькими глотками. Он обдумывал, что делать. Предупрежден – значит вооружен и будь то галлюцинация или нет, он намеревался отнестись к тому, что произошло, со всей серьезностью и принять меры, чтобы пережить не только это Рождество и многие другие грядущие.
Кроме него и слуг, в доме никого не было в течение последующих пяти дней. Наступил канун Рождества, и собралась вся семья полностью. Первыми приехали Анна с Марком, а попозже, когда начало темнеть, подъехали Филип и Маргарет. К их приезду у него был уже продуман план, как он проведет этот вечер.

Глубоко под домом у него был свой подвал, где он хранил большую часть своих художественных и других драгоценностей, которые не собирал долгие годы. Многие из них он приобрел незаконным путем. Работы старых мастеров, исчезнувшие из картинных галерей по всему свету, попадали к нему за смехотворные суммы от их реальной стоимости.
Именно тут он и намеревался провести почти всю ночь, под защитой толстых бетонных стен, где не было даже окон, а толстую стальную дверь можно было открыть только одним ключом, который всегда был при нем.
Вчера он и Луиджи, электрик из деревни, проверили, все ли тут в порядке. Он знал, что Луиджи побывал в плену во время войны , и за долгие годы знакомства они стали хорошими друзьями. Сейчас Тримейн был уверен, как бы ни старалась семейка, какой вы дьявольский план они не придумали, сюда до него никто не доберется.
Целый вечер он старался вести себя как обычно, хотя отметил, что все поглядывали на него, особенно Филип странно смотрел, когда он отказывался что-то съест или выпить, ссылаясь на проблемы с желудком.
Он заставлял себя слушать, о чем идет разговор, и даже принимать какое-то участие в беседе за столом. Филип прямо лез из кожи, чтобы загладить прежнюю ссору. Анна тоже болтала без умолку о том, как трудно жить в Лондоне с его дороговизной, да и Марку все обещают продвижение по службе, но этим дело и кончается.

После обеда все настояли на том, чтобы спуститься в хранилище. Уже много лет подряд этот визит стал некоей традицией, когда он позволял им выбрать себе подарок на Рождество, что-нибудь из драгоценностей. Он же утратил это праздничное чувство Рождества с тех пор, как умерла Мери, но продолжал украшать дом и ставить елку.
Время шло, и он не мог не признаться себе, что его страх нарастал. Это чувство противоречило его натуре. Если он переживет эту ночь, то потом все будет в порядке.

С трепетом Тримейн дождался десяти часов, когда все уехали. Весь вечер, пока его дети были с ним, он внимательно следил за ними, за выражением их лиц, запоминая каждое произнесенное слово, прикидывая, кто же из них замыслил его убийство.

Оставалось всего два часа.
Он был уверен, если кто-нибудь из них задумал его убить, то это должен быть очень хитроумный план. Такой, чтобы его смерть выглядела естественной или же это мог быть несчастный случай, чтобы ни врач, ни полиция не смогли заподозрить даже намерения его убить. Цыганка сказала, что его убийцу никогда не найдут. Но она также сказала. Что можно изменить ход судьбы – именно это он и хотел сделать.
Он чувствовал себя физически опустошенным, но все чувства обострились, он был настороже, пока он спускался вниз на маленьком лифте и пока дошел до двери в хранилище. Вставив ключ, он открыл колесо и медленно начал его поворачивать, при этом выводя стальные болты из двери, таким образом открывая ее. Он щелкнул выключателем, и под самым потолком ярко зажглись лампочки. Он закрыл дверь и вздохнул с облегчением.
Наконец-то он был в полной безопасности. Посмотрел на часы. Десять часов пятнадцать минут. Здесь он пробудет до двух-трех часов утра, а затем ляжет спать. Если цыганка сказал правду, то он победил судьбу и ему больше нечего бояться.
В ярком люминесцентном свете все в комнате приобрело четкость и ясность: картины старых мастеров вдоль одной стены, огромный сейф, с целым состоянием бриллиантов и других драгоценных камней. Все богатство собиралось долгие годы, и он заботливо охранял его.
Больше часа он провел , с любовью рассматривая все. Потом сел за свой письменный стол и устроился поудобнее в кресле.
Ровно в 11.58 Чарльз Тримейн умер. Смерть наступила мгновенно, и он даже не успел это осознать.
Нинель
CYANIDE FOR CHRISTMAS
CYANIDE FOR CHRISTMAS
by John S. Glasby (1928)

It was the week before Christmas when Charles Trernayne met the gypsy. He was making the rounds of his estate, as was his usual custom, when he turned the corner in the narrow path leading through the wooi I and there she was, standing directly in front of him as if daring him to proceed any further.

His first emotion on seeing her was one of anger, then fear. Ever since childhood he had been obsessively afraid of gypsies. There was something about them which made his flesh creep.

She was an old woman, thin as a stick, and the heavy woollen shawl across her shoulders hung on her bony frame like a shroud. Small, bird like eyes stared intently at him ami the mere sght of her made him grip his walking stick more tightly. He felt his arm muscles tighten of their own accord.

Somehow, he found his voice.
'What are you doing here?' he demanded harshly. 'Don't you know this is private property? You're trespassing on my land.'
'Why are you so afraid?' The old crone's voice was like the dry rustle of wind through rime-coated branches.

Tremayne stiffened. In spite of her bent, diminutive build, there was something oddly menacing about the old woman which struck a responsive chord deep within his subconscious.
'Get off my land.' He forced the words out through tightly clenched teeth. 'If I see you hanging around here again, I'll have you arrested.'




The gypsy raised her right arm. A skinny claw protruded from below the voluminous folds of her garment, the long forefinger pointed directly at him. 'Don't worry, I'm going. But first you'll hear the warning I'm going to give you. Whether you heed it or not is up to you.'

Tremayne had the sudden conviction he had heard all of this before a long time ago. The memory came swiftly. It must have been just after his sixth—or was it his seventh?—birthday. An old gypsy had come to the door selling pegs and other bric-a-brac. A warning had been delivered then, he remembered; a warning to his mother not to go out that day.


To the mind of a child such solemn and frightening words had held a terrible seriousness. But his mother had merely laughed at his fears and told him such things were superstitious nonsense. She had gone out that afternoon, leaving him with his aunt—and she had never come back. It was two days later that his father had told him she had been struck by a car and killed instantly.

Recalling the incident, he experienced a sharp chill of fear but his anger remained uppermost in his mind.
'I'm not interested in any of your foolish warnings,' he retorted sharply. He raised the walking stick in his clenched fist. 'Now be off.'

The old gypsy shook her head and held her ground. 'Like it or not you're going to hear what I've got to say, Charles Tremayne. I see death. Not by your own hand but by another's and before this Christmas Day dawns. And those who seek to find your murderer will fail.'

'Nonsense!' There was now undisguised scorn in Tremayne's tone.
'Is it? Are you so sure? Perhaps you've heard a similar warning before, long ago. One which also went unheeded.'
'How could you know—?' Tremayne choked the words off.
'You blind fool! I know and foresee many things.' The thin, reedy voice ended in a dry chuckle that sent a shiver along Tremayne's spine.
'Heed my words well and perhaps the course of fate may be changed. Sometimes we have it in our power to alter the path of destiny. If you should live to see Christmas Day there will still be many years ahead for you. But—'
'But what?' he demanded roughly. For the moment his initial anger and the stick in his hand were forgotten.
'But should you see the light, you will die.'


Even as she uttered the final words, the gypsy was shuffling past him and moving rapidly along the path through the trees.

Tremayne was aware that his arms and legs felt oddly numb and it was several seconds before he could turn. The stooped figure had vanished among the trees and although he run after , there was no sign of her when he reached the edge of the wood and stared across the empty fields.

Somehow, he got back to the house and poured himself a stiff brandy, gulping the raw liquor down quickly. Part of his mind was still perfectly clear. Had it really happened? The logical explanation, of course, was that he had suffered some kind of hallucination, that he had simply imagined it all. He had been feeling off colour all week and, looking at everything objectively, there seemed no possible way that old woman could have disappeared in such a short space of time.

But there was no point in taking chances. He had made a lot of enemies in his lifetime, not least among his family. There had been that violent quarrel with his son, Philip, a couple of months ago when he had threatened to cut him out of his will. And Philip's wife, Margaret, was an avaricious little bitch who would go to any lengths to ensure that Philip inherited his share of the family millions. Then there was his daughter Anne and her second husband Mark. He didn't doubt that they, too, were impatiently waiting for him to die. And they would all be there for the Christmas festivities giving any one of them an ample opportunity to commit murder.

He poured himself a second drink but sipped this one slowly. Already, his mind was engaged in formulating plans. Forewarned was forearmed and whether his recent experience was an hallucination or not he intended to take it seriously and see to it that he lived to enjoy this Christmas and many more.

Apart from himself, and the servants, the big house was empty for the next five days. It was Christmas Eve when the family arrived. First Anne and Mark and then, just as it was growing dark, Philip and Margaret drove up. Everything had been made ready for their coming and, by this time, Charles had made up his mind exactly how he intended to spend that evening.

Deep beneath the house was a vault where he stored most of his art treasures and other prized possessions which he had collected over the years. Many of them had been obtained through illegal channels, old masters which had disappeared from art galleries all over the world and which he had bought at a fraction of their true worth.

It was here that he intended to spend most of the night, protected by thick concrete walls with no windows and only the one thick steel door to which he had the only key.

The previous day he had gone over everything down there with Luigi, the electrician from the village, ensuring that all was in perfect working order. He had known Luigi as a prisoner of war and over the years they had become firm friends. Now he was confident that, no matter how hard they tried, no matter what diabolical plan any of the family may have made, no one could reach him there.

Throughout the evening, he tried to appear his usual self although he knew that the family, particularly Philip, gave him odd glances when he refused to eat or drink anything, pleading an upset stomach.

He forced himself to listen to, and join in, the conversation around the table. Philip went out of his way to ingratiate himself in the hope that their quarrel had been forgotten. Anne chattered incessantly about how difficult it was to live in London with everything so damned expensive and Mark being continually passed over for promotion.

After dinner, they had all insisted on paying a visit to the vault. Over the years, this had become a tradition, when he allowed them to select some item of jewellery as a present for Christmas. He, himself, had long since renounced the true spirit of Christmas, ever since Mary had died. But he had seen to it that the usual decorations and the Christmas tree had been put up in readiness.

As the time passed, he could not hide from himself that he was scared and it was an emotion utterly foreign to his nature. If he could only get through the night without anything happening, he would be all right.

He awaited ten o'clock, when everyone retired, with a growing sense of trepidation. During the evening he had unobtrusively scrutinized them all closely, watching their facial expressions, marking every word they said, wondering which one of them harboured thoughts of murder.

Now there were only two hours left.
He knew that if one of them was contemplating murdering him it would have to be some fiendishly clever scheme, one which would so closely simulate death from natural causes or an accident, that the doctor and police would be completely fooled. The old gypsy had said that his murderer would never be found. But she had also said that it was possible to alter the course of fate—and that was what he intended to do.

He felt drained physically but all of his senses were sharp and alert as he made his way down in the small lift, along the short underground passage to where the door of the vault stood at the end. Inserting the key, he unlocked the wheel and spun it slowly, withdrawing the thick steel bolts and thrusting the door open. The overhead lights, set close to the ceiling, came on brightly as he flicked down the switch. Closing the door, he locked it securely, letting out his breath in a single exhalation.

Now he was absolutely safe. He checked his watch. Ten-fifteen. He would stay here until two or three in the morning and then go to bed. If there was any truth in the gypsy's words, he would have beaten fate and there would be nothing to fear.

In the harsh actinic glare of the overhead lights, every detail of the chamber stood out with blinding clarity. The stacks of old masters along one wall; the large safe which contained a fortune in diamonds and precious stones. All he had amassed over the years and really cared for was here.

He spent more than an hour poring over them with a loving care. Then he sat down at the desk in the middle of the room and made himself comfortable.

At precisely 11.58, Charles Tremayne died. Death came so swiftly that he was not aware of it.

John Stephen Glasby
John Stephen Glasby
Вернуться к началу перевода
Обсудите эту работу с друзьями!
 
  При использовании авторских материалов указание автора
и ссылка на страницу конкурсной работы обязательны
Ваши голоса
Блестяще! 1 голос
 
30 баллов за голос
Что-то в этом есть 2 голоса
 
20 баллов за голос
Не впечатлило 0 голосов
 
10 баллов за голос
Разочаровало 0 голосов
 
5 баллов за голос
Статистика     *данные на 09:00 (Москва, GMT+3)
Место в рейтинге Проза: 230
Средняя оценка: 23.33
Итоговая оценка: 8.75
Общее число оценок: 3
Число комментариев: 3
Число посещений страницы:
< Предыдущий перевод Следующий перевод >
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>
Комментарии:    3
Татьяна
Татьяна говорит:
0
14.12.2012 23:12   #
Здесь непонятно: "Он, в ту пору совсем ребе, и в них была угроза опасности." Есть ещё мелкие замечания. Но в целом очень понравилось.
Татьяна
Татьяна говорит:
0
19.12.2012 20:42   #
Жаль, почти никто не заметил. Интересный рождественский рассказ.
Галина
Галина говорит:
0
19.12.2012 20:51   #
Там что-то выпущено: он в ту пору был совсем ребенок...
Жуткий рассказ. На ночь лучше не читать...
Подписаться на новые комментарии к этой работе
Добавить комментарий
Ваше имя Обязательное поле
Ваш email Обязательное поле    Ваш email не будет опубликован
Комментарий:
Защитный код
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>

 

 

Статистика конкурса

всего (сегодня)
Пользователи: 212 (0)
Переводы: 0 (0)
Комментарии: 80249 (0)
Иллюстрации: 0 (0)

Последние события

Все события

Партнеры конкурса