Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь в конкурсе


Авторизация

Регистрация

Войти через loginza
Ваше имя
Ваш email
Пароль
Повторите пароль
Защитный код

The Impact of the Wilderness Tourism - Воздействие туризма в малообитаемых местах

08.12.2012
Обсудите эту работу с друзьями!
Оригинал: The Impact of the Wilderness Tourism , Неизвестный
Перевод с английского: Danial Saari
Рынок для туризма в отдалённых регионах быстро развивается как никогда прежде. Страны во всем мире активно продвигают свои 'нетронутые' регионы - такие как горы, арктические земли, пустыни, маленькие острова и заболоченные местности богатым туристам. Привлекательность этих регионов очевидна: по определению, туризм в плохо обитаемых местах требует небольших или никаких первоначальных инвестиций. Но это не означает, что у него нет никакой стоимости. Как признала Конференция по Окружающей среде и Развитию Организации Объединенных Наций в 1992г., эти области хрупки (то есть очень уязвимы к неадекватной эксплуатации), не только с точки зрения экологии, но также и с точки зрения культуры их жителей. Три самых существенных типа уязвимой окружающей среды в этом отношении, а также с точки зрения пропорции поверхности Земли, которую они покрывают, являются пустынями, горами и арктическими регионами. Важная особенность - их явная сезонность с жесткими условиями, преобладающими в течение многих месяцев ежегодно. Следовательно, большинство деятельности человека, включая туризм, ограничено весьма четко определенными временами года.
Туристов привлекает в эти регионы их естественная панорамная красота и уникальная культура коренных жителей. И бедные правительства в этих изолированных регионах приветствуют новую когорту 'приключенческих туристов', и благодарны за твердую валюту, которую они приносят. В течение нескольких лет теперь, туризм является главным источником иностранной валюты в Непале и Бутане. Туризм - также основной элемент в экономических системах арктических зон, таких как Лапландия и Аляска и в пустынных регионах, таких как Скала Айерс в Австралии и Долина Памятников в Аризоне.
Как только местность становится главным туристским пунктом, эффект на местное сообщество огромный. Когда фермеры холмистых местностей, например, могут сделать больше денег за несколько недель, работая проводниками для иностранных треккеров, чем они могут заработать за год на своих полях, не удивительно, что многие из них бросают свою фермерскую работу, которую таким образом, оставляют другим членам семьи. В некоторых холмистых местностях это привело к серьезному снижению в продуктивности ферм и изменению местной диеты, потому что недостаточно рабочей силы, чтобы содержать в порядке террасы и ирригационные системы и ухаживать за зерновыми культурами. В результате многие люди из этих местностей переключились к внешним поставкам риса и других продуктов.
У обществ арктических и пустынных местностей, круглогодичное выживание традиционно зависело от охоты на животных и рыб, сбор фруктов в течение относительно короткого сезона. Однако, ввиду того, что некоторые жители вовлекаются в туризм, у них больше нет времени собирать дикую пищу; это приводит к увеличивающейся зависимости от покупной пищи и магазинов. Туризм - не всегда виновен в этих изменениях. Все виды оплачиваемых работ или государственных ссуд склонны подорвать традиционные системы выживания. Каковы бы ни были причины, дилемма всегда та же самая: что случится, если эти новые, внешние источники дохода иссякнут?
Физическое воздействие временно проживающих – это другая серьёзная проблема, связанная с подъемом приключенческого туризма. Большое внимание сосредоточилось на эрозии вдоль главных троп, но возможно важнее вырубки леса и воздействия на водоснабжение из-за необходимости предоставлять туристам готовую пищу и горячий душ. И в горах и в пустынях, медленно растущие деревья часто - главный источник топлива, и водоснабжение может быть ограничено или уязвимо к деградации из-за обильного использования.
Истории о проблемах туризма стали легионом в последние несколько лет. Все же это не должно быть проблемой. Хотя туризм неизбежно влияет на регион, в котором он действует, затраты для этой уязвимой окружающей среды и их местных культур могут быть минимизированы. Действительно, это может даже быть транспортное средство, чтобы снова поддерживать местные культуры, как это было с Шерпасом из непальской Долины Хубму и в некоторых альпийских деревнях. И растущее число операторов приключенческого туризма пытается гарантировать, что их действия приносят пользу местному населению и окружающей среде в долгосрочной перспективе.
В швейцарских Альпах сообщества решили, что их будущее зависит от интегрированного туризма эффективнее с местной экономикой. Беспокойство местного населения о растущем числе проектов второго дома в швейцарских Pays d'Enhaut привело к пределу, повлиявшего на их рост. Также имел место ренессанс в коллективном производстве сыра в регионе, давая, местным жителям надежный источник дохода, который не зависит от иностранных посетителей.
Многие арктические туристские пункты эксплуатируются иностранными компаниями, которые нанимают временных рабочих и переводят на свою родину большую часть прибыли. Но некоторые арктические сообщества теперь управляют туристическими фирмами сами, таким образом, гарантируя, что доход накапливается в местном бюджете. Например, местная корпорация в Аляске, коренных жителей, проводит авиатуры из Анкориджа до Коцебу, где туристы едят арктическую пищу, гуляют по тундре и наслаждаются местными музыкантами и танцорами.
Коренное население в пустынных местностях Юго-запада Америки следуют подобным стратегиям, поощряя туристов, посещать их местные поселения и резервации, покупать изделия ручной работы высокого качества и художественные работы. Поселения Акома и Сан Ильдефонсо создали очень выгодный гончарный бизнес, в то время как группы Навахо и Хопи так же имели успех с ювелирным делом.
Слишком много людей, живущих в уязвимой среде, потеряли контроль над своими экономическими системами, культурой и окружающей средой, когда туризм проник на их родину. Просто ограниченный туризм не может быть решением дисбаланса, потому что желание людей видеть новые места просто так не исчезнет. Вместо этого сообщества в уязвимой среде должны достигнуть большего контроля над предприятиями туризма в своих регионах, чтобы сбалансировать свои нужды и стремления с требованиями туризма. Растущее число сообществ демонстрирует, что с твердым коллективным принятием решений это возможно. Критический вопрос теперь - может ли это стать нормой, а не исключением.
Danial Saari
The Impact of the Wilderness Tourism
The market for tourism in remote areas is booming as never before. Countries all across the world are actively promoting their 'wilderness' regions - such as mountains, Arctic lands, deserts, small islands and wetlands - to high-spending tourists. The attraction of these areas is obvious: by definition, wilderness tourism requires little or no initial investment. But that does not mean that there is no cost. As the 1992 United Nations Conference on Environment and Development recognized, these regions are fragile (i.e. highly vulnerable to abnormal pressures) not just in terms of their ecology, but also in terms of the culture of their inhabitants. The three most significant types of fragile environment in these respects, and also in terms of the proportion of the Earth's surface they cover, are deserts, mountains and Arctic areas. An important characteristic is their marked seasonality, with harsh conditions prevailing for many months each year. Consequently, most human activities, including tourism, are limited to quite clearly defined parts of the year.
Tourists are drawn to these regions by their natural landscape beauty and the unique cultures of their indigenous people. And poor governments in these isolated areas have welcomed the new breed of 'adventure tourist', grateful for the hard currency they bring. For several years now, tourism has been the prime source of foreign exchange in Nepal and Bhutan. Tourism is also a key element in the economies of Arctic zones such as Lapland and Alaska and in desert areas such as Ayers Rock in Australia and Arizona's Monument Valley.
Once a location is established as a main tourist destination, the effects on the local community are profound. When hill-farmers, for example, can make more money in a few weeks working as porters for foreign trekkers than they can in a year working in their fields, it is not surprising that many of them give up their farm-work, which is thus left to other members of the family. In some hill-regions, this has led to a serious decline in farm output and a change in the local diet, because there is insufficient labor to maintain terraces and irrigation systems and tend to crops. The result has been that many people in these regions have turned to outside supplies of rice and other foods.
In Arctic and desert societies, year-round survival has traditionally depended on hunting animals and fish and collecting fruit over a relatively short season. However, as some inhabitants become involved in tourism, they no longer have time to collect wild food; this has led to increasing dependence on bought food and stores. Tourism is not always the culprit behind such changes. All kinds of wage labor, or government handouts, tend to undermine traditional survival systems. Whatever the cause, the dilemma is always the same: what happens if these new, external sources of income dry up?
The physical impact of visitors is another serious problem associated with the growth in adventure tourism. Much attention has focused on erosion along major trails, but perhaps more important are the deforestation and impacts on water supplies arising from the need to provide tourists with cooked food and hot showers. In both mountains and deserts, slow-growing trees are often the main sources of fuel and water supplies may be limited or vulnerable to degradation through heavy use.
Stories about the problems of tourism have become legion in the last few years. Yet it does not have to be a problem. Although tourism inevitably affects the region in which it takes place, the costs to these fragile environments and their local cultures can be minimized. Indeed, it can even be a vehicle for reinvigorating local cultures, as has happened with the Sherpas of Nepal's Khumbu Valley and in some Alpine villages. And a growing number of adventure tourism operators are trying to ensure that their activities benefit the local population and environment over the long term.
In the Swiss Alps, communities have decided that their future depends on integrating tourism more effectively with the local economy. Local concern about the rising number of second home developments in the Swiss Pays d'Enhaut resulted in limits being imposed on their growth. There has also been a renaissance in communal cheese production in the area, providing the locals with a reliable source of income that does not depend on outside visitors.
Many of the Arctic tourist destinations have been exploited by outside companies, who employ transient workers and repatriate most of the profits to their home base. But some Arctic communities are now operating tour businesses themselves, thereby ensuring that the benefits accrue locally. For instance, a native corporation in Alaska, employing local people, is running an air tour from Anchorage to Kotzebue, where tourists eat Arctic food, walk on the tundra and watch local musicians and dancers.
Native people in the desert regions of the American Southwest have followed similar strategies, encouraging tourists to visit their pueblos and reservations to purchase high-quality handicrafts and artwork. The Acoma and San Ildefonso pueblos have established highly profitable pottery businesses, while the Navajo and Hopi groups have been similarly successful with jewelry.
Too many people living in fragile environments have lost control over their economies, their culture and their environment when tourism has penetrated their homelands. Merely restricting tourism cannot be the solution to the imbalance, because people's desire to see new places will not just disappear. Instead, communities in fragile environments must achieve greater control over tourism ventures in their regions, in order to balance their needs and aspirations with the demands of tourism. A growing number of communities are demonstrating that, with firm communal decision-making, this is possible. The critical question now is whether this can become the norm, rather than the exception.
Вернуться к началу перевода
Обсудите эту работу с друзьями!
 
  При использовании авторских материалов указание автора
и ссылка на страницу конкурсной работы обязательны
Ваши голоса
Блестяще! 4 голоса
 
30 баллов за голос
Что-то в этом есть 0 голосов
 
20 баллов за голос
Не впечатлило 1 голос
 
10 баллов за голос
Разочаровало 1 голос
 
5 баллов за голос
Статистика     *данные на 18:00 (Москва, GMT+3)
Место в рейтинге Публицистика: 44
Средняя оценка: 22.50
Итоговая оценка: 16.88
Общее число оценок: 6
Число комментариев: 10
Число посещений страницы:
< Предыдущий перевод Следующий перевод >
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>
Комментарии:    10
Татьяна
Татьяна говорит:
0
12.12.2012 12:59   #
"И бедные правительства в этих изолированных регионах приветствуют новую когорту 'приключенческих туристов', и благодарны за твердую валюту, которую они приносят."
Danial Saari
Danial Saari говорит:
0
12.12.2012 17:05   #
Thank you Tanya so much!
Татьяна
Татьяна говорит:
0
13.12.2012 20:25   #
Бывают "приключенческие фильмы" и "приключенческие книги", а не "приключенческие туристы". Таких туристов называют "искатели приключений".
Татьяна
Татьяна говорит:
0
13.12.2012 20:29   #
"Однако, ввиду того, что некоторые жители вовлекаются в туризм, у них больше нет времени собирать дикую пищу; это приводит к увеличивающейся зависимости от покупной пищи и магазинов." Вовлекаются в туризм = увлекаются туризмом. "Дикая пища" и "покупная пища" - не по-русски. Лучше так: "дары природы" и "готовые продукты".
Danial Saari
Danial Saari говорит:
0
14.12.2012 02:10   #
Thank you, dearest Tatyana!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!111
xukaimin
xukaimin говорит:
0
20.09.2017 12:39   #






























2017.9.20xukaimin
yaoxuemei
yaoxuemei говорит:
0
10.11.2017 15:11   #

yaoxuemei20171110
xukaimin
xukaimin говорит:
0
16.11.2017 05:21   #



























































2017.11.16xukaimin
HYst
HYst говорит:
0
17.11.2017 05:10   #
ble, sans doute, car son visage se durcit et un ricanement sardonique crispa ses lèvres.

L’idée trouvée, il convenait de la mettre en action. Morganson, levant son camp, roula et empaqueta ses couvertures, puis les chargea sur son tra?neau, en compagnie de son poêle de t?le, de son fusil et de sa hache, de la poêle à frire et du bout de lard fumé. Ensuite il lia le tout avec une courroie.

Un instant encore, il se réchauffa les mains aux débris du feu, puis enfila ses moufles. Ses pieds le faisaient souffrir et ce fut en boitant visiblement qu’il alla prendre place à la tête du tra?neau.

Il passa sur son épaule la boucle de la corde qui servait au halage et donna de toute sa force, pour faire démarrer le tra?neau. Il eut un recul sous la souffrance qui en résultait pour lui. Car la corde lui avait, sous ses vêtements, au cours de longues journées de ce labeur, écorché la peau, et il dut s’y reprendre à deux fois pour se mettre en route.

La piste longeait le lit gelé du Yukon. Au bout de quatre heures de marche, elle décrivait une courbe, par laquelle Morganson atteignit Minto.

C’était une ville en herbe, perchée sur le fa?te d’un haut coteau, au milieu d’une clairière récemment ouverte. Elle se composait, au total, d’une maison en rondins, couverte en chaume de joncs, d’un cabaret et de quelques cabanes.

Morganson laissa son tra?neau à la porte du cabaret, où il pénétra.

Il déposa sur le comptoir un petit sac à or, qui semblait vide, et demanda :

— Y en a-t-il assez, là-dedans, pour boire un coup ?

Le tenancier du lieu jeta un coup d’?il rapide sur le sac, puis sur l’homme, et sortit un verre avec une bouteille.

— Ne t’inquiète pas pour le paiement, dit-il.

— Prends toujours ce qui reste… insista Morganson.

Le cabaretier se saisit du sac, le tint renversé sur un des plateaux de ses balances, le secoua, et quelques bribes de poudre d’or en tombèrent.

Morganson reprit le sac, le retourna pour bien s’assurer qu’il était vide et déclara, d’un air étonné : Je croyais qu’il y en avait davantage. Pour un demi-dollar, au moins…

— Il s’en faut de peu, répondit le cabaretier, tout en effectuant sa pesée. ?a ira ainsi. Je me rattraperai du poids qui manque sur un autre client plus fortuné.

Morganson inclina la bouteille de whisky et, discrètement, n’emplit son verre qu’à moitié.

— Allons, allons, sers-toi une part d’homme ! pronon?a le patron, en guise d’encouragement.

Du coup, Morganson pencha à fond la bouteille et remplit le verre à ras le bord.

Lentement il but la merveilleuse liqueur, dont il sentait le feu lui mordre la langue, mettre dans sa gorge une vive chaleur et descendre, finalement, jusqu’à l’estomac, sa réconfortante et douce caresse.

— Toi, dis donc, tu as le scorbut ? interrogea le cabaretier.

— Je l’ai, c’est un fait… répondit Morganson. Mais si peu que rien. Je n’ai seulement pas commencé à enfler. J’espère arriver à Daya sans encombre et là, avec des légumes frais, j’arrêterai les progrès du mal.

— Toutes les déveines, alors ? riposta l’autre, en riant d’un bon gros rire sympathique. Toutes à la fois ? Pas de chiens, pas d’argent et, par-dessus le marché, le scorbut. Si j’étais de toi, je prendrais, sans plus attendre, de la tisane de bourgeons de sapin.

— C’est bien ce que je fais, affirma Mo

chenyingying
chenyingying говорит:
0
13.12.2017 05:04   #
chenyingying20171213
chenyingying20711213
Подписаться на новые комментарии к этой работе
Добавить комментарий
Ваше имя Обязательное поле
Ваш email Обязательное поле    Ваш email не будет опубликован
Комментарий:
Защитный код
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>

 

 

Статистика конкурса

всего (сегодня)
Пользователи: 204 (0)
Переводы: 0 (0)
Комментарии: 76945 (0)
Иллюстрации: 0 (0)

Партнеры конкурса