Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь в конкурсе


Авторизация

Регистрация

Войти через loginza
Ваше имя
Ваш email
Пароль
Повторите пароль
Защитный код

Το θαύμα της Εφέσου - 2 - Чудо Эфеса - 2

03.12.2011
Обсудите эту работу с друзьями!
Оригинал: Το θαύμα της Εφέσου - 2, РОСАКИС
Перевод с новогреческого: Tsybenko
Подобно вспышке молнии, медленно расползающейся по окровавленному небу, было мое первое видение, когда я открыл глаза. Огромное белое перо лежало рядом с моим лицом. Оно было как чистейший снег, как застывшая молния, которая в одно мгновение поглощает весь мир, превращая ночь в белоконный день. В этом пере я разглядел каждую ворсинку – это было перо не сказочной птицы, но перо цапли. Это было перо, срубленное мной со шлема Александра. Чуть поодаль лежал акинак, рукоять которого охватила, подобно скорчившемуся то ли от огня, то ли от осени листу, ставшему то ли убитой гадюкой, то ли испепеленным суком, рука, отрубленная у локтя. Никогда не приходилось мне видеть зрелища столь отвратительного. Это была рука моего нежно любимого брата Спифридата, которая столько лет с любовью касалась меня и которой столько лет касался я с равновеликой любовью. Я узнал его только по акинаку, подаренному Спифридату нашим отцом в памятный день взятия Сидона.
Далеко-далеко за этим пером и этим акинаком двигались воины, пешие и конные, множество воинов, не составлявших никакого строя, но увлекаемых какой-то единой силой, подобно стае насекомых со стальными крыльями, увлекаемых могучим вихрем. Они были как тени в аиде. Они наклонялись к земле и вглядывались в нее, выискивая, куда бы вонзить свои кровососущие жала. Все-все они были македонянами, ни одного нашего. Совсем издали долетали отдельные македонские слова, звучавшие, как расплывчатое карканье воронов.
Затем, закрывая черно-рыжее небо, два македонских воина склонились надо мной. Лица их были скрыты за мертвыми щеками шлемов, хотя битвы не было.
Это было так странно, что я снова низринулся в черноту.

То, что я описал, было наяву. Явь эта длилась, должно быть, несколько мгновений. Затем пришли видения не наяву, которые уравновесили своей продолжительностью всю мою предыдущую жизнь.
Срубленное мной перо Александрова шлема разрослось до величины неизмеримой. Я оказался в белом лесу, каждое дерево в котором было не покрыто снегом, но само по себе было разросшейся снежинкой. Я летел по этому лесу с неистовой стремительностью, так и не натолкнувшись ни разу на дерево, хотя деревья стояли необычайно густо, а ветви их переплетались, образуя непрерывные узоры, напоминающие игру линий треснувшего толстого льда. Я знал, что деревья в этом лесу – ворсинки срубленного мной пера, но они были из чистейшего снега, хотя холода я не чувствовал совершенно. Я летел среди этого леса нескончаемо, задаваясь вопросом – каков же все-таки цвет смерти: белый или черный?
Я оказался где-то очень высоко в небе, потому что перо упало вдруг на землю и вытянулось, словно река Граник. Перо вытянулось по равнине, отделив наше войско от македонского неодолимой силой. Оба войска изо всех сил старались войти в снежную реку, но ворсинки колебались, словно щупальца медузы или непроходимая чаща водорослей, и отбрасывали в разные стороны оба войска волновыми движениями. Войти в пух этой реки было невозможно, как невозможно обнять тень в аиде.
Я смотрел из неба на расплывчатые попытки двух войск, словно был сказочной птицей или крылатым демоном, из груди у которого вырвали перо, обратившееся в снежный Граник. Я совершенно точно знал, откуда было вырвано это перо – из того места, куда поразило меня копье Александра. Место это очень болело, но боль была очень сладостна. В столь же сладостной истоме стенала в моих объятиях Фаис.
Оба войска откатывались от пера волнами, и гребни шлемов становились гребнями волн. Снежная река двигалась внутри самой себя. Каждая ворсинка становилась птицей. Птицы распахивали крылья и летели в радостном шумном порхании. Они летели потоком столь плотным, что казались даже не стаей, а роем. Так пчелы вьются вокруг священных ульев Артемиды Эфесской…
Небо было серым, наступила осень, журавлиные стаи летели высоко в небе на юг, заранее выстроившись в боевые ряды, чтобы немедленно, так вот, с лету вступить в битву с пигмеями.
Перелеты птиц – ясность и призыв моего детства. Жизнь, затаившая в камышах, – таинственность и еще больший призыв моего детства. Птичьи стаи летели над Каистром. Я тоже летел с ними – сказочная птица или крылатый демон.
Когда мы поднялись высоко в небо, я увидел внизу Эфес. Ярко пылал храм Артемиды. Я летел среди улиц и снова видел страшное смятение – совсем, как тогда. Видел магов, которые метались по улицам и страшно вопили. Прислушавшись, я понял боль их воплей – они, действительно, пророчествовали гибель Азии – совсем не так, как тогда. Как ни странно, теперь меня это не удивило.
Маги стремительно носились по улицам Эфеса, их ноги отрывались от земли, они взлетали и сразу же превращались в птиц. И толпы эфесян, бежавших следом, повинуясь их зловещим крикам, тоже взлетали и тоже становились птицами.
… Усталые летели мы низко над землей, вверху же двигались нам навстречу, от Понта Эвксинского журавли, летевшие сражаться с пигмеями.
«Возвращайтесь обратно! – кричали мы. – Там огонь!» Но журавли не слушали нас и продолжали лететь нам навстречу. Крылья их стали распластанными щитами. Присмотревшись, мы увидели, что это – не длинношейные журавли, а македонские воины с выставленными вперед сариссами. Они летели очень высоко и не видели нас. Поэтому они не обрушили на нас страшного удара своего строя.
Внезапно перед нами вспыхнул такой пожар, что все увиденные ранее горящие города показались теперь жалкими факелами. Это пылала Троя. За Троей высилась Ида, скрывавшая от нас своей лесистой громадой еще более страшное пламя….

Отряды воинов двигались с легкостью птиц и среди птиц. Я мучительно пытался понять, какая река передо мной – Скамандр или Каистр. Я видел одновременно и Эфес и Трою. Стаи птиц носились между отрядами воинов, и те и другие взаимно превращались друг в друга.
Птица-всадник приближалась ко мне. Она взмахнула крыльями, словно собираясь взлететь, но крылья застыли у головы всадника, превратившись в два белоснежных пера на шлеме.
Я поскакал на этого неведомого всадника. Всадника закрывал старинный щит из храма Афины Троянской. Я уже знал, что всадник неуязвим, благодаря перьям, но если я срублю одно из перьев у него на шлеме, он окончательно утратит свою двойную природу и превратиться в Александра, а река примет очертания Граника. Если же я срублю и второе перо, всадник лишится неуязвимости.
Я высоко занес руку с мечом, но опустить ее не смог, несмотря ни на какие усилия. Тогда я посмотрел на свою руку и увидел, что это – не моя рука, а отрубленная рука Спифридата с акинаком, подаренным нашим отцом в день взятия Сидона.
Я посмотрел вперед и увидел, что передо мной – не всадник-птица и даже не Александр, а Черный Всадник.
Черный Всадник несся на меня, становясь все более исполинским. Огромный черный плащ широко развевался у него за спиной, распластанный и мягкий, словно крылья филина.
Он вырос во много раз больше меня. Я въехал в него так, как въезжают в ночь, так и не сумев нанести удар отрубленной рукой.
Я упал в реку, но это был не Граник. Вокруг меня был совершенно печальный мрак, и я подумал, что река эта – Ахеронт.
Затем, как ни странно, оказалось, что это все-таки Каистр. Родное спокойствие было на его берегах.
Я узнал храм Артемиды. Тот, сожженный, из моего детства. Колонны его были черны от огня, который вылизал их, как морские волны вылизывают морские камни. Они были как сожженный лес, который я видел в горах Ливана. Артемида, богиня природы, конечно же, покинула этот заповедник смерти.
Я считал эти колонны, как в детстве, на всех языках, на которых умел считать, – по-персидски, по-лидийски, по-карийски, по-финикийски, по-египетски. Но сколько я ни пытался пересчитать их по-эллински, ничего не получалось – я начисто забыл счет по-эллински. Сколько я ни пытался вспомнить эллинские числа, ничего не получалось. Я расплакался, тоже как в детстве, и тогда окончательно убедился, что, действительно, снова стал ребенком.
Я сидел у колонн храма Артемиды, словно птенчик, словно маленький серенький воробушек у сожженного гнезда. Неизъяснимая жалость – не к себе, а к изъеденным огнем колоннам – сжимала мое сердечко. Рядом со мной была девочка, моя ровесница. Я знал, что это – Фаис. Я чувствовал, что оба мы совсем беззащитны. Мне было очень горько.
Тогда из-за колонн вышел Гераклит, посмотрел на меня ласково и сказал: «Что ж ты плачешь? Не можешь сосчитать колонны по-эллински? Ну, давай вместе…». Он принялся считать, и тогда я вдруг вспомнил эллинские числа. Я считал колонны вместе с Гераклитом и с каждой подсчитанной колонной испытывал все большую радость, потому что каждая подсчитанная колонна становилась новой – такой, была прежде, до пожара, и волюты их капителей снова освежающе изгибались извечными морскими раковинами.
Мне было так радостно… Я взглянул на Фаис, и увидел, что глаза ее стали двумя раскаленными углями. Такими были глаза Эриний, демониц Проклятия, обитающих в расселине Ареопага напротив Акрополя. Она смотрела на меня так, словно готовилась сжечь. Я знал, что если она сожжет меня, храм Артемиды снова обратится в пепелище. Я разглядел вдруг, что лицо Фаис такое же, как у древней статуи Артемиды, но только разгневанной.
Тогда Гераклит подошел к Фаис, опустил ладони ей на голову и стал нежно гладить ее, говоря по-персидски, точь-в-точь как моя мать: «Успокойся девочка… Не бойся… Митра – добрый бог… Он не жжет, он согревает… Митра – добрый бог…».
Когда Гераклит отнял ладони от головы Фаис, в глазах у нее не было больше огня: они были спокойны и печальны.
Сведенные вместе ладони Гераклита держали что-то круглое. Когда они раскрылись, я увидел в них огненный шар.
Тогда Гераклит сказал по-эллински:
«Все в мире – огонь!».
Я смотрел на этот вскругленный, завершенный в себе самом огонь и погружался в него.
Я чувствовал, как огонь жжет меня там, куда вонзилось копье Александра.
Я медленно погружался в золотисто-багряный свет, который есть облик того, что есть все в мире.
Tsybenko
Το θαύμα της Εφέσου - 2
Βρέθηκα κάπου, πολύ ψηλά, στον ουρανό, επειδή το φτερό έπεσε ξαφνικά κάτω, στη γη, κι απλώθηκε σαν το Γρανικό-ποταμό. Το φτερό απλώθηκε μέσα στην πεδιάδα χωρίζοντας το στρατό μας από ’κείνον των Μακεδόνων με μιαν απαραβίαστη δύναμη. Και οι δύο στρατοί προσπαθούσαν, μάταια, να μπουν μέσα στο χιονώδη ποταμό• μα τα χνούδια κινούνταν σαν πλοκάμια μιας μέδουσας ή ενός αδιαπέραστου δρυμού από φύκια και έρριχναν δεξιά-αριστερά τους δύο στρατούς με κυματώδεις κινήσεις τους. Να μπεις μέσα σ’ αυτά τα χνούδια ήταν αδύνατο, όπως αδύνατον είναι και ν’ αγκαλιάσεις μια σκιά στον Άδη.
Από τον ουρανό κοιτούσα τις προσπάθειες και των δύο στρατών, σα νά ’μουν παραμυθένιο πουλί ή φτερωτός δαίμονας, από το στήθος του οποίου τράβηξαν το φτερό που μετατράπηκε σε χιονώδη Γρανικό. Ήξερα από πού ακριβώς μου τράβηξαν αυτό το φτερό – από ’κεί, όπου με χτύπησε το δόρυ τ’ Αλεξάνδρου. Το σημείο αυτό πονούσε• μα πολύ γλυκός ήταν ο πόνος. Σε μια παρόμοια ηδονή αναστέναζε κι η Θαΐς μέσα στην αγκαλιά μου.
Και οι δύο στρατοί κυλούσαν πέρα απ’ το φτερό σαν κύματα κι οι κορυφές από τις περικεφαλαίες τους γίνονταν κορφές κυμάτων. Ο χιονάτος ποταμός κουνιόταν μέσα στον εαυτό του. Το κάθε χνούδι γινόταν πουλί. Τα πουλιά άνοιγαν τις φτερούγες τους και πετούσαν με χαρούμενο και θορυβώδες φτερούγισμα• πετούσαν μ’ ένα ρεύμα τόσο πηχτό, που ούτε φαινόταν για κοπάδι αλλά σμήνος. Έτσι πετούν οι μέλισσες χορεύοντας γύρω από τις ιερές κυψέλες της Εφεσίας Αρτέμιδος…
Ο ουρανός ήταν γκρίζος• ήρθε πια το φθινόπωρο και τα κοπάδια γερανών πετούσαν ψηλά κατά νότου, αφού παρατάσσονταν εκ των προτέρων σε πολεμικές γραμμές, για να μπουν αμέσως, έτσι, μόλις προσγειωθούν, στη μάχη με τους Πυγμαίους.
Το πέρασμα των πουλιών είναι η σαφήνεια και το κάλεσμα των παιδικών αναμνήσεών μου. Η ζωή που ενεδρεύει στους καλαμιώνες είναι το μυστήριο το ακόμα πιο ισχυρό κάλεσμα των παιδικών αναμνήσεών μου. Τα κοπάδια των πουλιών πετούσαν πάνω από τον Κάυστρο• κι εγώ πετούσα μαζί τους, ένα παραμυθένιο πουλί ή ένας φτερωτός δαίμονας.
Όταν ανεβήκαμε πολύ ψηλά στον ουρανό είδα κάτω την Έφεσο. Καιγόταν μέσα στις δυνατές φλόγες ο ναός της Αρτέμιδος. Πετούσα μέσα από τους δρόμους της πόλης κι έβλεπα ξανά τη φοβερή αναταραχή – την ίδια ακριβώς, όπως τότε. Έβλεπα τους Μάγους που έτρεχαν ξετρελλαμένοι μέσα στους δρόμους και ούρλιαζαν σπαραχτικά• τους αφουγκράστηκα πιο προσεχτικά κι είχα κατανοήσει τον πόνο που υπήρχε μέσα στις κραυγές τους – προφήτευαν στ’ αλήθεια τον όλεθρο της Ασίας – τελείως διαφορετικά από τότε. Όσο παράξενο και νά ’ναι αυτό δεν μου προκάλεσε έκπληξη.
Οι Μάγοι έτρεχαν ορμητικά στους δρόμους της Εφέσου, οι πατούσες τους ξεκολλούσαν απ’ τη γη, πετούσαν επάνω και μεταμορφώνονταν αμέσως σε πουλιά. Και τα πλήθη των Εφεσίων, που έτρεχαν ξοπίσω ακολουθώντας τους και υπακούοντας στις δυσοίωνες κραυγές τους, πετούσαν προς τα πάνω και γίνονταν κι αυτά πουλιά.
Πετάξαμε κατά νότου, για να μπούμε στη μάχη όχι όμως με τους Πυγμαίους αλλά με Φοίνικες, με Αιγυπτίους, με Αιθίοπες, με Άραβες. Κάθε φόρα που πλησιάζαμε σε κάποια πόλη, η πόλη αυτή από μόνη της τυλιγότανε στις φλόγες, που γίνονταν τεράστιες πυρκαγιές σα να φέραμε μαζί μας κάρβουνα αναμμένα απ’ την πυρκαγιά του ναού της Αρτέμιδος.
Εφλέγησαν η Τύρος, η Σιδών, η Άραδος, το Πελούσιον, η Μέμφις, εφλέγησαν κι η Θήβα της Βοιωτίας, που της έβαλε φωτιά ο Αλέξανδρος. Όπου και να πηγαίναμε, παντού η γη γέμιζε φλόγες, για να μην μας επιτρέψει να διακόψουμε την πτήση μας. Εξαντληθήκαμε. Γυρίσαμε τότε πίσω και πετάξαμε προς την Έφεσο• εκεί όμως είδαμε να καίγεται όχι μόνο ο ναός της Αρτέμιδος μα και η ίδια η πόλη πια. Μαζέψαμε όλες τις δυνάμεις που μας απόμειναν και πετάξαμε αυτή τη φορά όχι κατά νότου αλλά προς βορράν. Κατάκοποι πετούσαμε χαμηλά, ενώ ψηλά από πάνω μας πετούσαν από τον Εύξεινο Πόντο οι γερανοί, που κατευθύνονταν στις μάχες με τους Πυγμαίους.
«Γυρίστε πίσω!» τους φωνάζαμε. «Εκεί ’ναι η φωτιά!»• οι γερανοί όμως δεν μας άκουγαν και συνέχιζαν να πετούν κατ’ εμάς. Οι φτερούγες τους έγιναν απλωτές ασπίδες. Τους κοιτάξαμε πιο προσεκτικά και είδαμε πως δεν ήταν οι μακρόλαιμοι γερανοί μα οι Μακεδόνες πολεμιστές, που έβαλαν μπροστά τις σάρισές τους. Πετούσαν πολύ ψηλά και δεν μπορούσαν να μας δουν• γι’ αυτό και δεν έρριξαν επάνω μας το φοβερό χτύπημα της παράταξής τους.
Ξαφνικά μπροστά μας έλαμψε μια πυρκαγιά τόσο δυνατή, ώστε όλες οι πόλεις, που είδαμε πριν τυλιγμένες στις φλόγες, μας φάνηκαν τώρα αδύναμα δαδιά. Καιγόταν η Τροία. Πίσω από την Τροία υψωνόταν η Ίδη που ο όγκος της μας έκρυβε μια φωτιά ακόμη, πολύ πιο φοβερή…
Τα πολεμικά αποσπάσματα κινούνταν ελαφρά σαν πουλιά κι ανάμεσα στα πουλιά. Βασανίστηκα προσπαθώντας να καταλάβω ποιος ποταμός ήταν μπροστά μου – ο Σκάμανδρος ή ο Κάυστρος. Έβλεπα ταυτόχρονα και την Έφεσο και την Τροία. Τα κοπάδια των πουλιών ορμούσαν ανάμεσα στ’ αποσπάσματα των πολεμιστών – τα πουλιά και οι άνθρωποι αλληλομεταμορφώνονταν.
Ένα πουλί-ιππέας έτρεχε επάνω μου• κούνησε τις φτερούγες του, σα νά ’θελε να πετάξει, αλλ’ αυτές οι φτερούγες ακινητοποιήθηκαν δίπλα στον κρόταφο του ιππέα κι έγιναν δύο πάλλευκα φτερά στην περικεφαλαία του.
Έτρεξα να επιτεθώ σ’ αυτόν τον άγνωστο ιππέα. Τον σκέπαζε μια πανάρχαια ασπίδα απ’ το ναό της Τρωάδας Αθηνάς. Ήξερα ήδη ότι ο ιππέας είναι άτρωτος χάρη στα φτερά του, αλλ’ άμα κόψω ένα από τα φτερά της περικεφαλαίας του, θα χάσει παντελώς τη διπλή φύση του και θα γίνει Αλέξανδρος, ενώ ο ποταμός θα πάρει τα περιγράμματα του Γρανικού• αν πάλι κόψω και το δεύτερο φτερό του, ο ιππέας θα χάσει την ατρωσία του.
Σήκωσα ψηλά το χέρι μου με τον ακινάκη, μα δεν κατάφερα να το κατεβάσω παρ’ όλες τις προσπάθειές μου. Κοίταξα τότε το χέρι μου και είδα πως δεν ήταν το δικό μου αλλά το αποκομμένο του Σπιθριδάτη με τον ακινάκη που του χάρισε ο πατέρας μας τη μέρα της άλωσης της Σιδώνας.
Κοίταξα μπροστά μου και είδα πως δεν ήταν ούτε το πουλί-ιππέας ούτε ο Αλέξανδρος αλλά ο Μαύρος Ιππέας.
Ο Μαύρος Ιππέας έτρεξε επάνω μου και γινόταν όλο και πιο γιγαντιαίος. Τεράστιος μαύρος χιτώνας κυμάτιζε φαρδιά πίσω από τις πλάτες του, πλατύς και μαλακός, σα φτερούγες του μπούφου.
Έγινε πολλές φορές μεγαλύτερός μου. Καλπάζοντας μπήκα μέσα του, όπως μπαίνουν μέσα στη νύχτα, χωρίς να καταφέρω να τον χτυπήσω με το αποκομμένο χέρι.
Έπεσα μέσα στον ποταμό αλλά δεν ήταν ο Γρανικός. Το σκοτάδι γύρω μου ήταν τελείως θλιβερό και σκέφτηκα πως ήταν ο Αχέροντας.
Αργότερα όμως αποδείχθηκε πως ήταν τελικά ο Κάυστρος. Η οικεία γαλήνη ήταν διάχυτη στις όχθες του.
Αναγνώρισα το ναό της Αρτέμιδος. Εκείνον, τον καμμένο, από τις παιδικές μου αναμνήσεις. Οι κίονές του ήταν μαύροι απ’ τη φωτιά, που τους έγλυψε όπως τα κύματα γλύφουν τις πέτρες της θάλασσας. Ήταν σαν εκείνο το καμμένο δάσος, που είδα στα όρη του Λιβάνου. Η Άρτεμις, η θεά της φύσης, σίγουρα θα είχε εγκαταλείψει αυτό το άδυτο του θανάτου.
Άρχισα να μετράω αυτούς τους κίονες, όπως όταν ήμουνα παιδί, σ’ όλες τις γλώσσες, με τις οποίες ήξερα να μετράω – στα περσικά, στα λυδικά, στα καρικά, στα φοινικικά, στα αιγυπτιακά. Όσο και να προσπαθούσα να τους μετρήσω στα ελληνικά, δεν έβγαινε τίποτε – ξέχασα να μετράω στα ελληνικά παντελώς• δεν έβγαινε τίποτε. Όσο και να προσπαθούσα να θυμηθώ ελληνικούς ρυθμούς, δεν έβγαινε τίποτε. Έκλαψα έτσι ακριβώς, σαν τότε που ήμουνα παιδί• και τότε βεβαιώθηκα τελικά πως όντως ξανάγινα παιδί.
Καθόμουν ανάμεσα στους κίονες του ναού της Αρτέμιδος, σαν ένα πουλάκι, σαν ένα μικρό γκρίζο σπουργιτάκι στην καμμένη φωλιά του. Μια θλίψη ανεξήγητη – όχι για τον εαυτό μου αλλά για τους κίονες που έφαγε η φωτιά – έσφιξε την καρδούλα μου. Δίπλα μου καθόταν ένα κοριτσάκι, η συνομήλική μου. Ήξερα ότι ήταν η Θαΐς. Ένιωσα ότι κι οι δύο μας ήμασταν τελείως απροστάτευτοι. Αισθάνθηκα μια πίκρα αβάσταχτη.
Τότε πίσω από τους κίονες βγήκε ο Ηράκλειτος, με κοίταξε τρυφερά και είπε: «Γιατί κλαις; Δεν μπορείς να μετρήσεις τους κίονες στα ελληνικά; Έλα, να το κάνουμε μαζί…». Άρχισε να μετράει και ξαφνικά θυμήθηκα ελληνικούς αριθμούς. Μετρούσα τους κίονες μαζί με τον Ηράκλειτο και για κάθε κίονα, που μετρούσα, ένιωθα μια χαρά όλο και πιο μεγάλη, επειδή ο κάθε μετρημένος κίονας ξαναγινόταν καινούριος – έτσι, όπως και προηγουμένως, πριν γίνει πυρκαγιά, και οι έλικες των κιονοκράνων ελίσσονταν ξανά σαν αιώνια κοχύλια της θάλασσας.
Αισθάνθηκα τόση χαρά… Κοίταξα τη Θαΐδα και είδα τα μάτια της πως έγιναν δύο κάρβουνα αναμμένα. Έτσι ήταν τα μάτια των Ερινυών, των Κατάρων, που κατοικούσαν στη σχισμή του βράχου του Αρείου Πάγου απέναντι στην Ακρόπολη. Με κοίταξε σα νά ’θελε να με κάψει. Ήξερα πως αν με κάψει, πάλι ο ναός της Αρτέμιδος θα ξαναγίνει στάχτη. Διέκρινα ξαφνικά ότι το πρόσωπο της Θαΐδος ήταν παρόμοιο μ’ εκείνο του πανάρχαιου αγάλματος της Αρτέμιδος μα ήταν κι οργισμένο.
Τότε ο Ηράκλειτος πλησίασε τη Θαΐδα, ακούμπησε τις παλάμες του πάνω στο κεφάλι της και άρχισε να το χαϊδεύει τρυφερά μιλώντας στα περσικά, έτσι ακριβώς σαν τη μητέρα μου: «Ηρέμησε, κοριτσάκι… Μη φοβάσαι… Ο Σούρια είναι αγαθός θεός… Δεν καίει, ζεσταίνει… Ο Σούρια είναι αγαθός θεός…».
Ο Ηράκλειτος πήρε τις παλάμες του από το κεφάλι της Θαΐδος και στα μάτια της δεν υπήρχε πια η φωτιά – ήταν ήσυχα μα και θλιμμένα.
Οι παλάμες του Ηρακλείτου ήταν ενωμένες σε φούχτα και κρατούσαν μέσα τους κάτι στρογγυλό. Όταν άνοιξαν είδα μέσα τους μια πύρινη σφαίρα.
Τότε ο Ηράκλειτος είπε στα ελληνικά:
«Όλα στον κόσμο είν’ η φωτιά!»
Κοιτούσα αυτή τη στρογγυλεμένη, κλεισμένη μέσα της φωτιά και βυθιζόμουν μέσα της.
Ένιωθα τη φωτιά να με καίει στο σημείο που μπήκε το δόρυ τ’ Αλεξάνδρου.
Βυθίστηκα σ’ ένα φως χρυσαφί και πορφυρένιο - στην εικόνα του παντός υπάρχοντος στον κόσμο.
Вернуться к началу перевода
Обсудите эту работу с друзьями!
 
  При использовании авторских материалов указание автора
и ссылка на страницу конкурсной работы обязательны
Ваши голоса
Блестяще! 16 голосов
 
30 баллов за голос
Что-то в этом есть 2 голоса
 
20 баллов за голос
Не впечатлило 2 голоса
 
10 баллов за голос
Разочаровало 1 голос
 
5 баллов за голос
Статистика     *данные на 23:00 (Москва, GMT+3)
Место в рейтинге Проза: 2
Средняя оценка: 25.95
Итоговая оценка: 25.95
Общее число оценок: 21
Число комментариев: 45
Число посещений страницы: 2172
< Предыдущий перевод Следующий перевод >
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>
Комментарии:    45
Галина
Галина говорит:
0
05.12.2011 10:37   #
Здорово! Очаровало. Спасибо.
Галина
Галина говорит:
0
06.12.2011 20:21   #
"А поговорить - 2"? Когда очарование слегка улеглось, можно задать глупый вопрос: а кто здесь главный герой? Брат Спифридат - перс, а Фаис - со стороны Александра, - верно? Так что же получается???
Марго
Марго говорит:
0
06.12.2011 21:09   #
>> Чуть поодаль лежал акинак, рукоять которого охватила, подобно скорчившемуся ТО ЛИ от огня, ТО ЛИ от осени листу, ставшему ТО ЛИ убитой гадюкой, ТО ЛИ испепеленным суком, рука, отрубленная у локтя.

Воля Ваша, Олег, но я это предложение перечитала трижды, чтобы понять смысл. Сложновата конструкция, на мой взгляд. И повторенный дважды союз "то ли... то ли" в одном предложении -- это слишком.
_____________

>> и которой столько лет касался я с равновеликой любовью.

"Равновеликая любовь", возможно, звучит и пафосно -- если не припоминать при этом математический термин "равновеликие треугольники". А мне почему-то именно он в голову лезет. :))
_____________

>> ...множество воинов, не составлявших никакого строя, но УВЛЕКАЕМЫХ какой-то единой силой, подобно стае насекомых со стальными крыльями, УВЛЕКАЕМЫХ могучим вихрем.
_____________

"Я смотрел из неба на расплывчатые попытки двух войск" = смотрел С неба = смотрел ИЗ ГЛУБИНЫ неба
_____________

>> Место это ОЧЕНЬ болело, но боль была ОЧЕНЬ сладостна.
_____________

>> Стаи птиц носились между отрядами воинов, и те и другие взаимно превращались друг в друга.

Это нехорошо вышло. Надо обдумать.
_____________

"как морские волны вылизывают морские камни". = ...прибрежные камни

================

"Что-то в этом есть", Олег, но поправить бы надо. :)
Tsybenko
Tsybenko говорит:
0
06.12.2011 21:33   #
Марго, спасибо. Вы читали внимательно. Если бы сотрудничать с Вами, как с редактором! Это возможно?
Tsybenko
Tsybenko говорит:
0
06.12.2011 21:49   #
Галине:
Так и главный герой, Росак, тоже перс, а не только его убитый брат. Фаис - афинянка. Ну, и что из этого? Македония была врагом и персов и большинства греков. Ну, и что? Равным счетом ничего. Если, конечно, не принимать во внимание фантазий типа Ефремова или "весь такой-то народ, как один человек, поднялся на борьбу с таким-то захватчиком". Для сравнения: русская актриса со шведским паспортом может оказаться на театре военных действий между Великобританией и Аргентиной как на той, так и на другой стороне в силу какого-то совершенно естественного стечения обстоятельств.
Галина
Галина говорит:
0
06.12.2011 21:55   #
Да не помню я никакого Ефремова и по истории стабильно имела двойку. Даже на экзамене выпускном... Короче, я поняла: никакой трагедии и все спокойно. Тем лучше. Поскольку было лишь два отрывка, прошу прощения за глупый вопрос.
Марго
Марго говорит:
0
06.12.2011 22:56   #
>> Если бы сотрудничать с Вами, как с редактором! Это возможно?

Увы, Олег, не получится: дефицит времени и сил. :) Я, помимо основной работы, еще на три фирмы подрабатываю. И всё это мои давнишние клиенты, так что бросить никого не могу. :)
iren
iren говорит:
-7
07.12.2011 00:09   #
Этот комментарий получил слишком много голосов "Не нравится". Показать комментарий
У Марго времени свободного нет. Хотя она целыми днями бесплатно комментирует работы конкурсантов.Где логика? Скажите правду,Марго!
Марк
Марк говорит:
0
07.12.2011 00:20   #
Гупало, успокойтесь и прекратите истерику.
Граждане, не кормите тролля.
Sergiej Gupało
Sergiej Gupało говорит:
-1
07.12.2011 00:50   #
А я-то при чем здесь?
Или на конкурсе ещё какой-то Гупало есть? А может, какая? Вообще-то истерика -- чуждое для меня понятие. Не в ту сторону вы, Марк, подумали! Мне грустно.Вам должно быть стыдно.
Марго
Марго говорит:
+2
07.12.2011 06:40   #
iren, надеюсь, вы не обидитесь, если я скажу, что считать мои свободные минуты и судить о том, на что я их трачу, -- это не ваше свинячье дело? Да и с чего тут обижаться, коли это соответствует истине!
Галина
Галина говорит:
-1
07.12.2011 08:32   #
Tsybenko... Многоточие мое велико есть... Марго - главнокомандующий. Разве не видно это с первого взгляда? А не человек, который ищет заказчиков. И армия у нее - своя. И цели ее в прочтении текста - совершенно другие. Как у каждого здесь - свои. Сходите на форум портала Грамоты: может, там откликнутся и помогут, в сообщество фрилансеров: а также на сайты, где ищут работу или работников: rabota.ru, job.ru, hh.ru (правда, наверное, там контакты доступны только с регистрацией, но Вы разберетесь).
Марго
Марго говорит:
0
07.12.2011 10:01   #
Ревность -- страшная вещь. Пострашнее зависти, пожалуй. :(
Галина
Галина говорит:
0
07.12.2011 10:18   #
Дорогая Марго! Так как мы не вчера познакомились, ради любви и преданности Вам поясню. В работе я не нуждаюсь! Она у меня есть, а если вдруг ее не будет, она найдет меня сама. Я здесь лишь ради развлечения, общения и, если хотите, эксперимента - обретения, так сказать, дополнительных навыков коммуникации. Я люблю людей во всем их многообразии, мне интересны тонкие, как бы это сказать, материи, смысл, погружение в глубину. И к Вам это относится в той же мере, что и к автору перевода "Чуда"...
Марго
Марго говорит:
0
07.12.2011 15:26   #
>> Так как мы не вчера познакомились, ради любви и преданности Вам поясню. В работе я не нуждаюсь!

(крайне изумившись): А разве я вам работу предлагала? 8(

Так что погружайтесь и дальше в "тонкие, как бы это сказать, материи, смысл" -- не препятствую.
Tsybenko
Tsybenko говорит:
0
07.12.2011 17:49   #
Дорогие барышни, у меня предложение: для выяснения отношений между собой перейти либо на Форум, либо на ваши личные страницы, а здесь высказываться только по конкретному отрывку (если желаете высказать мне что-нибудь лично, пожалуйста [email protected]).
Марго, а как бы разрулили ситуацию с "то-ли... то-ли.... то-ли..." в случае переводного текста? И еще: падает что-либо просто "с неба" или обязательно "из глубины неба"? И если все-таки "из глубины" то как быть с текстами тех культур, которые считали небо плоским, не изменяя при этом их мировоззрения? И почему "равновеликие" обязательно треугольники? Я очень редко бываю в России, поэтому не исключено, что утратил чувство русского языка. Спасибо.
Галина
Галина говорит:
0
07.12.2011 19:19   #
Начну с треугольников. В словаре (см. ниже) во втором значении. Если события и явления могут быть равновеликими, то любви (равной по силе) почему не быть?

Большой толковый словарь
РАВНОВЕЛИКИЙ, -ая, -ое; -лик, -а, -о.
1. Матем.
Равный по площади, по объёму. Р-ие треугольники. Р-ие тела, фигуры.
2.
Равный по своей силе, роли, значению и т.п. Р-ие явления. События равновеликой значимости. < Равновеликость, -и; ж.

Марго
Марго говорит:
0
07.12.2011 19:34   #
Олег, я наверное, плохо объяснила. Это мне при высказывании типа "Между ними была равновеликая любовь" в голову приходят равновеликие треугольники. Просто из общего несколько пафосного стиля текста (а у Вас он, конечно, именно такой) это определение любви "равновеликая" выбивается, хотя, казалось бы, для пафоса оно и взято таким... нестандартным. Ведь так? Мы хотели получить определение возвышенное, а получилось смешноватое. Потому я бы заменила. Хотя, безусловно, это решать Вам.

Я бы писала проще: "Это была рука моего нежно любимого брата Спифридата, которая столько лет с любовью касалась меня и которой столько лет касался я с такою же любовью".
___________

Про небо. Конечно, просто "с неба". "Глубину" я использовала только для того, чтобы показать, в каком случае предлог ИЗ был бы оправдан.
Марго
Марго говорит:
0
07.12.2011 19:51   #
Про предложение с то ли... то ли...

Давайте разберемся. Отбросим "украшения". Смысл, кажется, такой: "Акинак охватила отрубленная рука, которая была подобна листу, ставшему похожим на гадюку или сук".

Так? Я ничего не потеряла? Если Вы это подтвердите, продолжим.

Tsybenko
Tsybenko говорит:
0
07.12.2011 22:11   #
В смысле информации ничего не потеряно, но... ритм ведь получился другой. Впрочем, поразмыслю. Я как раз за "сжатость" даже при многословии. Спасибо.
Галина
Галина говорит:
0
07.12.2011 22:34   #
А если так?

"Чуть поодаль лежал акинак, рукоять которого охватила, подобно скорчившемуся от огня или по осени съежившемуся листу, кажущемуся то ли убитой гадюкой, то ли испепеленным суком, рука, отрубленная у локтя".
Галина
Галина говорит:
0
07.12.2011 22:47   #
А так в самом начале:
"Мое первое видение было подобно вспышке молнии, медленно расползающейся по окровавленному небу. Я открыл глаза".

И дальше:
"Перо, что я срубил с Александрова шлема, разрослось до величины неизмеримой. Я оказался в белом лесу, в котором каждое дерево не было покрыто снегом, но само по себе было разросшейся снежинкой. Я летел по этому лесу с неистовой стремительностью, так и не натолкнувшись ни разу на дерево, хотя они стояли необычайно густо, а ветви их переплетались, образуя непрерывный узор, напоминающий игру линий треснувшего толстого льда".

И потом:
"…Усталые летели мы низко над землей, вверху же нам навстречу, от Понта Эвксинского двигались журавли, летевшие сражаться с пигмеями".

"Я уже знал, что всадник неуязвим благодаря перьям, но если я срублю одно из перьев у него на шлеме, он окончательно утратит свою двойственную природу и превратится в Александра, а река примет очертания Граника".

И ниже:
"Колонны его были черны от огня, который вылизал их, как морские волны вылизывают камни".

"...потому что каждая подсчитанная колонна становилась новой – такой, _какой_ была прежде, до пожара..."
Марго
Марго говорит:
0
07.12.2011 23:01   #
>> В смысле информации ничего не потеряно, но... ритм ведь получился другой. Впрочем, поразмыслю. Я как раз за "сжатость" даже при многословии.

Олег, это я просто уточняла, нет ли потери в смысле и "украшения" отбросила временно. А раз все так, мой вариант примерно такой:

"Чуть поодаль лежал акинак, который охватывала рука, отрубленная у локтя. Она напоминала скорчившийся то ли от огня, то ли по осени лист, схожий с убитой гадюкой или с испепеленным суком".

Кажется, я ничего из Ваших сравнений не утратила. :)
Марго
Марго говорит:
0
08.12.2011 06:26   #
Добавлю пояснение к моему вчерашнему варианту. Единственное, что я потеряла, это "рукоять" акинака. Но 1) предположить, что он держался за лезвие, и невозможно, т. е. сказать "держался за акинак" вполне допустимо, 2) если все же оставлять "рукоять", то, чтобы не получилось повторение однокоренных в непосредственной близости (рука охватывала рукоять), придется несколько изменить смысл, напр.: "Чуть поодаль лежал акинак, рукоять которого охватывала кисть, отрубленная повыше запястья". Вот как-то так... :)
Марго
Марго говорит:
0
08.12.2011 06:35   #
Ну, или уж совсем по-Вашему (с повтором), но и по-моему (насчет сравнений):

"Чуть поодаль лежал акинак, рукоять которого охватила отрубленная у локтя рука. Она напоминала скорчившийся то ли от огня, то ли по осени лист, схожий с убитой гадюкой или с испепеленным суком".

Выбирайте, Олег. :)
Марго
Марго говорит:
0
08.12.2011 06:44   #
>> Чуть поодаль лежал акинак, рукоять которого охватила, подобно скорчившемуся от огня или по осени съежившемуся листу, кажущемуся то ли убитой гадюкой, то ли испепеленным суком, рука, отрубленная у локтя".

Этот вариант нехорош прежде всего линейкой "скорчившемуся -- съежившемуся -- кажущемуся". Сплошное жужжание-шипение.

И вообще, такое обилие причастий (пять!) в одном предложении нехорошо, не говоря уже том, что конструкия по-прежнему не дает простоты понимания.
Tsybenko
Tsybenko говорит:
+2
08.12.2011 08:14   #
Спасибо, Марго. Вы - человек основательный и слов на ветер зря не бросаете.
Марго
Марго говорит:
0
08.12.2011 09:48   #
Олег, :))
Галина
Галина говорит:
0
08.12.2011 14:21   #
Разрешите вернуться к нашей общей уже отрубленной руке. Я бы не стала рубить ее сплеча, не вникая, на ходу.

"Чуть поодаль лежал акинак, рукоять которого охватила, подобно скорчившемуся от огня или по осени съежившемуся листу, кажущемуся то ли убитой гадюкой, то ли испепеленным суком, рука, отрубленная у локтя".

Позвольте изложить мое обоснование (пусть и не связанное стандартом, применимым к такому случаю). Весь кайф, вся мелодия, весь ужас описываемой картины, нагнетаемый нанизываемыми сравнениями долго-долго-долго на вдохе, был в этой руке, которая в конце предложения - как выдох... Иначе нет волшебства, нет напряжения, просто газетно-глянцевый, упрощенный формат.

С ув. и проч.
Eugene Geikle
Eugene Geikle говорит:
0
12.12.2011 21:39   #
Олег, по какому-то зловредному стечению обстоятельств я упустил эту вторую часть. Теперь восполняю. Должен сказать, она действительно не лишена неточностей, надеюсь, временных и вполне понятных, учитывая стиль первоисточника, который, слава Богу, могу оценить. Дискуссия доброжелателей об акинаке, отрубленной руке и пр. достойна войти в курс литературоведения (или психоанализа). Кстати, а почему акинак? Это я так, из исторической вредности. Удачи и победы.
tsybenko
tsybenko говорит:
0
12.12.2011 23:15   #
Акинак - ακινάκης ο (ουσιαστικό) κοντό και πλατύ περσικό ξίφος. У Арриана (1, 15, 6) в данном эпизоде κοπίς, однако античная иконография рпактически "уравнивает" персидские и греческие мечи такого типа. Предпочтение "акинаку" автором, по-видимому, отдано для придания особого персидского колорита.
Idrisi
Idrisi говорит:
0
13.12.2011 23:52   #
Здорово! Действительно музыка.
Аленка
Аленка говорит:
+3
16.12.2011 13:05   #
А можно и мне, пробегавшей мимо, рядовой читательнице, вставить свои пять копеек по поводу многострадальной "отрубленной руки"?
В данном случае, убедилась, что не всегда редакторская правка необходима, даже, если она суперпрофессиональная.
При чтении фразы Олега (я все еще о руке), образ, яркая картина в голове возникла, а при чтении уже отредактированной фразы от Марго, нет.
Редактор - помощник писателя, поэта и переводчика. Фигура важная, нужная, идущая на компромисы. Но к сожалению для самих редакторов, их роль далеко не первая. Переводчика поставила в один ряд с авторами. Всегда считала, что сделать хороший перевод можно только, если "дышишь", как автор.
Извините за мои дилетантские рассуждения и за "пять копеек".
Успехов Вам!
Марго
Марго говорит:
-2
16.12.2011 19:07   #
>> Редактор - помощник писателя, поэта и переводчика. Фигура важная, нужная, идущая на компромисы. Но к сожалению для самих редакторов, их роль далеко не первая.

Это Вы кому рассказываете? Прошу заметить, что фразу об отрубленной руке я правила по просьбе Олега. Более того, не навязывала ему свою правку, а, выложив два варианта (заметьте, при этом обосновав оба), предложила выбор ему. Так что говорить о том, что я не пошла на компромисс и оказывала давление на переводчика, по-моему, не стоит.

Более того, практически во всех случаях моей редакторской правки здесь, на конкурсе я пишу со мноими вводными типа "на мой взгляд", "по-моему", "мне кажется", а предлагая варианты, тоже сопровождаю из словами вроде "я бы поправила вот так, но решать вам" или "мой вариант такой", при этом зачастуя добавляя, что "конечно, автор сможет придумать и лучше, а я только задала направление".

Учить же меня работать в авторами в реале и вовсе не стоит, особенно если учесть что редактурой я занимаюсь уже не первый десяток лет и никогда за это время у меня с авторами не было ни единого конфликта.
Аленка
Аленка говорит:
0
16.12.2011 20:56   #
Олег, извините, но мне придется ответить уважаемой Марго на Вашей страничке. Просто так наглядней - виден мой предыдущий комментарий.
Дорогая Марго, во-первых, на "Это Вы кому рассказываете?" отвечаю: Олегу. Простите, не предполагала, что Ваша фамилия Редактор. Другого объяснения Вашей реакции на мои рассуждения о роли редактора и переводчика, не нахожу.
Во-вторых, ни в коем случае не хотела кого-либо обидеть или чего доброго учить. Где уж мне...
Мое место с другой стороны этой кухни - читательское. И мнение было высказано читательское.
В-третьих, ни в коем случае не хотела кого-либо обидеть или чего доброго учить. Где уж мне...
Мое место с другой стороны этой кухни - читательское. И мнение было высказано читательское.
Кстати, о роли читателя тоже неплохо бы задуматься.
В Ваших, Марго, профессиональных достоинствах нисколько не сомневаюсь. Вот только при чтении Ваших комментариев ко многим переводам, в голове крутится одно очень яркое украинское слово "пыхатисть".
Но это уже к человеческим, а не профессиональным ценностям.
За сим прощаюсь и еще раз прошу прощения, если обидела.
Аленка
Аленка говорит:
0
16.12.2011 20:59   #
Упс. Почему-то сдвоилось во-вторых и в-третьих.
Что ж, повторение - мать учения.
Tsybenko
Tsybenko говорит:
+1
16.12.2011 21:03   #
Марго, я восхищаюсь Вашей выдержке: ВЫ и Фигаро (который "тут и там"), и дух преисподней из "Шахнамэ" (который везде и нигде), и Мефистофель, и Александр Матросов (который бросается на амбразуру, когда в том нет ни малейшей потребности, поскольку ДОТ все равно будет стрелять), и Киса Воробьнянинов, гребущий со страшной силой от баркаса с разъяренными переводчиками, не бережа (так правильно, по- одесски) своего несуществующего пенсне, и Козьма с Дамьяном в смысле бессребренности.
Одним словом, Вы замечательный боец невидимого фронта.
Я бы просто промолчал во многих случаях, но это дело темперамента.
Конечно же, такие люди НЕРАВНОДУШНЫЕ люди нужны, несмотря на то, что на них ПОЧТИ всегда обижаются. Обижаться не надо, даже если они и не правы.
Вы ведь все делаете от души, правда? А не "от Иоанна"....
Спасибо Вам! Без Вас Международная ярмарка, именуемая "Музыкой перевода" потеряла бы много в колорите и даже (в какой-то мере) в праздничности.
МАНИЛА
МАНИЛА говорит:
0
16.12.2011 21:17   #
==и никогда за это время у меня с авторами не было ни единого конфликта.==
Вот в это поверю, в частных фирмах, на высокооплачиваемой работе, о-о-очень редко бывают конфликты с клиентами.
Марго
Марго говорит:
0
16.12.2011 21:41   #
>> Вот только при чтении Ваших комментариев ко многим переводам, в голове крутится одно очень яркое украинское слово "пыхатисть".

Украинским не владею, но Интернет говорит, что это словцо означает "наглость или жлобство". Что ж, спасибо, Аленка. Считайте, что Ваши многочисленные предварительные извинения за обиду я услышала, хотя простить, безусловно, не могу.

Мне жаль, Олег, что моя искренняя попытка помочь Вам здесь обернулась такой гнусностью. Честно говоря, я не очень поняла, в плюс или в минус мне Ваш последний пост, но теперь это уже не так важно. Важно, что в который раз посожалела, что связалась с конкретным переводом -- в данном случае, получается, с Вашим.

Перечитала все свои здешние посты, и ни единого из них за наглый или жлобский счесть не могу. Просить указать мне не это пальцем, как я понимаю, бесполезно: ни разу еще подобная просьба здесь не увенчалась успехом.

В общем, слава богу, что конкурсу конец. Что-то меня эти перманентные наезды от неизвестных персон, которые упорно, изо дня в день выскакивают как черт из табакерки, угнетать начинают. :(
Галина
Галина говорит:
0
16.12.2011 21:51   #
Дорогая Марго, не угнетайте себя. И черт Вам мерещится под каждым кустом. Просто усталость и напряжение последних недель на Вас сказываются. Стряхните его с себя, отвлекитесь, получайте побольше положительных эмоций. Вы же, как никто другой, должны понимать, что в работе с автором действующими признаются две заповеди: 1. Автор всегда прав. 2. Если автор неправ, см. п. 1. Значит, любые конфликты разрешимы к взаимному удовольствию. А значит, взаимность и удовольствие для нас - прежде всего. Удачи Вам!
Аленка
Аленка говорит:
0
16.12.2011 21:57   #
Меня мама учила: не читай слова, написанные на заборе.
Похоже, что и Вы прочли в Интернете "надпись на заборе".
Пихатість - гордость, чванство, высокомерие. Не предполагала, что современный русский язык, уж до такой степени вольный в выборе синонимов.
Tsybenko
Tsybenko говорит:
0
16.12.2011 22:00   #
Марго, все, что я написал, только в плюс Вам, естественно. Просто Вы уже настолько привыкли отбиваться от "васюкинцев", что начинаете утрачивать ощущение смысла.
Где Вы усмотрели "гнусность", не понятно. Мне, наоборот, Ваши рассуждения ОСОБЕННО интересны.
Кстати, у меня создалось впечатление, что В ЦЕЛОМ к моим работам Вы вполне благосклонны.
Действительно, в Вас уже начинает сказываться моральная усталость.
Не понимаю только, почему вы на ВСЕ ВЫСКАЗЫВАНИЯ отвечаете, причем сразу же. Если помните, я в комментариях к "моим" "Фермопилам" и к Сеферису (о скорлупе) молчал где-то неделю, хотя замечания были конкретные.
Разница в темпераменте....
Марго, я восхищаюсь Вашим бойцовским характером. Плюс, естественно, плюс!!!!!
Мне бы такого редактора! (Хотя еще раз напоминаю: убежден, что последнее слово в тексте должно быть за автором или переводчиком).
Марго, спасибо!!!!!!! Не обижайтесь на мои комплименты.
Марго
Марго говорит:
0
16.12.2011 22:16   #
>> Где Вы усмотрели "гнусность", не понятно.

Ясно где: в "жлобстве" или пусть даже "чванстве", которое мне тут Ваша поклонница прилепила.

Впрочем, проехали. А о том, что я не Ваш редактор, не сожалейте: хотя последнее слово, конечно, за автором, но Вы и сами не заметили бы, как согласились со всеми моими правками. :)) У меня есть дар убеждать, уж поверьте.:)) Попусту же я к текстам не придираюсь никогда.
Марго
Марго говорит:
0
16.12.2011 22:23   #
Да, доотвечу Вам, Олег. :)

>> Не понимаю только, почему вы на ВСЕ ВЫСКАЗЫВАНИЯ отвечаете, причем сразу же. Если помните, я в комментариях к "моим" "Фермопилам" и к Сеферису (о скорлупе) молчал где-то неделю, хотя замечания были конкретные.

Если бы я выжидала неделю, прежде чем ответить, я вообще бы сюда не вернулась, просто утратила бы к конкурсу интерес. Так что Вы правы: темперамент разный. :))
Галина
Галина говорит:
0
16.12.2011 22:48   #
Подскажу, как называется это качество: так и просится с языка (нисколько не обидное!) - перфекционизм. В этом все дело. Стремление к совершенству, желание сделать все как можно лучше - чрезвычайно положительное, вдохновительное и похвалительное качество, но за ним глаз да глаз, иначе незаметно подкрадывается его призрак, тень (черти-то под кустом - не что иное, как самая эта тень совершенства). Вот почему прав был мой (царствие ему Небесное) бывший начальник, да и не только он, напоминая, как полезно в любом деле вовремя остановиться.
Подписаться на новые комментарии к этой работе
Добавить комментарий
Ваше имя Обязательное поле
Ваш email Обязательное поле    Ваш email не будет опубликован
Комментарий:
Защитный код
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>

 

 

Статистика конкурса

всего (сегодня)
Пользователи: 166 (0)
Переводы: 0 (0)
Комментарии: 32656 (354)
Иллюстрации: 0 (0)

Последние события

eemperafa: <strong><a href="/">swiss replica watches aaa+</a></strong> <br> <strong><a href="/">swiss replica watches</a></strong>
eemperafa: <strong><a href="/">omega watches on sale</a></strong> <br> <strong><a href="/">omega watches replica</a></strong>
eemperafa: <strong><a href="/">swiss replica watches aaa+</a></strong> <br> <strong><a href="/">swiss replica watches</a></strong>
eemperafa: <a href="/">swiss replica watches</a> <ul><li><strong><a href="/">high quality replica watches for
eemperafa: <strong><a href="/">omega watches on sale</a></strong> <br> <strong><a href="/">omega watches replica</a></strong>
eemperafa: <strong><a href="/">swiss replica watches aaa+</a></strong> <br> <strong><a href="/">swiss replica watches</a></strong>
eemperafa: <strong><a href="/">swiss replica watches aaa+</a></strong> <br> <strong><a href="/">swiss replica watches</a></strong>
eemperafa: <strong><a href="/">moncler sale</a></strong> <br> <strong><a href="/">moncler outlet store</a></strong> <br> <a
eemperafa: <strong><a href="/">wedding gowns online</a></strong> <br> <strong><a href="/">best wedding dresses designs</a></strong>
eemperafa: <strong><a href="/">wedding gowns online</a></strong> <br> <strong><a href="/">best wedding dresses designs</a></strong>
Все события

Партнеры конкурса