Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь в конкурсе


Авторизация

Регистрация

Войти через loginza
Ваше имя
Ваш email
Пароль
Повторите пароль
Защитный код

Вельмі смачная рыба фугу - Такая вкусная рыба фугу (отрывок)

26.11.2011
Обсудите эту работу с друзьями!
Оригинал: Вельмі смачная рыба фугу, Юры Станкевіч
Перевод с белорусского: Константин Кучер
Физиологический раствор со скоростью примерно три капли в две секунды беззвучно стекал с капельницы по прозрачной пластиковой трубочке и вливался в вену на локтевом сгибе. В палате больницы скорой помощи вместе с ним лежало четверо больных. Было утро, время обхода. В коридоре гремели посудой. Слышались чьи голоса, в дверь часто заглядывали санитарки. Как раз в этот момент в палату и вошла молодая докторша.
И сразу что-то вдруг изменилось вокруг, будто произошло, не больше - не меньше, Сошествие священного огня, сердце его на какой-то момент остановилось, и его даже бросило в жар, так как он сразу понял, что эта женщина и есть та самая, которую он искал. Каждый человек ищет своё. Одни находят (их, наверное, меньшинство), другие (которых большинство) так и живут, не осознавая своей обделенности и приобретая комплексы. Так вот, это и была его женщина. На всю жизнь.
…У врача было асимметричное лицо с острым, слегка срезанным подбородком, темные волосы под белой шапочкой просто зачесаны назад и прихвачены в узел. Ноги красивые, правда, немного кривоватые. Небольшие груди. Да, она не была красавицей. На красавиц он, вообще-то, не слишком и западал: их ежедневно можно встретить на улице. И не одну. А вот такую - не часто. На вид ей было лет двадцать пять. Может, больше.
Он ждал. Свободной рукой, едва не опрокинув капельницу, подвинул табурет, чтобы она могла сесть рядом.
Наконец она …подошла к его кровати и, сев напротив, заглянула в его карточку.
- Вы - Лис? Артем Олегович?
- Да, это я, - быстро, по-армейски ответил он.
- Как себя чувствуете? На ваш вид, вы сейчас в порядке.
- Вам судить.
Она сделала паузу и взглянула ему в лицо, встретившись взглядом. Глаза у нее были необычные – зеленые, с едва уловимой усталостью и тоской в зрачках.
- Вас привезли в бессознательном состоянии. Сутки вы были в реанимации, теперь - здесь. Я ваш лечащий врач.
- А могу я узнать ваше имя?
- Можете, - и, после небольшой паузы, добавила, - Меня зовут Вера Антоновна.
"Значит, Вера, - подумал он. - Вон оно как".
- Что с вами случилось? - спросила она. - Вас вчера едва откачали. Вы молодой и только поэтому пришли в себя так быстро. У вас отравление неизвестного происхождения. Мне нужно знать, что вы употребляли накануне? Алкоголь? Может, что съели?
- Я скажу вам правду, - больной Артем Лис провел свободной рукой по коротко стриженой голове, - я вчера ужинал рыбой фугу.
Он думал, она удивится, начнет расспрашивать, но этого не случилось.
- Так вы – любитель экстрима? – спросила она.
- Нет, - он попробовал пошутить, - просто, я очень люблю рыбу фугу. Нежный, неповторимый и запоминающийся вкус.
Врач пожала плечами, улыбнулась - больше из вежливости, молча измерила ему давление, велела показать язык и горло. Потом встала с табурета и передвинула его к другому больному за его спиной.
На мгновение он обиделся. Могла бы спросить более подробно. Почему и как. Он бы рассказал. Всю правду, и даже больше.
* * *
С бывшим одноклассником Игорем Кушнером художник Артем Лис столкнулся случайно. Кушнер был стильно, хотя и несколько вызывающе прикинут, с золотой цепью на шее, держался уверенно. Он спросил Артема Лиса, чем тот занимается, а о себе прямо сказал, что пошел в криминал. "Кстати, - вдруг предложил он, - почему бы тебе не нарисовать портрет моей жены ко дню её рождения: у нее как раз круглая дата?" - "Согласен, - подумав, ответил ему Лис. - Детали оговорим потом". - "Вот и хорошо, - оживился Кушнер. - Только не потом, а сейчас - в ресторане. Я угощаю. Там и про гонорар поговорим".
Художник Артем Лис нерешительно предложил кафе поблизости, но Кушнер, сказав на это - "не гони мутняк", остановил такси и повез его в "Черный парус" - самый престижный ресторан в столице. "Кстати, ты не против "фуганутьса "? - спросил Кушнер, когда они сели за столик. - Ты рыбу фугу когда-нибудь пробовал?" Лис на это ответил, что нет, даже не представляет себе, что это такое, но вроде что-то о ней слышал. Японский деликатес.
«Фугу, последний писк столичной гастрономической моды, можно заказать только здесь, в «Черном парусе», - разъяснил Кушнер. – Дело в том, что фугу невероятно ядовитая. Тетрадатаксин, который содержит её печень, икра, глаза и кожа, в двадцать пять раз мощнее кураре. Противоядия не существует. Но все неядовитые части этой рыбины имеют невероятную лечебную силу. Куда там акульим плавникам или рогу носорога, ха-ха…
Само собой, в рыбе остается какая-то часть яда, которая вызывает "торчок", как от наркотика, ну и, наконец, здесь все зависит от повара: как он владеет тайной дозировки. Получается, ну, что-то вроде русской рулетки. И если не повезет, можно, как бы сказать… И "зажмуриться". Так что – заказываем? – спросил под конец своего разъяснения Кушнер. – Или слабо?»
* * *
Докторша между тем осмотрела последнего больного в их палате и направилась к дверям. Вдруг ему стало жутко.
- Когда меня выпишут, Вера Антоновна? - спросил он ей в спину.
- Очень скоро. Думаю, у вас уже все стабилизировалось.
- Нет, - заторопился он, - мне всё ещё не по себе. Я хочу побыть здесь. Тем более, мои родные живут в другом городе. А я – один. И меня никто не ждет.
- Странное желание, - докторша Вера на секунду остановилась в дверях. - Но ведь у нас больница, где не подают рыбу фугу.
"Вот и припрятанная насмешка, - подумал он. - Если бы она еще знала, что порция той фугу стоит двести пятьдесят долларов - столько, сколько, наверное, она получает здесь за целый месяц, то могла бы сказать что-то другое. Более едкое и издевательское. А может, она знает?"
…К обеду в палату шумно ввалился Кушнер.
- Ну что, чудила?- спросил он, кидая на тумбочку пакет с апельсинами и пачку сока в бумажной упаковке. – Заканчивай париться тут, на шконке. Надо портрет рисовать, а потом мы с тобой еще разок накатим в "Парусе". Фуганёмся. В первый раз оно всегда не в кайф. Мне так перебор не страшен, а тебе вот, не в масть пошло. Мог бы и ласты склеить. Ну, ничего, даже не опух, ха-ха ...
- Да пошел ты… - сказал Артем Лис.
- О-о, милок, вижу, что отошел.
И Кушнер хотел уже было сесть на табурет, но у него зазвонил мобильник, и он, перекинувшись с неизвестным абонентом несколькими фразами по-белорусски, с приличной примесью русской "фени", сразу стал прощаться. "Твой пеленг у меня есть, - сказал он Лису. - Так что скоро увидимся".
- Спасибо тебе! – вырвалось у того.
- А это ещё за что? – уже в дверях изумился Кушнер, но ответа ждать не стал и исчез так же стремительно, как и появился.
"За то, что именно здесь, в больнице, я, чтобы не сглазить, нашел свою женщину", - подумал художник Артем Лис.

* * *
Но найти любовь - это совсем не значит, сразу получить её в готовом виде. Доктор Вера ничем не отличала художника Артема Лиса от других больных, несмотря на то, что он несколько раз в день попадался ей на глаза и каждый раз старался заговорить с нею.
…Артем Лис лежал в палате на своей кровати, но не спал, а чутко прислушивался к звукам в коридоре. Там было относительно тихо, и он мысленно пожелал, чтобы не привезли какого нежданного больного на скорой - тогда дежурный врач была бы занята, считай, всю ночь. За окном палаты, на улице, монотонно шумели двигатели машин. Один из его соседей храпел, двое других что-то вяло обсуждали - он не вникал.
Наконец он поднялся с кровати и направился в сторону ординаторской. Доктор Вера сидела за столом одна и что-то писала. Художник Артем Лис набрал в грудь воздуха и начал говорить. Он сказал, что полюбил сразу, что не сумасшедший, а решение его быть всегда рядом с ней незыблемое и единственное, что он просит, - принять его слова всерьез. Даже более чем всерьез.
Он увидел, как доктор Вера вспыхнула и покраснела.
- Ну, вы атакуете меня так, будто интерпретируете некий вариант бунинского "солнечного удара", - сказала она. – А вы знаете, что я замужем? И вы серьезно рассчитываете на немедленное согласие? А что вы подумаете обо мне через месяц, другой, если я поверю и доверюсь вам? Что я - экзальтированная дурочка? Кстати, муж хорошо относится ко мне, я имею все, что захочу.
- Это не совсем то.
- А что – совсем?
- Любовь. На всю жизнь. Я знаю такие пары. Они – есть.
- Вы отвлекаете меня от работы. Своим разговором.
- Но я вам нравлюсь? Хоть немного? - задал нелепый вопрос художник Артем Лис.
Пауза длилась долго, ему показалось, целую вечность.
- Да, - неожиданно искренне сказала она. - Вы вызвали у меня симпатию, как только я вас увидела. Вы высокий, сильный, у вас открытое лицо. Вы напомнили мне отца. Таким он был в моем детстве. Но очень рано умер. Правда, все это ничего не изменит, и я не знаю чего-то такого, что могло бы это изменить.
"Зато я знаю", - мелькнуло в его голове.
Назавтра была пятница. И его выписали.

* * *
К обеду художник Артем Лис приехал домой, в свою однокомнатную квартиру, принял душ и оделся соответственно: темный костюм, светлая рубашка и галстук как раз нашлись в его скромном гардеробе. Забрал всю наличку, которую нашел.
В «Черном парусе» до вечернего наплыва завсегдатаев ещё оставалось время и ему нашлось место. Он заказал суп и закуску из рыбы фугу, а к ним – полбутылки белого сухого вина.
- Фугу сегодня мало и только на заказ, - вежливо предупредил его официант.
- Плачу вдвойне. Он вытащил из портмоне и положил на стол три бумажки.
Официант кивнул и забрал деньги. Вскоре он появился снова, принес вино, попросил немного подождать и, наконец, выставил на столик его заказ.
Ощущения пришли через некоторое время и снова были угрожающе-удивительными. Сначала у него пошли по спине мурашки, потом отнялись ноги, все было как раньше, в тот раз, когда он ужинал здесь с Кушнером, потом он перестал чувствовать левую руку и тогда правой торопливо написал на салфетке адрес больницы скорой помощи и фамилию врача. Салфетку он засунул в нагрудный карман пиджака. Так, чтоб её увидели сразу.
Потом у него отнялась и правая рука, затем челюсти. Двигались только глаза. Он знал, что все должно оживать в обратном порядке. Если повезет. А возможно - нет. Лучше, чтобы оно было где-то посередине.

Константин Кучер
Вельмі смачная рыба фугу
Фізіялагічны раствор з хуткасцю прыкладна тры кроплі ў дзве секунды бязгучна сцякаў з кропельніцы па празрыстай пластыкавай трубачцы і ўліваўся ў вену на локцевым згібе. У палаце бальніцы хуткай дапамогі разам з ім было чацвёра хворых. Была раніца, час абходу. У калідоры бразгалі посудам. Чуліся чыесьці галасы, у дзверы часта заглядвалі санітаркі. Якраз у гэты момант маладая доктарка ўвайшла ў палату.
І тады адразу нешта навокал змянілася, быццам адбылося не больш не менш, як сашэсце свяшчэннага агню, сэрца яго на нейкі момант спынілася, і яго нават кінула ў гарачыню, бо ён адразу зразумеў, што гэта жанчына і ёсць тая самая, якую ён шукаў. Кожны чалавек шукае сваё. Адны знаходзяць (іх, пэўна, меншасць), другія (якіх большасць) так і жывуць, не асэнсоўваючы сваёй абдзеленасці і набываючы комплексы. Дык вось, гэта і была яго жанчына. На ўсё жыццё.
…У доктаркі быў асіметрычны твар з вострым, крыху зрэзаным падбародкам, цёмныя валасы пад белай шапачкай проста зачасаны назад і забраны ў вузел. Ногі прыгожыя, праўда, крыху крываватыя, невялікія грудзі. Так, яна не была прыгажуняй. На прыгажунь ён і не надта западаў: іх штодня можна сустрэць на вуліцы. І не адну. А вось такую - не часта. На выгляд ёй было гадоў дваццаць пяць. Можа, больш.
Ён чакаў. Вольнай рукой адразу пасунуў зэдлік, каб яна магла сесці побач, ледзь не перакуліў кропельніцу.
Урэшце яна …падышла да яго ложка, а потым села насупраць і зазірнула ў яго картку.
- Вы Ліс? Арцём Алегавіч?
- Так, гэта я, - хутка і па-армейску адказаў ён.
- Як сябе адчуваеце? На ваш погляд, вы зараз у парадку?
- Вам меркаваць.
Яна зрабіла паўзу і зірнула яму ў твар, сустрэлася позіркам. Вочы ў яе былі зусім зялёныя з ледзь улоўнай стомленасцю і тугой у зрэнках.
- Вас прывезлі ў непрытомнасці. Суткі вы былі ў рэанімацыі, а цяпер вы тут. Я ваш лечачы ўрач.
- А магу я даведацца ваша імя?
- Можаце, - яна крыху памарудзіла. - Мяне зваць Вера Антонаўна.
"Значыць, Вера, - падумаў ён. - Вось яно як".
- Што з вамі здарылася? - спытала яна. - Вас учора ледзь адкачалі. Вы малады і толькі таму ачунялі так хутка. У вас атручэнне невядомага паходжання. Мне трэба ведаць, што вы ўжывалі напярэдадні? Алкаголь? Можа, што з'елі?
- Я скажу вам праўду, - хворы Арцём Ліс правёў вольнай рукой па коратка стрыжанай галаве, - я вячэраў рыбінай фугу.
Ён думаў, што яна здзівіцца, пачне распытваць, але гэтага не адбылося.
- Дык вы аматар экстрыму? - спытала яна.
- Не, - ён спрабаваў жартаваць, - проста я вельмі люблю рыбу фугу. Пяшчотна і аддана.
Доктарка паціснула плячыма, усміхнулася - больш з ветлівасці, моўчкі памерала яму ціск, загадала паказаць язык і горла. Потым устала з зэдліка і перасунула яго да іншага хворага за яго спінай.
На імгненне ён пакрыўдзіўся. Магла б спытаць больш падрабязна. Чаму і як. Ён бы расказаў. Усю праўду, і нават больш.

* * *
З аднакласнікам Ігарам Кушнерам мастак Арцём Ліс сутыкнуўся выпадкова. Кушнер быў стыльна, хоць і некалькі рызыкоўна прыкінуты, з залатым ланцугом на шыі, трымаўся ўпэўнена. Ён спытаў Арцёма Ліса, чым той займаецца, а пра сябе прама сказаў, што пайшоў у крымінал. "Дарэчы, - раптам прапанаваў ён, - чаму б табе не намаляваць да дня нараджэння партрэт маёй жонкі: у яе якраз круглая дата?" - "Згода, - падумаўшы адказаў яму мастак Ліс. - Дамовімся ў дэталях пасля". - "Вось і добра, - ажывіўся Кушнер. - Тады не пасля, а зараз у рэстарацыю, я частую. Там і пра ганарар пагаворым".

Мастак Арцём Ліс нерашуча прапанаваў кафэ паблізу, але Кушнер на гэта сказаў "не гані мутняк", спыніў таксі і павёз яго ў "Чорны ветразь" - самы прэстыжны рэстаран у сталіцы.
"Дарэчы, ты не супраць, каб "фугануцца"? - спытаў Кушнер, калі яны селі за столік. - Ты рыбу фугу калі-небудзь спрабаваў?" Ліс на тое адказаў, што не, нават не ўяўляе сабе, што гэта такое, але быццам нешта пра яе чуў. Японскі далікатэс.
"Фугу, апошні піск сталічнай гастранамічнай моды, можна заказаць толькі тут, у "Чорным ветразі", - патлумачыў Кушнер. - Справа ў тым, што фугу неверагодна атрутная. Тэтрадатаксін, які ўтрымлівае яе пячонка, ікра, вочы і скура, у дваццаць пяць разоў мацнейшы за курарэ. Проціяддзя не існуе. Але ўсе неатрутныя часткі рыбіны маюць неверагодную лячэбную сілу. Куды там акулавым плаўнікам ці рогу насарога, ха-ха... Вядома, у рыбіне застаецца нейкая колькасць атруты, якая выклікае "прыход", як ад наркотыка, урэшце тут усё залежыць ад кухара: як ён валодае таямніцай дазіроўкі, атрымліваецца, ну, нешта накшталт рускай рулеткі. Але, калі не пашанцуе, можна, так бы мовіць, і "зажмурыцца". Дык што - замаўляем? - спытаў у канцы свайго тлумачэння Кушнер. - Ці слабо?"
* * *
Доктарка між тым агледзела апошняга хворага з іх палаты і пайшла да дзвярэй. Раптам яму стала вусцішна.
- Калі мяне выпішуць, Вера Антонаўна? - спытаў ён ёй у спіну.
- Вельмі хутка. Думаю, у вас ужо ўсё стабілізавалася.
- Не, - заспяшаўся ён, - мне ўсё яшчэ не па сабе. Я хачу пабыць тут. Тым больш што мае родныя жывуць у іншым горадзе, а я адзін, і мяне ніхто не чакае.
- Дзіўнае жаданне, - доктарка Вера на секунду спынілася ў дзвярах. - Але ж у нас бальніца, дзе не падаюць рыбу фугу.
"Вось і прыхаваны кпін, - падумаў ён. - Калі б яна яшчэ ўведала, што порцыя той фугу каштуе дзвесце пяцьдзесят долараў - столькі, колькі, пэўна, яна атрымлівае тут за месяц, то магла б сказаць нешта іншае. Больш здзеклівае. А можа, яна ведае?"
…К абеду ў палату шумна ўваліўся Кушнер.
- Ну што, чудзіла? - спытаў ён, кідаючы на тумбачку пакет з апельсінамі і пачак соку ў папяровай упакоўцы. - Канчай парыцца тут, на шконцы. Трэба партрэт маляваць, а потым мы з табой яшчэ разок накацім у "Ветразь". Фуганёмся. У першы раз яно заўсёды не ў кайф. Мне дык перабор не страшны, а табе вось не ў масць пайшло. А мог бы і ласты склеіць. Ну нічога, не апух жа, ха-ха...
- Ды пайшоў ты... - сказаў Арцём Ліс.
- О-о, малаток, бачу, што ачуняў.
І Кушнер намерыўся быў сесці на зэдлік, але ў яго зазваніў мабільнік, і ён, перакінуўшыся з невядомым абанентам некалькімі фразамі з добрым дамешкам расейскай "фені", стаў адразу развітвацца. "Твой пеленг у мяне ёсць, - сказаў ён Лісу. - Так што хутка пабачымся".
- Дзякуй табе! - вырвалася ў таго.
- Гэта яшчэ за што? - ужо ў дзвярах здзівіўся Кушнер, але адказу чакаць не стаў і знік гэтак жа імкліва, як і з'явіўся.
"За тое, што менавіта тут, у бальніцы, я, каб не сурочыць, знайшоў сваю жанчыну", - падумаў мастак Арцём Ліс.
* * *
Але знайсці каханне - гэта не значыць адразу яго атрымаць у гатовым выглядзе. Доктарка Вера нічым не адрознівала мастака Арцёма Ліса ад іншых хворых, нягледзячы на тое, што ён некалькі разоў на дзень трапляўся ёй на вочы і кожны раз імкнуўся з ёй загаварыць.

…Арцём Ліс ляжаў у палаце на сваім ложку, але не спаў, а чуйна прыслухоўваўся да гукаў у калідоры. Там было адносна ціха, і ён у думках пажадаў, каб тэрмінова не прывезлі якога хворага - тады б дзяжурная доктарка была занятая, лічы, усю ноч. За акном палаты, на вуліцы, аднастайна шумелі рухавікі машын. Адзін з яго суседзяў хроп, двое іншых нешта вяла абмяркоўвалі - ён не ўнікаў.
Урэшце ён узняўся з ложка і скіраваў у бок ардынатарскай. Доктарка Вера сядзела за сталом адна і нешта пісала. Мастак Арцём Ліс набраў у грудзі паветра і пачаў гаварыць. Ён сказаў, што закахаўся адразу, што не вар'ят, а рашэнне яго быць заўсёды побач з ёй непарушнае і адзінае, што ён просіць, - прыняць яго словы ўсур'ёз. Нават больш чым усур'ёз.
Ён убачыў, як доктарка Вера ўспыхнула і пачырванела.
- Але ж вы атакуеце мяне так, быццам інтэрпрэтуеце нейкі варыянт бунінскага "сонечнага ўдару", - сказала яна. - А вы ведаеце, што я замужам? І вы сур'ёзна разлічваеце на імгненную згоду? А што вы пра мяне падумаеце праз месяц, другі, калі я даверуся вам? Што я - экзальтаваная дурнічка? Дарэчы, муж добра адносіцца да мяне, я маю ўсё, што захачу.
- Гэта не зусім тое.
- А што - зусім?
- Каханне. На ўсё жыццё. Я ведаю пра такія пары. Яны існуюць.
- Вы адцягваеце мяне ад работы. Гвалтам.
- Але ж я вам спадабаўся хоць крыху? - задаў недарэчнае пытанне мастак Арцём Ліс.
Паўза цягнулася доўга, яму здалося, што бясконца.
- Так, - нечакана шчыра сказала яна. - Вы выклікалі ў мяне прыязнасць, як толькі я вас убачыла. Вы высокі, дужы, у вас адкрыты твар. Вы нагадалі мне бацьку, якога я запомніла з маленства. Ён памёр заўчасна. Але ўсё гэта нічога не зменіць, і я не ведаю таго нешта, якое магло б гэта змяніць.
"Затое я ведаю", - мільганула ў яго галаве.
Назаўтра была пятніца, і яго выпісалі.

* * *
К абеду мастак Арцём Ліс прыехаў дамоў, у сваю аднапакаёўку, прыняў душ і апрануўся адпаведна: цёмны касцюм, светлая кашуля і гальштук якраз знайшліся ў яго сціплым гардэробе. Забраў усю гатоўку, якую знайшоў.
У "Чорным ветразі" да вячэрняга наплыву заўсёднікаў яшчэ заставаўся час, і яму знайшлося месца. Ён заказаў суп і закуску з рыбы фугу, а таксама паўбутэлькі белага сухога віна.
- Фугу сёння абмежавана і толькі на заказ, - ветліва папярэдзіў яго афіцыянт.
- Плачу ўдвая. Ён выцягнуў з партаманета і паклаў на стол тры паперкі.
Афіцыянт кіўнуў і забраў грошы. Неўзабаве ён з'явіўся зноў, прынёс віно, папрасіў крыху пачакаць і ўрэшце выставіў на столік яго заказ.
Адчуванне наступіла праз нейкі час і зноў было пагрозліва здзіўляючым. Спачатку ў яго пайшлі па спіне мурашкі, потым адняліся ногі, усё было як раней, калі ён вячэраў тут з Кушнерам, потым ён перастаў адчуваць левую руку і тады правай таропка напісаў на сурвэтцы адрас бальніцы хуткай дапамогі і прозвішча ўрача. Сурвэтку ён сунуў у нагрудную кішэню пінжака, каб яе ўбачылі адразу.
Потым у яго аднялася і правая рука, затым сківіцы. Рухаліся толькі вочы. Ён ведаў, што ўсё павінна ажываць у зваротным парадку. Калі пашанцуе. А мажліва - і не. Лепш, каб было дзесьці пасярэдзіне.

Юры Станкевіч
Юры Станкевіч
Вернуться к началу перевода
Обсудите эту работу с друзьями!
 
  При использовании авторских материалов указание автора
и ссылка на страницу конкурсной работы обязательны
Ваши голоса
Блестяще! 1 голос
 
30 баллов за голос
Что-то в этом есть 4 голоса
 
20 баллов за голос
Не впечатлило 0 голосов
 
10 баллов за голос
Разочаровало 0 голосов
 
5 баллов за голос
Статистика     *данные на 06:00 (Москва, GMT+3)
Место в рейтинге Проза: 106
Средняя оценка: 22.00
Итоговая оценка: 13.75
Общее число оценок: 5
Число комментариев: 25
Число посещений страницы: 1121
< Предыдущий перевод Следующий перевод >
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>
Комментарии:    25
Юлия Рац
Юлия Рац говорит:
0
27.11.2011 19:04   #
Константин, какая жуткая история! Впечатляет. Но скажите, что это такое:
"Кушнер был стильно, хотя и несколько вызывающе ПРИКИНУТ"? Нет такого слова, хотя "прикид" есть.
Константин Кучер
Константин Кучер говорит:
0
27.11.2011 19:35   #
Прикинут, это производное от прикид. Типа, как одежда - одетый - одет. И здесь - точно так же. Если есть существительное, то от него может быть образована и иная часть речи.
Мне показалось, что это слово лучше подчеркнет и социальный статус, и характер персонажа, чем традиционное "одет".
Владимир О.
Владимир О. говорит:
0
27.11.2011 19:41   #
В сленге запросто употребляется, даже так: "Клево ты прикинулся!"
Константин Кучер
Константин Кучер говорит:
0
27.11.2011 19:47   #
Спасибо, Владимир.
Мне просто показалось, что в качестве характеристики персонажа, в отношении которого применено это слово, именно его сленговый вариант будет наиболее подходящим. Впрочем, я об этом уже говорил...
Юлия Рац
Юлия Рац говорит:
0
27.11.2011 19:48   #
Так то в сленге, да в прямой речи. А здесь такое вполне литературное изложение, к тому же рядом с ПРИКИНУТ стоят слова "стильно", "вызывающе". Рассказывает-то художник, а не приблатненный Кушнер.
Марго
Марго говорит:
0
27.11.2011 19:55   #
Согласна с Юлией: только в прямой речи можно воспользоваться этим неологизмом. А лучше и вовсе обойтись без него.
Константин Кучер
Константин Кучер говорит:
0
27.11.2011 19:58   #
Вообще-то, Юлия, посмотриьте текст внимательно, рассказывает эту историю не Артем Лис. А кто-то третий. Тот, кто узнал эту историю от самого Лиса. Или от Веры Антоновны. Причем, если от неё, то вполне возможно, у этой истории не было счастливого финала...
Константин Кучер
Константин Кучер говорит:
0
27.11.2011 19:59   #
Марго, я не спорю, просто хочу для себя чуть прояснить ситуацию. А разве вся эта история - не прямая речь рассказчика?
Владимир О.
Владимир О. говорит:
0
27.11.2011 20:08   #
Но ведь в оригинале-то "прыкінуты"! Не думаю, что по-белорусски это означает что-то другое. Весь остальной сленг ("зажмурыцца", "ласты склеіць" вполне соответствует великорусскому.
Юлия Рац
Юлия Рац говорит:
0
27.11.2011 20:12   #
Да, действительно, это рассказывает сам автор, а не его герой Артем. "Он думал, она удивится, начнет расспрашивать, но этого не случилось". (Никто, кроме автора, не может знать, что Артем Лис подумал).
Так что это не прямая речь, а традиционное повествование "от автора". И никакого сленга у него быть не может.
Владимир О.
Владимир О. говорит:
0
27.11.2011 20:14   #
Юлия, а почему же не может? Авторы, они очень разные.
Юлия Рац
Юлия Рац говорит:
0
27.11.2011 20:17   #
Я же уже написала: весь текст написан вполне литературным языком, в этой фразе рядом с ПРИКИНУТ стоят 2 литературных слова: "стильно" и "вызывающе". Знаете, я думаю, это стилевая ошибка автора.
Юлия Рац
Юлия Рац говорит:
0
27.11.2011 20:18   #
А "зажмурыцца", "ласты склеіць" - это прямая речь Кушнера, здесь претензий нет))
Владимир О.
Владимир О. говорит:
0
27.11.2011 20:22   #
Тогда претензии к автору? Или Константину следовало бы "улучшить" авторский язык?
Юлия Рац
Юлия Рац говорит:
0
27.11.2011 20:42   #
Я так поняла, что Константин выбрал сленговый вариант слова "прыкінуты", значит есть и другой вариант, более литературный? В таком случае, ради сохранения единства стиля рассказчика надо было выбрать вариант"одетый".
Марго
Марго говорит:
0
27.11.2011 20:44   #
>> А разве вся эта история - не прямая речь рассказчика?

Нет, конечно, это слова автора.

Вообще, авторский текст впечатляет, и в Вашем изложении, Константин, "что-то есть". Некоторые замечания:

"На ваш вид, вы сейчас в порядке" = Судя по Вашему виду...
___________

>> Вам судить.

Я бы сказала: "Вам виднее".
_____________

>> с тоской в зрачках.

По-моему, тоска все же должна быть в глазах: в черных зрачках ничего не увидишь. А поскольку у Вас там про глаза уже есть, то просто "... и тоской".
____________

>> Артем Лис лежал в палате на своей кровати

Уточнение "на кровати" здесь лишнее, не на полу же. Просто "лежал в палате".
_____________

>> За окном палаты, на улице
____________

Опять многословие: раз за окном, то ясно, что на улице. Просто "за окном палаты монотонно шумели..."
____________

>> как доктор Вера вспыхнула и покраснела.

"Вспыхнула" -- это и есть "покраснела". То есть либо "выпыхнула", либо "покраснела".
____________

"он мысленно пожелал, чтобы не привезли какого нежданного больного" = ...какого-НИБУДЬ...
____________

"я имею все, что захочу" = у меня есть все, что я хочу
Марго
Марго говорит:
0
27.11.2011 20:45   #
Судя по Вашему виду = Судя по вашему виду
Константин Кучер
Константин Кучер говорит:
0
27.11.2011 20:54   #
Спасибо, Марго.
Почти со всеми, сделанными Вами замечаниями, согласен. Сейчас подправлю в электронном файле своего перевода.
Большое спасибо.
Константин Кучер
Константин Кучер говорит:
0
27.11.2011 21:03   #
Марго, как такой вариант -
"Глаза у нее были необычные – зеленые, с едва уловимой усталостью и тоской в их бездонной глубине"?
Конечно, прилагательного в оригинале нет, но мне показалось, что здесь можно его применить. Ведь тонут - на глубине. Особенно, когда до дна не достать. А именно вот так и "утонул" в этих глазах герой рассказа.
Константин Кучер
Константин Кучер говорит:
0
27.11.2011 21:10   #
Марго, извините, если слишком много вопросов. Постараюсь, чтобы этот был последним.
А вот такой вариант -
"у меня есть все, чего я хочу" - возможен?
Марго
Марго говорит:
0
27.11.2011 21:15   #
>> Глаза у нее были необычные – зеленые, с едва уловимой усталостью и тоской в их бездонной глубине.

По мне, многовато "красот". А вообще, усталось и тоска даже не столько с глазах, сколько во взгляде. Может, вообще перестроить фразу?
Константин Кучер
Константин Кучер говорит:
0
27.11.2011 21:23   #
Ну, от "бездонной", если красот много, можно и уйти. А вот как "перестроить", чтобы в новой конструкции появился "взгляд", пока не знаю. Поэтому на данном этапе (кто знает, что будет дальше?) остановлюсь на том, что сейчас вытанцевалось, но без "красивого" бездонной.
Марго
Марго говорит:
0
27.11.2011 21:46   #
Да, Константин, может, меня и занесло, поскольку вспомнила вполне расхожее выражение "в глубине ее глаз затаилась тоска", т. е. и в глазах тоска бывает, не только во взгляде.:)
Александр Парфентьев
Александр Парфентьев говорит:
0
01.12.2011 13:57   #
Очень хочется, чтобы Вашему герою повезло, иначе жизнь прошла глупо и неловко.
Константин Кучер
Константин Кучер говорит:
0
01.12.2011 14:27   #
:) Спасибо, Александр! Будем всем читательским сообществом надеяться на то, что Артему Лису повезет.
P.S.Александр, если, конечно. не секрет, - где Вы находите оригинальные немецкие тексты для перевода? Вчера, здесь, на сайте, прочитал очень понравившийся мне перевод рассказа Эрвина Штриттматтера "Дед Мороз из ящика с лоскутами", посмотрел биографию автора, заинтересовался и подумал - а почему бы не попробовать для себя перевести ещё какой рассказ этого автора? И довольно долго насиловал поисковик. Но так ничего и не нашел...
Подписаться на новые комментарии к этой работе
Добавить комментарий
Ваше имя Обязательное поле
Ваш email Обязательное поле    Ваш email не будет опубликован
Комментарий:
Защитный код
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>

 

 

Статистика конкурса

всего (сегодня)
Пользователи: 1828 (0)
Переводы: 1283 (0)
Комментарии: 16734 (2)
Иллюстрации: 381 (0)

Друзья!
Мы благодарны за любую помощь, которую вы можете оказать "Музыке перевода". Конкурс был и всегда будет некоммерческим и бесплатным для участников.
Спасибо!


Перевести через    


Перевести через Yandex Money

Помочь Музыке перевода

Yandex Money              Yandex Money

Собрано 7139,50 рублей. Спасибо вам!

Последние события

Якoв: Девчата, ребята, Вы забыли, что это конкурс! Это как в
Иванова Наталья Владимировна: По поводу возможности корректировки и редактирования текста непосредственно на странице
Liliana: Поддерживаю! Иначе зачем вообще нужны были комментарии и подробные обсуждения?
Elena Danchenko: Елена, написала только что. Все , кому хотелось бы редактировтаь…
Elena Danchenko: Здравствуйте все! Во-первых, разрешите мне поздравить победителей конкурса и участников
Elena Danchenko: Спасибо Вам , Елена, за столь обстоятельный ответ. Анастасии уже…
Марго: Ну так в этом я с Вами, Яков, и согласилась.
Якoв: Марго, мало кто, где и когда поставил "блестит!"? Если по…
Якoв: the long nose of the photographed horse touching the white
Марго: как и "пибикалка" в стишке про родителей, привставших из могилы
Все события

Партнеры конкурса