Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь в конкурсе


Авторизация

Регистрация

Войти через loginza
Ваше имя
Ваш email
Пароль
Повторите пароль
Защитный код

Sommergeräusche - отрывок из рассказа "Летние шумы"

22.11.2011
Обсудите эту работу с друзьями!
Оригинал: Sommergeräusche, Cornelia Manikowsky
Перевод с немецкого: Александр Парфентьев
Ветер шевелит верхушками деревьев, запутывается, проводит листьями друг по другу и создает далекий, хаотичный шум. Из сада слышно легкое жужжание насекомых. То тут, то там оно подчеркивается благодаря особенно громкому или особенно близкому шмелю или пчеле; низкое, неослабевающее гудение, оно становится ближе, еще ближе, обрывается. После некоторой паузы оно еле слышно возобновляется; удаляется, замирает. Сейчас больше ничего не слышно.

Тренькает птица. Чириканье. Тихое кряканье. Шуршание в кустарнике, замерло, снова шуршание, один черный дрозд, второй, справа, слева, через сад, теряясь в его дальней части, выныривая снова, третий; громкие и резкие, царапающие звуки. Шорох, что-то хрустит: дрозды умолкают. Издалека снова слышен шум листьев.

Может быть кошка бродит по саду. Осторожными и гибкими движениями пробирается она под кустами, вытянув тело, протаскивая изогнутую спину под нависшей веткой, на другой стороне выгибаясь горбом, потом замирая, цепенея посреди движения,так что лишь медленные и сконцентрированные перемещения хвоста и подрагивание усов выдают в ней признаки жизни, пока она одним движением не запрыгивает на ограду сада, высоко расположенную ветку, выступ стены или крышу сарая, оказывается при этом напротив другой ветки, сбивает строительную крошку, или мелкие камни, или сухую еловую шишку с садовой ограды или выступа стены, вздрагивает, замирает: вспугнутые дрозды, громко ругаясь, летят через сад.

Сюда проникают голоса. Тихий смех. Или пение. Группа прохожих или радио, приносимые ветром, обрывочными клочками, то отчетливо слышные, снова становящиеся тише, исчезающие, и опять совершенно отчетливые, как будто это рядом, прямо перед домом, в саду или на террасе под балконом. Откуда они - не понятно. Может быть, они также с улицы, может быть... сейчас они снова становятся нечеткими, пропадают. В саду еще слышно только тихое жужжание пчел, щебетание птиц.

Кошка должна покинуть сад, тягучими шагами двигалась она по цветочной грядке, легко и уверенно ставила лапы, протаскивала упругое тело под кустами и вымахавшей травой, отделяющей сад от соседского участка; извивающееся движение в сторону, взмахнувший хвост, легкое покачивание ветки; больше ничего. Или она исчезла в другом направлении, в плодовом саду, втянула голову, прижала уши и нырнула в высокую траву под фруктовыми деревьями, невидимая для птиц, как скоро движения колосьев прийдут вновь к спокойному состоянию, или ветер пробежит опять по траве и сотрет каждый след, так что останется только еще перед глазами гладкая, туда и сюда колышущаяся волнами поверхность.

Детские голоса. Не радио, не пешеходы; группа детей. Они говорят беспорядочно, громко и быстро, потом тихо, внезапно начинают смеяться, пронзительно кричать, голоса меняют направление, она поворачивает голову, пытается различить отдельные голоса - словно они двигались в начале в одну, а потом в другую сторону, как будто у них не было никакой цели или они не могли решиться на какую-либо цель или замысел. Сейчас они становятся громче, горячатся, отдельная, непонятная реплика, они смазываются, визг и крики начинаются по-новой.

Порыв ветра зацепился за шторы, задул одну из них далеко в комнату и там задержал, не дал ей снова упасть, она смотрит на отогнутый угол, на ненатурально округленную кверху ткань и скрученный край. Ткань вибрирует.

Голоса приближаются, сейчас по-настоящему; они не могут быть единым, звонким смехом, кто-то протестует, громко и ожесточенно, голос становится выше и пронзительнее, Марен сжимает веки, крик - потом снова становится тише, приглушеннее, крики и визги исчезают, ее лицо разглаживается, остается слышным только легкое туда и оттуда отдалившихся голосов, тихий смех или хихиканье, бормотание.

Штора снова опала, задевает за пол, издает равномерный и чиркающий шум, приближается к ней и опять отклоняется обратно, временами это отчетливо видно, потом снова можно разглядеть только легкое колебание. На какое-то время она задерживает дыхание, старается не скрипеть стулом и не касаться бумаг на столе. Под ладонями она чувствует холодную столешницу. Хлопает дверь. Сейчас снова тихо.

Пчела летит вдоль стены дома, жужжание становится ближе, пчела пролетает балконную сетку, дверь, поднимается выше, снова летит к дверной раме, еще раз взлетает, направляется в одну сторону, в другую, опять снижается. Она недолго бегает по раме, изучает лак, место, где он осыпался, и обнажившуюся под ним древесину. Взлетает, движение назад, наружу, маленькая черная точкв, точечка, жужжание затихает. Ее больше не слышно.

Ветер ослаб, движения штор замедляются, легкое покачивание, вибрирование, больше ничего. Марен слышит шаги в саду, голоса детей, отдельные возгласы и полуфразы. Кто-то хихикает, окрик, имя, голос начинает считать, снова смех, возгласы и крики, не разобрать, не определить.Она прислушивается. Голоса обрываются. Тихо шелестит трава; голоса возвращаются, снова становятся громкими и пронзительными, стараются друг друга заглушить, вытеснить, сейчас заливистый смех, он уже громче, выше, она смотрит на окно; смех не прекращается, нарастает, становится еще громче, пауза, опять немного потише, снова усиливается, проносится дальше, постепенно ускоряется, обрывается.

Марен смотрит на небо над вершинами деревьев. Перед ее глазами по горизонту тянется полоса конденсата, толстая белая полоса поперек светлоголубого и безоблачного неба. Хотя не видно никакого самолета, не слышно никакого шума двигателя.

Вы должны тащить. Тащить! Та-щить! Ну же! Детские шаги по гравию, шорох густой травы. Смех. Кто-то стонет.

Полоса конденсата стала толще, образует густую цепь из компактных и повисших друг на друге облаков, становится еще более толстой и в то же время нерезкой, края смазываются, растворяются, пока еще только конец конденсатного шлейфа остается узнаваемым, наконец и он также растворяется, начинает теряться в белоголубом небе, его еще можно распознать только по белой, размытой дымке, и Марен опускает голову, возвращается обратно в комнату; балконная сетка, дверь, шторы, стол: бумаги, книги, письменные приинадлежности.

Пахнет свежесрезанной травой, сочной, зеленой и влажной, и бензином, бодряще и одновременно едко, она трясет головой, пытаясь отогнать свежий воздух, вскрик, она вздрагивает от страха, локти прижимаются к телу, вслушивается, ошущает звук еще в ушах, колющую боль в голове - голос давно затих. Больше ничего не слышно. Марен садится обратно. Она узнает треск машинки для подстригания газонов, приближающийся и отдаляющийся, громче и снова тише, все время через равные промежутки, дроздов и заглушающий, а потом исчезающий шум ветра, переходящий сам в крики дроздов, шелест листвы.

Ну же! Давайте! Та-щить! Та-щить! Возгласы и крики стали громче, скрежешущий шум, царапанье и шарканье. Как будто что-то тащили по полу, напряженно и прерывистыми движениями; дрова, хворост, может быть большую ветку, покрытую зеленью, полдерева с бесчисленными ветвями и сучьями, побегами и корнями, вновь и вновь застревающими, путающимися, прерывающими транспортировку, они должны расчищать путь, убирать в сторону препятствия или освобождать либо обламывать ветки. - Их попросили помочь с дровами соседям, крестьянам, которые сдали их родителям квартиры на время каникул - и сейчас она понимает причину криков и возгласов, смех и нетерпение, понимает, что детей заставили думать о толстых чурбанах, поколотых на небольшие поленья и уложенных сушиться у стен хлевов и сараев, защищенных от непогоды навесами или козырьками крыш, и они целое лето видели их, лежащих там нетронутыми -

Сейчас самолет все же можно услышать, не громко или оглушительно, чтобы можно было однозначно определить, что это самолет, больше как гром или тряску, охватившую воздух, мебель, поверхность стола и распространившуюся оттуда дальше, вибрацию в ее ладони, в руке, которую она заметила только в момент спада, возможно лишь потому, что перед этим наблюдала за полосой конденсата на небе и ожидала самолетный гул. Она вслушивается, пытается определить путь самолета, вычислить направление, гудение становится тише, затихает, сменяется голосами детей, которые снова стали громче, приблизились, пока еще можно ощутить лишь легкий отголосок, след, в ушах, теле, пока разговоры детей не заполняют помещение, не вытесняют все остальное, и Марен начинает сопоставлять отдельные голоса, громкий голос Шарлотты и квакающий голос Биржит, младшей сестры:

Слотан уже опять убежал.

И ни одного низколетящего самолета не было, - стонет Шарлотта.
Александр Парфентьев
Sommergeräusche
Der Wind bewegt die Wipfel der Bäume, verfängt sich,
streicht die Blätter gegeneinander und erzeugt ein fernes,
unregelmäßiges Rauschen. Aus dem Garten ist das
leise Summen der Insekten zu hören. Hin und wieder
wird es durch eine besonders laute oder besonders nahe
Hummel oder Biene hervorgehoben; ein tiefes, nachhaltiges
Brummen, es kommt näher, noch näher, bricht
ab. Nach einer Pause hebt es leise wieder an; entfernt
sich, verhallt. Jetzt ist es nicht mehr zu hören.
Ein Vogel zilpt. Ein Zwitschern. Leises Schnattern.
Ein Rascheln im Gebüsch, Verharren, erneutes Rascheln,
eine Amsel, eine zweite, von rechts, von links,
quer durch den Garten, sich im hinteren Teil verlierend,
wieder auftauchend, eine dritte; laute und harte und
kratzende Töne. Ein Kraspeln, etwas knackt: die Amseln
verstummen. Aus der Ferne ist wieder das Rauschen
der Blätter zu vernehmen.
Vielleicht streicht die Katze durch den Garten. Geht
mit vorsichtigen und geschmeidigen Bewegungen unter
den Büschen hindurch, den Körper gestreckt, den
durchgebogenen Rücken unter einem herabhängenden
Ast hindurchziehend, auf der anderen Seite zu einem
Buckel zusammenkrümmend, dann verharrend, mitten
in der Bewegung erstarrt, so daß nur noch die langsamen
und konzentrierten Bewegungen der Schwanzspitze,
das Zucken der Barthaare Leben verraten, bis
sie in einer einzigen Bewegung auf eine Gartenmauer,
einen höher gelegenen Ast, einen Mauervorsprung oder
das Dach eines Schuppens springt und dabei gegen einen
anderen Ast kommt, Mörtel oder kleine Steine oder
einen vertrockneten Tannenzapfen von der Gartenmauer
oder dem Mauervorsprung stößt, zusammenzuckt,
stoppt: die Amseln schrecken auf, fliegen laut schimpfend
durch den Garten.
Stimmen dringen herüber. Leises Lachen. Oder Gesang.
Eine Gruppe Spaziergänger oder ein Radio, vom
Wind herübergeweht, in abgerissenen Fetzen, mal deutlich
hörbar, wieder leiser werdend, verschwindend, erneut
ganz deutlich, als sei es nebenan, direkt vor dem
Haus, im Garten oder auf der Terrasse unter dem Balkon.
Sie sind nicht zu orten. Vielleicht sind sie auch auf der
Straße, vielleicht… jetzt werden sie wieder undeutlich,
verschwinden. Im Garten ist nur noch das leise Surren
der Bienen zu hören, das Zwitschern der Vögel.
Die Katze muß den Garten verlassen, sich mit zügigen
Schritten durch die Rabatten bewegt haben, die Pfoten
leise und bestimmt aufgesetzt, den geduckten Körper
unter den Büschen und dem zugewachsenen Zaun hindurchgezogen,
der den Garten vom Nachbargrundstück
trennt; eine schlängelnde Bewegung zur Seite, der geschwungene
Schwanz, das leise Schwingen eines Astes;
nichts mehr. Oder sie ist in der anderen Richtung verschwunden,
im Obstgarten, hat den Kopf eingezogen,
die Ohren an den Körper gelegt und ist eingetaucht in
das hohe Gras unter den Obstbäumen, unsichtbar für die
Vögel, sobald die Bewegungen der Grasähren wieder
zum Stillstand gekommen sind oder der Wind wieder
durch das Gras fährt und jede Spur verwischt, so daß
nur noch die glatte und sich wellig hin- und herbewegende
Fläche zu sehen ist.

Es sind Kinderstimmen. Kein Radio, keine Spaziergänger;
eine Gruppe Kinder. Sie sprechen unregelmäßig,
laut und schnell, dann leise, stockend, lachen plötzlich
auf, kreischen, die Stimmen wechseln die Richtung, sie
wendet den Kopf, versucht einzelne Sprecher herauszuhören
– als bewegten sie sich mal in die eine und mal in
die andere Richtung, als hätten sie kein Ziel, könnten
sich nicht für ein Ziel oder für eine Absicht entscheiden;
jetzt werden sie lauter, brausen auf, ein einzelner, unverständlicher
Einwurf, sie verwischen sich, das Kreischen
und Rufen beginnt von neuem.
Ein Windstoß hat den Vorhang ergriffen, ihn ein
Stück weit ins Zimmer geweht und dort festgehalten,
hindert ihn, wieder zurückzufallen, sie betrachtet die
abgekrümmte Ecke, den unnatürlich nach oben gewölbten
Stoff und den verdrehten Saum. Der Stoff zittert.
Die Stimmen kommen näher, jetzt wirklich; sie können
sich nicht einigen, lautes Lachen, jemand protestiert,
schreit, laut und heftig, die Stimme wird höher und
schriller, Maren kneift die Augen zusammen, ein Aufschrei
– dann wird es wieder leiser, gedämpfter, das
Schrille und das Grelle verschwinden, ihr Gesicht entspannt
sich, es ist nur noch das leise Auf und Ab entfernter
Stimmen zu hören, ein leises Lachen oder Kichern;
ein Murmeln.
Der Vorhang ist wieder herabgefallen, streift über den
Boden, erzeugt ein gleichmäßiges und schabendes Geräusch,
kommt auf sie zu und schwingt erneut zurück,
mal deutlich sichtbar, dann ist wieder nur ein leichtes
Schwanken zu erkennen. Sie hält einen Moment die Luft
an, versucht, nicht mit dem Stuhl zu knarren, die Papiere
auf dem Tisch nicht zu berühren. Sie spürt die kühle
Tischplatte unter den Händen. Eine Tür schlägt. Jetzt
ist es wieder ruhig.
Eine Biene fliegt an der Hauswand entlang, das Summen
kommt näher, die Biene durchfliegt das Balkongitter,
die Tür, steigt auf, fliegt wieder auf den Türrahmen
zu, setzt sich, fliegt nochmals auf, steuert eine
andere Stelle an, noch eine, läßt sich erneut nieder. Sie
läuft ein wenig auf dem Rahmen herum, untersucht den
Lack, eine abbröckelnde Stelle und das darunter freiliegende
Holz. Fliegt auf, eine ruckartige Bewegung nach
draußen, ein kleiner schwarzer Punkt, ein Pünktchen,
das Summen wird leiser. Sie ist nicht mehr zu sehen.
Der Wind ist schwächer geworden, die Bewegungen
des Vorhanges werden langsamer, ein leises Schwingen,
ein Vibrieren, dann nichts mehr. Maren hört Schritte im
Garten, die Stimmen der Kinder, einzelne Rufe und halbe
Sätze. Jemand kichert, ein Aufschrei, ein Name, eine
Stimme beginnt zu zählen, wieder Lachen, Rufen und
Schreien, nicht zu erkennen, nicht festzuhalten. Sie
lauscht. Die Stimmen brechen ab. Leise knistert das
Gras. Dann wieder verhaltenes Lachen; die Stimmen
kehren zurück, werden wieder laut und schrill, versuchen
einander zu übertönen, zu verdrängen, jetzt ein
grelles Lachen, es wird lauter, steigert sich, sie blickt
zum Fenster; das Lachen hört nicht auf, schwillt an, wird
noch lauter, eine Pause, es wird wieder ein wenig leiser,
hebt erneut an, wird weitergetrieben, gewaltsam vorangetrieben,
bricht abrupt ab.

Maren sieht in den Himmel über den Wipfeln der
Bäume. Vor ihren Augen zieht sich ein Kondensstreifen
über den Horizont, ein dicker weißer Streifen quer
über dem hellblauen und wolkenlosen Himmel. Doch
es ist kein Flugzeug zu sehen, kein Motorengeräusch
zu hören.
Ihr müßt ziehen. Ziehen! Zie-hen! Macht schon!
Kinderschritte auf dem Kies, ein Schaben auf dem Rasen.
Lachen. Jemand stöhnt auf.
Der Kondensstreifen ist dicker geworden, bildet eine
dichte Kette kompakter und aneinanderhängender Wolken,
wird noch dicker und dann gleichzeitig unscharf,
die Ränder verwischen sich, lösen sich auf, bis nur noch
das Ende als Kondensstreifen erkennbar ist, sich schließlich
auch auflöst, sich im Weißblau des Himmels zu verlieren
beginnt, nur noch als ein diffuser, weißer Nebel
zu erkennen ist und Maren den Kopf senkt, in das Zimmer
zurückkehrt; das Balkongitter, die Tür, der Vorhang,
der Tisch: Papiere, Bücher, Schreibutensilien.
Es riecht nach frisch geschnittenem Gras, saftig, grün
und feucht, und nach Benzin, frisch und beißend zugleich,
sie schüttelt den Kopf, versucht sich frische Luft
zuzuwedeln, ein Aufschrei, sie schrickt hoch, die Ellbogen
pressen sich an den Körper, sie lauscht, spürt den
Ton noch im Gehör, den Stich noch im Kopf – die
Stimme ist längst verstummt. Es ist nichts mehr zu
hören. Maren setzt sich wieder zurück. Sie erkennt das
Knattern eines Rasenmähers, näherkommend und sich
entfernend, lauter und wieder leiser, in immer den
gleichen Abständen, die Amseln und das Rauschen des
Windes übertönend und dann wieder verschwindend,
selbst untergehend im Zetern der Amseln, dem Rascheln
der Blätter.
Macht schon! Los! Zie-hen, zie-hen! Die Rufe und
Schreie sind lauter geworden, ein schabendes Geräusch,
ein Kratzen und Schurken. Als werde etwas über den
Boden gezogen, mühsam und mit stockenden Bewegungen;
Holz, Gestrüpp, vielleicht ein großer Ast, ein
Busch, ein halber Baum mit unzähligen Ästen und
Zweigen und Sprossen und Wurzeln, die immer wieder
hängenbleiben, sich verhaken, den Transport unterbrechen,
sie müssen den Weg freiräumen, Hindernisse
beiseiteschaffen oder die Äste loslösen, abbrechen. – Sie
werden bei den Nachbarn um Holz gebeten haben, bei
den Bauern, die ihren Eltern die Ferienwohnungen
vermietet haben – und jetzt versteht sie das Schreien
und Rufen, das Lachen und die Ungeduld, versteht, daß
die Kinder an die dicken Holzstücke gedacht haben müssen,
die in handliche Scheite gespalten an den Wänden
der Schuppen und Ställe aufgeschichtet sind, die unter
Vordächern und Planen vor der Witterung geschützt
trocknen und die sie den ganzen Sommer durch unberührt
dort haben liegen sehen –
Jetzt ist doch ein Flugzeug zu hören, nicht laut oder
ohrenbetäubend, nicht einmal eindeutig als Flugzeug
zu erkennen, mehr ein Grollen oder Beben, das die
Luft ergreift, die Möbel, die Tischplatte, und von dort
aus weiterwandert, ein Vibrieren in ihrer Hand, dem
Arm, wenn sie es auch erst im Moment des Abflauens
wahrgenommen hat, vielleicht nur, weil sie vorher den
Kondensstreifen am Himmel gesehen und das Dröhnen
eines Flugzeuges erwartet hat. Sie lauscht, versucht, der
Bahn des Flugzeuges zu folgen, die Richtung auszumachen,
das Dröhnen wird leiser, verschwindet, wird
ersetzt durch die Stimmen der Kinder, die erneut lauter
geworden sind, nähergekommen sind, bis nur noch ein
leiser Nachhall zu spüren ist, eine Spur in den Ohren,
dem Körper, und bis das Sprechen der Kinder den Raum
füllt, alles andere beiseiteschiebt und Maren die einzelnen
Stimmen zuordnen kann, die laute Stimme
von Charlotte und die quäkige Stimme von Birgit, der
kleinen Schwester:
Slotan ist schon wieder weggerannt.
Charlotte stöhnt auf: Dabei war das doch gar kein
Tiefflieger.
Cornelia Manikowsky
Cornelia Manikowsky
Вернуться к началу перевода
Обсудите эту работу с друзьями!
 
  При использовании авторских материалов указание автора
и ссылка на страницу конкурсной работы обязательны
Ваши голоса
Блестяще! 0 голосов
 
30 баллов за голос
Что-то в этом есть 4 голоса
 
20 баллов за голос
Не впечатлило 2 голоса
 
10 баллов за голос
Разочаровало 2 голоса
 
5 баллов за голос
Статистика     *данные на 00:00 (Москва, GMT+3)
Место в рейтинге Проза: 103
Средняя оценка: 13.75
Итоговая оценка: 13.75
Общее число оценок: 8
Число комментариев: 22
Число посещений страницы: 1500
< Предыдущий перевод Следующий перевод >
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>
Комментарии:    22
Фёдор Каузов
Фёдор Каузов говорит:
+1
22.11.2011 23:04   #
"Пахнет свежесрезанной травой.." - всё-таки СВЕЖЕСКОШЕННОЙ будет как-то привычнее)

"Перед ее глазами по горизонту тянется полоса конденсата.." - "конденсат" - это дословный перевод или как?
Aniña
Aniña говорит:
0
22.11.2011 23:13   #
А разве можно выкладывать 6 переводов? Пребываю в недоумении...
Александр Парфентьев
Александр Парфентьев говорит:
+1
23.11.2011 00:47   #
Большое Вам спасибо за комментарии, они мне очень полезны. В слове "конденсат" не вижу ничего предусудительного, особенно если речь идет о конденсате пара, образующегося по ходу движения самолета. Термин "свежескошенный" на мой взгляд больше применим к траве, скошенной дедовской ручной косой, а не к современным электрическим и бензиновым устройствам, скорее по привычке называющимся косами и зачастую оснащающимися металлическими резаками. К тому же по тексту идет "свежесрезанной". Если Вы считаете необходимым и возможным сократить количество предоставленных мной переводов, то, пожалуйста, сделайте так.
Aniña
Aniña говорит:
0
23.11.2011 01:13   #
-- Если Вы считаете необходимым и возможным сократить количество предоставленных мной переводов, то, пожалуйста, сделайте так.--

Вот это ответ... Этим должны заниматься организаторы, а не я. Участники должны были бы сами придерживаться правил, а не рассчитывать, что и так пройдет и никто не заметит. Такое поведение представляется мне не вполне уважительным. (Я поначалу подумала - может, Вы обсчитались, но вижу что нет)
Люси
Люси говорит:
+1
23.11.2011 01:38   #
Aniña, правила были изменены - теперь количество работ не ограничено:

Aniña
Aniña говорит:
0
23.11.2011 11:31   #
Ну, ведь можно было мне об этом так прямо и сказать :) Люси, спасибо за информацию.
Татьяна
Татьяна говорит:
0
23.11.2011 14:12   #
В немецком языке имя Birgit звучит как "Биргит", а не "Биржит".
Константин Кучер
Константин Кучер говорит:
0
23.11.2011 14:33   #
Я, если позволите, вернусь к теме "конденсата". Для того, чтобы понять, о каком конденсате идет речь, надо рассматривать фразу целиком. Оба предложения -

Перед ее глазами по горизонту тянется полоса конденсата, толстая белая полоса поперек светло-голубого и безоблачного неба. Хотя не видно никакого самолета, не слышно никакого шума двигателя.

Речь здесь идет о конденсате воздушного пара на горячих частичках черной сажи отработанного авиационного топлива в верхних слоях атмосферы. Этот след пролетевшего самолета - тонкая, а потом расширяющаяся и размывающаяся до полного исчезновения белая нитка-полоска, называется конденсационным следом. Поскольку героиня, наверное, далека как от авиации, так и от физики, думаю, что употребленное автором перевода словосочетание "полоса конденсата" - вполне допустимо.
Не очень понятной для меня осталась другая, вот эта фраза -

"...остается слышным только легкое туда и оттуда отдалившихся голосов"

Непонятно, что "остается слышным". Мне показалось, что пропущено подлежащее. Что остается слышным? А ответа на этот вопрос нет. Понятно, что "отдалившихся детских голосов". Но что "отдалившихся"? Шум? Эхо? У меня сложилось впечатление, что, скорее всего, второе. Примерно вот так -

"...остается слышным только легкое эхо - туда и оттуда - отдалившихся голосов"

Помимо прочего, показался не совсем оправданным дословный перевод - "машинки для подстригания газонов". Эти "машинки", как правило, называют "газонокосилками". Думаю это название данного агрегата нормально впишется в текст и не испортит его стилистику.
А вот здесь - "точкв" (там, где про удаляющуюся пчелу - "черная точкв, точечка, жужжание затихает") - просто опечатка.

Александр Парфентьев
Александр Парфентьев говорит:
0
23.11.2011 14:37   #
Спасибо большое.
Марго
Марго говорит:
-1
23.11.2011 15:06   #
Александр, Ваш перевод по большей части очень мелодичен и весьма иллюстративен: просто воочию видишь и этот сад, и пробирающуюся по нему кошку, и ползущую по раме пчелу... Это, по-моему, даже немного по-бунински. :))

К сожалению, не все в изложении гладко, но "что-то в этом есть" -- точно!

>> лишь медленные и сконцентрированные перемещения хвоста и подрагивание усов выдают в ней признаки жизни

Вот про "перемещения хвоста" я совсем не поняла. Перемещение -- это если хвост оторвать, а как оно еще при этом концентрируется, ума не приложу.
_________________

>> Группа прохожих или радио, приносимые ветром, обрывочными клочками, то отчетливо слышные, снова становящиеся тише, исчезающие, и опять совершенно отчетливые, как будто это рядом, прямо перед домом, в саду или на террасе под балконом.

СЛОВА прохожих или ЗВУКИ радио, приносимые ветром...
_________________

"как скоро движения колосьев прийдут вновь к спокойному состоянию" = ЛИШЬ ТОЛЬКО колосья ПРИДУТ вновь В спокойнОЕ состоянИЕ
_________________

>> Перед ее глазами по горизонту тянется полоса конденсата, толстая белая полоса поперек светлоголубого и безоблачного неба. Хотя не видно никакого самолета, не слышно никакого шума двигателя.

Вообще-то,это называется инверсионным или спутным следом. Но здесь, конечно, термины неуместны. Хотя и жестковатым словом "конденсат" я бы тоже не пользовалась. Может, просто: "по горизонту тянется БЕЛАЯ полоса, толстая белая полоса поперек светло-голубого..." ..."Полоса в небе стала еще толще..." -- ну, и т. д.
___________________

>> Она узнает треск машинки для подстригания газонов, приближающийся и отдаляющийся, громче и снова тише, все время через равные промежутки, дроздов и заглушающий, а потом исчезающий шум ветра, переходящий сам в крики дроздов, шелест листвы.

Она узнает треск газонокосилки, приближающийся и отдаляющийся, -- громче и снова тише, все время через равные промежутки времени, -- крики дроздов и заглушающий их, а потом исчезающий шум ветра, который, кажется, переходит и в крики дроздов, и в шелест листвы.

Вот, где-то так. :)
Марго
Марго говорит:
0
23.11.2011 15:10   #
Пока свое сочиняла, Константин кое в чем меня опередил. Так что все совпадения прошу считать случайными. :)
Платонида Белухина
Платонида Белухина говорит:
0
23.11.2011 15:27   #
"Газонокосилка" - это совершенно правильно и очень по-человечески.
Тогда и трава будет скошенной. Там дело не в технологии, а в том, что полагается делать с травой: ее косят.

А вот за объяснение физики Константину Кучеру лучше не браться...

И еще вопрос: всем ли нравится, что полоса "толстая"? Мне кажется, она, скорее, широкая. Как вы сказали бы, например, о ткани в полоску???
Александр Парфентьев
Александр Парфентьев говорит:
0
23.11.2011 16:00   #
Я читаю и учусь. Доброго вам дня.
Константин Кучер
Константин Кучер говорит:
0
23.11.2011 16:15   #
Марго, не знаю, насколько авторитетна в качестве аргумента Википедия, но она относит "инверсионный след" к устаревшевшему, а жаргонное - реактивный след, - к ошибочному, оставляя единственный вариант термина, которым называется описываемое по тексту явление (физическое, как бы это не нравилось Платониде:)) - конденсационный след.
Марго
Марго говорит:
+2
23.11.2011 16:25   #
Википедия совсем не авторитетна, Константин. А я как раз давала определения на основании авторитетных(точнее, авторитетнейших) источников.

Я думала насчет "широкой" полосы, Платонида. Нет, "толстая" гораздо ярче -- особенно в этом переводе. Тем более что когда она широкая, то и объем ее заметен, это точно.
Платонида Белухина
Платонида Белухина говорит:
0
23.11.2011 16:44   #
Явление-то физическое, и в Википедии оно объясняется вполне правильно (Константин, почитайте; на горячем конденсации не бывает, для нее необходимо охлаждение).
Для перевода художественного текста, на мой взгляд, можно выбирать и устаревшие, и жаргонные названия физических явлений, а не обязательно только наукообразные. Главное, чтобы вписывалось в контекст и хорошо читалось. "Полоса конденсата" - это как "машинка для подстригания газонов" вместо "газонокосилки".
Если заметен объем - это уже не полоса. Полоса - широкая, толстый - слой. Для "следа" можно найти самые разные слова.
Константин Кучер
Константин Кучер говорит:
0
23.11.2011 16:56   #
Сажа, вообще-то - черная, а инверсионный след - белый. Белый он потому, что на ЧЧЕРНЫХ ГОРЯЧИХ частичках только что сгоревшего топлива в ХОЛОДНЫХ верхних слоях атмосферы МОМЕНТАЛЬНО осаждается БЕЛЫЙ конденсат водяных паров, присутствующих в нашей атмосфере (не обязательно в верхних слоях). Просто в верху - холодно. Именно из-за этого иногда снег (или град) идет даже при плюсовых температурах. Стыдно не знать физику, Платонида. Для конденсата обязательно нужен раздражитель. Так, автолюбители знают, что зимой у холодной машины стекла не запотевают, а вот если на улице оставить теплый, прогретый автомобиль, его стекла (теплые) обязательно заиндевеют...
Платонида Белухина
Платонида Белухина говорит:
0
23.11.2011 17:06   #
Константин, извините, может быть, физика - Ваш конек, но ее знание - не самая сильная Ваша сторона. "Раздражитель" для конденсата не нужен (да ему и вообще никто не нужен - он сам по себе :). Для конденсации нужны "центры конденсации". Так учили в школе...
Константин Кучер
Константин Кучер говорит:
0
23.11.2011 18:22   #
А "центр конденсации" и "раздражитель" - не одно и тоже? Главное, что сам по себе конденсат не образуется.
Естественно, я не профессиональный физик, но школьный курс ещё помню. И физический механизм образования "инверсионного следа" (именно так называли это явление в мои школьные годы), я изложил достаточно внятно и доходчиво, для того, чтобы обосновать свою позицию по этой части перевода.
Марго
Марго говорит:
-1
23.11.2011 19:45   #
Платонида: >> Для перевода художественного текста, на мой взгляд, можно выбирать и устаревшие, и жаргонные названия физических явлений, а не обязательно только наукообразные.

Платонида: >> Если заметен объем - это уже не полоса.

А вот я, Платонида, принимаю во внимание оба эти Ваши довода и на их основе делаю вывод, что не наукообразно и пусть даже жаргонно этот спутный след вполне можно назвать толстой полосой. Особенно, подчеркиваю, в общем контексте изложения этого перевода (к примеру, мне очень понравилась у Александра фраза: "вспугнутые дрозды, громко ругаясь, летят через сад" -- тоже, в общем-то, можно поверить алгеброй, не так ли? :)

Ну, и одно из словарных определений: "ПОЛОСА - длинная, узкая часть какого-л. пространства, ограниченная, выделяющаяся чем-л.; что-л. имеющее вытянутую, продолговатую форму. Пример: Тёмная п. дыма висит над городом".

Как видим, о толщине этого длинного узкого здесь речи нет, т. е. и приведенная в пример полоса дыма вполне может быть не только широкой, но и толстой.

Я, конечно, не против и "широкой белой полосы", но она тут будет несколько простовата. Впрочем, я уже повторяюсь. :)
Александр Парфентьев
Александр Парфентьев говорит:
0
23.11.2011 22:26   #
Мне очень нравится читать ваши комментарии, это как побыть "кем-то другим". Спасибо.
Васина Надежда Ивановна
Васина Надежда Ивановна говорит:
0
24.11.2011 18:53   #
В целом чудесные картинки, хоть и про звуки. Но не с самого начала, где-то с середины.
Мешает обилие слишком дословно переведенных словосочетаний, от этого некоторые моменты звучат не очень красиво и не очень по-русски. Например "шум" листвы - я бы сказала "шорох", про "толстую" полосу, машинку для срезания травы и свежесрезанную траву уже писали до меня.
Подписаться на новые комментарии к этой работе
Добавить комментарий
Ваше имя Обязательное поле
Ваш email Обязательное поле    Ваш email не будет опубликован
Комментарий:
Защитный код
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>

 

 

Статистика конкурса

всего (сегодня)
Пользователи: 185 (0)
Переводы: 0 (0)
Комментарии: 60810 (0)
Иллюстрации: 0 (0)

Последние события

nsbivintobia: <br><strong><a href="/">relojes</a></strong><br><strong><a href="/">relojes</a></strong><br><strong><a href="/">movimiento de rГ©plicas de relojes mecГЎnicos suizos</a></strong><br><br><br><br><br><br><br>
nsbivintobia: <strong><a href="/">wholesale pandora joyas</a></strong><br> <strong><a href="/">joyas pandora barata</a></strong><br> <a href="/">plata
nsbivintobia: <strong><a href="/">wholesale pandora joyas</a></strong><br> <strong><a href="/">joyas pandora barata</a></strong><br> <a href="/">venta
nsbivintobia: <br><strong><a href="/">rГ©plicas de relojes suizos</a></strong><strong><a href="/">replicas rolex suizo en venta</a></strong><br><strong><a
nsbivintobia: <strong><a href="/">wholesale pandora joyas</a></strong><br> <strong><a href="/">joyas pandora barata</a></strong><br> <a href="/">plata
nsbivintobia: <strong><a href="/">Moncler baratos</a></strong><strong><a href="/">Moncler baratos</a></strong><br><strong><a href="/">Cheap salida Moncler Jackets en
nsbivintobia: <strong><a href="/">mejores rГ©plicas de relojes suizos</a></strong><br> <strong><a href="/">mejor rГ©plica de
nsbivintobia: <strong><a href="/">relojes</a></strong><strong><a href="/">movimiento de rГ©plicas de relojes mecГЎnicos suizos</a></strong><br><strong><a href="/">rГ©plica
nsbivintobia: <strong><a href="/">rГ©plicas de relojes suizos aaa +</a></strong><br> <strong><a href="/">rГ©plicas de
nsbivintobia: <strong><a href="/">rГ©plicas de relojes suizos aaa +</a></strong><br> <strong><a href="/">rГ©plicas de
Все события

Партнеры конкурса