Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь в конкурсе


Авторизация

Регистрация

Войти через loginza
Ваше имя
Ваш email
Пароль
Повторите пароль
Защитный код

Die Linkshaender - Другие (с сокращениями)

09.12.2011
Обсудите эту работу с друзьями!
Оригинал: Die Linkshaender, Guenter Grass
Перевод с немецкого: Ирина
Эрих пристально смотрит на меня. И я не свожу с него глаз. У нас обоих в руках оружие, и договорённость, воспользоваться им, ранить друг друга. Оно заряжено. Испытано в продолжительных тренировках, а после тщательно вычищено. Эти пистолеты мы держим перед собой, целимся, холодный металл медленно нагревается в наших руках. На таком расстоянии эта винтовка выглядит вполне безобидно. Можно ли держать вот так авторучку или тяжёлый ключ и получить за это нагоняй от пугливой тётушки в чёрных кожаных перчатках? Ни в коем случае мне нельзя думать о том, что оружие Эриха может просто безобидной фальшивкой, или вовсе игрушкой. Впрочем, я знаю, что Эрих ни секунды не сомневается в том, что и моё оружие настоящее. К тому же около получаса назад мы разбирали пистолеты, почистили их, затем вновь собрали, зарядили и сняли с предохранителя. Мы не мечтатели. Местом этого неизбежного действа мы избрали летний домик Эриха. Одноэтажное строение в часе пути от ближайшей железнодорожной станции, и, стало быть, расположенное достаточно уединённо. И мы вправе предположить, что звук выстрела не достигнет нежеланных ушей. Предварительно мы вынесли всё из комнаты и сняли со стен картины, преимущественно сцены охоты или охотничьи натюрморты. Выстрелы ни в коем случае не должны задеть стулья, комоды и картины в богатых рамках. Мы предусмотрели, чтобы кроме нас ничто больше не пострадало.
Мы оба левши. И знакомы по Обществу левшей. Вы знаете, что левши этого города, как и все, кто имеет схожий недуг, основали своё Общество. Мы встречаемся регулярно и пытаемся обучиться владеть нашей правой рукой, к сожалению столь неловкой. Не так долго у нас по собственному желанию преподавал правша. К сожалению, больше он не приходит. Господа из руководства раскритиковали его методику преподавания и посчитали, по-видимому, что члены нашего Общества должны переучиваться своими силами.
Мы не успокоимся, пока «право» не будет уравнено с «лево». Впрочем, как бы громко и энергично ни звучало это заявление, мы никогда этого не добьёмся. А радикальное крыло нашего Общества требуют, чтобы этот лозунг был вычеркнут, заменён на: «Мы намерены гордится нашей тем, что мы левши и не стыдиться нашей врождённой особенности».
Но и этот лозунг, конечно же, не соответствует истине, и только его пафос, как и некая широта чувства, заставили нас выбрать именно это изречение. Мы, Эрих и я, относимся к радикальному крылу и слишком хорошо знаем, как глубоко укоренился этот стыд в нашем сознании. Родительский дом, школа, а затем и военная служба не способствовали тому, чтобы научить нас самообладанию, которое бы вкупе с достоинством помогло бы нам терпеть эту незначительную особенность – незначительную по сравнению со всеми прочими широко распространёнными отклонениями.
Всё это началось ещё в детстве, когда приходилось подавать руку многочисленным родственникам. Ох уж эти тётушки, дядюшки, подруги матери и коллеги отца. Ох уж это надоевшее, омрачающее беззаботное детство ужасное семейное фото. И всем непременно нужно было подавать руку, но только правильную руку, единственно верную, правую руку!
В 16 я был уже достаточно взрослым и в первый раз дотронулся до девушки: «Ах, ты же левша!», - разочарованно сказала она и вытащила мою руку из блузки. Подобные воспоминания остаются, и если мы всё-таки намерены принять этот лозунг, тогда тем самым мы только обозначим недостижимый идеал нашего образа мыслей и поведения.
Эрих сжимает губы и щурит глаза. Я делаю то же самое. Играем лицевыми мышцами, морщим лоб, раздуваем ноздри. Сейчас Эрих похож на актёра кино, черты которого знакомы мне по многочисленным приключенческим фильмам. Вероятно, сейчас мне тоже присуще это роковое сходство? Мы хотим выглядеть яростно, и я рад тому, что никто нас сейчас не видит. Разве этот лишний свидетель, не предположил бы, что это просто два чересчур романтичных молодых человека намерены драться на дуэли? Скорей всего из-за возлюбленной, дело чести, кровавая игра на все случаи жизни. Такими взглядами обмениваются только враги. Вы только посмотрите на эти тонкие бледные губы, эти непримиримые ноздри! Как они ненавидят друг друга, эти дуэлянты, смертники!
Мы друзья. И, несмотря на то, что наши профессии настолько различны – Эрих – заведующий отдела в универмаге, а у меня хорошо оплачиваемая работа специалиста по точной механике – у нас гораздо больше общих интересов, нежели это необходимо для долгой и крепкой дружбы. Эрих состоит в Обществе левшей дольше, чем я. Я отчётливо помню тот день, когда я, такой робкий, застенчивый и чересчур празднично одетый, вошёл в столовую Общества «неполноценных». Эрих подошёл ко мне, показал, помог найти гардероб, с интересом рассмотрел меня, но без назойливого любопытства и просто сказал: «Вероятно, Вы – новенький. Не стесняйтесь; мы здесь, чтобы помочь друг другу».
Я только что упомянул слово «неполноценные». Так мы официально зовёмся. Но и это наименование кажется мне неудачным. Оно недостаточно точно отражает то, что, по-видимому, должно объединить нас и придать сил в борьбе с реальностью. Было бы, несомненно, лучше, если бы наше Общество называлось просто и коротко «Общество левшей», или звучало бы более громко, например, «Общество левых братьев». Остальные догадаются, почему мы должны были отказаться от прежнего названия. Нет ничего более ошибочного и к тому же оскорбительного, чем сравнивать нас с теми действительно достойными сожаления людьми, которых природа лишила единственной достойной человека возможности, любить и быть любимым.
Они будут кричать, что это граничит с садизмом, но нет, это всего-навсего членовредительство. Поверьте мне, все эти доводы мне известны. Мы не можем упрекнуть себя ни в каком преступлении. Мы не в первый раз стоим вот так в этой пустой комнате. Уже четыре раза мы пытались завершить начатое и четыре раза опускали оружие, напуганные своим намерением. И лишь сегодня нам стало всё ясно. Последние события личного характера и в общественной жизни укрепили нашу уверенность в том, что мы должны поступить именно так.
Эрих и я стараемся дышать одинаково ровно. Чем лучше нам это удаётся, тем выше уверенность в том, что наш поступок вызван благими намерениями. Вряд ли причина тому библейское изречение, советующее искоренять соблазн. Скорее это постоянное жгучее желание внести больше ясности, узнать, что вообще со мной происходит, можно ли изменить судьбу. В наших ли силах, вмешаться и сделать нашу жизнь нормальной? Больше никаких глупых запретов, повязок и тому подобных уловок. Мы больше не хотим, чтобы что-то снова отделяло нас от остальных, и намерены впредь использовать единственно верную руку.
Ирина
Die Linkshaender
Erich beobachtet mich. Auch ich lasse kein Auge von ihm. Beide halten wir Waffen in der Hand, und beschlossen ist, daß wir diese Waffen gebrauchen, einander verletzen werden. Unsere Waffen sind geladen. In langen Übungen erprobte, gleich nach den Übungen sorgfältig gereinigte Pistolen halten wir vor uns, das kühle Metall langsam erwärmend. Auf die Länge ausnimmt sich solch ein Schießeisen harmlos. Kann man nicht einen Füllfederhalter, einen gewichtigen Schlüssel so halten und einer schreckhaften Tante mit dem gespreizten schwarzen Lederhandschuh einen Schrei abkaufen? Nie darf in mir der Gedanke reifen, Erichs Waffe könnte blind, harmlos, ein Spielzeug sein. Auch weiß ich, daß Erich keine Sekunde an der Ernsthaftigkeit meines Werkzeuges zweifelt. Zudem haben wir, etwa vor einer halben Stunde, die Pistolen auseinandergenommen, gereinigt, wieder zusammengesetzt, geladen und entsichert. Wir sind keine Träumer. Zum Ort unserer unvermeidlichen Aktion haben wir Erichs Wochenendhäuschen bestimmt. Da das einstöckige Gebäude mehr als eine Wegstunde von der nächsten Bahnstation, also recht einsam liegt, dürfen wir annehmen, daß jedes unerwünschte Ohr, in des Wortes wahrer Bedeutung, weitab vom Schuß sein wird. Das Wohnzimmer haben wir ausgeräumt und die Bilder, zumeist Jagdszenen und Wildbretstilleben, von den Wänden genommen. Die Schüsse sollen ja nicht den Stühlen, warmglänzenden Kommoden und reichgerahmten Gemälden gelten. Auch wollen wir nicht den Spiegel treffen oder ein Porzellan verletzen. Nur auf uns haben wir es abgesehen.
Wir sind beide Linkshänder. Wir kennen uns vom Verein her. Sie wissen, daß die Linkshänder dieser Stadt, wie alle, die ein verwandtes Gebrechen drückt, einen Verein gegründet haben. Wir treffen uns regelmäßig und versuchen unseren anderen, leider so ungeschickten Griff zu schulen. Eine Zeitlang gab uns ein gutwilliger Rechtshänder Unterricht. Leider kömmt er jetzt nicht mehr. Die Herren im Vorstand kritisierten seine Lehrmethode und befanden, die Mitglieder des Vereins sollten aus eigener Kraft umlernen.
Wir wollen nicht ruhen, bis daß rechts wie links ist. Wie schön und kraftvoll dieser Satz auch sein mag, ist er doch lautester Unsinn. So werden wir es nie schaffen. Und der extreme Flügel unserer Verbindung verlangt schon lange, daß diese Sentenz gestrichen wird und statt dessen geschrieben steht: Wir wollen auf unsere linke Hand stolz sein und uns nicht unseres angeborenen Griffes schämen.
Auch diese Parole stimmt sicher nicht, und nur ihr Pathos, wie auch eine gewisse Großzügigkeit des Gefühls, ließ uns diese Worte wählen. Erich und ich, die wir beide dem extremen Flügel zugezählt werden, wissen zu gut, wie tief verwurzelt unsere Scham ist. Elternhaus, Schule, später die Zeit beim Militär haben nicht dazu beigetragen, uns eine Haltung zu lehren, die diese geringfügige Absonderlichkeit - geringfügig im Vergleich mit anderen, weitverbreiteten Abnormitäten - mit Anstand ertrüge.
Das begann mit dem kindlichen Händchengeben. Diese Tanten, Onkels, Freundinnen mütterlicherseits, Kollegen väterlicherseits, dieses nicht zu übersehende, den Horizont einer Kindheit verdunkelnde, schreckliche Farnilienfoto. Und allen mußte die Hand gegeben werden: «Nein, nicht das unartige Händchen, das brave. Wirst du wohl das richtige Händchen geben, das gute Händchen, das kluge, geschickte, das einzig wahre, das rechte Händchen !»
Sechzehn Jahre war ich alt und faßte zum erstenmal ein Mädchen an: «Ach, du bist ja Linkshänder! « sagte sie enttäuscht und zog mir die Hand aus der Bluse. Solche Erinnerungen bleiben, und wenn wir dennoch diesen Spruch — Erich und ich verfaßten ihn — in unser Buch schreiben wollen, so soll damit nur die Benennung eines sicher nie zu erreichenden Ideals versucht werden.
Nun hat Erich die Lippen aufeinandergepreßt und die Augen schmal gemacht. Ich tue das gleiche. Unsere Backenmuskeln spielen, die Stirnhaut spannt sich, schmal werden unsere Nasenrücken. Erich gleicht jetzt einem Filmschauspieler, dessen Züge mir aus vielen abenteuerlichen Szenen vertraut sind. Darf ich annehmen, daß auch mir diese fatale Ähnlichkeit mit einem dieser zweideutigen Leinwandhelden anhaftet? Wir mögen grimmig aussehen, und ich bin froh, daß uns niemand beobachtet. Würde er, der unerwünschte Augenzeuge, nicht annehmen, zwei junge Männer allzu romantischer Natur wollen sich duellieren? Sie haben die gleiche Räuberbraut, oder der eine hat wohl dem anderen Übles nachgesagt. Eine seit Generationen währende Familienfehde, ein Ehrenhandel, ein blutiges Spiel auf Gedeih und Verderb. So blicken sich nur Feinde an. Seht diese schmalen, farblosen Lippen, diese unversöhnlichen Nasenrücken. Wie sie den Haß kauen, diese Todessüchtigen.
Wir sind Freunde. Wenn unsere Berufe auch noch so verschieden sind - Erich ist Abteilungsleiter in einem Warenhaus, ich habe den gutbezahlten Beruf des Feinmechanikers gewählt - können wir doch so viel gemeinsame Interessen aufzählen, als nötig sind, einer Freundschaft Dauer zu verleihen. Erich gehört dem Verein länger an als ich. Gut erinnere ich mich des Tages, da ich, schüchtern und viel zu feierlich gekleidet, im Stammlokal der Einseitigen eintrat, Erich mir entgegenkam, dem Unsicheren die Garderobe wies, mich klug, doch ohne lästige Neugierde betrachtete und dann mit seiner Stimme sagte: »Sie wollen sicher zu uns. Seien Sie ganz ohne Scheu; wir sind hier, um uns zu helfen.»
Ich sagte soeben «die Einseitigen». So nennen wir uns offiziell. Doch auch diese Namengebung scheint mir, wie ein Großteil der Statuten, mißlungen. Der Name spricht nicht deutlich genug aus, was uns verbinden und eigentlich auch stärken sollte. Gewiß wären wir besser genannt, würden wir kurz, die Linken, oder klangvoller, die linken Brüder heißen. Sie werden erraten, warum wir verzichten mußten, uns unter diesen Titeln eintragen zu lassen. Nichts wäre unzutreffender und dazu beleidigender, als uns mit jenen, sicher bedauernswerten Menschen zu vergleichen, denen die Natur die einzig menschenwürdige Möglichkeit vorenthielt, der Liebe Genüge zu tun.
Ihr werdet schreien, das grenzt an Sadismus, nein, das ist Selbstverstümmelung. Glaubt mir, all diese Argumente sind uns bekannt. Nichts, kein Verbrechen haben wir uns nicht vorgeworfen. Wir stehen nicht zum ersten Mal in diesem ausgeräumten Zimmer. Viermal sahen wir uns so bewaffnet, und viermal ließen wir, erschreckt durch unser Vorhaben, die Pistolen sinken. Erst heute haben wir Klarheit. Die letzten Vorkommnise persönlicher Art und auch im Vereinsleben geben uns recht, wir müssen es tun.
Erich und ich versuchen jetzt gleichmäßig zu atmen. Je mehr wir auch hierin übereinstimmen, um so sicherer werden wir, daß unser Handeln vom guten Gefühl gelenkt wird. Glaubt nicht, es ist das Bibelwort, welches da rät, das Ärgernis ausreißen. Vielmehr ist es der heiße, immerwährende Wunsch, Klarheit zu bekommen, noch mehr Klarheit, zu wissen, wie steht es um mich, ist dieses Schicksal unabänderlich oder haben wir es in der Hand, eingreifen und unserm Leben eine normale Richtung zu weisen? Keine läppischen Verbote mehr, Bandagen und ähnliche Tricks. Wir wollen durch nichts mehr vom Allgemeinen getrennt neu beginnen und eine glückliche Hand haben.
Вернуться к началу перевода
Обсудите эту работу с друзьями!
 
  При использовании авторских материалов указание автора
и ссылка на страницу конкурсной работы обязательны
Ваши голоса
Блестяще! 1 голос
 
30 баллов за голос
Что-то в этом есть 1 голос
 
20 баллов за голос
Не впечатлило 0 голосов
 
10 баллов за голос
Разочаровало 1 голос
 
5 баллов за голос
Статистика     *данные на 14:00 (Москва, GMT+3)
Место в рейтинге Проза: 157
Средняя оценка: 18.33
Итоговая оценка: 6.88
Общее число оценок: 3
Число комментариев: 5
Число посещений страницы: 3060
< Предыдущий перевод Следующий перевод >
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>
Комментарии:    5
Татьяна
Татьяна говорит:
0
13.12.2011 14:17   #
Перевод названия совершенно ни о чём не говорит.
Татьяна
Татьяна говорит:
0
13.12.2011 14:18   #
Заведующий отделом, а не отдела.
Ирина
Ирина говорит:
0
13.12.2011 15:05   #
В смысле не говорит о содержании рассказа? Но ведь проблема героев в их отличии, в том что они другие, на мой взгляд, конечно.
За правку спасибо.
Ирина
Ирина говорит:
0
13.12.2011 15:20   #
Хотя руководитель "чего?", вроде должен быть родительный падеж, т.е. отдела. В любом случае я уточню, спасибо.
Александра
Александра говорит:
0
13.12.2011 16:16   #
Небрежности в переводе портят впечатление.
Подписаться на новые комментарии к этой работе
Добавить комментарий
Ваше имя Обязательное поле
Ваш email Обязательное поле    Ваш email не будет опубликован
Комментарий:
Защитный код
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>

 

 

Статистика конкурса

всего (сегодня)
Пользователи: 174 (0)
Переводы: 0 (0)
Комментарии: 48635 (376)
Иллюстрации: 0 (0)

Последние события

eemperafa: <strong><a href="http://www.rideonrockband.c…">canada goose womens parka</a></strong> | <strong><a href="http://www.rideonrockband.c…">canada goose accessories</a></strong>
eemperafa: <strong><a href="http://www.taflon.it/watche…">vigilanza del carro armato delle signore</a></strong> | <strong><a href="http://www.taflon.it/watche…">vigilanza
eemperafa: <ul><li><strong><a href="http://www.fabiolottero.it/…">moncler shop london</a></strong></li><li><strong><a href="http://www.fabiolottero.it/…">moncler bady jacket</a></strong></li><li><strong><a href="http://www.fabiolottero.it/…">moncler official site</a></strong></li></ul><br>
eemperafa: <ul><li><strong><a href="http://www.624palestre.it/g…">where to buy canada goose in toronto</a></strong></li><li><strong><a href="http://www.624palestre.it/g…">where to
eemperafa: <ul><li><strong><a href="http://www.soloyoga.eu/goos…">canada goose seattle</a></strong></li><li><strong><a href="http://www.soloyoga.eu/goos…">canada goose size chart</a></strong></li><li><strong><a href="http://www.soloyoga.eu/goos…">canada goose
eemperafa: <strong><a href="http://www.rifinizionepenny…">pandora a</a></strong><br> <strong><a href="http://www.rifinizionepenny…">pandora a</a></strong><br> <strong><a href="http://www.rifinizionepenny…">pandora first woman</a></strong><br>
eemperafa: <strong><a href="http://www.elettromax.com/n…">ugg official site</a></strong><br> <strong><a href="http://www.elettromax.com/n…">ugg slipper</a></strong><br> <strong><a href="http://www.elettromax.com/n…">ugg official
eemperafa: <ul><li><strong><a href="http://www.guidedtoursinflo…">cheapest pandora jewellery</a></strong></li><li><strong><a href="http://www.guidedtoursinflo…">pandora uk</a></strong></li><li><strong><a href="http://www.guidedtoursinflo…">pandora pc</a></strong></li></ul><br> <a href="http://www.guidedtoursinflo…">pandora
eemperafa: <strong><a href="http://www.dafnezikos.it/cl…">women in christian louboutins</a></strong><br> <strong><a href="http://www.dafnezikos.it/cl…">women in christian louboutins</a></strong><br>
eemperafa: <strong><a href="http://www.joysrecord.it/pa…">pandora pc</a></strong> | <strong><a href="http://www.joysrecord.it/pa…">pandora pc</a></strong> | <strong><a href="http://www.joysrecord.it/pa…">on
Все события

Партнеры конкурса