Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь в конкурсе


Авторизация

Регистрация

Войти через loginza
Ваше имя
Ваш email
Пароль
Повторите пароль
Защитный код

Long Lost - Ушедшие и воскресшие

17.10.2011
Обсудите эту работу с друзьями!
Оригинал: Long Lost, Harlan Coben
Перевод с английского: Александр
Руки Лефевра и Берланда потянулись к карманам. Я ожидал, что увижу пистолеты, но оба достали красные нарукавные повязки с надписью «Полиция» и водрузили их на свои бицепсы. Оглянувшись налево, я заметил полицейских в гражданской одежде. Они шли к нам.

Оставаясь на месте, я развёл руки в стороны, чтобы полиция их чётко видела. Что здесь случилось, неизвестно, поэтому лучше не делать резких движений.

Я не сводил глаз с Берланда. Он подошёл к нашему столу, посмотрел сверху на Терезу и сказал нам обоим: «Следуйте за нами, пожалуйста».

– В чём дело? – спросил я.

– Поговорим об этом в участке.

– Мы арестованы?

– Нет.

– Тогда мы никуда не пойдём, пока вы не объясните причину задержания.

Берланд улыбнулся и посмотрел на Лефевра. Тот улыбнулся, не выпуская из губ зубочистку. «В чём дело?» – спросил я.

– Вы думаете, вы в Америке, мистер Болитар?

– Нет, но полагаю, что нахожусь в демократической стране с неотъемлемыми правами. Или ошибаюсь?

– Во Франции нет "прав Миранды"*. Нам не требуется предъявлять обвинение для ареста. По сути, я могу задержать вас обоих на двое суток из прихоти.

Берланд подошёл ближе, поправил очки, вытер ладони о свои штаны: «Итак, предлагаю ещё раз. Следуйте за нами».

– С удовольствием, – согласился я.

***
Я вошел во внутренний двор здания на набережной Офевр, 36, оно известно, как управление французской полиции. Знаменито не меньше, чем Скотланд Ярд или ФБР.

– У-ух, ты-ы – я намеренно растягивал слово, вглядываясь в окно, – большой дом.

Берланд воздел руки: «Здесь не занимаются дорожными нарушениями».

Торжество французского духа. Управление полиции выглядело мощной крепостью, грозной и великолепной.

– Впечатляет, а?

– У вас даже полицейские участки – шедевры архитектуры.

– Погодите, вы ещё не видели, что внутри.

Мы вошли, и я сразу понял сарказм Берланда. Контраст между фасадом и внутренним видом был подобен удару хлыста. То, что снаружи – это на века, а внутри все прелести, сравнимые с общественными туалетами вдоль автострады в Нью-Джерси. Когда-то белые стены за прошедшие годы потемнели и пожелтели, и на них не было ни картин, ни каких-либо декоративных украшений, если не считать бесчисленных отметин и пятен, похожих на следы обуви. На полах – линолеум, что казалось невероятным для здания, построенного в 1957 году.

Насколько я могу судить, лифта не было. Мы волокли ноги по бесконечной лестнице, французскому варианту «дорожки арестованного». Казалось, подъём занял вечность.

– Сюда.

Открытая электропроводка пересекала потолок во всех направлениях. Куда только смотрит пожарная охрана? Я следовал за Берландом по коридору, где мы прошли мимо микроволновки, стоящей прямо на полу. Вдоль стены громоздились принтеры, мониторы и компьютеры.

– Вы переезжаете?

– Нет.

Он проводил меня в камеру, размером где-то два на два метра со стеклянной стеной вместо решётки. Две спальные полки были подняты и закреплены к стенам в углу наподобие буквы V. На них положили тонкие матрацы, больше похожие на голубые борцовские маты, я помнил такие в спортзале нашей школы. А на матрацах – вспомните дешёвые авиалинии, свёртки из оранжевых одеял, потёртых и линялых, когда ими долго пользуются без замены.

Берланд гостеприимно развёл руки, словно метрдотель в Максиме.**

– Где Тереза?

Берланд пожал плечами.

– Мне нужен адвокат, – потребовал я.

– А мне – жемчужная ванна с Катрин Денёв, – сострил он.

– Вы хотите сказать, что у меня нет права на присутствие адвоката во время допроса?

– Это верно. Вы можете поговорить с адвокатом перед допросом, но его присутствие не разрешено. И буду честен с вами, требование адвоката, это как бы признание вины. Что настраивает меня против вас, поэтому не советую. Располагайтесь удобнее.

Он ушёл. Я принялся размышлять, стараясь не ёрзать. Матрацы, они же спортивные маты, были липкими, и мне не хотелось знать, от чего. Пахло чем-то тошнотворным, эдакая смесь ароматов страха, пота и, э-э, прочих телесных жидкостей. Вонь забивала мне ноздри, схватывая дыхание. Миновал час. Я услышал, как загудела микроволновка, затем охранник принёс обед. Ещё один час прошёл.

Когда Берланд вернулся, я стоял, опираясь спиной о чистое пятно, обнаруженное мною на стеклянной стене.

– Надеюсь, вы устроились с комфортом?

– Обед разочаровал, – ответил я. – Не ожидал, ведь я в Париже, хоть и в тюрьме.

– Лично переговорю с шеф-поваром.

Берланд отомкнул стеклянную дверь и вывел меня в коридор. Я ждал, что меня отконвоируют в комнату для допросов, но ошибся. Мы остановились у двери с табличкой GROUPE BERLEAND. Я обернулся.

– Вас зовут Гроуп?

– Это у вас юмор такой?

Мы вошли. Я решил, что Groupe, скорей всего означает «отдел», судя по тому, что увидел в комнате. Думаю, не ошибся. Там были шесть столов, втиснутые внутрь офиса, который вряд ли назовешь просторным, даже если бы стол оказался всего один. Похоже, мы находились в мансардном этаже с наклонным потолком. Мне пришлось пригнуться на входе.

За четырьмя столами работали офицеры, судя по всему, сотрудники Отдела Берланда. Перед ними мерцали компьютерные мониторы, старые модели, что занимают чуть ли не половину рабочего места. В глазах пестрело от семейных фото, спортивных баннеров, постеров Кока-колы, календарей с обнажёнными женщинами – вся атмосфера не соответствовала уровню главного полицейского управления, но всё-таки была выше, чем в подсобке магазина автозапчастей в Хобоконе.***

– Отдел Берланда, значит вы тут главный? – спросил я.

– Я капитан уголовной полиции, а это моя команда. Садитесь.

– Сюда?

– Сюда. За стол Лефевра. Возьмите его стул.

– У вас нет комнаты для допросов?

– Вы всё думаете, что находитесь в Штатах? Мы допрашиваем здесь, в отделе.

Казалось, присутствующим офицерам не было до нас дела. Двое наслаждались кофе и болтовнёй. Другие печатали. Я сел и увидел на столе коробку, из которой торчали салфетки. Берланд выдернул одну и принялся тщательно протирать руки.

– Расскажите мне о ваших отношениях с Терезой Коллинз, – попросил он.

– Зачем?

– Потому что мне нравится быть в курсе последних сплетен. – За шутливым тоном послышались стальные нотки. – Расскажите, что вас связывает.

– Я не видел её восемь лет, – ответил я.

– И всё же вы встретились.

– Да.

– Зачем?

– Она позвонила и предложила провести несколько дней в Париже.

– А вы всё бросили и немедленно полетели?

Я промолчал и лишь приподнял брови в ответ.

– Что, снова не попал в привычный для вас стереотип француза, а? – улыбнулся он.

– Я уже беспокоюсь за вас, Берланд.

– Итак, вы прилетели на романтическое свидание?

– Нет

– А для чего?

– Я не знаю, почему ей захотелось, чтобы я приехал. Я просто почувствовал – она в беде.

– И вы решили помочь?

– Да.

– А вы знали, что ей требуется ваша помощь?

– Пока не прибыл? Нет.

– А сейчас?

– Да, знаю.

– Вы не против, рассказать мне?

– А у меня есть выбор? – полюбопытствовал я.

– Фактически, нет.

– Пропал её бывший муж. Он позвонил ей и сказал, что им надо срочно обсудить важное дело, а после – исчез.

Мне показалось, я удивил Берланда, то ли моим ответом, то ли тем, что пошёл на сотрудничество. Но меня тревожили свои подозрения.

– Итак, миссис Коллинз позвонила вам, чтобы… вы помогли найти бывшего мужа?

– Именно так.

– Почему вас?

– Она думает, что я не плох в таких делах.

– Помнится, вы заявляли, что вы работаете агентом эстрадных артистов, представляете их интересы. Каким образом это связано с поиском пропавших?

– Мой бизнес тесно переплетён с частной жизнью клиентов. Агента часто зовут на помощь в самых невероятных ситуациях.

– Понятно, – кивнул Берланд.

Вошёл Лефевр. С неизменной зубочисткой в губах. Он почесал щетину на лице, встал справа от меня и пронзил взглядом. Дамы и господа, встречайте Плохого Копа. Я глянул на Берланда, как бы вопрошая «Нужна ли эта игра?» Тот пожал плечами.

– Вы ведь неравнодушны к миссис Коллинз, так?

– Да.

Лефевр, слегка переигрывая, добавил жёсткости во взгляде. Он медленно вынул зубочистку изо рта и рявкнул: «Лживый щит!»

– Простите?

– Ты, – сказал он гневно с тяжёлым акцентом, – ты лживый щи-ит!****

– А вы лежачий.

Берланд уставился на меня

– Щит и shit, разницу чувствуете.

Берланд зримо скис, не стал бы его винить за это.

– Вы любите Терезу Коллинз? – спросил он.

– Не знаю, – я предпочёл говорить правду.

– Но вы близки?

– Я не видел её много лет.

– Но ведь разлука ничего не изменила, так?

– Думаю, не изменила.

– Вы знакомы с Риком Коллинзом?

Не знаю почему, но услышав это, я удивился, получается Тереза взяла его фамилию, впрочем, они встретились студентами, и это было бы естественным.

– Нет, не знаком.

– Никогда не встречались?

– Никогда

– Что можете сказать о нём?

– Ни-че-го.

Лефевр взялся за моё плечо и слегка сжал: «Лживый щи-и-ит».

Я оглянулся на него.
– Скажите, это ведь не та же зубочистка из аэропорта? Если та же самая, то мы разговариваем в условиях жуткой антисанитарии.

– Значит, миссис Коллинз права? – спросил Берланд.

Я повернулся к нему: «В чём?»

– Что вы спец в поисках людей?

Я пожал плечами: «Думаю, я знаю, где Рик Коллинз».

Берланд глянул на Лефевра. Тот слегка вытянулся.

– Ого! И где же?

– В ближайшем морге, – сказал я. – Кто-то убил его.

===
*) Права Миранды – набор прав, которые в США зачитывают при аресте, право на адвоката, на телефонный звонок, молчание и т.д.
**) Максим – знаменитый парижский ресторан.
***) Хобокон – город в Нью-Джерси, США.
****) Игра слов. Лефевр вместо английского shit (дерьмо) произносит sheet (простыня), на что главный герой обзывает его pillowcase (наволочкой). При этом «lying» имеет два значения: 1) лживый, 2) лежащий.
Александр
Long Lost
Both Lefebvre and Berleand reached into their pockets. I thought that they'd pull out guns, but both produced red arm-bands with the word "police" written on them. They slipped them up to their biceps. I looked left and saw uniformed cops heading toward us.

I did not move. I kept my hands to the sides where they could clearly see them. I had little idea what was happening here, but this was no time for sudden moves.

I kept my eyes on Berleand's. He approached our table, looked down at Terese, and said to both of us, "Will you please come with us?"

"What's this about?" I asked.

"We can talk about that at the station."

"Are we under arrest?" I asked.

"No."

"Then we're not going anywhere until we know what this is about."

Berleand smiled. He looked at Lefebvre. Lefebvre smiled through the toothpick. I said, "What?"

"Do you think this is America, Mr. Bolitar?"

"No, but I think this is a modern democracy with certain inalienable rights. Or am I wrong?"

"We don't have Miranda rights in France. We don't have to charge you to take you in. In fact, I can hold you both for forty-eight hours on little more than a whim."

Berleand got closer to me, pushed up the glasses again, wiped his hands on the sides of his pants. "Now again I ask: Will you please come with us?"

"Love to," I said.

***

I had entered the courtyard of 36 quai des Orfevres – the renowned French police headquarters. Think Scotland Yard. Think Quantico.

"Soooo," I said, stretching the word out, gazing through the window, "whatever this is, it's big."

Berleand turned both palms up. "We don't process traffic violations here."

Count on the French. The police headquarters was fortress solid and intimidating and gigantic and absolutely gorgeous.

"Impressive, no?"

"Even your police stations are architectural wonders," I said.

"Wait until you see the inside."

Berleand, I quickly learned, was being sarcastic again. The contrast between the façade and what lay inside was whiplash stark. The outside had been created for the ages; the interior held all the charm and personality of a public toilet along the New Jersey Turnpike. The walls were off-white, or maybe they'd been white but had yellowed over the years. They had no paintings, no wall hangings of any kind, but enough scuff marks to make me wonder if someone had maybe run across them with dress shoes. The floors were made up of linoleum that would have been deemed too dated for tract housing in 1957.

There was no elevator as far as I could tell. We trudged up a wide staircase, the French version of a perp walk. The climb seemed to take a long time.

"This way."

Exposed wires crisscrossed the ceiling, looking like central casting for a fire hazard. I followed Berleand down a corridor. We passed a microwave oven sitting on the floor. There were printers and monitors and computers lining the walls.

"You guys moving?"

"No."

He led me to a holding cell, maybe six by six. Just one. It had glass where there might normally be bars. Two benches attached to the walls formed a V in the corner. The mattresses were thin and blue and looked suspiciously like the wrestling mats I remembered from junior high school gym class. A threadbare blanket of burnt orange, like something a bad airline had used for too long, lay folded on the bench.

Berleand spread his arm like a maître d' welcoming me to Cafe Maxim's.

"Where's Terese?"

Berleand shrugged.

"I want a lawyer," I said.

"And I want to take a bubble bath with Catherine Deneuve," he countered.

"Are you telling me I don't have the right to have a lawyer present during questioning?"

"That's correct. You can talk to one beforehand, but he will not be present during questioning. And I will be honest with you. It makes you look guilty. It also makes me grumpy. So I would advise against it. In the meantime, make yourself comfortable."

He left me alone. I tried to think it through, not making any rash moves. The wrestling-mat mattress was sticky and I didn't want to know from what. The smell in here was rancid – that horrible combo of sweat and fear and, uh, other bodily fluids. The stench climbed into my nostrils and hung tight. An hour passed. I heard the microwave. A guard brought me food. Another hour passed.

When Berleand came back, I was leaning against a somewhat clean spot I'd found on the glass wall.

"I trust your stay was comfortable."

"The food," I said. "I expected better food, this being a Parisian jail and all."

"I will speak to the chef personally."

Berleand unlocked the glass door. I followed him down the corridor. I expected him to take me to an interrogation room, but that wasn't the case. We stopped in front of a door with a little sign next to it that read GROUPE BERLEAND. I looked at him.

"Your first name is Groupe?"

"Is that supposed to be funny?"

We entered. I figured Groupe probably meant "Group" and judging by what was inside the room I guess I was right. Six desks were crammed into an office that wouldn't be called spacious if there had been only one. We must have been on the top floor because the mansard roof caused the ceiling to slant across most of the room. I had to duck when I walked in.

Four of the six desks were currently taken by what I assumed were other officers, part of Groupe Berleand. There were old-fashioned computer monitors, the kind that took up nearly half the desk space. Family pictures, banners of favorite sports teams, a poster for Coke, a calendar with hot women – the whole atmosphere was less a top–level police headquarters and more a muffler shop backroom in Hoboken.

"Groupe Berleand," I said. "So you're the chief?"

"I'm a captain in the Brigade Criminelle. This is my team. Sit."

"What, here?"

"Sure. That's Lefebvre's desk. Use his chair."

"No interrogation room?"

"You keep thinking you're in America. We conduct all interviews in the team office."

The other officers seemed oblivious to our doings. Two were enjoying coffees and chatting. The other typed at his desk. I sat. There was a box of wipes on his desk. Berleand plucked one out and started with the hand cleaning again.

"Tell me about your relationship with Terese Collins," he said.

"Why?"

"Because I enjoy being up to date on the latest gossip." There was steel beneath the quasi-humor. "Tell me about your relationship."

"I haven't seen her in eight years," I said.

"And yet here you two are."

"Yes."

"Why?"

"She called and invited me to spend a few days in your city."

"And you just dropped everything and flew over?"

My reply was a simple eyebrow arch.

Berleand smiled. "I almost blew another French stereotype, eh?"

"You're worrying me, Berleand."

"So you came for a romantic rendezvous?"

"No."

"Then?"

"I didn't know why she wanted me to come. I just sensed that she was in trouble."

"And you wanted to help?"

"Yes."

"Did you know what she needed help with?"

"Before I arrived? No."

"And now?"

"I do, yes."

"Would you mind telling me?"

"Do I have a choice?" I asked.

"Not really, no."

"Her ex-husband is missing. He called her, said he had something urgent to discuss with her, and then he vanished."

Berleand seemed surprised by either my answer or the fact that I was being so cooperative. I had my suspicions which.

"So Ms. Collins called you to, what, help find him?"

"Exactly.

"Why you?"

"She thinks I'm good at that sort of thing."

"I thought you told me you were an agent. That you represented entertainers. How does that make you good at finding missing people?"

"My business is a rather personal one. I'm called on to do a lot of bizarre things for my clients."

"I see," Berleand said.

Lefebvre came in. He still had the toothpick. He stroked his facial growth and stood to my right and stared nails at me. Ladies and gentlemen, meet Bad Cop. I looked at Berleand as if to say, Is this really necessary? He shrugged.

"You care about Ms. Collins, don't you?"

"Yes."

Lefebvre, playing his role to the hilt, stared more nails at me. He slowly took the toothpick out of his mouth and said, "Lying sheet!"

"Excuse me?"

"You," he said with an angry, thick French accent. "You are a lying sheeet!"

"And you," I countered, "are a lying pillowcase."

Berleand just stared at me.

"Sheet," I said. "Pillowcase. Get it?"

Berleand looked mortified. Couldn't blame him.

"Do you love Terese Collins?" he asked.

I stayed on the truth train. "I don't know."

"But you're close?"

"I haven't seen her in years."

"That doesn't change anything, does it?"

"No," I said. "I guess not."

"Do you know Rick Collins?"

For some reason, hearing him say it, I was surprised Terese took his name, but of course, they met in college. It would be natural, I guess. "No."

"Never met him?"

"Never."

"What can you tell me about him?"

"Not a damn thing."

Lefebvre put his hand on my shoulder and squeezed just a little. "Lying sheeet."

I looked back at him. "Please tell me that's not the same toothpick from the airport. Because if it is, we are talking seriously unsanitary."

Berleand said, "Is Ms. Collins correct?"

I turned back to him. "About what?"

"Are you good at finding people?"

I shrugged. "I think I know where Rick Collins is."

Berleand looked at Lefebvre. Lefebvre stood a little straighter.

"Oh? Where is he?"

"A nearby morgue," I said. "Somebody murdered him."
Harlan Coben
Harlan Coben
Вернуться к началу перевода
Обсудите эту работу с друзьями!
 
  При использовании авторских материалов указание автора
и ссылка на страницу конкурсной работы обязательны
Ваши голоса
Блестяще! 0 голосов
 
30 баллов за голос
Что-то в этом есть 2 голоса
 
20 баллов за голос
Не впечатлило 3 голоса
 
10 баллов за голос
Разочаровало 2 голоса
 
5 баллов за голос
Статистика     *данные на 03:00 (Москва, GMT+3)
Место в рейтинге Проза: 131
Средняя оценка: 11.43
Итоговая оценка: 10.00
Общее число оценок: 7
Число комментариев: 9
Число посещений страницы: 3481
< Предыдущий перевод Следующий перевод >
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>
Комментарии:    9
Марго
Марго говорит:
0
17.10.2011 13:11   #
Что ж, Александр, Вы по-прежнему в своем репертуаре: опять остановились на самом интересном месте. :) Но и в этой "преамбуле", безусловно, "что-то есть". Спасибо.

Некоторые замечания:

>> оба достали красные нарукавные повязки с надписью «Полиция» и водрузили их на свои бицепсы

Я думаю, "водрузить" (что означает установить, укрепить) повязки нельзя. С учетом контекста и стиля изложения я выбрала бы глагол "нацепить".
_______________

>> не выпуская из губ зубочистку

Держать зубочистку одними губами практически невозможно. А чтобы избежать повтора однокоренных (зубы, зубочистка), я бы сказала: "Не выпуская зубочистки изо рта".
________________

>> полагаю, что нахожусь в демократической стране с неотъемлемыми правами.

Здесь все же не страна с правами, а человек. Может, поправить как-то так: "нахожусь в демократической стране и обладаю неотъемлемыми правами"? Немного искусственно это "обладание", однако и само заявление несколько высокопарно, так что, на мой взгляд, не так уж плохо. Хотя, Вы сможете подобрать глагол и получше.
________________

>> контраст между фасадом и внутренним видом был подобен удару хлыста.

Не сам контраст, а впечатление от этого контраста.
________________

И "наволочка" как-то не прозвучала, несмотря на сноску. То есть в самом переводе эта игра слов пропала.
Александр
Александр говорит:
0
17.10.2011 13:52   #
Спасибо, Марго!
Всё по делу. Ваша помощь неоценима.
Насчёт игры слов "дерьмо-простыня-наволочка" с определениями "лживый-лежащий" я ломал голову два выходных дня, но не осилил.
Если читаете на английском и любите саспенс, попробуйте найти Just One Look этого автора. Затягивает с первой страницы и не отпускает, пока не перевернёшь последнюю.
Юлия Рац
Юлия Рац говорит:
0
17.10.2011 14:25   #
Александр, с этой игрой слов надо обязательно что-то придумать, подобрать пусть АБСОЛЮТНО ДРУГУЮ пару, но чтобы каламбур "заиграл".
Все остальное -это мелочь: Не Офевр 36, а Орфевр; "чистое пятно" - если это шутка, то надо хотя бы "самое чистое пятно", если всерьез, то это оксюморон; "схватывая дыхание" - говорят:"у меня перехватило дыхание"; "Помнится, вы заявляли, что ВЫ работаете" -без второго "вы" легко обойтись.
Текст увлекает сразу, "что-то в этом есть"
Александр
Александр говорит:
0
17.10.2011 14:37   #
Спасибо, Юлия.
Глянул Вашу страничку. О! Вы переводите с французского! Поэтому сразу заметили неточность с адресом, а вот вордовский спелчеккер пропустил. Прям беда с ним.
С каламбуром, наверное, будет так: пройдёт много дней и вдруг меня осенит, но Конкурс к этому времени уже закончится.
Юлия Рац
Юлия Рац говорит:
0
17.10.2011 15:04   #
Александр, бог с ним, с Конкурсом, новый будет; а каламбур выкидывать ни в коем случае нельзя. Однажды Вас осенит, так всегда бывает.
Платонида Белухина
Платонида Белухина говорит:
0
17.10.2011 16:46   #
uniformed - это как раз в мундире (униформе)
Марго
Марго говорит:
0
17.10.2011 19:02   #
>> Если читаете на английском и любите саспенс, попробуйте найти Just One Look этого автора

Нет, Александр, я плохо читаю на английском и не слишком-то люблю саспенс. Но когда Вы переведете всю книгу и опубликуете, -- прочту с удовольствием. :))
Александр
Александр говорит:
0
17.10.2011 21:05   #
Платонида!
Точно, проверил по оригиналу (думал, что при перепечатке пропустил отрицательную приставку "un"), действительно, полицейские были одеты "по форме". Спасибо, у Вас глаз-алмаз.

Марго,
Just One Look переведён на русский (не мной, конечно) и есть в каталогах интернет-магазинов. Но мне посчастливилось прочитать в оригинале и никакой перевод этого триллера меня не устроит.
ppst ppst
ppst ppst говорит:
0
27.10.2017 08:13   #
In England, the arme blanche theory for a moment seemed to be in great danger. Some prompt and decisive counter-stroke was indispensable. There could be no compromise here, nothing but a bold lunge straight at the heart would suffice to fell the now formidable heresy. 329What form did the stroke take? I give it in the words of General Sir John French:


“That the Cavalry on both sides in the recent war did not distinguish themselves or their arm is an undoubted fact, but the reason is quite apparent. On the Japanese side they were indifferently mounted, the riding was not good, and they were very inferior in numbers, and hence were only enabled to fulfil generally the r?le of Divisional Cavalry, which they appear to have done very well. The cause of failure on the Russian side is to be found in the fact that for years they have been trained on exactly the same principles which these writers” (i.e., advocates of mounted riflemen) “now advocate. They were devoid of real Cavalry training, they thought of nothing but getting off their horses and shooting; hence they lamentably failed in enterprises which demanded, before all, a display of the highest form of the ‘Cavalry spirit’” (Introduction to Bernhardi, p. xxvii.).


It is true that these words were published in 1906, when information was still limited; but they appear unmodified in the edition of 1909, and they are in strict accordance with the theory on which our Cavalry are at this moment trained. To bring them into line with the facts as now known would be to declare the arme blanche theory a myth, and to shatter the system based on it.


But before approaching the facts, I propose, as in Chapter XII., to criticize the attitude of mind which permits a high Cavalry authority to brush aside with such confidence another great war in which the sword and lance fell into complete oblivion. It seems to be perfectly useless for critics of those weapons to heap up masses of modern evidence against them and to prove that there is not a tittle of evidence for them, if we cannot also show to the public the kind of way in which the problem is viewed by those responsible for their retention.


Подписаться на новые комментарии к этой работе
Добавить комментарий
Ваше имя Обязательное поле
Ваш email Обязательное поле    Ваш email не будет опубликован
Комментарий:
Защитный код
Обсуждаем эту и другие работы на Форуме Конкурса >>>

 

 

Статистика конкурса

всего (сегодня)
Пользователи: 177 (0)
Переводы: 0 (0)
Комментарии: 52956 (59)
Иллюстрации: 0 (0)

Последние события

eemperafa: <strong><a href="/">omega watches on sale</a></strong> <br> <strong><a href="/">omega watches replica</a></strong>
eemperafa: <strong><a href="/">swiss replica watches aaa+</a></strong> <br> <strong><a href="/">swiss replica watches</a></strong>
eemperafa: <strong><a href="/">best swiss replica watches</a></strong> <br> <strong><a href="/">best replica watches</a></strong>
eemperafa: <strong><a href="/">best swiss replica watches</a></strong> <br> <strong><a href="/">best replica watches</a></strong>
eemperafa: <strong><a href="/">pens</a></strong> <br> <strong><a href="/">mont blanc pens</a></strong> <br> - $122.00
eemperafa: <strong><a href="/">omega watches on sale</a></strong> <br> <strong><a href="/">omega watches replica</a></strong>
eemperafa: <strong><a href="/">moncler sale</a></strong> <br> <strong><a href="/">moncler outlet store</a></strong> <br> <a
eemperafa: <strong><a href="/">swiss replica watches aaa+</a></strong> <br> <strong><a href="/">swiss replica watches</a></strong>
eemperafa: <strong><a href="/">best swiss replica watches</a></strong> <br> <strong><a href="/">best replica watches</a></strong>
eemperafa: <strong><a href="/">swiss replica watches aaa+</a></strong> <br> <strong><a href="/">swiss replica watches</a></strong>
Все события

Партнеры конкурса